Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая




НазваНик Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая
Сторінка14/32
Дата конвертації18.10.2013
Розмір7.74 Mb.
ТипКнига
mir.zavantag.com > Военное дело > Книга
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   32
^ ГЛАВА III
– Храм штурмовать немедля, и я пойду первым, – повторил Хаген собравшимся вокруг него начальникам подоспевших отрядов.

Все молчали, уже зная о страшном оружии жрецов, от которого нет спасения. Пустая, мощенная гладким камнем площадь перед Храмом, где нет укрытия, – сколько жизней потребует она?

– Храм окружить полностью, – приказал тан. – Строй – как можно реже.

Ни один воин в бою не должен видеть растерянности военачальника; соратники Хагена поспешно бросились выполнять его приказания, уверенные, что мудрый тан, конечно же, заранее все продумал и предусмотрел. На самом же деле Ученик Хедина жестоко мучился неуверенностью, не зная, что делать дальше. Здесь не действовали Ночные Заклятья; оставалось прибегнуть к Дневным. Конечно, самое надежное – Огненное, но Хаген знал, что ему не удержать его достаточно долгое время. К тому моменту, как его дружинники достигнут стен Храма, он станем мертвецом.

Тан поспешно перебирал в уме все заклинания, какие только знал. Ему вспомнилось одно из Заклятий Видения, позволявшее видеть очертания неглубоких подземных ходов; давным-давно под руководством Учителя он сам составил его, в пору частых походов к горным гномам. «А вдруг тут, под городом, есть какие-нибудь тайные галереи? Такое случалось... Не может быть, чтобы Храм Солнца не имел какого-нибудь секретного хода на крайний случай!»

Заклятие было простым и не заняло много времени. Камень площади засветился перед глазами Хагена синим, и-о радость! – под ним, словно огненные змеи, обозначились очертания целого лабиринта. Один из ходов, пожалуй, на глаз самый широкий из всех, проходил как раз под тем домом, в котором укрылся Хаген.

– Эй, молодцы! – гаркнул тан, обращаясь к двум сотням своих дружинников, собранных здесь, за укрытием. – Надо прокопать яму... вот здесь. Обшарьте все вокруг, берите ломы, топоры и лопаты, да поживее! – «Не успеем – всех сожгут», – подумал он еще, но вслух, конечно же, не сказал.

Ни единого человека не показывалось на неоглядной площади перед Храмом, окруженной сплошным кольцом домов, кое-где выгоревших, кое-где полу обрушенных усердием осаждающих, которые стремились отгородиться, возможно, более толстыми завалами битого камня от страшного храмового пламени, время от времени вспыхивавшего то там, то здесь. Жрецы по-прежнему стояли на террасах, молчаливые и неподвижные, неотличимые от изваяний.

Глаз не заметил бы большого движения вокруг Храма, однако, ухо могло ощутить его даже с преизбытком. Доносился слитный топот марширующей панцирной пехоты; чьи-то голоса выкрикивали неразборчивые, но зычные приказания. Отдаленный шум боя стих, копейщики Видрира были оттеснены от ворот вовремя подоспевшими гоблинами Орка и двумя тысячами дружинников Хагена. Весь этот шум и грохот делали совершенно незаметным поспешное рытье широкой ямы, на которую Хаген возлагал теперь все свои надежды.

В поисках любого землеройного инструмента ретивые дружинники перевернули вверх дном все окрестные дома и теперь, точно кроты, упрямо вгрызались в глубь неподатливой каменистой земли. Плоские плиты, которыми был замощен двор, искрошили в пыль, и теперь, по расчетам Хагена, приближались к верхнему своду подземного хода.

«Ишь, ждут, – зло подумал он о жрецах Храма. – Знаю, чего вы там ждете – что полезу очертя голову через площадь и тут вы меня встретите... Не дождетесь!» Однако он отлично понимал, что там, в подземных переходах, его могут ждать еще более трудные препятствия – что, если он наткнется там на такой же храмовый огонь, как и на поверхности? На мгновение Хаген даже заколебался. «Нет, атаковать здесь – верная гибель всему войску».

Ломы дружинников ударили в толстый каменный свод.

– Почтенный тан, вы прогневаетесь, но прикажите послать за сверлами, – пробасил вернувшийся со своими Орк, подходя к Хагену. – Камень этот, на глаз, прочен небывало, ломами не возьмешь...

– Ты прав, – согласился Ученик Хедина, спеша отдать нужные распоряжения.

Свод тоннеля и впрямь оказался неподатливым, и лишь когда принесли отысканное где-то большое железное сверло, дело пошло живее. Вскоре потолок подземного коридора был взломан, в широкое квадратное отверстие спустили лестницы.

К всеобщему удивлению, коридор оказался хорошо освещен; в стены через равные промежутки были вделаны прозрачные стеклянницы, рассеивавшие ровный золотистый свет. Широкий и сухой тоннель уходил вперед, оттуда тянуло чуть заметным ветерком, несшим запах дорогих благовоний.

Войско Хагена со всей возможной поспешностью вливалось в пролом. Почти треть своих тан оставил наверху – стеречь Храм, ворота и заставлять жрецов думать, что вторгшиеся по-прежнему собираются атаковать на поверхности. Ученик Хедина шел на отчаянный риск, но не видел иного выхода.

Они шагали, готовые к бою, с мечами наголо; арбалеты заряжены, у лучников стрелы на тетиве, щитоносцы готовы каждую секунду прикрыть себя и товарищей большими, окованными железом щитами, которые не пробьет ни копье, ни стрела. Рядом с Хагеном шли Гудмунд, Фроди, Канут, Берд и Орк; вожак орков настоял, чтобы избранная сотня его телохранителей пошла на штурм одной из первых.

Шли молча, лишь эхо их шагов отражалось от правильно скругленных сводов; Хаген считал шаги; площадь, конечно, велика, но оставить ее позади можно за считанные минуты...

Наконец, по его расчетам, они оказались под Храмом, не встретив на пути ни одного живого существа. Тоннель раздваивался и расстраивался. Хаген оставлял на стенах знаки, ориентируясь по памяти, но откуда он мог узнать, где ход наверх? На этот вопрос заклятье не отвечало...

– Рассыпаться цепочками, не теряя друг друга из вида! – приказал Ученик Хедина, вновь рискуя – у спуска в подземелье наверняка охрана, ее могут не успеть перебить...

Однако ему вновь повезло. Не прошло и четверти часа, как посыльный сообщил, что ведущая к поверхности лестница найдена.

«Что-то слишком легко и просто, не ведут ли нас в ловушку? – мелькнула тревожная мысль. – В коридорах ни воинов, ни жрецов, тоннели неглубокие... Неужели они не предусмотрели ничего на тот случай, если враг прорвется в эти галереи?»

Последние десятки штурмового отряда еще уходили под землю во дворе полуразрушенного дома на другой стороне площади, а Хаген уже начал подниматься по гладким, отлично отполированным ступеням. Тоннели заливал нежно-золотистый свет, впереди же сгущалась темнота – он повернул за угол и увидел глухую серую стену. Лестница закончилась тупиком.

Фроди зарычал от ярости, но Хаген, вынув меч, несколько раз ударил в стену эфесом, и она отозвалась гулкой пустотой.

– Ломайте! – бросил тан, и тотчас десятки ломов и сверел, предусмотрительно захваченных с собой, вгрызлись в камень. Ученик Хедина даже не пытался открыть дверь – если это действительно была дверь – при помощи Разрушающих Заклятий. Не слишком умея ими пользоваться, он боялся обрушить своды подземной галереи на головы своим дружинникам.

Рыхлый песчаник поддался легко, перегородка оказалась нетолстой, и вскоре тан первым выбрался в просторную, светлую аркаду, пустынную, как и подземелья у него за спиной. Он тотчас узнал это место – он стоял под первой террасой Храма. Спиральный ход вел отсюда мимо молельных залов к Чертогу Алтарей, главной святыне Хранимого Королевства, и далее к хранилищу Дисков Ямерта. Хагену предстояло обойти Чертог Алтарей, добраться до Дисков, овладеть ими и лишь после этого возвращаться к Чертогу. Что будет после этого – об этом он пока не думал, хотя, разумеется. Учителем был разработан детальнейший План, прекрасно известный Хагену. Но об этом – в свое время, а пока вперед!

Быстрым шагом, почти бегом, он повел дружинников по пустой высокой арчатой галерее, богато украшенной причудливыми изваяниями. И за первым же поворотом их встретили облаченные в оранжевое жрецы.

Стрелы дружинников Хагена оказались быстрее Охранных Заклятий служителей Ямерта, тела падали на белоснежные плиты пола, ни один не остался в живых – но последний из двух дюжин жрецов успел поднять тревогу. По всему Храму тотчас пронесся топот бегущих ног – однако, он быстро затих, словно служители Солнца совершили некое сложное перестроение и теперь вновь замерли на местах, ожидая приближения врагов. И эфирные слои над Храмом тотчас наполнились истекающей магической силой – как говорил Учитель, «запахом» творимых несложных заклинаний.

Войско Хагена перешло на упругий бег; тан чувствовал копящуюся впереди ярость, глубоко в недрах сознания оживал древний, почти полностью изжитый уроками Хедина страх перед Молодыми Богами, в чью святыню он сейчас вторгался; этот обессиливающий липкий страх был как мерзкий крохотный котенок, коих так ненавидел Ученик Мага.

Он в свою очередь дерзнул потянуться вперед чуткими невидимыми пальцами заклинаний – и, едва подавив крик боли, поспешно отменил свое колдовство. Словно по мосткам, по этим заклятьям в его сознание ворвалась непереносимая боль, впивалась тысячами игл под ногти, раздирала уши, выдавливала ослепшие глаза... Хаген оставил волшбу, и ему тотчас полегчало. «Что же, придется, как встарь, полагаться только на меч», – успел подумать он; прямо под ногами попался чуть-чуть больше, чем нужно, выступающий из пола камень, и стопа тана, повинуясь могучему инстинкту, тотчас отдернулась; подняв голову, он увидел едва заметные темные щели на потолке. Коснись он подозрительной плиты, и рухнувшая сверху каменная громада расплющила бы его.

Однако это оказалась лишь первая из поджидавшей их целой системы ловушек; далеко не все удалось миновать столь же благополучно. Коридор преграждали внезапно выдвигавшиеся из стен решетки, плиты пола неожиданно поворачивались, открывая глубокие ямы с частоколом заостренных кольев на дне. Неся потери, отряд Хагена упорно лез вперед; они продвинулись уже глубоко в пределы Храма, но до сих пор, после истребленного первого заслона, им никто не встретился.

Но вот полоса убийственных капканов осталась позади – и в стенах коридора появились двери, сейчас наглухо запертые. Тану не было нужды взламывать их – главный тракт Храма вел прямо к Алтарному Чертогу, но сейчас обходить его, по словам Учителя, было еще рано. Стены и потолок галерей, по которым они шли, были покрыты тонкими пластинками янтарного камня; благодаря особому чародейству они излучали приглушенный мягкий свет. В нишах застыли статуи – прекрасные женщины, могучие воины; изваяния были из чистого серебра, а глаза у них заменяли драгоценные камни. Кое-кто из гоблинов начал ворчать, алчно косясь на оставшуюся нетронутой богатейшую добычу, но Орк несколькими гневными взрыкиваниями навел порядок.

Хаген напряженно прислушивался к своим ощущениям. Ошибки не могло быть – жрецы затаились, они позволяют ему сейчас идти беспрепятственно, чтобы затем покончить с ним сразу и наверняка.

Справа и слева неожиданно распахнулись широкие проемы; янтарь стен смешивался с золотом колонн; за высеребренными высокими порогами лежали два громадных молельных зала, где из пола росли живые прекрасные цветы, раскрывшие причудливые многоцветные венчики, каждый величиной с голову взрослого человека. Гигантские изображения Солнца занимали весь потолок; в глубине виднелись огромные хрустальные окна, смотрящие на восток и на запад, – здесь совершались утренние и вечерние бдения. Стены украшали яркие фрески и мозаики, выложенные самоцветами, золотыми, серебряными и изумрудными пластинками; на них изображались деяния Ямерта, его победы в поединках с Властителем Мрака, безжалостным Ракотом. Хаген усмехнулся – воображение жрецов раздуло поражение одного из Магов в борьбе с многократно сильнейшим врагом до равного сражения двух божественных начал...

– Орк! – окликнул тан гоблина. – Бери своих, и чтобы в этом зале не осталось камня на камне!..

– Это мы можем, – радостно осклабился тот. Гремя доспехами и оружием, гоблины густым коричневым потоком устремились в двери молельного зала, а Хаген повел своих дружинников дальше; позади них слышались дикие вопли, треск и грохот... Орк знал толк в грабежах.

За первыми молельными чертогами последовало обширное помещение, целое поле под крышей, поддерживаемое тремя рядами очень высоких колонн, все из белого мрамора – Жреческий Покой Храма, и здесь Хагену дорогу преградили уже всерьез. Дальний конец зала вдруг окрасился оранжевым – и только Хаген видел, как в слоях изменившего цвет воздуха быстро движутся появившиеся из боковых дверей фигуры с длинными посохами в руках. Жрецам Солнца не требовалось другого оружия.

– Что там за морок? – пробормотал Гудмунд, разматывая цепь своего ножа-крюка.

– Лучникам – готовсь! – рявкнул Хаген, видя, как оранжевая полоса начинает ползти к ним. Он ждал магической атаки и уже приготовился отразить ее, если потребуется, Огненным Заклятьем.

Завеса, которая скрывала приближавшихся жрецов, едва-едва достигла границ досягаемости арбалетов, как Хаген скомандовал стрельбу.

Рой черных коротких болтов ушел густо, канул в оранжевое сияние, и никто не мог понять, дало ли это хоть что-нибудь, даже Хаген – завеса сгустилась, и сперва ему еще казалось, что он различает упавшее тело, но затем и ему отказало второе зрение.

– Давай! – заорал он, выхватывая меч. – Шевелитесь, Дети Тьмы!

Лучников и арбалетчиков не было нужды подгонять, они и так, точно заведенные, посылали стрелу за стрелой в неторопливо, но неумолимо надвигавшуюся яркую завесу. Ничто, казалось, не могло заставить ее замедлить это мерное движение – она надвигалась, словно сама судьба.

И суровый голос, пронесшийся под высокими сводами, с мстительным злорадством произнес им:

– Горе вам, посягнувшие на Храм! Опустите ваши луки, бросьте меч и сломайте копья, ибо участь ваша решена горним судом – прокляты да пребудете вы от века, пока стоят Престолы Сил...

– Атакуем! – грянул бешеный рык Хагена, и его войско пошло навстречу року, пошло, выставив копья из-за плотной стены щитов; лучники продолжали посылать стрелы, а впереди строя, охраняемый слева и справа двумя щитоносцами, шагал Хаген, и Голубой Меч ярко горел в его руке. Ученик Хедина считал футы и мгновения, он знал, что даже краткая секунда действия Огненного Заклятья потребует всех его сил, всех без остатка.

Оранжевое облако и черная стена вороненой стали доспехов сближались. Хаген слышал угрюмую поступь своих дружинников за спиной, видел краем глаза черную щетину копейных наконечников и недоумевал, почему здешние хозяева медлят? Достаточно было бы встретить его войско Храмовым Пламенем, и от всей его дружины не осталось бы даже пепла... или жрецы боятся пускать это оружие в ход здесь, среди торжественных залов? Тан припомнил, как горели и плавились камни стен и мостовых в городе, когда их касались гибельные языки колдовского огня...

Потоки яркого света хлынули внезапно, обжигая глаза, слепя воинов даже сквозь узкие прорези глухих забрал. Этот свет давил и толкал, словно сильный ветер, – и все же он не мог сжечь. Доспехи нагревались, но не более;

очевидно, целью пославших его было именно ослепить нападающих. В золотистом неистовом свечении потонула даже оранжевая полоса, прикрывавшая двигавшихся навстречу Хагену жрецов.

Подняв повыше края щитов, нагнув головы и помогая себе отборной бранью, шеренги Хединсея не замедлили шага.

– И будете вы прокляты от века... – вновь загнусил голос под потолком, но тут Хаген ударил, наконец, давно заготовленным Огненным Заклятьем.

Огонь взметнул ярко-рыжие крылья между рядами белокаменных колонн, гудя и свиваясь в упругие смерчи. Это был живой, простой, человеческий огонь, он сминал и испепелял, – хотя можно ли испепелить сияние? Хаген рассчитал правильно: полоса смертоносного жара вспыхнула как раз на том месте, где пролегал передний край оранжевого тумана. Лишь секунду продержались султаны вызванного Хагеном пламени, но и этого хватило – проклятый оранжевый занавес исчез, исчезло и ослепляющее свечение, дружинники Хагена увидели врага и с торжествующим ревом бросились врукопашную. Хаген выжал все, что мог, из короткой растерянности жрецов.

Казалось, что мощный, слитый строй, умеющий ударять, как одна рука, мгновенно сомнет жрецов, чьи тела даже не были защищены доспехами и чьим единственным оружием служили длинные белые посохи, но у служителей Ямерта нашлось, что противопоставить беспощадной стали. Словно облегая их янтарным плащом, вокруг головы и плеч каждого появилось слепяще-яркое сияние, подобное тому, что только что заполняло весь зал, острые и жгучие лучи вновь целились в глаза дружинников Хагена, в узкие смотровые щели; сметенное оранжевое свечение уже не появлялось, но тела жрецов внезапно растроились – каждый из защитников Храма получил по два призрачных двойника, совершенно не отличимых друг от друга. Длинные копья пронзали пустоту, невозможно было понять, где живой человек, а где лишь сотворенный чужим колдовством призрак. И Ученик Хедина не знал заклятья, которое могло бы разрушить это чародейство.

Ярость боя пьянила Хагена более чем когда-либо, ведь он дрался в самой сокровенной цитадели врага; и с глубоким вздохом освобождения он, прикрытый с боков верными щитоносцами, выбросил вперед на всю длину руки Голубой Меч.

Не успевший поднять для защиты посох, служитель Ямерта упал, рассеченный от плеча до пояса.

Словно бешеные змеи, из-за стены щитов вылетали черные копья; не давая себе ни мгновения отдыха, стреляли лучники и арбалетчики; свистящий вихрь смерти, перед которым ничто не устоит, – но жрецы вертелись подобно волчкам, ловко уклоняясь в последний момент от, казалось бы, неотразимых ударов; их собственные посохи встречали копейные древки, и те ломались, словно лучины; торцы посохов били в подставляемые щиты, и по металлу расплывались широкие пятна проплавлений, а если белые молнии прорывались за первую линию защиты, попадая в шлемы, то человек падал с глухим стоном и страшными ожогами на лице.

И все же, хотя жрецы Ямерта и были ловки и быстры, хотя три четверти ударов дружинники Хагена направляли в бесплотные призраки, – войско тана все же теснило врага. Слишком плотной оказалась стена щитов; Ученик Хедина не дал воли никому из любителей одиночных схваток вроде Гудмунда или Фроди, никто не нарушал строя, в боевом порядке поддерживалась строгая очередность смен для боя и отдыха; тан рубился в самой гуще сражения, и его меч вносил настоящее опустошение в ряды жрецов, хотя его телохранители уже дважды меняли вконец выведенные из строя щиты. Клинок Древнего Бога запросто рубил белые посохи, легко отражавшие обычное оружие. Несколько раз стремительные выпады жрецов достигали доспехов тана, но работа мастеров Кольчужной Горы не подвела – металл лишь раскалялся почти докрасна, обгорая, шипела и трещала кожаная под кольчужная рубаха, но смертоносный жар не доходил до тела. Но и без этого каждый такой пропущенный удар едва не валил тана с ног – и это его, славившегося своей выносливостью и умением гасить даже пробившие защиту выпады!

Шаг за шагом, шаг за шагом – вперед, вперед, несмотря ни на что, каждый ряд белых колонн, оставшийся позади, – это успех, все ближе и ближе золотые ворота в противоположном конце зала, где должен быть выход на террасы, где на самой заветной хранятся Диски Ямерта... Интересно, почему они все еще не в ходу? Ведь тогда бы шансов у Хагена почти не осталось; и где та загадочная Ночная Всадница, чьим оружием служил такой Диск?

Мало-помалу они вытеснили жрецов из зала. Хаген первым вырвался на открытую террасу; оказалось, что они уже поднялись довольно высоко над землей, на добрых пять десятков футов. Уцелевшие жрецы отхлынули вправо и влево, тан повернул направо, по ходу восходящей спирали террас. Его оруженосцы в очередной раз заменили щиты...

Они проливали кровь, они ступали по ней, красные брызги взлетали от шагающих сапог, подбитых железом; защитники Храма гибли, их было слишком мало, они не имели луков; да, жрецы меняли одного за троих дружинников Хагена, но остановить тана своими силами не могли. Ученик Хедина достиг первого поворота, свернул за угол...

Ему навстречу бежал высокий, очень худой жрец в белых свободных одеждах, с изображением багряной молнии на груди, вытянув вперед левую руку и, подняв правую до плеча; раскрытая ладонь была около уха. Кто-то из самых расторопных арбалетчиков пустил свой увесистый железный дрот; старик легко поймал его выставленной левой рукой и швырнул на камни, не замедляя бега, а затем выбросил вперед правую руку, точно толкая от плеча что-то тяжелое...

Шестое чувство, чутье на опасность, заставило Хагена пригнуться мгновением раньше того, как яркий пучок огня пронзил воздух там, где он только что был; пламя врезалось в плотные ряды воинов за спиной тана, раздался чей-то короткий вскрик...

Воздух вспороло еще несколько стрел; ни одна из них не смогла задеть жреца, вновь швырнувшего в Хагена пригоршню незримого пламени; тана заслонил собой оруженосец – его щит превратился в пепел, вместе с прикрывавшими их доспехами исчезли обе руки, расплавилась кольчужная рубаха... Воин умер беззвучно, считая недостойным выказывать перед всеми свои мучения.

Хаген понимал, что здесь, на неширокой террасе – пятнадцать футов, не больше, – один умелый боец может остановить армию... если против него не выйдет равный по силам. Он в очередной раз увернулся от губительного замаха, услыхал стук и лязг падения одетого в доспехи тела у себя за спиной и только тогда прыгнул.

Жрецу не хватило одного пальца, чтобы избегнуть выпада Хагена. Острие клинка прочертило у него на груди вторую багряную полосу, он пошатнулся, и второй удар тана – снизу вверх, в горло – достиг цели.

И после этого нелепые попытки остановить Ученика Хедина одиночными, пусть даже и умелыми бойцами прекратились. Его больше не испытывали; Храм понял его силу и теперь не мог не готовить последнего своего удара, куда следовало вложить всю мощь, на какую только способны были служители Ямерта. Что подвело их, заставив медлить, не показывая всей своей силы сразу? Они же прекрасно знали, что против них идет не простой Смертный искатель приключений – у самого отчаянного сорвиголовы во всех четырех частях Большого Хьёрварда и в страшном сне не родилось бы идеи напасть на Главный

Храм Солнца. Последние сомнения у жрецов должны были исчезнуть после примененного Хагеном Огненного Заклятья; с владеющими магией соперниками Храм всегда расправлялся соответствующими средствами, не допуская подобных потерь. «Они словно голову потеряли», – подумалось Хагену.

Он поднимался все выше и выше по спиральной дороге внешних террас. Никто не преграждал ему путь; ни одна стрела, ни один даже самый простой дротик не полетел ему навстречу. Они шли и шли, оставляя позади виток за витком, – пока Хагену не открылась раза в два более широкая полуовальная терраса и пять гранитных постаментов на ней, с пятью венчавшими их хрустальными кубами. В четырех спокойно лежали вожделенные Диски Ямерта, пятый был пуст.

И Великий Жрец Солнца в гордом одиночестве стоял подле одного из постаментов, положив руку на хрустальный куб; а спустя секунду, из-за угла показалась вторая фигура, при виде которой Фроди и Гудмунд дружно разинули рты – Ночная Всадница, очень похожая на встретившуюся им, родная сестра погибшей в стычке с Каменным Стражем Ученицы... чьей?! Между ее тонких розоватых ладоней неярко теплился белый огонек, и Хаген похолодел: неужели ему придется встретиться в открытом бою с носительницей Белого Лезвия?

Лишь двое противников стояли перед его многотысячной армией, но эти двое были бы сильнее и более мощного воинства. Что им были секреты строя, обхода и удара, они не нуждались в ратях и дружинах, потому что каждый из них сам по себе был армией, причем сильнее любой человеческой. Их никогда бы не смогли одолеть обычные мечи, и они прекрасно знали это; оттого и улыбался пре-1рительно Верховный Жрец, и его тонкие бескровные губы неприятно кривились. Ночная же. Всадница оставалась спокойной.

Что еще могло спасти Ученика Хедина? Огненное Заклятье? Жрец держит руку на хрустальном кубе. Хагену не успеть. Диск Ямерта настигнет его раньше! Всем своим существом Хаген сейчас чувствовал – жрец ждет малейшего его движения, не важно, видимого или невидимого;

В следующую секунду Диск Повелителя Солнца найдет, наконец, свою цель. Жрец медленно отвел руку, поднимая ладонь пальцами вверх; хрустальное вместилище отворилось с легким звоном, после чего хозяин Храма надменно скрестил руки на груди: он знал, что сколь бы быстро ни сотворил заклятье Хаген, он, жрец, все равно окажется быстрее. Он был уверен.

Правый глаз тана заметил некое движение внизу, подле его колена: кто-то из дружинников слишком сильно подал вперед свое тяжелое копье; середина древка была как раз под пальцами тана, и, повинуясь внезапному порыву, он схватил его.

Те, кто смотрел на происходящее со стороны, не понимая, в чем дело и отчего тан не покончит с этими двумя, увидели лишь, как внезапно тело Хагена странно изогнулось и как что-то стремительно мелькнуло в воздухе...

Ученик Хедина вложил все, что имел, в этот бросок, все долгие годы мучительных упражнений. Он метнул копье из такой позиции, откуда его не мечет никто и никогда; и оно пролетело быстрее даже стремительной арбалетной стрелы.

Откованный лучшими мастерами Хединсея, закаленный, зазубренный наконечник, уже попробовавший сегодня вражеской крови, ударил прямо в грудь жреца; того тотчас окутала золотистая искристая пыль; тонкая, переливающаяся, она была точно облако – в котором и исчезло копье тана.

Однако оно исчезло не бесследно, хотя на теле жреца не появилось ни царапины. Служителя Ямерта отбросило от хрустального куба, и Диск остался лежать на месте.

Хозяина Храма ударило спиной о парапет, он захрипел, голова запрокинулась; дергаясь, он медленно сполз вниз – однако глаза остались открытыми и взгляд осмысленным.

И тут Хаген допустил ошибку. Он подал своим дружинникам сигнал «вперед!», сам, бросившись к открытому сверкающему кубу; и тогда неподвижно стоявшая до этого в стороне Ночная Всадница вступила в дело.

Оправдались худшие ожидания Хагена. Белый огонек в ее ладонях действительно оказался зародышем смертоносного Белого Лезвия, колдовского меча из Мира Призраков, излюбленного оружия Магов. Мгновение – и клинок обрел форму длинного серповидного лезвия, плавно выходящего из тонкой руки, сжимавшей невидимую рукоять. Ведьма шагнула навстречу набегающим дружинникам и размахнулась...

Кровь из перерубленных надвое тел мгновенно залила почти всю террасу. Белое Лезвие внезапно удлинилось до добрых десяти футов, и все, попавшие в гибельное полукружье, были уже мертвы, их не спасли ни доспехи, ни подставленные клинки...

Но попутно меч Ночной Всадницы рассек, и основание одного из прозрачных вместилищ Дисков Ямерта; хрустальный куб разбился, и тускло поблескивающее страшное изделие Молодых Богов волею судьбы подкатилось к самым ногам Хагена.

В грудь ведьме уже вонзилось несколько стрел, однако, с хриплым смехом, более похожим на карканье, она одним движением сломала торчащие из тела древки и вновь стала замахиваться.

Жрец постепенно обретал силы и уже пытался подняться; коричневая жилистая длань потянулась вперед. Диск на открытом постаменте, от которого жреца отшвырнуло удачливое копье, начал подергиваться, словно стремясь поскорее очутиться в руке своего повелителя.

В следующее мгновение Хаген уже прижимал Диск к граниту своим мечом и одновременно лихорадочно пытался вспомнить, какие же заклятья называл Учитель для подобного случая, воистину крайнего из крайних. Тан видел, что Ночная Всадница поднимает Белое Лезвие для нового замаха, и понимал, что жить ему осталось не более секунды, если он не найдет способа овладеть Диском Ямерта. Совсем недавно это казалось ему немыслимым и невозможным – сейчас от этого зависело все.

И вновь повествование становится слишком медлительным, чтобы достойно описать все происходившее. События сжимались, мысли и решения возникали вне сознания, приходя из неведомых глубин. Хагену воистину пришлось вспомнить очень многое, однако это выглядело гак, словно ему внезапно с перевала открылся вид на цветущую долину. Он увидел, как создавались Диски, как Солнце обратило себя в гигантский горн, в жару которого рождалось чудо-оружие для самых верных его служителей, и какие Слова Власти произносились при этом.

Тан тотчас понял, что этот барьер – не по его силам. Ему не подчинить себе Диск из хрустального куба, сколь бы ни велика была подстегивающая его опасность. И тогда он всеми мыслями потянулся к другому Диску, лежавшему подле его ноги, единственному, с которым у него была хоть какая-то надежда на успех – потому что этот Диск послала сама Судьба, к остальным он не смог бы даже протянуть руки, пока они оставались в своих сверкающих вместилищах.

Придавленный Голубым Мечом Диск дергался, как живой, но пока не мог вырваться.

Белое Лезвие в руках Ночной Всадницы начало свой гибельный разбег.

Как завороженный, следил Хаген за тем, как приближается полоса чистейшего белого пламени, оставляющая на своем пути трупы его самых верных и храбрых дружинников. Он был, словно в столбняке; и неистовое желание жизни разорвало эти незримые путы, лишь, когда Белое Лезвие было всего в десятке футов от него. Оно, это желание, внезапно просто и беззвучно сказало Диску: «Иди вперед». И сероватый Диск послушно сорвался с места, так что Хаген даже не успел удивиться, и прямо посередине террасы сшибся с Белым Лезвием.

Два невероятно древних клинка, один вытянутый, другой в форме круга, сотворенные в невообразимо далеких глубинах времени, еще до начала его отсчета, два хранителя силы солнечного света – они были достойны один другого. Никогда еще, с самых Дней Творения, Диск Ямерта и Белое Лезвие Магов не встречались между собой в бою. И там, где Свет столкнулся со Светом, само собой, должна была появиться Тьма.

Она не заставила себя ждать, и приход Ее был столь же потрясающ, как и шествие ее извечного противника. Из того места, где Диск встретился с Лезвием, во все стороны ударили толстые, клубящиеся струи густой чернильной темноты, жадно пожиравшей все лучи света. Хагена накрыло черной волной, сшибло с ног, он удержал меч лишь отчаянным усилием, почти разорвавшим мышцы; тот Диск, к которому тянулся жрец, остался на месте.

Мгновенно наступила полная тишина, звуки утонули в плотной черноте. Тан ничего не видел вокруг себя, лишь голубел его клинок, но и он не рассеивал мрак, а, напротив, словно бы делал его еще более непроницаемым. Хаген не

мог разглядеть никого из своих воинов, не видел, где Ночная Всадница и что с ней. В грудь ему уперлась грубая ладонь холодного ветра, первым проникшего сквозь темные тенета и принесшего с собой тоскливое завывание чьих-то нечеловеческих голосов...

Вечер сменился ночью; над головой тана медленно стали проступать звезды. Ошеломленный, он напряженно оглядывался – кругом никого. Он стоял один на пустой каменной террасе... нет, не один – у дальнего края лежал человек, бессильно уткнувшись головой в сгиб локтя; совсем недавно он был Верховным Жрецом Храма. Он не шевелился, и Диск, к которому тянулась его рука, так и остался на своем постаменте, под откинутым хрустальным колпаком. Сдавленное со всех сторон могучей наступающей Тьмой, оружие Ямерта превратилось в простой, холодный металлический круг. Хаген почувствовал это бессилие и понял, что нельзя терять ни секунды. Его рука схватила Диск и поспешно прикрепила цепочкой к поясу. Теперь следовало добить жреца; тан перехватил поудобнее меч и двинулся к распростертому телу.

Во мраке чуть заметно шевельнулась еще одна фигура: там, на самом краю различимого глазом, – Ночная Всадница, уже без своего страшного оружия. Хаген уловил движение ее рук, накладывавших заклятье, – но сейчас Ученик Хедина не страшился этой волшбы. Тьма была защитным плащом Мага, а здесь неведомым для Хагена образом возник центр ее мощи – и он пусть неосознанно, но ничего не боялся: любые заклинания и чары потеряют силу, если только накладывающий их не имеет титула Пожавшего Тьму!

И действительно, он ощутил, как по его телу скользнуло что-то холодное, наподобие ледяного ключа в теплой реке – но не более. Ему знакомо было это чародейство – он должен был бы лишиться всех сил и лежать без движения, но Тьма защитила его.

Ведьма остановилась, тан услыхал ее тонкий, удивленный полувздох-полувскрик, прозвучавший совсем по-детски; Хаген шагнул еще ближе к жрецу. Приподнявшись на локте, тот смотрел на тана безумными от ужаса глазами.

– Пощади, о сильно могучий! – Хозяин Храма вытолкнул из горла слова вместе с кровью. – Пощади, достойно ли доблестного Хагена убить безоружного, много ли чести найдет он в этом?

– Выкупи свою жизнь! – сплюнув, бросил поверженному тан, не спуская глаз с Ночной Всадницы. Она, потерпев неудачу с заклятьем, замерла, сжав бесполезные сейчас кулачки.

– Чем же я выкуплю ее, о Хаген, тан Хединсея!

– Ты расскажешь мне, как повелевать Диском Ямерта! – приказал Ученик Хедина, поднося пылающее острие меча к самому горлу жреца.

На тонких губах служителя Ямерта появилась слабая гримаса, которой он, очевидно, пытался изобразить презрительную улыбку.

– Тогда я все равно умру, в ту же самую секунду. – Жрец отвернулся. – Их охраняют высшие силы... больше мне сказать нечего, хочешь разить – рази!

Хаген нахмурился.

– Тогда ответь, как у подобной ей, – он мотнул головой в сторону ведьмы, – как у подобной ей оказался этот Диск?! Кто дал его в эти руки?! И как это тебе разрешили охраняющие их «высшие силы»? – закончил он, передразнивая жреца. – Говори, ну! – Острие меча слегка кольнуло горло лежащего.

Жрец покосился на подошедшую совсем близко Ночную Всадницу, покосился, как показалось Хагену, со страхом. И – заговорил.

В Храм явилась белая волшебница из свиты Ялини, облеченная особым доверием Неба. И Боги сказали ему, хранителю Дисков: «Вручи оружие Ямерта ее Ученицам, ибо Равновесие Мира в опасности, а Диск сей, поможет восстановить его малой кровью нескольких паршивых овец». И он выполнил волю пресветлого Ямерта, он сам вручил один из дисков Ученице той волшебницы, каковая Ученица оказалась, к его изумлению. Ночной Всадницей. Сердце его не лежало к этому, но он не посмел ослушаться.

Вот это да, Сигрлинн учила Высшей Магии ведьм! Хаген знал достаточно, чтобы понимать, что это невозможно. Испокон веку Ночные Всадницы были сами по себе, они занимались своей недоброй волшбой, и Законы Древних, о которых так много рассказывал Учитель, строжайше запрещали обучать это племя магическим секретам. Ведь даже разрушая. Маги посредством своих Учеников стремились создать нечто новое, а Ночные Всадницы могли только разрушать. Значит, за всеми попытками убить его с самого начала стояла Сигрлинн; отчего-то это резануло Хагена острой болью. Сперва пыталась уничтожить, затем попыталась уговорить... но почему отказалась от дальнейших попыток после первой неудачи? Зачем эти долгие и неясные разговоры, там, в пещере Нифльхеля, и здесь, уже в Столице? Ведь если она так хорошо следила за ним, почему не убила раньше, если всегда стремилась к этому? Почему, будучи так хорошо осведомленной, обо всех его перемещениях, она дала ему ворваться в Столицу, дойти до самого Храма?! «О Учитель, как мне нужен сейчас твой совет!»

И тан рискнул. Он повернулся к ведьме, по-прежнему неподвижно стоявшей поодаль и не делавшей никаких попыток скрыться или напасть на него:

– Он говорит правду? Отвечай, и ты сможешь беспрепятственно уйти отсюда целой и невредимой, клянусь тебе в этом именем, которое ношу, я, ни разу не солгавший даже злейшему врагу!

– Что за нужда в напыщенных словах, – негромко и устало, отозвалась Ночная Всадница. – Никому из нас не уйти отсюда, разве ты не видишь? Тьма поглотила нас. Мы у нее внутри, и нам не пересечь границу. Так что не грози мне, тан. Ты не победил меня в честном бою, тебя спасло лишь чудо, и потому я не стану отвечать тебе.

Ее слова вернули Хагена к действительности; в самом деле, почему огромная терраса совершенно пуста, где все его войско, где, в конце концов, тела убитых? И как выбраться отсюда, а главное – куда выбраться? Он глянул вниз – но там все скрывал мрак.

– Веди в Чертог Алтарей! – свирепо глядя на жреца, приказал тан. – Живее, пока тебя не проткнули насквозь!

Жрец медленно поднялся на ноги, опасливо косясь на меч Хагена, и уже сделал первый шаг, когда Ночная Всадница прыгнула.

Именно этого и ждал от нее Ученик Хедина, давно изучивший все приемы и ухватки этого племени. Шаг в сторону, полуповорот и удар – в стиле Хедина – справа сверху эфесом повыше уха. Тело ведьмы тотчас обмякло.

Хаген велел жрецу связать бесчувственную, внимательно следя за прочностью узлов. – Теперь бери ее на плечо и пошли! – непререкаемо распорядился Хаген, и жрец, кряхтя, поспешил выполнить приказ.

Они двинулись по безлюдной каменной террасе, свернули в широкий проход... Всюду владычествовала тьма, всюду их встречали лишь пустота и тишь. Жрец еле перебирал ногами да что-то бормотал себе под нос, совсем бессмысленно, как показалось прислушавшемуся Хагену.

Они миновали Жреческий Покой и стали подниматься по широкой винтовой лестнице. По-прежнему уже в четырех шагах ничего нельзя было разглядеть.

Шли долго, тан насчитал полторы тысячи ступеней. Наконец они достигли обширной площадки перед массивными двустворчатыми каменными дверями, покрытыми искусной и прихотливой резьбой. Тяжело дыша, жрец остановился и затравленно умоляюще посмотрел на тана. В этом сломленном существе на вид не осталось и следа былой гордости и силы хозяина Храма Ямерта.

– Не входи туда, – прохрипел жрец, приваливая к стене тело Ночной Всадницы. – Не посягай с оружием на Богов, они куда сильнее, чем ты можешь себе представить, чем это думает даже твой Учитель! За нанесенное их Храму оскорбление они в гневе сотрут с лица земли всех – и правых, и виноватых. Они испепелят и твой Хединсей, и Хранимое Королевство...

– Они испепелят всю землю, если я не войду туда, – жестко ответил Хаген. – Отвори дверь, ведь ты тут распоряжался!

Дрожа всем телом, жрец стал отодвигать толстый засов. Хаген стоял у него за плечом, держа наготове меч – чтобы служителю Солнца не пришло в голову выкинуть какую-нибудь глупость. Позади заворочалась и застонала связанная ведьма.

Засов отошел полностью, Хаген рванул на себя ручку, вырезанную из цельного камня. Дверь не шелохнулась; краем глаза Ученик Хедина заметил искорку злого торжества, мелькнувшую во взгляде жреца.

– Открывай! – Хагена душило бешенство, острие меча плясало у самого горла служителя Ямерта.

– Не могу! – Собрав все мужество, жрец взглянул прямо в лицо Хагена. – Нужен ключ, которого нет. Можешь убить меня, но тебе это не поможет!

– Ключ?! – торопясь, тан сорвал с пояса ключ, найденный им на теле Ночной Всадницы, погибшей от руки Каменного Стража в Живых Скалах.

Двери отворились, и в щель хлынул непереносимый, испепеляющий свет. Тьме не было дороги в Алтарный Чертог, символ власти и могущества, Молодых Богов. Жрец весь трясся, он не мог сделать ни шагу, несмотря на то, что острие меча вонзилось ему в тело и по спине сбегала струйка крови. Хагену осталось лишь со всей силы толкнуть его, жрец влетел внутрь, запнулся о порог и растянулся на полу, прикрывая ладонями глаза. Хаген надвинул пониже забрало и тоже шагнул вперед.

Под хрустальным куполом стояло семь алтарей – высокие белые камни между золотистых колонн. Мрамор каждого из них покрывала причудливая резьба, и еще какие-то предметы лежали сверху. Прямо напротив дверей располагался главный алтарь – алтарь Ямерта, Хозяина Солнечного Света, он был выше и шире остальных. Воздух над ним, казалось, горел и плавился, именно оттуда бил яркий свет. Ученик Хедина двинулся напрямик через зал.

Тысячи тысяч голосов взывали к нему, прося, требуя, умоляя остановиться, – он не слушал, он даже не задавался вопросом, кто сейчас может обращаться к нему; он шел к алтарю Солнца, мысленно намечая точку удара. Вот так, наискось, взмах, чтобы рассечь сразу до основания – Хаген в тот миг отчего-то не сомневался, что сумеет это сделать.

Он миновал алтарь Ялини, на котором лежала живая ветка клена с несколькими листьями, алтарь Ямбрена с соломенным веером... Амулеты Молодых Богов, их залоги Хранимому Королевству! Чем-то они были очень важны для положивших их здесь, чем – Хаген не знал, как, верно, не знал и его Учитель.

Семь алтарей – семь амулетов. Шесть уже лежали в сумке Хагена, и он подходил к последнему алтарю, когда в лицо ударила волна сухого жара и в сиянии над белым камнем стали появляться очертания сурового и мужественного лика, чьи глаза были чистейшим белым огнем.

Навстречу Хагену в свое святилище спускался сам Ямерт.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   32

Схожі:

Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconКнига Хагена Хроники Хьерварда 1 Авторский текст «Гибель Богов. Хроника Хьерварда. Книга 1»
Хьервардом, стал пристанищем для людей, эльфов, гномов, троллей и других рас, ведущих мирную размеренную жизнь. Но вот на его зеленых...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconБратья Словяне
Молот чёрной Луны. Сломанный меч Артура. Гибель Феникса. Заснувшее Счастье. Хохот Морганы. Плоть и кровь. Израиль – изгнанный из...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconНик Вуйчич Жизнь без ограничений Ник Вуйчич жизнь без границ
Ник Вуйчич родился без рук, но он вполне независим и живёт полноценной и насыщенной жизнью: получил два высших образования, самостоятельно...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconЗахария Ситчин Войны богов и людей Часть 1
В древние времена люди действительно верили, что Войны Людей не только начинаются по приказу богов, но и сами боги принимают в них...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая icon-
Книга написана с позиции язычества — исконной многотысячелетней религии русских и арийских народов. Дана реальная картина мировой...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconСказка о рыбаке и железной рыбке
Казнь Египта. Восстание Иова. Солёная, белая кровь. Математика национальности и физиология власти. Деньги, власть и кровь. У кого-нибудь...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconГорода Богов Том 3 в объятиях Шамбалы Предисловие
Шел 1999-й год. Российская экспедиция на Тибет продолжалась. Мы разбили лагерь на подступах к легендарному Городу Богов
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая icon…И чем ближе к Изначальному Источнику Света располагались
Богов. И только это реально стоит за фразой «единство в многообразии», и никаких «единых богов» по причине невозможности такого
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconФилипп Зимбардо Застенчивость
Эта книга посвящается Маргарет — моей матери, Кристине — моей жене, Адаму — моему сыну и Саре Марии — моей дочери — всем тем, кто...
Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Ник Перумов Гибель богов (Книга Хагена) Моей жене часть первая iconЗахария Ситчин Войны богов и людей Хроники Земли 3
Задолго до того, как люди пошли войной на людей, боги уже сражались между собой. Именно Войны Богов положили начало Войнам Людей
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка