Тема 1: Международное право как особая система права




НазваТема 1: Международное право как особая система права
Сторінка2/9
Дата конвертації24.08.2014
Розмір1.49 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9
^

Международное публичное и международное частное право


Международное право, которому посвящен этот учебник, является международным публичным правом, поскольку регулирует властные, публичные отношения. Кроме того, существует международное частное право. Классическое определение этого права было дано такими авторитетными учеными, как И.С. Перетерский и Л.А. Лунц.

Международное частное право - отрасль права, которая регулирует гражданско-правовые отношения, имеющие международный характер.

Этого определения специалисты придерживаются и сегодня.

Международное частное право - часть национальной правовой системы, его нормы создаются государством самостоятельно. Международное частное право, пишет М.М. Богуславский, - "это составная часть внутренней правовой системы каждого государства". Основная задача международного частного права состоит в регулировании коллизии между частноправовыми нормами права разных стран. Осуществляется эта задача с помощью специфических норм, именуемых коллизионными. Они дают ответ на вопрос о том, право какой страны подлежит применению в случае коллизии. Поэтому другим названием этого права, наиболее распространенным в странах общего права (common law), является коллизионное право.

Международное частное право тесно связано с международным публичным правом. В резолюции Института международного права "Преподавание публичного и частного международного права" говорится: "В тех случаях, когда предлагаются два отдельных курса по публичному и частному праву, между ними должны существовать тесная взаимосвязь и координация". Для частного права существенное значение имеют международные договоры, торговые, налоговые, инвестиционные, об авторском праве, о правовой помощи и др. С их помощью происходит унификация норм частного права государств. Тем не менее вопреки распространенному мнению международные договоры не являются источниками международного частного права. Для этого положения международных договоров должны быть включены в состав правовой системы страны.

В литературе высказывается мнение о необходимости слияния международных публичного и частного права. Подобные взгляды не нашли признания. Тем не менее эта концепция находит отражение в современной учебной литературе по международному праву. Ссылаясь на сближение и взаимопроникновение международных публичного и частного права, пишут о совмещении предмета регулирования, круга участников правоотношений, методов и форм регламентации, и это несмотря на то, что в одном случае предметом регулирования являются властные межгосударственные отношения, а в другом - частноправовые отношения. Соответственно, различны участники, методы и формы регулирования.

Растущая интернационализация общественной жизни породила различного рода концепции о сближении и даже о слиянии международных публичного и частного права. В западной литературе довольно распространена концепция "транснационального права". Она была сформулирована американским профессором Ф. Джессепом, который предложил объединить международное публичное и международное частное право, с тем чтобы единое право регулировало действия и события, пересекающие государственные границы. Нынешние сторонники этой концепции ссылаются на то, что различия между публичным и частным правом становятся все более искусственными по мере того, как государства и создаваемые ими организации выходят на рынок, по мере того, как торговля и внешняя политика все более переплетаются.

Подобные взгляды не нашли признания в практике, да и в литературе они не очень распространены.

Тем не менее иногда даже в учебной литературе мы встречаемся с непониманием определяющей роли объекта регулирования для природы права. Несмотря на расширяющееся участие государств и создаваемых ими субъектов хозяйственной деятельности в коммерческих связях, эти взаимоотношения принципиально отличаются от межвластных, публичных отношений государств как носителей суверенитета. Именно межгосударственные отношения регулируются международным публичным, а не частным правом. Этой позиции твердо придерживаются государства в своей практике.

Не больше оснований говорить и о совмещении круга участников публичных и частных правоотношений, методов и форм их регламентации. Действительно, государство может быть участником отношений, регулируемых частным правом. А физические и юридические лица участниками отношений, регулируемых публичным правом, быть не могут, поскольку не являются его субъектами. Разумеется, наконец, что методы публичного и частного права принципиально различны.

Никто не станет оспаривать растущего взаимодействия публичного и частного международного права. Особенно значительна роль публичного права в унификации норм частного права. Несмотря на это, каждый вид норм остается в рамках своей правовой системы и пользуется присущим именно ей механизмом действия. Показательна в этом плане концепция Р.А. Мюллерсона, который полагает, что нормы частного международного права и соответствующие нормы публичного права образуют полисистемный юридический комплекс в силу особенно тесного взаимодействия. Но при этом они остаются частями соответствующих правовых систем.

Вопрос № 3. Соотношение международного и внутригосударственного права: основные доктринальные концепции, взаимовлияние.

Сущность международного права раскрывается в его сопоставлении с внутригосударственным правом. Обе эти правовые системы имеют довольно много сходных черт и отличий.

Сходства между международным и внутригосударственным правом заключаются в том, что они:

  • представляют собой совокупность юридических принципов и норм - обязательных для субъектов правил поведения, выполнение которых может быть обеспечено принудительно;

  • обладают сходной структурой (принципы - отрасли - подотрасли - институты - нормы);

  • используют практически одни и те же юридические конструкции и определения, но поскольку каждая правовая система обладает своей спецификой, понятия и категории международного права не всегда идентичны применяемым в национальном праве.

В то же время своеобразие международного права проявляется в различных аспектах. Таким образом, различия между внутригосударственным и международным правом заключаются в следующем:

Во-первых, данные правовые системы различаются по объекту регулирования, поскольку международное право охватывает своей регламентацией общественные отношения исключительно с участием публичного иностранного элемента, тогда как внутригосударственное право регулирует и отдает приоритет внутренним отношениям в данном обществе.

Во-вторых, если субъектами внутригосударственного права являются физические и юридические лица, органы государства, то субъектами международного права - главным образом образования, имеющие публичный характер на международной арене (государства, нации и народы, государственно-подобные образования и т.д.).

В-третьих, внутригосударственная и международная правовые системы различаются по доминирующим формам источников. Если в первой преобладает нормативный акт в виде закона, то во второй предпочтительнее обычаи и договоры.

В-четвертых, различен механизм нормотворчества. Поскольку в межгосударственной системе нет законодательного органа, нормы международного права создаются самими субъектами международного права, прежде всего, государствами.

В-пятых, в отличие от локальных норм национального права, характер которых находится в зависимости от социальной природы данного государства, нормы международного права имеют в основном общедемократический характер.

В-шестых, поскольку в межгосударственной системе не существует судебных и исполнительных органов, идентичных существующим в государствах, функционирование международного права и, прежде всего его применения существенно отличаются от функционирования и применения внутригосударственного права.

^ Теоретические основы соотношения и взаимодействия международного и национального права

Проблеме соотношения международного и национального права наука международного права стала уделять внимание с конца XIX в. Первой специальной работой в этом отношении явилась книга известного немецкого юриста X. Трипеля «Международное и внутригосударственное право», вышедшая в 1899 г.

Исторически в науке международного права в вопросе соотношения международного и внутригосударственного права существовало два основных направления: монистическое и дуалистическое. И то и другое внутренне неоднородны. Так, монистическое течение распадается на теории примата международного права и примата внутригосударственного права. В свою очередь, дуалистическому подходу также не свойственна гомогенность. Концепции, укладывающиеся в русло дуалистической теории, основывались на разграничении международного и национального права и их не подчиненности одного другому. Так, русские дореволюционные авторы конца XIX — начала XX в. стояли на позициях дуализма, хотя формально это, возможно, и не было выражено подобным образом. Главным тезисом дуалистической школы была констатация различий в объектах регулирования, субъектах права, а также источниках права.

Именно дуалистическая теория прошлого во многом составила неободимую основу для современной доктрины соотношения международного и внутригосударственного права, сформировавшейся в отечественной науке международного права и отчетливо проявившейся в трудах В. Н. Дурденевского, Е. А. Коровина, Д. Б. Левина, И. И. Лукашука, Н. В. Миронова, Г. И. Тункина, Е. Т. Усенко, Н. А. Ушакова, С. В. Чсрниченко, В. М. Шуршалова и др.

Из аналогичных посылок исходит преимущественно и зарубежная доктрина международного права. В частности, американские международники утверждают: «Мы должны принять дуалистическую точку зрения. Международные суды применяют международное право, национальные суды - национальное право». При этом

поддерживаются идеи взаимодействия систем международного и внутригосударственного права. Мнения противоположного толка, заключающиеся в изоляционистском подходе к явлению, достаточно редки, хотя и имеют место.

Современный дуализм не только предполагает существование двух равнозначных и самостоятельных систем права — международного и национального, но и характеризуется состоянием диалектического взаимодействия между ними, со свойственным его содержанию разнообразием элементов, последовательностью и их сочетанием друг с другом.

Конструкции умеренного дуализма, характерные для середины XX в. (Анцилотти, Вальц, Менцель), обосновывающие дуализм права и приоритет международного права, в частности, используют постулат Д. Анцилотти о том, что международное право «имеет в своем основании принцип, которому подчинена воля государства». Действительно, и внутригосударственное и международное право в той или иной степени (в зависимости от специфических особенностей каждого из них) порождается волей данного государства или совокупности государств. Однако отмечаемая в связи с этим подчиненность воли государств в международных отношениях определенным императивам не должна

смешиваться с гегелевским внутригосударственным монизмом, который также базировался на абсолютизации государственной воли, понимаемой как ничем не ограниченной категории, которая обеспечивает примат внутригосударственного права и несамостоятельность по отношению к нему международного права. Рассуждения «умеренных дуалистов», средисовременных последователей которых немецкие ученые

В. Рудольф, О. Климминих и др., характеризуются различной степенью юридической адекватности и точности. Так, следует признать их правоту в утверждении того, что оба правопорядка могут отсылать друг к другу. Однако трудно согласиться с тем, что допускается участие международного права в формировании и регулировании отношений, являющихся предметом внутригосударственного права. С другой стороны, нельзя оспорить тот факт, последовательно отмечаемый ими, что международное право может юридически связывать внутригосударственные правопорядки при условии национально-правового опосредствования последствий во внутренней сфере обязательного действия международно-правовых норм.

Несмотря на достаточно прочно укоренившиеся позиции дуалистического направления в решении проблем соотношения международного и внутригосударственного права в современном мире, было бы заблуждением, однако, полагать, что монистические концепции отвергнуты ныне навсегда. В свете этого в целях уяснения современных проявлений монизма и ориентирования в идейных основах взаимодействия международного и национального права знание исходных положений монистических концепций прошлого оказывается небесполезным.

Монистические концепции, пропагандирующие примат национального (внутригосударственного) права, исторически были первыми в теоретическом осмыслении вопроса о том, образует ли международное право автономный правопорядок наряду с национальным правом. Одним из первых монистов — сторонников включенности во внутригосударственное право международного права — был немецкий исследователь Дж. Д. Мозер (1701—1785). В противовес дуалистам монисты исходят из идеи соединения международного и внутригосударственного права в одну правовую систему. Лишь в зависимости от того, какая часть преобладает — внутригосударственное право или международное, — различается примат (верховенство) внутреннего права государства или права международного. Теории примата внутригосударственного права получили распространение в конце XIX — первой половине XX в. преимущественно в работах немецких авторов (К. Бергбома, Л. Цорна, М. Венцеля), которые основывались в принципе на «Философии права» (1821 г.). Отсюда и представление о международном праве как о сумме внешнегосударственного права различных государств, т. е. «внешнем государственном праве», что, по существу, означало нигилистический подход вообще к существованию международного права как таковому.

Несомненно, что ныне, утверждая концепцию примата международного права в международных отношениях, отнюдь не имеют в виду подчинить внутригосударственную сферу международному праву с тем, чтобы вернуться к теории международно-правового монизма. Речь идет о принципиально новой роли международного права в условиях взаимозависимого, во многом целостного мира в процессе регулирования межгосударственных отношений, ядром которых выступает признание общечеловеческих ценностей. Главной функцией международного права, определяющей его сегодняшнее предназначение, служит решение проблемы безопасности человечества и устранение угрозы ядерной или обычных войн. Рассматриваемая концепция означает незыблемость

принципа соблюдения международных обязательств, преимущественное значение норм международного права как гарантии мира, стабильности, развития многопланового взаимовыгодного сотрудничества. Следование этому принципу не означает признания слияния в единое целое международного и национального права.

^ Влияние внутригосударственного права на формирование и осуществление норм международного права

Взаимодействие систем международного и внутригосударственного права складывается из исторической объективности первичного влияния внутригосударственного права на международное в процессе формирования его норм и последующего влияния уже существующих норм международного права на дальнейшее развитие национального законодательства и в целом на состояние права в конкретной стране. В данной связи следует отметить одно особое обстоятельство, характеризующее взаимодействие систем международного и внутригосударственного права. Оно состоит в том, что такое взаимодействие происходит на уровне и в форме взаимного влияния друг на друга источников права каждой из систем. Скажем, регламентация, содержащаяся в международном договоре, обязывающем конкретное государстве), прежде всего воздействует как на общие принципы регулирования, так и на конкретные положения национальных актов (законов, подзаконных актов), принимаемых (или уже введенных в действие, но подлежащих вследствие принятия государством на себя международно-правовых обязательств изменению после заключения договора) в определенной области регулирования общественных отношений. Такое изменение (дополнение) национально-правового акта выступает, собственно говоря, средством исполнения государством международного обязательства, вытекающего из договора.

Первичность влияния внутригосударственного права на международное право в сегодняшнем мире не следует понимать как признание примата внутригосударственного права над международным. Речь идет прежде всего о том, что государства, вступая в процесс выработки норм международного права, исходят из тех возможностей проявления своей воли, которые предоставляются им национальным законодательством, внутренними социально-экономическими и политическими основами государственного устройства и соответствующими национальными интересами. Поэтому говорить о влиянии национального права отдельных государств, оказываемом на международное право, можно прежде всего применительно к нормам основных законов этих стран — конституций или других актов, закрепляющих фундаментальные принципы их внутренней и внешней политики.

Воздействие сложившихся во внутригосударственной сфере принципов и норм (преимущественно конституционных) на международное право в процессе образования международно-правовых норм выступает наиболее яркой и типичной формой влияния.

Включение развивающимися странами в тексты своих конституций или иных основополагающих национальных актов положений о неотъемлемом суверенитете над естественными ресурсами и богатствами при эффективной поддержке других государств обусловило появление и нормативное закрепление в международных договорах еще одного специального принципа международного экономического права.

Не менее значимым является и такое направление влияния, как изменение, углубление и развитие содержания, расширение сферы действия и повышение эффективности существующих международно-правовых норм под воздействием национального права. К примеру, в международном праве сложились принципы территориальной целостности

и нерушимости государственных границ. Согласно этим принципам государства не вправе произвольно изменять в одностороннем порядке (насильственно) положение линии границы. Для обеспечения неприкосновенности границы сопредельные государства устанавливают взаимно согласованный режим границы, включающий вопросы прохождения и обозначения государственной границы, порядка пользования пограничными водами и коммуникациями, лесными, охотничьими, сельскохозяйственными и другими угодьями вблизи границы и т. д.

Внутренним законодательством ряда сопредельных государств и их международными соглашениями учреждаются некоторые специальные институты, как, например, совместные комиссии по проверке границы и пограничные уполномоченные (комиссары). Последние в целях упрочения добрососедских отношений и развития мирного сотрудничества граничащих друг с другом государств осуществляют своевременное адекватное урегулирование различных пограничных инцидентов, возникающих между сторонами. Таким образом, юридическое содержание прав и обязанностей государств, связываемых с принципом уважения неприкосновенности границ, подразумевает и установление аналогичных вышеуказанным специальных органов.

В то же время в отмеченной проблеме соотношения национального и международного права имеется и оборотная сторона. В частности, случается, что некоторые организационные и правовые меры, предпринимаемые государствами в их внутринациональной сфере, объективно не отвечают высшим интересам мирового сообщества, служат побудительным импульсом для уточнения, пересмотра или иначе ориентированного подхода к формулированию определенных норм международного права и, следовательно, базирующихся на них прав и обязанностей субъектов

международного права.

Существенным итогом влияния внутригосударственного права на прогрессивное развитие международного права закономерно считается устранение из международного права под воздействием внутригосударственных политических и правовых средств отживших, не соответствующих современному назначению международного права институтов,

принципов, норм. Так, была отменена ст. 35 Устава МОТ, содержавшая «колониальную оговорку», дававшую возможность ряду государств допускать дискриминацию колониальных народов в области их трудовых прав и не применять к ним конвенции МОТ.

Помимо упомянутого, рассматривая вопрос о влиянии систем национального права на развитие международного права, необходимо указать и на такой важный аспект, как рецепция и активное использование в настоящее время международным правом основных правовых формул (юридических максим) — особых юридических принципов, пришедших

из внутригосударственного права (первоначально из римского права, а затем усвоенных феодальными и последующими национальными правовыми системами): последующий закон отменяет предыдущий; общий закон отменяется специальным; договоры должны соблюдаться; договоры не вредят и не приносят выгоды третьим лицам; никто не может предоставить другому больше, чем имеет сам; равный над равным власти не имеет; никто не может быть судьей в собственном деле и т. д. В значительной мере это обстоятельство отражает такую форму взаимодействия систем национального и международного права, как общие принципы права («общие принципы права, признанные цивилизованными нациями», как это сформулировано в п. 1(с) ст. 38 Статута Международного суда ООН).
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Схожі:

Тема 1: Международное право как особая система права iconВопросы к экзамену по курсу «международное право»
Международное право как особая система права. Система современного международного права
Тема 1: Международное право как особая система права iconЭкзаменационные вопросы по международному частному праву Понятие...
Место международного частного права в правовой системе. Международное частное и международное публичное право
Тема 1: Международное право как особая система права iconПлан семинара Условия и формы применения международного права в российской...
Применение международного права Конституционным Судом РФ. Конституция РФ и международное право
Тема 1: Международное право как особая система права iconПлан Термин «международное частное право»
Термин «международное частное право». Предмет международного частного права (далее мчп)
Тема 1: Международное право как особая система права icon2. Соотношение международного и внутригосударственного права /докт­рины...
Международное право это система юридических принципов и норм, регулирующих межгосударственные отношения в целях обеспечения мира...
Тема 1: Международное право как особая система права iconТема международное морское право (2 ч.) Основные вопросы лекции и семинарского занятия
Понятие, источники и предмет правового регулирования международного морского права
Тема 1: Международное право как особая система права iconПлан лекції Поняття, предмет І система банківського права. Норми...
Тема Банківське право та банківські правовідносини. Банківська система України, місце Національного банку України в цій системі
Тема 1: Международное право как особая система права iconНаучно-практической конференции Научные воззрения профессора Г. Ф....
Казанского (Приволжского) федерального университета, посвященных научному наследию Г. Ф. Шершеневича (гражданское право; предпринимательское...
Тема 1: Международное право как особая система права iconМеждународное частное право вопросы к экзамену
Коллизия права и общий метод международного частного права. Способы регулирования в международном частном праве и правовые формы...
Тема 1: Международное право как особая система права iconЛекція Система права І система законодавства
Якщо зовнішнім проявом права є система його джерел, то внутрішня будова права визначається як його система. У юридичній науці існують...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка