Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь




НазваМэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь
Сторінка1/33
Дата конвертації23.10.2013
Розмір3.92 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Право > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
Мэри Хиггинс Кларк

Ты мне принадлежишь

Мэри Хиггинс Кларк

Ты мне принадлежишь
Пролог
Он уже поднаторел в этой игре, и на этот раз у него возникло предчувствие, что дело окажется до обидного легким. Но, как ни странно, он ощутил еще более острое волнение, чем обычно, и это его приятно удивило.

Он взошел на борт только вчера в Перте, Австралия, собираясь плыть до Кобе, Япония, но нашел ее сразу. Стало быть, промежуточные порты ему не понадобятся. Она сидела за столикому окна в обеденном зале, обшитом деревянными панелями и обставленном с непритязательной элегантностью, вполне типичной для «Габриэль». Роскошный круизный лайнер идеально подходил для его целей: он всегда выбирал безупречные по антуражу и сравнительно небольшие по размерам корабли для кругосветных туристических путешествий.

Осторожный по натуре, он, тем не менее, не боялся столкновения с кем‑то из попутчиков по предыдущим поездкам и не опасался, что кто‑то случайно его узнает. Он научился мастерски изменять свою внешность: этот талант он открыл в себе еще в детстве, а потом усовершенствовал в колледже, когда ненадолго увлекся театром и вступил в драматический кружок.

И вот сейчас, изучая Регину Клаузен, он подумал, что ей тоже не помешало бы изменить внешность. Она была одной из тех женщин лет сорока, которые вполне еще могли бы нравиться, если бы знали, как одеваться, как держаться, как подать себя в выгодном свете. На ней был дорогой с виду вечерний костюм льдисто‑голубого цвета, который выглядел бы сногшибательно на какой‑нибудь загорелой блондинке, но совершенно не красил Регину: ее бледное лицо казалось бесцветным, даже нездоровым. А светло‑каштановые волосы – естественные, некрашеные – были взбиты в крутой начес, бросавшийся в глаза даже на другом конце просторного обеденного зала. Эта нелепая прическа по моде пятидесятых годов не просто старила ее, но придавала ей вид провинциальной домохозяйки.

Разумеется, он знал, кто она. Всего несколько месяцев назад он видел Регину Клаузен, что называется, в деле – на собрании акционеров, а кроме того, он регулярно смотрел экономические новости по Эн‑би‑си1, где она выступала в качестве биржевого аналитика. На экране она, конечно, выглядела сильной, уверенной в себе личностью.

Вот почему, увидев ее в грустном одиночестве за столом, заметив, какой трепетной, чуть ли не девически стыдливой улыбкой озарилось ее лицо, когда один из корабельных стюардов, в чьи обязанности входило развлекать пассажиров, пригласил ее на танец, он сразу понял, что дело выгорит и труда для него не составит.

Он поднял свой бокал и, качнув его легким движением в ее сторону, предложил молчаливый тост.

«Твои молитвы услышаны, Регина, – мысленно проговорил он. – Отныне ты принадлежишь мне».
^ Три года спустя
1
Доктор Сьюзен Чандлер всегда ходила на работу пешком. Ничто на свете – разве только снежная буря или ураган – не могло заставить ее изменить привычке выходить каждое утро из своей квартиры на третьем этаже кирпичного дома в Гринвич‑Виллидж и добираться пешком до приемной, расположенной в здании начала XX века в Сохо2. Она была психологом‑клиницистом и имела процветающую частную практику, а кроме того, по рабочим дням выступала ведущей популярной радиопрограммы «Спросите доктора Сьюзен».

Ранним октябрьским утром воздух был прохладен и свеж, дул ветер, и Сьюзен порадовалась, что надела под жакет свитер с воротником‑стойкой.

Ее темно‑русые волосы до плеч, все еще влажные после душа, развевались на ветру, и Сьюзен посетовала, что не захватила шарф. Ей вспомнилось давнее предостережение любимой бабушки, чье имя она носила: «Никогда не выходи из дому с мокрой головой, простудишься до смерти». Что‑то часто в последнее время она вспоминает бабушку Сьюзи, подумала Сьюзен. Впрочем, удивляться нечему: всю свою молодость бабушка провела в Гринвич‑Виллидж, и Сьюзен казалось, что здесь до сих пор витает ее дух.

Она остановилась на перекрестке улиц Мерсер и Хаустон, дожидаясь сигнала светофора. В половине восьмого утра на улицах было еще довольно пустынно. Через час они заполнятся ньюйоркцами, спешащими в понедельник на работу.

«Слава богу, закончились эти проклятые выходные!» – с облегчением подумала Сьюзен. Субботу и воскресенье она провела у матери в Рэе. Мать пребывала в подавленном настроении. «Оно и понятно, – подумала Сьюзен, – ведь это воскресенье могло бы стать сороковой годовщиной их с отцом свадьбы». А в довершение всего, Сьюзен как назло столкнулась с Ди, старшей сестрой, приехавшей погостить из Калифорнии.

В воскресенье после обеда, перед, возвращением в город, Сьюзен нанесла визит вежливости отцу в роскошный особняк в Бедфорд‑Хиллз, где его вторая жена Бинки закатила вечеринку с коктейлями. Сьюзен не сомневалась, что Бинки нарочно приурочила вечеринку именно к этому дню.

Ровно четыре года назад в этот самый день у нас было первое свидание, – сообщила она, захлебываясь от восторга.

«Я обожаю своих родителей, – подумала Сьюзен, подходя к административному зданию, где находилась ее приемная, – но бывают дни, когда мне хочется пожелать им наконец повзрослеть».

Обычно Сьюзен появлялась на работе раньше всех, но на этот раз, поднявшись на верхний этаж и проходя мимо юридической конторы своей давней подруги и наставницы Недды Гардинг, она с удивлением заметила, что свет в приемной и в коридоре уже горит. Значит, именно Недда оказалась «ранней пташкой».

Сокрушенно покачав головой, Сьюзен открыла входную дверь, которой полагалось быть запертой на ключ, прошла по коридору мимо все еще темных кабинетов секретарей и младших партнеров Недды и с улыбкой остановилась у открытой двери, ведущей в кабинет начальницы. Недда, как всегда, была настолько поглощена работой, что даже не заметила постороннего присутствия.

Она застыла в своей обычной рабочей позе, поставив левый локоть на стол и опираясь подбородком на ладонь, правой рукой перелистывала страницы какого‑то пухлого дела, разложенного перед ней на столе. Коротко подстриженные серебристые волосы Недды разлохматились, очки с половинками стекол сползли на кончик носа, все ее полное, крепко сбитое тело было напряжено и будто готово к прыжку. Она была одним из самых уважаемых и авторитетных адвокатов Нью‑Йорка, но, глядя со стороны, никто бы не подумал, что эта женщина, похожая на сказочную «добрую бабушку», способна вырабатывать хитроумную стратегию и наступательную тактику защиты, проявлявшуюся особенно ярко при перекрестном допросе свидетелей в суде.

Они познакомились и подружились десять лет назад в Нью‑йоркском университете, когда Сьюзен была двадцатидвухлетней второкурсницей юридического факультета, а Недда – приглашенным лектором. На третьем курсе Сьюзен так составила свое учебное расписание, чтобы два дня в неделю выполнять секретарскую работу для Недды.

Все ее друзья, за исключением Недды, были потрясены, когда, проработав два года заместителем окружного прокурора округа Уэстчестер, Сьюзен отказалась от своей престижной должности и вернулась к учебе, чтобы получить докторскую степень по психологии. «Я должна это сделать», – сказала она тогда своим близким.

Ощутив наконец присутствие Сьюзен в дверях, Недда подняла голову и приветливо улыбнулась.

– Смотрите, кто пришел! Извини за бестактный вопрос, Сьюзен: как прошли выходные?

– Как и ожидалось. В субботу приехала Ди, и они с мамой чуть глаза себе не выплакали. Я сказала Ди, что она со своей депрессией только усугубляет мамино состояние, и она жутко разозлилась. Заявила, что если бы два года назад снежная лавина при мне унесла моего мужа, я бы поняла, что ей пришлось пережить, когда Джек погиб у нее на глазах. Кроме того, она намекнула, что если бы я подставила маме плечо и дала ей возможность выплакаться, а не напоминала поминутно, что надо продолжать жить, ей стало бы гораздо легче. Я сказала, что мне уже впору лечиться от ревматизма – столько слез выплакано на моем плече, и тут Ди взвилась под потолок. Но хоть мама рассмеялась, и на том спасибо.

Сьюзен тяжело вздохнула.

– А в довершение всего эта вечеринка у папы и Бинки. Между прочим, папа вдруг объявил, что я должна звать его Чарльзом. И этим все сказано, – добавила она с новым вздохом. – Вот так я провела выходные. Еще один такой праздничек, и мне самой понадобится терапия. А поскольку психотерапевт мне не по карману, придется заняться самолечением.

Недда взглянула на нее с сочувствием. Из всех подруг Сьюзен ей одной была известна полная версия истории Джека и Ди, а также скандального развода родителей Сьюзен.

– По‑моему, тебе нужен экстренный план выживания, подруга дорогая, – сказала она.

– Вот ты его и придумай, ты же у нас умная, – засмеялась Сьюзен. – Просто впиши его в мой счет. Я и так перед тобой в долгу: ведь это ты устроила меня на радио. А теперь мне пора. Надо просмотреть материал перед эфиром. Так что еще раз огромное тебе спасибо.

Годом ранее Мардж Маккин, ведущая популярной радиопрограммы и близкая подруга Недды, с ее подачи пригласила Сьюзен как правового эксперта и психолога, чтобы та прокомментировала нашумевший судебный процесс. Первая передача с участием Сьюзен имела такой успех, что ее стали приглашать регулярно, а когда Мардж «пошла на повышение» и перешла на телевидение, Сьюзен получила предложение занять ее место в ежедневной дискуссионной программе.

– Что за глупости! Я тут ни при чем. Тебя пригласили, потому что ты отлично справляешься. Ты чертовски хороша, сама знаешь, – отмахнулась Недда. – Кто у тебя сегодня в гостях?

– На этой неделе мы будем говорить об опасностях, подстерегающих женщин в нестандартных ситуациях. Я пригласила Дональда Ричардса, специалиста по судебной психиатрии. Он принимал участие в расследовании различных случаев исчезновения женщин и написал об этом книгу «Пропавшие женщины». Многие дела были раскрыты с его помощью, другие все еще расследуются. Я прочла книгу – написана отлично. Он подробно описывает прошлое каждой из женщин и обстоятельства их исчезновения, рассматривает различные причины, приведшие далеко не глупых женщин в руки убийц, и шаг за шагом прослеживает процесс расследования или хотя бы попытки выяснить, что с ними произошло. Вот мы и обсудим наиболее интересные случаи из книги, а потом поговорим о том, как нашим слушательницам избегать опасных ситуаций.

– Хорошая тема.

– Я тоже так думаю. Я решила поднять тему исчезновения Регины Клаузен. Меня это дело всегда интриговало. Помнишь ее? Я часто смотрела ее передачи по Эн‑би‑си, она мне очень нравилась. Лет шесть назад, когда папа вручил мне очередной чек на день рождения, я потратила все деньги на покупку акций по ее рекомендации, и вложение оказалось фантастически выгодным. Поэтому я вроде бы в долгу перед ней.

Недда вскинула озабоченный взгляд на Сьюзен.

– Регина Клаузен пропала около трех лет назад, сойдя на берег с круизного лайнера в Гонконге. Я очень хорошо помню этот случай. В свое время о нем много писали.

– Это случилось уже после того, как я ушла из конторы окружного прокурора, – пояснила Сьюзен, – но я как раз навещала там подругу, когда Джейн Клаузен, мать Регины, – она тогда жила в Скарсдейле, – пришла просить прокурора о помощи. Но все факты говорили о том, что Регина не покидала Гонконга, и прокурор округа Уэстчестер ничем не мог ей помочь – это же не его юрисдикция. Несчастная женщина принесла фотографии Регины и все повторяла, что ее дочь давно мечтала об этом круизе. Я хорошо запомнила этот случай и собираюсь поговорить о нем сегодня в эфире.

Лицо Недды смягчилось.

– Я немного знакома с Джейн Клаузен. Мы с ней в один год окончили колледж Смита. Сейчас она живет на Бикмен‑плейс. Она всегда держалась очень замкнуто, и, мне кажется, Регина тоже не отличалась особой открытостью в общении.

Сьюзен подняла брови.

– Жаль, я раньше не знала, что ты знакома с миссис Клаузен. Ты могла бы помочь связаться с ней, поговорить. По моим сведениям, мать Регины понятия не имела, что у ее дочери кто‑то есть, но если бы мне удалось ее разговорить... Кто знает? Может быть, что‑то и всплыло бы. Какая‑нибудь деталь, вроде бы незначительная, но все‑таки способная кое‑что прояснить.

Недда сосредоточенно нахмурилась.

– А знаешь, пожалуй, еще не поздно. Я пару раз встречалась с Дагом Лейтоном, это семейный адвокат Клаузенов. Позвоню‑ка я ему часиков в девять, посмотрим, может, он поможет нам связаться с Джейн.

В десять минут десятого на столе у Сьюзен зазвонил интерком. Это была Дженет, ее секретарша.

– Дуглас Лейтон, адвокат, на первой линии. Держитесь, доктор.

Голос у него недовольный.

Дня не проходило, чтобы Сьюзен не посетовала на склонность Дженет, в целом отличной секретарши, отпускать замечания по поводу звонивших. А досаднее всего то, мысленно признавала Сьюзен, что замечания Дженет обычно попадали точно в цель.

Вот и на этот раз, стоило Сьюзен поднять трубку, как она убедилась, что Дженет в очередной раз оказалась права: семейный адвокат Клаузенов и в самом деле был чрезвычайно недоволен.

– Доктор Чандлер, мы крайне возмущены попыткой эксплуатировать горе миссис Клаузен, – решительно заявил он. – Регина была ее единственной дочерью. Мало того – ее тело так и не нашли. Миссис Клаузен пребывает в мучительной неизвестности, попросту говоря, в аду, гадая, в каком состоянии находится сейчас ее дочь, если она вообще еще жива. Просто не верится, что подруга Недды Гардинг может опуститься до подобной охоты за дешевыми сенсациями, сделать чужую беду предметом сомнительных псевдонаучных спекуляций на потеху публике!

Сьюзен крепко сжала губы, стараясь удержать резкий ответ, так и просившийся с языка. Когда она заговорила, ее тон был ледяным, но спокойным.

– Мистер Лейтон, вы сами только что назвали вескую причину для обсуждения этого дела в эфире. Миссис Клаузен безусловно предпочла бы знать наверняка, что случилось с ее дочерью, а не гадать беспрерывно, жива ли она и не страдает ли неизвестно где. Насколько мне известно, ни полиция Гонконга, ни частные детективы, нанятые миссис Клаузен, так и не нашли ни единой зацепки. Никто не знает, что делала Регина и куда она направилась, сойдя с теплохода. Моя программа транслируется в пяти штатах. Конечно, вероятность не слишком велика, я понимаю, но не исключено, что кто‑нибудь из сегодняшних слушателей был в то время в Гонконге и сообщит нам по телефону что‑нибудь интересное. Вдруг кто‑то видел Регину после того, как она покинула «Габриэль»? В конце концов, она регулярно выступала на Эн‑би‑си, а некоторые люди обладают превосходной памятью на лица.

Не дожидаясь ответа, Сьюзен повесила трубку, перегнулась через стол и включила радио. Она подготовила анонсы для сегодняшней программы, которые представляли гостя и напоминали о деле Клаузен. Их уже прокручивали в пятницу, и продюсер Джед Гини заверил, что утром запустит их еще раз. «Хоть бы он не забыл», – мысленно взмолилась Сьюзен.

Через двадцать минут, изучая школьный табель своего семнадцатилетнего пациента, Сьюзен услышала первый из анонсов. «Теперь будем молиться, что если кто‑то что‑то знает, он тоже нас слышит», – подумала она.
2
Ему крупно повезло: по чистой случайности в прошлую пятницу приемник в его машине был настроен на местный разговорный канал, иначе он просто не услышал бы этого объявления. Но как раз в тот момент движение на улице замедлилось, машина ползла черепашьим шагом. Он рассеянно прислушивался к бормотанию приемника, однако при упоминании имени Регины Клаузен насторожился и усилил звук до максимума.

Разумеется, у него нет повода для беспокойства, напомнил он себе. Ведь с Региной все вышло просто идеально: она охотно согласилась следовать его плану и сохранить все в тайне, всей душой была за то, чтобы никто из окружающих даже не заподозрил, что на борту у них начался роман.

Как всегда, он принял все мыслимые и немыслимые меры предосторожности. Разве не так?

Но теперь, вновь прослушивая анонс в понедельник утром, он уже не был так твердо уверен. В следующий раз придется действовать еще осмотрительнее. Но ведь следующий раз будет последним! У него уже было четыре, осталась пятая. Он выберет ее на следующей неделе, и, как только сделает ее своей, его миссия будет завершена. Он наконец‑то обретет покой.

Нет‑нет, он не допустил ошибок. Речь шла о его миссии – никто и ничто не в силах его остановить. Он возмущенно прислушивался к задушевному, ободряющему голосу доктора Сьюзен Чандлер:

– Регина Клаузен была авторитетным биржевым аналитиком и советником по инвестициям. Кроме того, она была любимой дочерью, подругой, делала щедрые пожертвования многочисленным благотворительным обществам. Сегодня мы поговорим о ее исчезновении. Мы хотели бы разгадать эту загадку. Может быть, у кого‑то из вас есть ключ к головоломке. Прошу вас, оставайтесь с нами.

Он сердито выключил радио.

– Доктор Сьюзен, – сказал он вслух, – не лезьте в это дело, оно вас не касается. Предупреждаю: занимайтесь своим делом, иначе вами займусь я, и тогда ваши дни сочтены.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Схожі:

Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconМэри Кэй Эш Mary Kay®: путь к успеху
«бабушкой Мэри Кэй». Она прожила жизнь в соответствии с принципами и философией, описанными в этой книг, и в их духе воспитала свою...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconВесна с «Мэри Кэй» радует вас новыми специальными предложениями и неожиданными сюрпризами!
Каждый 20-й Консультант, участвующий в специальном предложении, получит награду* от Генерального директора Российского отделения...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconОля Мэри Поля Касуми история 20-00 да

Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconАстхита Колпакова Неизлечимых болезней нет сенсационный метод доктора Кларк практическое пособие
Читатели получат проверенные на практике, простые и практичные не медикаментозные рецепты для лечения и очищения организма, позволяющие...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconСюзанна Кларк Джонатан Стрендж и мистер Норрелл Том I мистер Норрелл
Он редко говорил о магии, а если и говорил, это больше напоминало урок истории, и никто не желал его слушать
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconИспытывала боли в области груди. 10 раз мне делали флюорографию и...
Если бы вы знали, как я обрадовалась, как мне в то время захотелось жить! Назначили мне з курса химиотерапии. Моя дочь получала вестник...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconВизель Эли Ночь
Ко мне часто приходят иностранные журналисты. Я боюсь этих визитов: с одной стороны, мне очень хочется выложить всё, что я думаю;...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconМир Покера Глава Моя покерная карьера
«пятикарточный покер с добором». Он сказал мне, что я могу выбросить те карты, которые мне не нравятся и мне взамен раздадут другие...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconКомната Посвящаю «Комнату»
Сегодня мне исполнилось пять лет. Когда я засыпал вечером в шкафу, мне было еще четыре, но, проснувшись ночью в кровати, я стал уже...
Мэри Хиггинс Кларк Ты мне принадлежишь iconКомната Посвящаю «Комнату»
Сегодня мне исполнилось пять лет. Когда я засыпал вечером в шкафу, мне было еще четыре, но, проснувшись ночью в кровати, я стал уже...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка