Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И




Скачати 403.73 Kb.
НазваУтром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И
Сторінка1/2
Дата конвертації24.06.2013
Розмір403.73 Kb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Спорт > Документы
  1   2
Человек, которого нет

Новелла

Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить – и все! И это не значит, что эта дата может что-то символизировать. Даже не думай об этом. Это просто число и месяц, ничего более! Конечно, мудрые филологи и литературоведы, которые так любят копаться, сверлить и разламывать чужие произведения, дабы найти там несуществующие образы и символы с целью сделать себе имя ученого высокого уровня, сейчас примутся искать в этой дате какой-то сакральный смысл, сопоставляя указанный день с историческими событиями или психологическими ассоциациями. Но уж нет, увольте! Можете плюсовать, вычитать, делить эти цифры, умножать их, надевать себе на голову, но вы абсолютно ничего не добьетесь! 12 августа – это просто дата, и не более того…

Воздух был влажный до невозможности, от низкого давления было трудно дышать. Слегка моросил дождь, погода была пасмурной, грустной и неприятной… Складывалось такое впечатление, будто бы земная атмосфера обиделась на весь этот алчный, жестокий и циничный мир, и вот теперь мстит ему своим настроением, точнее, его отсутствием. Тяжелое небо беспощадно давило на голову, жутко угнетая прохожих и заставляя их ссутулиться и сгибаться под натиском ржавого привкуса седого пространства. Да, мой дорогой читатель, ты не ошибся, и я тоже! Небо было именно тяжелым, привкус ржавым, а пространство – седым. И это я на полном серьезе, все так и было. И как не удивительно, это тоже ничего не означает! Не ищи тут никаких образов и символов, я тебя очень прошу, не искажай действительность своими глубокими исканиями отсутствующих субстанций и архетипов! Спасибо.

Тяжелая утренняя атмосфера словно замедляла движение вокруг. Люди с неохотой перебирали ногами, низко опустив головы, потупившись в асфальт и никого не замечая. Их передвижения были настолько хаотичны и бессознательны, что они умудрялись задевать друг друга. Но даже после таких нелепых и случайных столкновений, порою весьма сильных и заметных, никто ни на кого не оглядывался – казалось, подобные столкновения давно вошли в привычку. И я тоже старался никого не замечать вокруг. Проще ведь слиться с серой толпой, прикинувшись таким же, как и другие, и тихонько наблюдать за всеми со своей маленькой норки.

Быть может, мой дорогой читатель захочет поинтересоваться тем, куда же я все-таки направляюсь по такой скверной погоде… Это немудрено, даже предсказуемо, ведь я отвечу, я всегда отвечаю читателям на все вопросы, я уважаю каждого своего читателя. Так вот… Я направляюсь на работу. Именно на ту работу, которую ненавижу уже много лет. Которую не выношу, но поделать с этим ничего не могу! И я почему-то уверен, мой дорогой читатель, что у тебя тоже есть такая работа, которую ты на дух не переносишь! Вот я просто на сто процентов в этом уверен! Быть может, это учебное заведение, чужой дом, тот же офис, магазин… Такое место, куда ты ходишь почти каждый день. С ненавистью ты приходишь туда, с ненавистью проводишь там время, и только потом, возвращаясь назад, ты вздыхаешь с облегчением… Но едкие тревожные мыслишки снуются у тебя в голове, напоминая о том, что завтра ты снова туда пойдешь! Ты ненавидишь всех, кто там находится, ты ненавидишь даже самого себя за то, что посещаешь это место… Но ты все равно туда ходишь! Потому что «надо», «необходимо», «приходится», «что-то или кто-то вынуждает», «кто-то приказал»… И ты ничего с этим не можешь поделать!

Сонный транспорт медленно скользил по влажной дороге, то замедляясь, то ускоряя свой ход. И этот транспорт был так похож на всех этих людей, что ползали вокруг… Единственное радовало – хорошо, что хоть транспортные средства не так часто сталкивались друг с другом. В один из таких «скоростных» троллейбусов я успел вскочить уже тогда, когда он отправлялся с остановки. Я расплатился за проезд, но сонный кондуктор дал мне в два раза больше сдачи, чем требовалось. Конечно, я ему ничего не сказал, это ведь его проблемы, его работа считать деньги. А я берегу копейку смолоду, как родители учили, поэтому никогда не против завестись лишней денежной купюрой.

Как обычно, я уселся у окна, тихонько сжавшись там так, чтобы казаться незаметным. Устремив свой взор в окно, за которым пробегали многочисленные дома, я чувствовал себя словно за пределом этого грязного и холодного троллейбуса, в каком-то ином мире, вне бессмысленной, жуткой, пассажирской суматохи. Помимо этого, когда я в пути, в моих ушах всегда наушники – это помогает еще лучше входить в бесценный транс, полностью отдавшись его власти. Нет, дорогой мой читатель, ты не подумай, я не меломан, я вообще не слушаю музыку, абсолютно к ней безразличен. Просто человек в наушниках всегда создает образ некой отрешенности, замкнутости, «человека-в-себе», что ли. Его никто никогда не трогает и не отвлекает, он будто бы занят самим собой. А это как раз то, что мне и нужно, это то, что я так люблю! Ты себе представить даже не можешь, дорогой мой читатель, какое же это наслаждение – направляться на ненавистную работу в полном спокойствии…

Через несколько минут после отправления ко мне подсел огромный мужчина, который всей своей масштабной сущностью подвинул мое крохотное, вялое и несчастное тело к окну так, что я чуть ли не впивался лицом в стекло. Мужчина этот даже не обратил на меня внимания – наверное, я был слишком миниатюрным по его меркам, а значит, и заметить то меня крайне сложно. Он дышал так часто и тяжело, что с каждым его вдохом я невольно сжимался и напрягал все свои немногочисленные мышцы, дабы не быть полностью раздавленным под натиском этой громадной туши, при его выдохе я наоборот расслаблялся, понимая, что нужно наслаждаться этими короткими мгновениями… Следует отметить, что я всегда сажусь у окна, чтобы рядом со мной оставалось еще одно сидение. Следовательно, если нужно кому-то уступить место, то сделаю это не я, а именно тот, кто сидит рядом со мной, ведь его место ближе к проходу, где стоят люди. Но 12 августа (я надеюсь, ты еще помнишь) я пожалел о том, что сел на привычное место.

Естественно, я не знал этого человека. Но это не мешало мне возненавидеть его. Мне было абсолютно все равно, кто он, кем работает, чем занимается в свободное время, что у него внутри, какой интеллект… Совершенно наплевать – я и без этого его ненавидел! И эта ненависть – единственное чувство, которое я мог испытывать к этому человеку! Мало того – уже подъезжая к конечной остановке, он начал засыпать и склонять свою голову мне на плече, еще больше вжимая меня в окно. Поэтому время от времени мне приходилось специально подергивать плечом, якобы случайно, чтобы разбудить неприятного мне мужчину. Просыпаясь, он вздрагивал, открывал глаза, моментально создавая непоколебимый вид, глядел в окно, а затем снова засыпал…
В офис я пришел как обычно – без настроения, с особой тоскою в глазах, с опущенной головой и плечами. Когда люди видят тебя в подобном состоянии каждый день, они перестают задавать тебе глупые вопросы типа «Что произошло?», чтобы в очередной раз услышать неизменное «Да нет, все отлично!» (все с тем же печальным выражением лица). Они просто привыкают к этому, понимая, что тебя лучше не трогать. Даже начальник поручает тебе меньше работы, когда видит тебя в таком состоянии. А мне как раз это и нужно – чтобы никто меня не беспокоил и дал возможность максимально беззаботно провести эти невыносимые восемь часов.

Тихонько поздоровавшись с ненавистными коллегами, я быстро прошел к своему рабочему месту, особо ни на кого не поглядывая, дабы не привлекать к себе внимание. Казалось бы, ничего не изменилось – все те же офисные крысы, все та же атмосфера глупой, скучной и никому ненужной работы, все тот же гул компьютеров, от которых к концу дня обычно кипит голова… Но все-таки что-то не так… Краем глаза я заметил, что на своем рабочем месте отсутствует мой коллега, который всегда приходит раньше всех. Кстати, единственный в нашем офисе человек, с которым я более-менее общаюсь, причем не только на рабочие темы и не только в рабочее время. Неплохой такой человечек, я бы даже сказал, хороший малый! Правда, имени его я не помню… Даже не знаю, помнил ли вообще когда-то…

- А где этот?.. – я тихонько спросил у своей коллеги, стоя к ней полуоборотом.

- Кто? – сказала она, немного даже удивившись, что я с ней заговорил.

- Ну… - протянул я и кивнул на рабочее место того самого «хорошего малого». – Этот…

- Ах, этот… - наверное, она тоже не помнила его имени. – Повесился вчера…

- Ага, ясно, - моментально молвил я все с тем же непоколебимым выражением лица.

Ну, что ж, люди умирают, и тут ничего нет удивительного. На этой замечательной планете каждый день из жизни уходит более ста тысяч человек, а то и больше. Поэтому не стоит придавать этому событию какого-то особого значения. Тем более, смерть какой-то офисной крысы вряд ли вообще может за собой что-то повлечь. Человек умер, что тут такого? Он вряд ли оставил после себя что-то ценное, поэтому о нем быстро забудут. В этом событии нет абсолютно ничего – ни хорошего, ни плохого. Разве я не прав, дорогой мой читатель?

Но в один определенный момент любопытство все-таки одолело меня, я заинтересовался подробностями:

- А почему? – уже сидя за своим рабочим столом, я чуть повернул голову все к той же сотруднице.

- Что почему? – снова удивилась она, выглядывая из-за монитора компьютера.

- Ну… - я пытался подыскать слова, чтобы стало ясно. – Почему повесился?

- Не знаю, не сказал…

- Ага, ясно…

Я спокойно повернул голову к своему компьютеру, после чего включил его. Некоторое время сидел, тупо уставившись в монитор, который начал мигать, напоминая о самом себе. И вдруг я почувствовал то, что удивило, а я бы даже сказал, глубоко потрясло меня. Внутри, там, где, по всей видимости, должно быть сердце, постепенно начало что-то сжиматься, отдавая пронырливой болью по всему организму. Вся эта тяжелая, хмурая, тупая боль принялась быстро подниматься, подступая к горлу, собираясь в колючий комок, давящий на стенки собственной глотки. И тут меня начали душить слезы. Как назло, я ничего не мог с этим поделать – слезы сами по себе выдавливались из моих глазных яблок, порываясь выскочить наружу, осквернив этим мое и без того печальное лицо. И как я не пытался осилить самого себя, взять в руки все свои эмоции, которые я и так обычно стараюсь не проявлять, но все оказывалось тщетным – вся эта гадость раздавливала меня изнутри, выплывая наружу этими мерзкими, скупыми каплями…

Вот скажи мне, дорогой мой читатель, что это такое? Неужели смерть какого-то обычного человека так впечатлила меня? Неужели мне действительно стало его жалко? Я не мог поверить сам себе, я требовал объяснения на происходящее со мной! Но все эти вопросы, ударяясь о тупик повседневной безысходности, рассыпались в моем сознании горькой пылью абсолютного непонимания. И единственное желание одолевало меня на тот момент – лишь бы никто в офисе не увидел моих слез, это было бы самым грязным позором перед собственными коллегами!

Но постепенно я все же начал понимать, в чем тут дело. Скорее всего, это заключено в привычке, а точнее, в ее нарушении. Я ведь так привык приходить на работу и каждый день видеть того самого «хорошего малого», имени которого я никак не могу вспомнить. Я настолько привык целый день находиться на рабочем месте, осознавая, что за моей спиной сидит именно он, а никто другой! Да, возможно, я относился к нему всего-то на капельку лучше, чем к остальным сокамерникам, но привычка взяла свое. Теперь его нет за моей спиной, мало того, никогда не будет! И эта неведомая, странная и непонятная для меня пустота, образовавшаяся за моей спиной, так грызла мое нутро, оставляя там неприятный след со следами зубов, так беспощадно ела меня изнутри, трансформируясь из пустоты на рабочем месте в пустоту собственного «я», что я просто не мог этого вынести! Не человеческая смерть так вздернула мою психику, а именно нарушение той самой повседневной привычки! Ты только представь себе, мой дорогой читатель, к чему может привести эта самая привычка! Наверное, если бы как-то утром мои коллеги увидели бы меня в хорошем настроении, улыбающегося, здоровающегося с каждым из них, глядя прямо в глаза, бодрым и даже веселым, с поднятой головой, выпрямленной спиной и расправленными плечами, а не таким, каким привыкли они меня видеть каждый день, то мне и представить сложно их реакцию. Скорее всего, их бы тоже начали душить слезы. И они бы всем скопом в один момент принялись биться в истерике, заливаясь горькими слезами. Это даже страшно вообразить! Дорогой мой читатель, нарушение привычки – это очень серьезно!

Но зато я знал, как мне успокоиться. Дождавшись, пока компьютер включится, я зашел в социальную сеть. Обычно это чудное изобретение гениев мирового Интернета немного поднимает настроение. Именно за это я и ценю Интернет в целом, а особенно, социальные сети. Именно поэтому я так много рабочего времени провожу именно там, иначе можно было бы просто повеситься, как это и сделал мой сотрудник. Я уверен – ему нужно было чаще заходить в социальные сети, он точно был бы еще жив. Но на этот раз радоваться было нечему – пришло лишь одно сообщение. Мало того, не самое веселое. Некий Миша Клещ прислал мне свое очередное бездарное произведение. Я не читал его творения, точнее, как-то раз открыл одно из них, но, осилив лишь пару строк, ничего не понял. Вот поэтому и считаю его творчество бездарным и не заслуживающим внимания. Я так и написал ему: «Ты бездарность, перестань отправлять мне это!» А он ответил что-то вроде «Спасибо тебе за твое мнение, я рад, что ты мне ответил, я ценю мнение каждого читателя, буду рад, если прочтешь еще…» Странный человек, я его тут оскорбляю ради своего же удовольствия, а он мне всякую чушь пишет! Бесят меня такие люди!

После подобного развлечения в социальной сети я начинаю создавать видимость человека, который страшно увлечен работой. Да, мой дорогой читатель, я думаю, что ты все прекрасно понял – я больше времени уделяю тому, что прикидываюсь, что занят работой, на самом же деле занимаясь совершенно отвлеченными делами, интересными только мне. Я не хочу тратить собственную энергию на выполнение рабочих обязанностей, за которые получаю деньги. Этой самой энергии у меня и без того мало, а тут еще нужно тратить ее на столь скучные занятия. И реально я начинаю заниматься работой только тогда, когда наш отдел посещает директор. И почему-то уверен, что так поступает большая часть моих коллег. И мне почему-то кажется, мой дорогой читатель, что ты тоже таким занимаешься! Правда? Самое интересное, что я прикидываюсь выполнением этой самой работы так мастерски и так умело, что даже не хожу на обеденные перерывы. Именно в такие моменты я могу действительно расслабиться, оставшись наедине с самим собой в огромном кабинете…

Все мои коллеги – это несносные офисные крысы! Когда в кабинет заходит директор, эти дрессированные зверьки все разом вздрагивают, словно по команде, и мгновенно приступают к работе, смиренно повиливая хвостиками и ожидая очередной команды. Когда директор уходит, все моментально расслабляются, развалившись на своих рабочих местах и попивая кофе. В этот момент они загадочно переглядываются друг с другом и хитро улыбаются, довольствуясь тем, что обманывают собственного директора. Они всем стадом ненавидят его. В любой подходящий или неподходящий для этого момент они собираются кучкой, чтобы обзывать его нелепыми словами, чтобы осуждать его во всем, в чем только можно, тем же демонстрируя свое презрение к этому человеку. Только вот когда он появляется на горизонте, все это поверхностное отношение враз куда-то пропадает.

Никто из них не хочет становиться директором – они боятся, что их так же будут ненавидеть, а ведь для них это крайне важно – оставаться для всех хорошими, уважаемыми и даже любимыми. Они всегда соглашаются друг с другом, чтобы не идти на конфликт и не выставлять на показ свое инакомыслие, они всегда смеются с любых шуток, которые время от времени звучат в офисе, дабы не обидеть рассказчика, они всегда принимают любые инициативы по поводу коллективного похода в кафе или в кино. Но каждый из них ненавидит друг друга! И я в этом более чем уверен! Время от времени – либо во время обеденного перерыва, либо во время перекура, они разбиваются на маленькие кучки и обсуждают друг друга, смеются и оскверняют того или иного сотрудника, делятся сплетнями о том, как: «…ты представляешь, она беременна, причем не от мужа…», или «…он до сих пор живет с родителями…», или «…у него ужасно дешевые часы…». Пару раз я замечал, как они заглядывают мне за шиворот, дабы посмотреть, какую марку одежды я ношу. А потом где-то краем уха уловил следующее: «Я о таком бренде и не слыхала даже, он, наверное, покупает подержанную одежду, какой ужас!» Конечно, это так важно – быть модным в подобном скопище офисных крыс, быть таким же, как и они! Будто бы заднице не все равно, чье имя на бирке трусов!
  1   2

Схожі:

Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconДжина Смит Стив Джобс и я: подлинная история Apple Посвящается нашим родителям
Только вот я никогда точно не знал, чем именно занимался мой отец. Сколько себя помню, мы все – сестра, брат и я – были не в курсе....
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconС 20 августа c 10. 00 по 25 августа 2012 года будет проводится распродажа "Щедрый август"

Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconДжон Кейз Мистерия убийства Джон Кейз Мистерия убийства Глава 1
Четыре часа сна. Я протёр глаза, вышел из дома и присел, чтобы извлечь из-под куста азалии скатанный в трубку свежий номер «Вашингтон...
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconИнструкция: «Вам будет предъявлена таблица с образами. Ваша задача...
Предназначена для изучения образной памяти. Методика применяется при профотборе. Сущность методики заключается в том, что испытуемому...
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconБаскетбол (Несебр,Болгария) 15 августа – 29 августа
Предоплата 100євро+ 350 грн. Здать до 26 мая 2013 +38 050-911-45-10;+38 093 976-62-53 tachernogr@gmail com тренер Черногрицкая Татьяна...
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconБаскетбол (Несебр,Болгария) 15 августа – 29 августа
Предоплата 100євро+ 350 грн. Здать до 26 мая 2013 +38 050-911-45-10;+38 093 976-62-53 tachernogr@gmail com тренер Черногрицкая Татьяна...
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconВсе! Но кто сможет ответить на вопросы в популярном телешоу и действительно выиграть миллион?
Однако именно ему выпадает шанс участвовать в шоу, и именно он становится победителем!
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconЦарюк Виктор Сергеевич Алексеев Лечебные злаки и ваша внешность Алексеев...
Приветствую тебя, дорогой мой читатель!!! Сегодня я хочу рассказать тебе о полезных свойствах злаковых растений и их применении в...
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconЛиндз Операция «Маскарад»
Молодая привлекательная девушка Лиз, проснувшись однажды утром, замирает от ужаса: она не узнает ни дом, где находится, ни человека,...
Утром 12 августа я вышел из своего дома. Да, именно утром, именно 12 августа! Дорогой мой читатель, я прошу тебя запомнить эту дату. Просто запомнить и все! И iconПлод упал с родной ветки еще давно, когда деревья были одеты в зрелые...
Он прятался в траве с надеждой стать деревом, как и все его предки. Зеленая кожура скрывала, но время оцарапало ее пальцами мальчишки,...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка