Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая




НазваНик Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая
Сторінка15/32
Дата конвертації18.10.2013
Розмір7.74 Mb.
ТипКнига
mir.zavantag.com > Военное дело > Книга
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   32
ГЛАВА IV
– Ты видишь? – негромко и печально обратилась ко мне нежная Фелосте. Она никогда не вмешивалась ни в какие войны, ее Ученицы всегда были знаменитыми врачевательницами. – Ты видишь, что натворил? Тьма поглощает Храм Солнца. Исполняются самые древние и мрачные пророчества. Боги сходят на землю. Наступает час расплаты... – Она закрыла лицо ладонями и отвернулась.

Я и сам со все возрастающим изумлением следил за расползающимся над Храмом непроглядным пятном Темноты. Откуда она взялась там? И где Хаген?! Я видел его войско, растерянные тысячники, несмотря ни на что, пытались навести порядок, немногочисленные уцелевшие орки сбились в кучу и глазели на растекающееся облако мрака с безумной надеждой в отсвечивающих красным глазах... Хаген остался где-то там, внутри, под непроницаемой даже для моего взгляда завесой. Что же он сделал, во имя всемогущего Орлангура, что?!

Наверное, последние слова я выкрикнул вслух; и как бы в ответ на свой крик внезапно услыхал негромкий хрипловатый бас, раздавшийся, словно из-под земли, и мощен он был почти так же, как и ее самые глубокие основы.

– Он Светом ударил о Свет, – произнес бас. – Он открыл дорогу Темноте, но это и к лучшему – на земле не может стоять вечный день, она тоже нуждается в отдыхе.

От этого голоса все в комнате заходило ходуном. Читающий Заклятья, похоже, лишился чувств. Видение Замка Всех Древних погасло, остались лишь очертания Храма, и окутавшие его верхние ярусы слои Темноты. Обратившийся ко мне голос заставил трепетать каждую мою жилку – не от страха, а потому что этому голосу отвечало все мое существо, не спрашивая при этом моего соизволения.

– Великий Орлангур... – медленно произнес я, еще не веря в случившееся. Сознание уже было готово взорваться целым роем суматошных мыслей, но Дух Познания опередил меня.

– Я слежу за тобой с интересом, Маг, – прозвучал его голос. – Не останавливайся. Иди дальше. С твоим Учеником ничего не случилось... пока. Он закрыл себя Завесой Тьмы, хлынувшей в открытые ей ворота. В ткани Реальности возник разрыв, и Дальняя Темнота, мрак от самых границ Великого Хаоса, ворвалась в самую сердцевину Упорядоченного. Молодые Боги вот-вот начнут действовать, я ощущаю их движение. Демогоргон, брат мой, тоже смотрит на тебя, помни об этом; надеюсь, ты поймешь, в чем твой долг. Теперь прощай! Жди атаки на твой остров!..

Я был так потрясен, что с трудом добрался до кресла. Никогда еще никто из Магов моего Поколения не удостаивался чести беседовать с Великим Орлангуром. Дух Познания не подчинялся никому, он стоял вровень с самим Творцом и доселе никогда, насколько я знал, не вмешивался в дела нашего Мира в открытую. Что же случилось? Что делать с разрывом Реальности? Вряд ли это такая уж приятная вещь для нашего Хьёрварда. Что делать с Богами, если они сейчас ринутся на нас из Обетованного? Мы так старались усыпить Пса, чтобы не привлечь Их внимание раньше времени; неужели все труды напрасны? И что стоит за словами «Демогоргон смотрит на тебя...»? Какой Долг я должен исполнить, что ждет от меня Соборный Дух Земли, существо, принимающее в себя души всех расстающихся с плотской жизнью существ, брат Орлангура, второй Столп Третьей Силы, как называют эту пару?..

Но, как бы то ни было, мне ясно дали понять, что Третья Сила скорее склонна помочь мне, чем безучастно взирать на происходящее. Молодым Богам будет, о чем задуматься, когда они узнают, что Дух Познания удостоил меня беседой!

Придя в себя, я поспешил восстановить связь с Читающим Заклятья. Тот по-прежнему пребывал в трансе – храбростью он не отличался, и голос Великого Орлангура поверг его в безумную панику, он клял все на свете – себя, меня, все наше предприятие, за которое неизбежно придется расплачиваться. Мне пришлось, скрипя сердце, тратить силы на Заклятье Твердости, которое я применил к своему сотоварищу. Только после этого я смог добиться от него хоть какого-то действия.

А вокруг действительно творилось нечто невообразимое. Еще шел бой на ближних подступах к Хединсею, еще штурмовавшие нас чужие корабли пытались, безжалостно тараня друг друга, уйти от пожара, поглотившего две трети их флота, а на нас уже начиналась новая атака. Шендар и иже с ним спешили выслужиться перед Молодыми Богами, мощь Замка Всех Древних пришла в движение. Сгустившиеся было вокруг острова тучи мало-помалу стали уползать прочь, в разные стороны, жалкими рваными лохмотьями, их отступление было столь же бесславным, как и конец устроенного Макраном и Эстери нападения. Лик Ямерта коснулся горизонта; небо над островом темнело. Схватки на бастионах Хединсея стихали, дружинники Хагена добивали последних сопротивлявшихся, вязали пленных – тех ждала незавидная участь, они всецело зависели от милости пленивших и даже не имели надежды, бежав, самим отыскать дорогу домой – он ведь остался в иных Мирах...

С восходного края Вышнего Купола, как порой именуют небо Мудрые, с уже потемневшего горизонта прямо на Хединсей устремилась крошечная светящаяся точка. Постепенно она увеличивалась, превратившись в золотистое облачко; еще несколько минут – и я увидел, выглянув в бойницу, что оно состоит из тысяч и тысяч блистающих мелких кристаллов.

«Что слышишь?» – обратился я к Читающему.

«Сотворена великая волшба, – ответил он слабым от страха голосом. – Все ваше Поколение объединилось. Они отворили двери и выпустили дремавшую голодную силу, она пуста внутри, она желает насытиться, а пища ее – ты и твоя мощь! А заодно она пожрет и меня... – добавил он почти плаксиво. – Они подгоняют ее, они вливают в нее все больше и больше... все больше и больше порыва, ваш Столп весь окутан мглой...»

Шендар не нашел ничего лучше, как выпустить против меня Алчущие Звезды, как мы называли их. Древнее, испытанное оружие Магов предшествующих Поколений; так они не раз и не два расправлялись с непокорными. Этой живой туче довелось увидеть свет и на моей памяти – когда подавляли бунт колдунов одного из людских королевств. (Это захватывающая и поучительная история, но я расскажу ее как-нибудь в другой раз, слишком уж она длинна.) Попытались усмирить с ее помощью и Ракота – когда еще не знали, какими силами он овладел в действительности, и Мерлин рассчитывал справиться сам, без помощи Молодых Богов. И это был единственный случай, когда оружие Древних оказалось бессильно против Мага нашего Поколения. Алчущие Звезды, создания, поглощающие, высасывающие саму душу творящего заклятья, разбились, точно прибой о скалу, не справившись с воздвигнутыми у них на пути исполинскими бастионами, сложенными самым средоточием, сутью Тьмы. Ракот отразил атаку, потратив громадные силы; столкновение мощи Замка Всех Древних, где распоряжался Мерлин, с напором древней Темноты сорвало с мест небесные сферы, утопило в звездных кострах десятки и сотни Миров, испепелило волнами прокатившегося по всей Реальности пламени бесчисленное множество живых существ – и плотских, и бестелесных; даже неуязвимые Драконы Времени недосчитались нескольких собратьев. Грандиозная судорога, сотрясшая тогда все Сущее, не повредила лишь трем местам: Обетованному, владению Молодых Богов, Замку Всех Древних – соединенными усилиями Маги отбились – да черной твердыне Ракота, там, в глубинах, далеко под самым нижним из Нижних Миров.

Разумеется, я, составляя свой План, не оставил без внимания эту угрозу. Ракот противопоставил ей грубую силу, в то время как надо было действовать хитростью.

Можно было не сомневаться, что Алчущие Звезды, подобно Диску Ямерта, точно нацелены на меня заклятьями Шендара; вдобавок они разумны и никогда не попадутся на столь простую уловку, какую применил мой Ученик в ущелье по пути к Старому Хрофту, спасаясь от оружия Ямерта. Ни силы, почерпнутые в повороте Мира, ни Магия Медленной Воды, вообще никакая Стихийная Волшба не могли остановить их. Они мчатся прямо на искорку моего сознания и сделают все, чтобы погасить ее навсегда, пленив меня в темнице безумия.

Читающий Заклятья что-то жалобно причитал, пока я не велел ему умолкнуть, если только он хочет уцелеть. Когда его хныканье стихло, и я смог сосредоточиться, стая пламенных хищников мчалась уже над недальними морями Ближнего Хьёрварда, как показывала моя модель Мировой Сферы. Посланцев Замка можно было встречать огнем и водой, камнем и сталью – все это они преодолевали не раз, все это было им знакомо. Ну что же! Пришел черед проверить, так ли хорош мой способ, придуманный как раз для этого случая; к сожалению, возможности проверить его на практике мне доселе не представлялось. Я вновь обратился к покрытым пылью незаслуженного забвения старым приемам древнего колдовства. Древние, в упоении своей мощью, создали много такого, смысл чего не смогли уловить и сами, и драгоценнейшие секреты многие тысячелетия оставались под спудом; даже всезнайка Мерлин не докопался до многого из того, что открылось мне за века изгнания, он слишком презирал жалких самоучек-колдунов из рода людей. Конечно, ни один из этих колдунов не обладал чистым знанием, мне приходилось долго очищать крупицы истины от смешных и нелепых нагромождений позднейших толкований.

В дальних пределах Западного Хьёрварда, на островах, омываемых Кольцевым Морем, я услыхал странное предание о повелителе огненных птиц; подобные сказания во множестве слагаются во всех уголках Мира, и сперва я не обратил на рассказчика особого внимания. Речь шла о колдуне, прогневавшем небесные силы, наславшем на него огненных птиц, которые и сожгли его крепость; но сам он не только уцелел, но и сумел загнать этих огненных птиц в такие бездны, что им уже не удалось выбраться... Далее следовали обычные рассуждения, что они с тех времен и жгут изнутри землю, вырываясь наружу, и, когда достигнут поверхности, тут-то и настанет всему конец. Насторожился я не сразу – лишь после того, как сообразил, что описание огненных птиц уж очень напоминает Алчущие Звезды! Я начал осторожные расспросы.

Можно было бы немало рассказать, как я медленно проникал в суть свершившихся давным-давно событий, шаг за шагом пробиваясь к истине; я рылся в древних манускриптах, и сказка мало-помалу начинала облекаться плотью. Сопоставляя разрозненные источники, не брезгуя даже самыми фантастическими, я понял, что речь шла о взбунтовавшемся Ученике одного из Магов Древнего Поколения; он оказался крепким орешком, уничтожить его так просто не удалось, и тогда незадачливый Учитель обратился к мощи Замка Всех Древних. Алчущие Звезды вырвались из долгого заточения, но Ученик доказал, что не зря слушал наставления. Он дал им сжечь свою крепость, но, едва они взялись за него, ловко отгородился от них тут же воздвигнутыми им самим барьерами из мелких окон в иные Миры; обычные двери не остались бы незамеченными Алчущими Звездами, но колдун открывал их настолько быстро, искусно и незаметно, что хищники Замка один за другим пропадали в неведомых безднах. Я занялся способом открытия этих необычных окон и быстро понял, что наши привычные способы тут бессильны:

Древние благоразумно укрыли от нас кое-что из созданного ими. Защититься от Алчущих Звезд известными нам заклятьями, черпающими силы в повороте Мира, было невозможно. И вот тут-то у меня и возникла такая, несуразная на первый взгляд, мысль: а не собираются ли Древние в один прекрасный день вернуться обратно?

Разделы Стихийной Магии, колдовства небесных сфер, тоже не помогали. Я бился долго, перепробовав самые безумные рецепты, не оставив без внимания даже шаманство диких племен; и именно там отыскал решение. Вновь помогли альвийские хроники, в них я нашел упоминание о странном племени, имевшем дурную привычку бродить по островам, разделенным бурными, почти недоступными для судов проливами; какое-то верховое чутье, как у хорошего охотничьего пса, тотчас подсказало мне, что дело тут нечисто, и я поспешно отправился на дальнюю восточную оконечность Южного Хьёрвада. И там, под бездумно-синим небосводом, на берегах теплых заросших озер, кишащих рыбой и птицей, я отыскал, наконец, решение.

Древние в пору расцвета своего могущества щедро делились с избранными Смертными своими секретами и оставили много странных тоннелей между различными слоями Реальности. Колдуны этого племени попали в Нижние Миры, угодив прямиком во владения Желтых Скорпионов. Эти твари разумны, прожорливы и чрезвычайно опасны. Они изначально умеют одолевать барьеры между Мирами; лишь возведенные Древними в стародавние времена особые бастионы спасают от этой напасти земли Хьёрварда. Столкнувшись с этими существами, колдуны людей, однако, сумели договориться с ними. За плату, взимаемую, как принято у подобных созданий, человеческими жертвами. Скорпионы научили этих колдунов пользоваться небольшими окнами, моментально открываемыми и закрываемыми в случае необходимости. Весь секрет оказался в скорпионьем жале, оно словно бы разрубало Реальность и тотчас зашивало место разрыва. Силу для этого Скорпионы черпали, как ни странно, в том же самом повороте Мира, но использовали его совершенно по-иному. Мне недостало времени разбираться в деталях; я понял, что колдуны островного племени овладели этим искусством, используя переданные им их Учителями сухие скорпионьи жала, взятые от погибших и умерших. Я не замедлил запастись некоторым количеством этих средств и, после нескольких безуспешных попыток, теперь вполне мог потягаться с тем неведомым колдуном в искусстве мгновенного разрывания Реальности.

Я подготовился к встрече Алчущих Звезд и вновь сосредоточился на происходящем у Хагена. Храмом по-прежнему владела Тьма; я не заметил никаких внешних перемен – но тут Читающий Заклятья прямо-таки зашелся в беззвучном крике.

«Большой Бог идет в твой Мир! Большой Бог идет к Храму!»

У меня внутри все похолодело. Ямерт!.. Поддался-таки, поверил, бросился спасать свою цитадель в Хранимом Королевстве от неожиданного вторжения Тьмы!

Я видел, как небо над Столицей словно бы вспорол исполинский меч; голубая толща раздалась, открывая потрясающий вид на бездны далекой Меж-Реальности – черный фон, усыпанный многоцветьем странствующих огней, и блистающие Врата Обетованного – золотая пирамида, уходящая вершиной своей в беспредельность. У подножия этой пирамиды возникло переливающееся всеми цветами радуги свечение, прекрасный мотылек, взмахнувший крылами и устремившийся сюда, к земле... Все это мне показал Читающий Заклятья, пока у меня хватало сил бороться с его постыдным страхом. Он один мог заметить появление Ямерта в нашем Мире, и пока еще о нисхождении наместника Творца никто не знал. Итак, все произошло, как я и рассчитывал. Маги заняты Хединсеем, Боги – Храмом Солнца в Столице, а мне пришла пора исполнять следующую часть моего Плана.

Но прежде чем пуститься в долгий и многотрудный путь, я воплотил, овеществил, облек материей своего астрального двойника, вложив в его грудь давно созданный мной амулет, схожий с тем, что я дал Хагену. Он останется здесь, отвлекая на себя внимание моих врагов, маскируя мое отсутствие...

Мое неодушевленное подобие шевельнулось и, протянув руку, приняло от меня сухое скорпионье жало– Все, что мог этот мой двойник, – это противостоять Алчущим Звездам. Магическая сила будет извергаться из него потоками – я не поскупился; никому и в голову не придет, что Хединсей остался без хозяина. Мне пора вниз, на самую грань Мира.

Но до этого я должен убедиться, что Хаген благополучно выбрался из Храма, не важно, с Диском Ямерта или без него. Я дал знак Читающему.

Моему взору вновь предстал, во всей своей красе, величественный и таинственный Путь Богов, тропа, по которой они изредка нисходят из пределов Обетованного к населенным Смертными и Бессмертными землям. От самой золотой пирамиды прямо навстречу моим взорам пролегла узкая блистающая тропа, образованная изгибами острых алмазных граней на спинах громадных Зверей Меж-Реальности, собратьев Драконов Времени – только в отличие от последних они покорились Молодым Богам и стали служить им. Неизмеримы отделяющие Обетованное от населенных Миров бездны; долог и труден путь через них, но на спинах Зверей Молодые Боги покрывали его очень быстро. Я знал, что там, в Алтарном Чертоге Храма, куда, скорее всего, направляется Ямерт, уже должен был начать проявляться его облик; если мой Ученик там и не успеет разрубить алтарь, его уже ничто не спасет. Но я не мог дозваться его, покрытого непроницаемым темным покровом; мой титул, как я вновь с горечью убедился, – не более чем пустой звук. Я не знал, как пробиться сквозь то, что я, по всеобщему убеждению, «познал».

«Торопись, туча тварей из вашего Замка приближается!» – прокаркал Читающий Заклятья, и это действительно было плохо. Я не мог бросить Хагена на произвол судьбы – и не мог подвергнуть весь План риску провала, оставшись в атакуемой Алчущими Звездами крепости. А что, если?.. Я надвинул поглубже Эритовый Обруч.

– Хрофт! Ответь мне. Это я, Хедин!

– Хо-хо, я давно так славно не гулял! – раздался в ответ зычный и бодрый рык. – Мы гоним этих Видрировых трусов, как последнюю падаль! Мы рассеяли их, и теперь я гонюсь за самим правителем этого жалкого Хранимого Королевства!

– Оставь его в покое, сейчас не до него! Скачи в Столицу, не жалей своего Слейпнира!

– В Столицу? Что там произошло?

– Ямерт идет к своему Алтарю, а Храм закутало тьмою... – Я, как мог короче, объяснил Отцу Дружин случившееся.

– Как давно я ждал этого часа и этих слов... – внезапно произнес Хрофт негромким, но исполненным такой ненависти голосом, что даже мне стало жутко. – Как хорошо, что я встречусь с ним...

– Не вздумай бросаться на Ямерта! – всполошился я. – Не забывай, пока он нам не по зубам! Помоги Хагену, если нужно, ведь алтарь Солнца еще цел!

– Не беспокойся, – отозвался Хрофт. – Конь мой мигом домчит меня до Столицы, а уж Ученика твоего в Храме я как-нибудь да отыщу!

Мы простились.

«Ты рискуешь остаться без души, Маг!» – Читающий Заклятья напомнил мне о приближающихся Алчущих Звездах.

На модели Мировой Сферы я увидел стремительно мелькнувшую звездочку; вглядевшись, я различил крохотную фигурку наездника, скакавшего по воздуху на златогривом восьминогом жеребце. Хрофт не терял времени даром, он уже мчался в Столицу.

Меж стройных ног Слейпнира вилось серебристое пламя, он мчался быстрее птицы, быстрее ветра, потом даже быстрее стрелы...

И все-таки, как я скоро убедился, Отец Дружин не успевал. Радужная бабочка астрального шлейфа Ямерта уже почти достигла неровных краев темного уродливого пятна Мрака, поглотившего Храм.

Они достигли Столицы одновременно, Хрофт и Ямерт, а дальнейшее я уже не смог увидеть – потому что Алчущие Звезды добрались-таки до Хединсея. Я опоздал с уходом, и теперь оставалось лишь одно – выхватить зачарованное жало Желтого Скорпиона из рук моего двойника и попытаться потягаться в умении рыть волчьи ямы в самой ткани Реальности с тем безымянным колдуном, подарившим мне секрет возможного спасения.

Я почувствовал на своей руке невидимые липкие пальцы – это тянулись далеко вперед щупальца тех странных существ, которых я называл Алчущими Звездами, – и почти вслепую отмахнулся жалом, словно обычным мечом, бессознательно произнеся нужную форму заклятья. Чужое прикосновение тотчас исчезло, и я поспешил подняться на самый верх башни, на открытую всем ветрам дозорную площадку.

Снизу, от крепостных площадок и бастионов, уже доносились хриплые тревожные крики; я слышал брань десятников и сотников, спешивших расставить людей по местам и подготовить ответный залп лучников – потому что Алчущие Звезды уже вились над Хединсеем, точно грифы-стервятники, и, когда внезапно удлиняющийся огненный отросток одной из них задевал скалу или укрепление, камень взрывался фонтанами пламенеющих брызг. Суетящиеся внизу люди мало занимали насланную на меня из Замка нечисть; им нужен был только я и никто иной, но при этом они не могли не разрушать все вокруг.

Я увидел, как алая черта пересекла наискось одну из угловых башен цитадели, как, вздрогнув, медленно осела набок и повалилась ее верхушка, – и поспешил нанести ответный удар.

Прямо перед мчащейся кучкой Звезд в воздухе молниеносно возникла туманная черта, напоминавшая туго свитый из облаков мохнатый канат со множеством узлов; на меня потянуло волной ледяного холода, края разрыва в Реальности разошлись, на мгновение, открыв провал густо-синего цвета; и в этой пропасти с разгону исчезло разом несколько десятков хищников Замка.

Скорпионье жало в моих руках начало сухо потрескивать, постепенно нагреваясь. Одни только его изначальные хозяева умели непрерывно вливать в него новые силы; я должен был успеть расправиться со всеми напавшими до того, как жало превратится в пепел.

Меня, конечно же, тотчас заметили. Скопища Алчущих Звезд, выбрасывая далеко вперед и видимые, и невидимые щупальца, устремились ко мне. Скалы бороздило раскаленным плугом, горели древние сосны, заботливо сохраненные гномами, которые возводили крепостные укрепления; обрушивались мосты и галереи, разрубленные гигантскими огненными мечами; вскипали и исчезали в облаках пара сбегающие от высоких источников ручьи... Ноины моего Ученика доблестно сопротивлялись – стрелы, копья, дротики; даже камни катапульт летели вверх, исчезая в быстрых рыжих вспышках; увы, Алчущей Звезде не могла повредить даже самая тяжелая глыба...

Мир рванулся вокруг меня, сливаясь в безумную многоцветную карусель. Жало в моей руке, уже горячее, рассекло воздух, длинный серый разрыв преградил дорогу несущимся с востока Звездам, их задние ряды успели отвернуть, но добрых две трети канули бесследно, и края Реальности сомкнулись за ними.

Однако куда больше Звезд вилось над всем островом, обращая в руины все на земле; и я со всей быстротой, на какую только был способен, стал встречать их распахивающимися в иные Миры окнами. Север, запад, юг, вновь запад, восток – я наносил удары во все стороны, вертясь, как волчок; однако мои враги отнюдь не шли на убой, они тотчас изменили тактику, рассыпавшись длинными и редкими цепями, взвиваясь высоко вверх исполинской воронкой; я едва успевал обрубать рвущие мое сознание невидимые канаты. Плохо было и то, что я вынужден, был оставаться на одном месте, прикрывая Хединсей; исчезни я отсюда, и Алчущие Звезды, прежде чем последовать за мной, превратят все на острове в пепел.

Поднявшаяся над крепостью блистающая воронка целилась в меня своим острием; рассекающие ряды Алчущих Звезд разрывы Реальности уже не поглощали, как в самом начале боя, десятки и сотни моих врагов; хорошо, если исчезало четыре-пять.

Жало начало обжигать мне руки; в суматохе я забыл о такой простой, но необходимой вещи, как перчатки, а тратить время на самое простое Остужающее Заклятье уже не мог, и так едва успевая черпать достаточно силы, чтобы разрывать ткань Реальности.

Алчущие Звезды сжимали кольцо вокруг дозорной площадки, они кружились все быстрее и быстрее, их огни сливались в сплошные сверкающие ленты, колючие лучи тянулись ко мне, слепя глаза, проникая вглубь, устремляясь к самому сознанию, отзываясь острыми толчками боли во всем теле. Оно, это тело, заметно сдавало, пот струился по груди, лбу, вискам, руки наливались тяжестью.

Камни зубцов башни совсем рядом со мной вспыхнули и, расплавившись, стекли вниз огненными ручьями; из люка появилась голова Гердера, его лицо покрывала копоть.

– Великий Учитель, нам не совладать с огнем! – с отчаянием крикнул тысячник. – Где затушили – там, через минуту снова вспыхивает!

– Прячьтесь! – крикнул я в ответ. – Пусть горит! Людей спасай, не камни!

Гердер исчез; а я заметил, что от жала в моих руках начинает подниматься тонкий голубой дымок. Заметно меньше стало и Алчущих Звезд, но я уже чувствовал, что мое оружие рассыплется пеплом прежде, чем я успею покончить со всеми.

Ярость, страх, боль – все соединилось воедино во мне в те минуты. Наверное, я обезумел; никогда, ни до, ни после, мне не удавалась подобная волшба, никогда сила Мира не вливалась в меня так свободно – и никогда я не ощущал острее своего бессилия. План рушился, впереди – лишь кошмарный плен души и гибель тела...

С полсотни Звезд, очевидно, устав ждать, ринулись прямо на меня, я едва успел поднять дымящееся жало для защиты; загрохотал чудовищный победный смех, лавина света опрокинула меня, тело охватил страшный жар... но я все-таки успел отгородиться от них щелью в Реальности; я сделал это неосознанно и, сам не знаю почему, сопроводил свой удар Заклятьем Удержания, простым, известным многим Магам заклинанием, позволяющим лишить противника сил двигаться.

Когда я открыл глаза, мне представилось небывалое зрелище: скованная моим несложным заклинанием, на оплавленных плитах дозорной площадки трепетала, полыхая многоцветьем жарких огней, остро лучевая Алчущая Звезда.

В распахнутой перед нами бездне исчезли все рванувшиеся на меня враги – все, кроме одной единственной Звезды, этого удивительного огненного существа, тайны, происхождения которых были ведома, наверное, одному только Мерлину. Я знал, что Алчущие Звезды разумны, но понятия не имел, каков их язык, да я де до того мне тогда было – раздумывать о том, как заставить говорить пойманное существо: приходилось отражать удары.

Я только успел подумать об этом, поднял голову – мои противники потеряли строй, гигантская воронка распалась, Звезды беспорядочно носились из стороны в сторону, я готов был поклясться, что их охватила паника – если только они могли испытывать это чувство.

Я взглянул вокруг, ища выпавшее из руки жало Желтого Скорпиона, – и увидел вместо него лишь крошечную кучку черного пепла.

Помню, что при виде этого меня не то что затрясло – а прямо-таки скрутило судорогой; я что-то кричал, у кого-то что-то просил, гибель, которой я противостоял изо всех сил, казалась неизбежной. Стыд пришел позднее, много позднее.

Не могу сказать, что моя воля легко одержала верх; я с трудом поднялся на ноги. Удивительно, но душа моя по-прежнему пребывала в том же теле, я не лишился силы... Не произошло ничего из того, чего я страшился. Алчущие Звезды по-прежнему роились над Хединсеем, их оставалось немного – около двух сотен, но они бездействовали – не атаковали и не улетали прочь.

Пошатываясь, я стоял, уронив руки, и ничего не понимал. Мой взгляд беспорядочно метался из стороны в сторону; снизу, от опаленных камней острова, поднимался дым, рядом корчилась в невидимой клетке пленная Звезда... а я стоял и не знал, что делать. У меня давно не случалось подобного провала сознания, когда отказывались служить мысли и ничего не могла подсказать память.

С Алчущими Звездами явно что-то произошло... уж не оттого ли они прекратили атаку, что у меня в руках – один из их собратьев? Предположение достаточно рискованное, но в тот момент ничего лучше не приходило мне в голову.

Я вгляделся в Алчущую Звезду попристальнее. Ее огонь приугас, по туманной, жаркой субстанции ее тела пробегали короткие темно-красные волны-судороги – точно вздымалась грудь тяжело дышащего человека. Я осторожно начал прощупывать ее – строить прихотливые, изощренные комбинации Заклятий Познания, пытаясь в первую очередь добраться до разума этого существа, понять его устремления и язык – и, быть, может, постараться заговорить с ним.

Надо сказать, я расхрабрился, почти уверовав в свою догадку – пока рядом со мной пленная Звезда, мне ничто не грозит.

Заклятья Познания начали свой неторопливый путь к съежившейся, точно от испуга. Звезде. Раздалось короткое шипение, в меня прянуло несколько солнечно-жгучих лучей, разбившихся о стены магической клетки; я ободрился еще более – мощь одинокой Звезды не шла ни в какое сравнение с той, какой они обладали в совокупности, каким-то образом взаимно усиливая друг друга. Защититься от одной я мог с легкостью.

Заклятья Познания – тонкие и чувствительные инструменты, они медленно проникают в сущность исследуемого предмета, им нужно время, их требуется постоянно поддерживать, придавая новые силы; бывает, они натыкаются на непреодолимые препятствия, возведенные чужим колдовством, но не бывало еще такого, чтобы они оказались полностью бессильны.

Не бывало до этого дня. Весь мой арсенал Познания истощился за короткие четверть часа, а узнал я лишь то, что Древние умели очень хорошо прятать свои секреты там, где были уверены, что их последователи начнут поиски. Они предусмотрели случай, что кто-то сумеет захватить Звезду, и надежно укрыли все подходы к повелевавшим ею силам. И все же она, вольно или невольно, оберегала меня – я ощутил некое возмущение в магическом эфире, настолько сильное, что уловил его и понял, что оно значит, даже без Читающего Заклятья.

Алчущие Звезды обращались к своему пленному сотоварищу.

Я опрометью кинулся вниз.

«Что там?» – мысленно крикнул я своему призрачному помощнику.

Вместо ответа он что-то пробурчал; я увидел багровые письмена, потянувшиеся поперек распахнутого в его Мир окна, старую тайнопись Древних, причудливые извивы знаков, изобретенных, когда этот Мир был еще совсем юн-

«Буквы эти мне ведомы, – почувствовал я ответ Читающего Заклятья. – Но они складываются в бессмыслицу, вернее сказать, ни во что не складываются. Подожди, быть может, я смогу разобраться...»

«Сколько тебе понадобится времени?» – напряженно спросил я. Время уходило, мне нужно было понять, что с Хагеном, и, если там не случилось ничего страшного, дать ему новое дело, а самому начинать путь в Нижние Миры.

«Быть может, день или около того», – невозмутимо ответил Читающий, не обращая внимания на мой невольный хриплый смех. Я вновь поднялся на дозорную площадку.

Там все оставалось по-прежнему: мои враги царили над островом, содрогалась в своей клетке плененная Алчущая Звезда... и я по-прежнему не знал, что делать.

Мое замешательство продолжалось еще несколько минут – пока до меня не донесся чей-то сильный, хоть и нестройный хор – десятки голосов на разные лады повторяли одно и то же:

– Отпусти нашего брата, победитель, отпусти, и мы поклянемся никогда не причинять тебе вреда! У меня вырвался вздох облегчения.

– Отпусти его, скорее, победитель, – умоляли меня Звезды. – Он слабеет, ему хуже с каждой минутой – отпусти его, и кровью Творца, из которой мы созданы, мы поклянемся тебе в верности!

– Вы поклянетесь повиноваться мне?! – крикнул я, не сомневаясь, что буду и услышан, и понят. – Вы будете служить мне, и исполнять мои повеления?!

– Нет, о победитель, – донеслось до меня. – Мы не можем. На нас лежат запреты, старше и сильнее которых нет в этом Мире. Мы не в силах пойти против собственного естества.

– Кому вы служите? Что это за запреты? Если вы разумны – кто посягает на вашу свободу? Присоединяйтесь ко мне, и тогда я не только отпущу вашего пленного брата, но и верну из бездн Меж-Реальности других ваших сородичей! Я один могу выручить их оттуда! А если вы станете на мою сторону – я обещаю, что освобожу вас от всех и всяческих запретов и заклятий, что наложены на вас Древними! Выбирайте – свобода со мной или рабство в Замке Всех Древних!

– Спасибо тебе за эти слова, победитель, – раздалось в ответ; мне показалось, что в прозвучавших словах затаилась неизбывная печаль. – Спасибо, но нам придется отказаться. Наложенных на нас заклятий не сокрушить ни одному Магу, потому что их налагали сами Боги, в часы молодости этого Мира. Мы не можем подчиниться тебе и выйти из повиновения Замку...

– Хорошо! Но принесите тогда нерушимую клятву,

клянитесь – все! – кровью Творца, что никогда не выступите против меня и не причините мне никакого вреда: ни мне, ни моему телу, ни моей душе, не лишите свободы и сознания! – Я намеренно перечислял все, чтобы не оставить никакой лазейки слугам Замка, чтобы им не пришло в голову пленить меня ради моей же пользы.

Алчущие Звезды застыли, как по команде, а потом зазвучала их Клятва; и, надо сказать, выглядела она весьма внушительно. Источаемый ими огонь залил все небо; лучи скрещивались, исполинские знаки древнейшего алфавита появлялись и пропадали вновь, они слагались в слова, означавшие самые глубинные и первозданные понятия, корни корней и основы основ.

Когда они закончили, у меня не осталось сомнений.

Я снял заклятье с пленной Звезды, и освобожденный огнистый шар рванулся вверх, быстро влившись в ряды сородичей. Слуги Замка потянулись прочь, на восток, к своему обиталищу.

Я поспешно спустился вниз, к своей модели Мира. Пора было понять, что с моим Учеником и, вообще, что происходит в Столице...

Для начала я попытался проникнуть под плотный занавес Мрака с помощью Читающего Заклятья, но тщетно – ни малейшего отзвука творимой волшбы не достигало даже его сверхчувствительного слуха. Пятно Темноты оставалось неподвижно; Ямерт исчез, и Хрофта тоже нигде не было видно. Не помог и Эритовый Обруч; если я хочу проникнуть за завесу Тьмы, надо отправляться туда телесно.

До самого этого момента удача сопутствовала мне, но теперь, похоже, разобидевшись, повернулась спиной. Сделав, сей глубокий философский вывод, я принялся творить Заклятье Просветления, одно из самых мощных, какое только знал: и я потерял не так мало времени на это никчемное занятие, прежде чем понял, трижды обругав себя после этого последними словами: как могла Тьма не рассыпаться при появлении самого Властелина Света. Зря, значит, я оторвал Хрофта от наверняка более важных дел; зря впал в панику, не поняв с самого начала простейшей вещи: Молодые Боги уделили всему устроенному нами Хаосу куда меньше внимания, чем я рассчитывал; владыка Обетованного отправил вниз, в тварный Мир одно из своих астральных тел – увидеть все как бы своими глазами, а заодно и припугнуть, быть может, этих дерзких.

Я крепко, со всего размаха, треснул себя по лбу с досады. Как я мог не почувствовать этого раньше! Я попался на самую грубую из всех мыслимых приманок!..

Наверное, мое самобичевание не прекратилось бы так быстро, если бы не Читающий Заклятья. Вновь ожил Замок Всех Древних; на сей раз Ворота других Миров открывали не только Макран и Эстери. Но вместе с воинами-людьми в атаку на Хединсей двинулись и Духи, что было гораздо опаснее. Я не поверил собственным ушам, когда Читающий взвизгнул:

«Идут Дети Теней! Идут Лишенные Тел!» – и зачастил, перечисляя имена и роды обитателей дальних, загадочных Миров и земель, где сознание не всегда облекалось плотью или где оно утратило свое грубо-материальное вместилище. Те пространства, где вволю погуляли смерть и разрушение, всегда давали Магам самых страшных, самых свирепых, кровожадных и не рассуждающих подручных. Духи неутомимо охотились за человеческими кровью и сознанием, превратившись в чудовищных вампиров, куда страшнее, чем умершие люди, порой поднимаемые из могил зловредными колдунами. Эти Духи были куда сильнее и опаснее Духов нашей Земли; одни лишь Пожиратели Души, бывшие с ними в прямом родстве, могли бы, пожалуй, потягаться с ними. Давным-давно отгремели знаменитые войны Перворожденных с вторгшимися в наш Мир Лишенными Тел; выжженные в тех битвах равнины на крайнем западе Южного Хьёрварда не залечили раны и по сей день.

Я только успел задуматься над тем, как лучше встретить эту новую угрозу так, чтобы навеки отбить у них охоту хаживать в наш Мир, как Читающий почувствовал новую волну заклятий на вершине Столпа Титанов.

«Берегись, эти тоже отправились за твоей душой!» – выкрикнул мой сотоварищ и продолжал частить какой-то на первый взгляд бессмыслицей.

«Восемью и одиннадцатью ветрами... наискось поток через семь Миров... во владения Первого Смысла... Хрустальная Арфа Утра... струны заглушают ураганы... масло усмиряет волны...»

Он продолжал в таком же духе еще довольно долго, но мне все стало уже ясно. Мои собратья по Поколению задумали ни много, ни мало как разорвать связь между моей волшебной сущностью Мага и тем телом, в котором нашло воплощение это сознание. Они отдавали команды, приказывая высвободить свирепую мощь восьми обычных ветров, что движут громадами аэра в нашем Мире, а вдобавок к ним – те одиннадцать магических ветров, что колеблют неохватные толщи все проникающего эфира;

эти громадные силы вливались теперь в серые бесформенные области Астрала. Именно там и создавалась сейчас новая сущность – Астральный Воин; этот воин не имел ничего собственного, кроме лишь вложенного его хозяевами; он создавался для одной-единственной цели – убить моего астрального двойника, рассечь канаты, связывающие воедино то удивительное сочетание сущностей, что в просторечии именуется коротким словом «маг».

Астральная Война хороша тем, что в ней нельзя убить того, кто ничего о ней не ведает, для кого слово «астрал» – не более чем пустой звук; двойники таких неуязвимы, ибо невозможно сразить призрака, если в него самого не заложено знание его смерти.

Я поспешно возводил защитные барьеры; однако это требовало времени – Маги Поколения крали у меня одну бесценную минуту за другой, а я по-прежнему не знал, что произошло с Хагеном.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   32

Схожі:

Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconКнига Хагена Хроники Хьерварда 1 Авторский текст «Гибель Богов. Хроника Хьерварда. Книга 1»
Хьервардом, стал пристанищем для людей, эльфов, гномов, троллей и других рас, ведущих мирную размеренную жизнь. Но вот на его зеленых...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconБратья Словяне
Молот чёрной Луны. Сломанный меч Артура. Гибель Феникса. Заснувшее Счастье. Хохот Морганы. Плоть и кровь. Израиль – изгнанный из...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconНик Вуйчич Жизнь без ограничений Ник Вуйчич жизнь без границ
Ник Вуйчич родился без рук, но он вполне независим и живёт полноценной и насыщенной жизнью: получил два высших образования, самостоятельно...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconЗахария Ситчин Войны богов и людей Часть 1
В древние времена люди действительно верили, что Войны Людей не только начинаются по приказу богов, но и сами боги принимают в них...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая icon-
Книга написана с позиции язычества — исконной многотысячелетней религии русских и арийских народов. Дана реальная картина мировой...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconСказка о рыбаке и железной рыбке
Казнь Египта. Восстание Иова. Солёная, белая кровь. Математика национальности и физиология власти. Деньги, власть и кровь. У кого-нибудь...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconГорода Богов Том 3 в объятиях Шамбалы Предисловие
Шел 1999-й год. Российская экспедиция на Тибет продолжалась. Мы разбили лагерь на подступах к легендарному Городу Богов
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая icon…И чем ближе к Изначальному Источнику Света располагались
Богов. И только это реально стоит за фразой «единство в многообразии», и никаких «единых богов» по причине невозможности такого
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconФилипп Зимбардо Застенчивость
Эта книга посвящается Маргарет — моей матери, Кристине — моей жене, Адаму — моему сыну и Саре Марии — моей дочери — всем тем, кто...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconЗахария Ситчин Войны богов и людей Хроники Земли 3
Задолго до того, как люди пошли войной на людей, боги уже сражались между собой. Именно Войны Богов положили начало Войнам Людей
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка