Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи




Скачати 477.94 Kb.
НазваЕ. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи
Сторінка1/5
Дата конвертації11.07.2013
Розмір477.94 Kb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Право > Документы
  1   2   3   4   5
Е. В. Анисимов
Петр Первый: рождение империи
Страница [1], [2]

Петр последовательно стремился к созданию целой иерархии регламентов. Он пошел гораздо дальше европейских апологетов камерализма в обобщении и систематизации административного права. Обобщив опыт шведской государственности с учетом некоторых специфических сторон русской действительности, он создал не имеющий в тогдашней Европе аналогов своеобразный регламент регламентов - Генеральный регламент 1719—1724 гг., содержавший самые общие принципы работы бюрократического аппарата. Эти общие принципы применительно к отраслям развивались и детализировались в регламентах отдельных учреждений, а работа каждой категории чиновников, численность которых увеличилась в 3-4 раза за время реформ, определялась своей инструкцией. Петр создал образец регламента коллегии, разработав своеобразный образцовый регламент центрального учреждения — Адмиралтейской коллегии. Он включал в себя помимо общих положений регламенты 56 должностей чиновников, начиная с пространного регламента президента коллегии и кончая почти анекдотическим регламентом 46-м “О должности профоса”, гласившим: “Должен смотреть, чтоб мимо отхожих мест не испражнялись, и ловить, а если поймает, то бить кошками и велеть вычистить”.
Новая система центральных учреждений была реформирована вместе с системой высших органов власти и местного управления. Особенно важной была реформа Сената, занявшего ключевое положение в государственной системе Петра. Сенат сосредоточивал судебные, административные и законосовещательные функции, ведал коллегиями и губерниями. Назначение и утверждение чиновников также составляло его важную прерогативу. Неофициальным главой Сената, состоящего из первейших сановников, был генерал-прокурор, наделенный особыми полномочиями и подчиненный только монарху. Создание должности генерал-прокурора положило основание целому институту прокуратуры, образцом для которого послужил французский административный опыт. Прокуроры разных рангов осуществляли контроль за соблюдением законности и правильностью ведения дел практически во всех центральных и многих местных учреждениях. Пирамида явного государственного надзора, выведенная из-под контроля административных органов, дублировалась пирамидой тайного надзора - фискальского, имевшего подобную прокуратуре разветвленную и иерархическую структуру. Важно заметить, что, стремясь достичь своих целей, Петр освободил фискалов, профессия которых — донос, от ответственности за ложные обвинения, что расширяло для них возможности злоупотребления властью. С петровских времен в русском народе фискальство стало синонимом гнусного доносительства.
Пристально рассматривая наш корабль — государство, мы, конечно, не можем не заметить, что это военное судно. Для мировоззрения Петра было характерно отношение к государственному учреждению как к воинскому подразделению, к регламенту — как к уставу, а к служащему — как к солдату или офицеру. И дело не в особой воинственности Петра или войнах, ставших привычными для царя, который из 36 лет царствования (1689—1725) провоевал 28 лет.
Дело в другом. Петр был убежден, что армия - наиболее совершенная общественная структура, что она — достойная модель всего общества. Воинские законы, построенные на проверенных опытом сражений принципах, по мнению Петра, с убедительностью показывали преимущество этой военной модели. Воинская дисциплина — это то, с помощью чего можно воспитать в людях порядок, трудолюбие, сознательность, христианскую нравственность. (Вспоминается известная шутка Козьмы Пруткова: “При виде исправной амуниции сколь презрены все конституции”.) Простота воинского устава, его очевидная эффективность на поле боя сеяли соблазн распространить военное начало и на гражданское управление, и на общество в целом.
Внедрение военных принципов в гражданскую сферу проявлялось в распространении военного законодательства на систему государственных учреждений, а также в придании законам, определяющим работу учреждений, значения и силы воинских уставов. В 1716 г. основной военный закон—Воинский устав - по прямому указу Петра был принят как основополагающий законодательный акт, обязательный в учреждениях всех уровней. Так как не все нормы военного законодательства были применимы в гражданской сфере, то использовались специально составленные выборки из воинских законов. Распространение воинского права на гражданскую сферу вело к применению в отношении гражданских служащих тех же мер наказания, которым подлежали военные за преступления против присяги. В значительной степени поэтому ни до, ни после Петра в истории России не было издано такого огромного количества указов, обещавших смертную казнь за преступления по должности. В указе 1723 г. Петр разделил все преступления на две части: государственные и частные. Под государственными имелись в виду все преступления, совершаемые “по должности”, причем Петр считал, что преступление чиновника наносит государству даже больший ущерб, чем измена воина на поле боя, ибо это грозит подрывом основ государственности, разорением страны. Именно поэтому чиновников-воров, лихоимцев и мздоимцев предписывалось наказывать особенно сурово. Так, в указе 1711 г. Петр угрожал губернаторам, вовремя не поставившим рекрутов, что “ежели в две недели кто не исправится… то наказаны будут яко изменники и предатели отечества”. На эффективности такой борьбы со злоупотреблениями мы остановимся ниже, а теперь отметим, что именно в таком правовом определении обязанностей, долга чиновников отчетливо проявлялась характерная в целом для Петра-реформатора сознательная ориентация на военные образцы, желание придать государственной машине черты грандиозной военно-бюрократической организации, созданной и действующей как единый военный организм.
Выпестованная великим реформатором, регулярная армия во всем разнообразии ее институтов и однообразии принципов с петровских времен заняла выдающееся место в жизни русского общества, став его важнейшим элементом. Не является преувеличением высказанное В. В. Лапиным, специалистом по истории русской армии, утверждение, что в России XVIII-XIX вв. не армия была при государстве, а, наоборот, государство при армии, причем созданная Петром столица Петербург превратилась бы в пустырь, если бы из нее вдруг исчезли все памятники, здания, сооружения, так или иначе связанные с армией, воинским искусством, победами русского оружия. XVIII в. стал “веком дворцовых переворотов” во многом благодаря гипертрофированному значению военного элемента, прежде всего гвардии, в общественной жизни империи. Грубая военная сила гвардии, ее корпоративный дух часто использовались политическими авантюристами для захвата власти.
Создание бюрократической машины, пришедшей на смену системе средневекового управления, в основе которого лежал обычай, - естественный процесс. Бюрократия — необходимый элемент структуры государств нового времени. Однако в условиях российского самодержавия, когда ничем и никем не ограниченная воля монарха — единственный источник права, когда чиновник не ответствен ни перед кем, кроме своего начальника, создание бюрократической машины стало и своеобразной “бюрократической революцией”, в ходе которой был запущен вечный двигатель бюрократии. Начиная с петровских времен он начал работать по присущим ему внутренним законам, ради конечной цели упрочения своего положения — мобильно и гибко откликаясь на изменения жизни. Все эти черты созданной петровским режимом бюрократии позволили ей успешно существовать вне зависимости от того, какой властитель сидел на троне — умный, глупый, деловой или бездеятельный. Многие из этих черт и принципов сделали сплоченную касту бюрократов неуязвимой и до сего дня. Достойно примечания, что в первые годы после смерти Петра некоторые государственные деятели с тоской вспоминали “золотые времена” приказов и их знаменитая “московская волокита” представлялась простой, как огурец, по сравнению с чудищем бюрократии, рожденной петровскими государственными реформами.
Петровская государственная реформа, а также преобразование армии, несомненно, привели к достаточно четкому разделению военной и гражданской служб. Но вместе с тем петровские реформы ознаменовались широким распространением практики участия профессиональных военных в государственном управлении. Это выражалось, в частности, в регулярном использовании военных, особенно — гвардейцев, в качестве эмиссаров царя, наделенных для исполнения своего срочного задания чрезвычайными полномочиями, что открывало им дорогу к применению репрессий и насилия в отношении как администрации, так и населения. Такое крупное и сложное мероприятие, как “ревизия” — перепись населения - было осуществлено также силами военных, причем на переписи была занята почти половина офицерского корпуса. К этой практике правительство прибегало не раз и впоследствии.
Осуществление подушной переписи привело к введению нового порядка содержания и размещения войск. Полки были расселены на землях тех крестьян, с “подушного числа” которых взималась подать на нужды этого полка. В итоге воинские части 200-тысячной армии размещались практически в каждом уезде страны (за исключением окраин), причем постойная повинность, ранее временная, становилась для большинства крестьян постоянной. Претворение в жизнь этой идеи Петра, заимствованной из практики “поселенной” системы Швеции и адаптированной к условиям России, стало тяжелым бременем для народа. Недаром впоследствии наиболее эффективным средством наказания непокорных крестьян было как раз размещение в их домах солдат и, напротив, освобождение от постоя рассматривалось как желаннейшая привилегия, которой за особые заслуги перед государством удостаивались редкие селяне и горожане.
Изданные законы о поселении полков — “Плакат” 1724 г.—должны были регулировать взаимоотношения населения с войсками. Однако они привели к тому, что власть командира полка стала более полной, чем власть местной гражданской администрации. Военное командование не только следило за сбором подушной подати в районе размещения полка, в успехе чего оно было, естественно, заинтересовано, но исполняло функции “земской полиции”: пресекало побеги крестьян, подавляло вооруженной рукой сопротивление народа, а также осуществляло общий полицейский надзор за перемещением населения, согласно введенной тогда же системе паспортов. Это вытекало из той роли, которую придал военному элементу в жизни страны преобразователь России.
В основе военно-бюрократической системы, созданной Петром, лежала четкая иерархичность, соподчиненность всех звеньев. Вершиной этой системы являлся трон, а если прибегнуть к заданному образу — мостик, на котором бессменно стоял царственный шкипер.
Петровская эпоха примечательна окончательным оформлением самодержавия. Ликвидация последних следов сословного представительства, создание свода законов, закреплявших право личности управлять, владеть миллионами на основании своей юридически ничем не ограниченной воли с помощью бюрократической машины, - суть главных процессов, происшедших при Петре.
Личность самодержца, конечно, накладывает особый оттенок на институт самодержавия в каждый период его существования. В этом смысле влияние личности Петра на устройство и оформление режима самодержавного правления оказалось значительным и конструктивным. Он реализовал как потенциально заложенные в этом институте идеи, так и привнес новые, оригинальные или заимствованные из других стран.
Петровская эпоха примечательна попыткой теоретического обоснования власти одного над миллионами. Феофан Прокопович — теоретик самодержавия — развивал концепцию неограниченной власти русского царя, опираясь как на традицию московского царства, так и на теорию западноевропейских государствоведов с их учением о “естественном праве”. Произведения Феофана - это эклектическая компиляция из отрывков Священного Писания, выписок из трудов новейших философов-теоретиков “договорной” концепции образования государства, ставившая целью убедить русского читателя в праве самодержца повелевать на основе как Божественного, так и “естественного” права. Обращение к разуму, характерное для обоснования этого направления мысли, несомненно, новая черта в идеологии русского самодержавия.
Важно отметить, что теоретические посылки разумного устройства не оставались на бумаге. Работа Петра на верфи, стройке, его участие в сражениях, руководство нижестоящими и послушное подчинение им же самим над собой поставленным начальникам — все должно было убедить подданных в преимуществе такого образа жизни. С годами была сформулирована целая концепция “образцовой” службы царя на троне, в которой царствование рассматривалось Петром как служение особого рода. Впервые в русской политической мысли были сформулированы понятия “долг”, “обязанность” монарха, были обозначены пределы (точнее - беспредельность) его власти - необходимейшее условие для эффективного исполнения “царской работы”. Идеи рационализма, о которых шла речь выше, питавшие эти поступки, во многом владели умом царя. Он жил и работал, исходя из начал “разума”, “порядка” — принципов, на которых должно было создаваться государство и строиться жизнь подданных. Восхищаясь демократизмом, работоспособностью, самоотверженностью великого реформатора России, нельзя забывать один принципиальный момент: “служба” царя и служба его подданных существенно различались — для последних это была служба государю, с которой сливалась служба государству. Иначе говоря, своим каждодневным трудом Петр показывал пример служения себе, российскому самодержцу.
Было бы неправильно все излишне упрощать. Служение Отечеству, России — важнейший элемент политической культуры петровского времени. Его питали традиции патриотизма, примеров которого много в допетровской истории — достаточно вспомнить гражданский подвиг Минина и Пожарского, вставших на защиту “земли”. Именно “земская” традиция - одна из важнейших в истории России. Но в предпетровское и особенно петровское время все же основной, определяющей оказалась иная, также идущая из древности тенденция отождествления власти и личности самодержца с государством. Развитие этой тенденции привело к слиянию представлений о государственности, Отечестве — понятию, священному для каждого гражданина и символизирующему независимое национальное существование, - с представлением о носителе государственности — вполне реальном и далеко не безгрешном, смертном человеке, на которого в силу занимаемого им положения распространялись священные понятия и нормы государственности. В новейшей истории наиболее яркое отождествление личности правителя с государством, Родиной и даже народом проявилось в культе личности Сталина (“Сталин - воля и ум миллионов”).
Для политической истории России в дальнейшем это, как известно, имело самые печальные последствия, ибо любое выступление против носителя власти, кто бы он ни был — верховный повелитель или мелкий чиновник, - трактовалось однозначно: как выступление против персонифицируемой в его личности государственности России, народа, а значит, могло привести к обвинению в измене, к признанию врагом Отечества, народа. Мысль о тождественной ответственности за оскорбление личности монарха и оскорбление государства прослеживается в Соборном уложении 1649 г., апофеоз же этой идеи наступил при Петре, когда понятие Отечества, не говоря уже о “земле”, исчезает из воинской и гражданской присяг, оставляя место лишь самодержцу, в личности которого и была персонифицирована государственность.
Важнейшим элементом политической доктрины Петра была идея патернализма. В рамках этой идеи был сформулирован образ разумного, предвидящего будущее монарха - отца Отечества и народа. В “Правде воли монаршей” сформулирован парадоксальный на первый взгляд, но логичный в системе патернализма вывод о том, что если государь - сын своего отца, то он является “по высочайшей власти своей” своему отцу отец, ибо сын-государь уже этим самым всем своим подданным отец. Важно отметить, что идея патернализма смыкается с идеей “харизматического лидера”, выдвинутой Максом Вебером. Являясь промежуточным между традиционным и демократическим лидером, харизматический лидер — избранник выделяется и служит предметом особого почитания не на основе шкалы традиционных ценностей (характерных для восприятия царя как подобия Бога на земле), а как существо, наделенное исключительными способностями и дарованиями, которые, будучи “недоступны обыкновенному человеку, рассматриваются как исходящие от Божества или образцовые, и на их основании данный индивид считается лидером”. Он может быть демократичен в своем поведении, пренебрегать материальными интересами, отвергать прошлое и в этом смысле является “специфической революционной силой”. Важно отметить, что харизматический авторитет носит сугубо личный характер и титулы “Отец отечества”, “Отец нации”, “Лидер революции” не передаются как трон по наследству.
  1   2   3   4   5

Схожі:

Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconПетр Иванович Рябинин-Андреев (1905-1953 гг.)
Из многочисленного семейства Рябининых-Андреевых сказывать былины выучился только средний сын Петр. Он и унаследовал славу Рябининых...
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconАлександр Владимирович Марков Рождение сложности. Эволюционная биология...
Так продолжается и поныне, и, хотя каждый пройденный шаг приносит нам новые знания, никаких признаков скорого постижения Жизни пока...
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи icon-
Пётр Великий — такой образ создан в истории Великого Русского Народа третьему царю из династии Романовых. Великий — очень громкое...
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconВилейанур С. Рамачандран Рождение разума. Загадки нашего сознания Рождение разума Об
Национальным институтом психического здоровья (N1MH) в библиотеке Конгресса, на Доркасских 2 чтениях в Колд – Спринг – Харборе (Cold...
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconПетр Бормор Игры демиургов Петр Бормор. Игры демиургов
А вот домашних животных у нас нет. Крыса две нету попугай два попугая ни одного один кот никого другие два попугая одна нет
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconАйзек Азимов Академия Академия [Основание] 3 «Академия. Первая трилогия»:...
Галактики. Математик и психоисторик Хари Селдон предсказывает крах и возрождение через много лет несокрушимой Галактической Империи....
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconПетр. Обезумев от горя, она винит в этой трагедии свою пятилетнюю дочь Динку
В страшном пожаре гибнет любимый муж Тамары Петр. Обезумев от горя, она винит в этой трагедии свою пятилетнюю дочь Динку (от первого...
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconПётр Вегин

Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconЧогьял Намкай Норбу Рождение, жизнь и смерть c огласно тибетской медицине и учению Дзогчен
Чогьял Намкай Норбу Рождение, жизнь и смерть cогласно тибетской медицине и учению Дзогчен
Е. В. Анисимов Петр Первый: рождение империи iconТеряя невинность. Автобиография Автобиография одного из самых известных,...
Автобиография одного из самых известных, богатых и удачливых людей Великобритании, вдохновителя и создателя империи, объединяющей...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка