1. 0 — создание файла




Назва1. 0 — создание файла
Сторінка7/51
Дата конвертації18.09.2014
Розмір4.56 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Медицина > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   51

— А знаете, наверное, так и есть. Потому что Рози лгуньей не была.

— Но у нее наверняка были секреты. Как у любой девушки.

Он снова насупился.

— От секретов все неприятности. Ей бы полагалось это знать. — Вдруг, пораженный какой-то мыслью, он напрягся. — А ее не… ну, знаете… С ней ничего такого не сделали?

Дженис не могла сообщить ему ничего утешительного. Если она хотела сохранить доверие, установившееся между ней и Даффом, она не могла допустить, чтобы он считал ее лгуньей.

— До вскрытия мы точно не знаем, но да… все выглядит именно так.

Дафф изо всех сил ударил кулаком по приборной доске.

— Ублюдок, — проревел он и, когда «панда» свернула на холм у Страткиннесса, вновь повернулся к ней. — Пусть тот, кто это сделал, молит Бога, чтобы вы поймали его раньше, чем я. Потому что, клянусь, я его убью.

«Дом выглядит как изнасилованный», — подумал Алекс, открывая дверь в отдельный домик, который бравые керколдийцы превратили в свое личное владение. Кэвендиш и Гринхол, двое англичан из привилегированной школы, с которыми они делили это строение, старались особо там не задерживаться, что совершенно устраивало обе стороны. Англичане уже уехали домой на каникулы, но сегодня Алекс предпочел бы их манерное произношение, обычно так его раздражавшее, присутствию полиции, казалось, пропитавшему сам воздух помещения.

Алекс взбежал наверх, в свою спальню. Макленнан шел за ним по пятам.

— Не забудьте, нам нужна вся одежда, которая сейчас на вас. Включая нижнее белье, — напомнил детектив, когда Алекс толчком распахнул дверь. Детектив остановился на пороге и с легким удивлением посмотрел на две кровати, размещенные в комнатушке, явно рассчитанной на одну. — С кем вы ее делите? — подозрительно спросил он.

Прежде чем Алекс успел ответить, раздался ледяной голос Зигги.

— Он думает, что мы все тут геи и спим друг с другом, — саркастически заметил он. — И разумеется, поэтому мы убили Рози. Пусть в этом нет логики, но он считает именно так. На самом деле, мистер Макленнан, все гораздо проще. — Зигги махнул рукой через плечо, показывая на закрытую дверь на другой стороне площадки. — Взгляните, — сказал он.

С проснувшимся любопытством Макленнан последовал его совету. Алекс воспользовался тем, что детектив повернулся к нему спиной, и торопливо скинул с себя одежду, тут же для приличия накинув халат. Он вышел вслед за Зигги и детективом на площадку и не смог удержать самодовольную улыбку, когда увидел ошарашенное лицо Макленнана.

— Видите? — продолжал Зигги. — В этих кроличьих норках просто нет места для полного набора барабанов, Фарфиза-органа, двух гитар и постели. Так что Верд и Джилли вытянули неудачный жребий и теперь делят комнату.

— Так значит, вы, ребята, ансамбль? — спросил Макленнан с интонацией до того похожей на отцовскую, что Алекс, к собственному удивлению, растрогался.

— Мы играем вместе около пяти лет, — ответил Зигги.

— Как? Вы собираетесь стать новыми Битлами? — не унимался Макленнан.

Зигги возвел глаза к небу:

— Есть две причины, по которым мы не можем стать новыми битлами. Во-первых, мы играем только для собственного удовольствия. В отличие от «Резиллос» мы не рвемся «на вершину попсы». Во-вторых, талант. Мы все неплохие исполнители, но никто из нас не родил ни одной свежей музыкальной мысли. Мы называли свою группу «Музой», пока не поняли, что собственной Музы у нас нет. Теперь мы называемся «Комбайном».

— «Комбайном»? — недоуменно переспросил Макленнан, ошарашенный внезапной доверительностью Зигги.

— И снова по двум причинам. Комбайнеры снимают урожай с полей, засеянный другими. Вроде нас. Ну, еще из-за джем-трека того же названия. Мы просто не выделяемся из толпы.

Макленнан отвернулся и покачал головой:

— Нам, знаете ли, нужно будет разобраться и в этом тоже.

Зигги презрительно фыркнул.

— Единственным нарушением закона, которое вы сумеете обнаружить, будет нарушение авторского права, — заметил он. — Послушайте, мы добровольно сотрудничали с вами и вашими подчиненными. Когда вы оставите нас в покое?

— Как только упакуем всю вашу одежду. Нам также понадобятся ваши дневники, ежедневники и адресные книжки.

— Алекс, отдай этому человеку то, что он просит. Мы с ребятами все уже отдали. Чем скорее мы вернем себе наше жизненное пространство, тем скорее придем в себя. — Зигги обернулся к Макленнану. — Вы и ваши подручные, похоже, не хотите принимать в расчет, что мы пережили ужасный шок. Мы наткнулись на перепачканную кровью, умирающую молодую женщину, с которой были знакомы, пусть не близко. — Голос Зигги сорвался, показывая, каких трудов ему стоит его внешняя невозмутимость. — Если мы кажемся вам странными, мистер Макленнан, вам следует иметь в виду, что это связано еще и с тем фактом, что сегодня мы здорово выпили.

Зигги протиснулся мимо полицейского и взбежал наверх, завернул в кухню и захлопнул за собой дверь. Макленнан поджал губы.

— Он прав, — тихо заметил Алекс.

— Там, в Страткиннессе, живет семья, которой сегодня пришлось пережить гораздо более ужасный шок, чем вам, сынок. Моя работа заключается в том, чтобы найти ответы на их вопросы. И если для этого мне придется наступить на ваши нежные мозоли, придется потерпеть. А теперь давайте вашу одежду и прочую канцелярию.

Он ждал на пороге, пока Алекс собирал свою грязную одежду в мешок для мусора.

— Вам, наверное, нужны и мои ботинки? — спросил Алекс, с озабоченным видом держа их в руках.

— Все-все, — уточнил Макленнан, мысленно отмечая, что надо будет обратить особое внимание криминалистов на ботинки Джилби.

— Просто у меня нет другой приличной пары. Только бутсы для бейсбола, а они не годятся для такой погоды.

— Сынок, ты разрываешь мне сердце. Клади их в мешок.

Алекс бросил ботинки поверх одежды.

— Вы зря теряете время. Каждая минута, которую вы тратите на нас, отнята у следствия. Нам нечего скрывать. Мы не убивали Рози.

— Насколько мне известно, никто и не говорил, что убили вы. Но то, как вы себя ведете, заставляет меня задуматься. — С этим словами Макленнан выхватил у Алекса мешок и взял протянутый ему потрепанный университетский дневник. — Мы еще вернемся, мистер Джилби. Никуда не уезжайте.

— Но предполагалось, что сегодня мы поедем домой, — запротестовал Алекс.

Макленнан остановился на лестнице.

— Я первый раз об этом слышу, — подозрительно сказал он.

— По-моему, вы об этом не спрашивали. Сегодня днем мы должны попасть на автобус. С завтрашнего дня мы все начинаем работать. Ну все, кроме Зигги. — Его рот дернулся в саркастической усмешке. — Его отец убежден, что студенты в каникулы обязаны корпеть над учебниками, а не раскладывать товары по полкам универсама.

Макленнан задумался. Смутные подозрения, основанные только на его чутье, не позволяли ему задержать ребят в Сент-Эндрюсе. Они же оставались в пределах досягаемости, ведь до Керколди рукой подать.

— Можете ехать домой, — наконец произнес он. — Если только вы не очень огорчитесь, если я и моя команда появимся на пороге ваших родительских домов.

Расстроенный Алекс наблюдал за его отъездом, сознавая, что уныние все больше овладевает им. Да, для полноты праздника ему только этого и не хватало.
<br />6<br />
Верда события этой ночи вырубили начисто. Когда Алекс поднялся наверх после того, как в мрачном молчании выпил чашку кофе с Зигги, Верд, лежа, по своему обыкновению, на спине; с выпростанными из-под одеяла руками и ногами, нарушал утреннюю тишину рычащим храпом, время от времени переходившим в пронзительный посвист. Обычно Алекс спокойно спал под этот саундтрек. Дома его спальня выходила окнами на железнодорожные пути, так что привычки к ночной тишине у него никогда не было.

Но этим утром вердовский храп служил неважным фоном крутившимся у него в мозгу мыслям. Хотя от недосыпа у него кружилась голова, отключиться не получалось. Он собрал в охапку одежду со стула, поискал под кроватью бейсбольные бутсы и задом выбрался из комнаты. В ванной он оделся и крадучись спустился вниз по лестнице, не желая будить ни Верда, ни Брилла. Впервые ему не хотелось даже общества Зигги. Около вешалки в холле он приостановился. Его парку забрала вместе с другими вещами полиция. Остались только джинсовая куртка и ветровка. Он схватил то и другое.

Снегопад прекратился, но темные тучи нависали низко и тяжело. Казалось, весь город был завален пушистой ватой. Мир стал монохромным, одноцветным. Если слегка прижмуриться, белые здания Файф-парка растворялись в тусклой мгле, и белоснежную чистоту пейзажа нарушали лишь темные прямоугольники окон. Звуки тоже глохли в напитанном влагой воздухе. Алекс направился к главной дороге через пятачок, еще недавно бывший газоном. Сегодня она больше напоминала проселок, по которому изредка проезжали машины. В таких погодных условиях ездили только те, кому это было абсолютно необходимо. К тому времени, когда он добрался до университетских спортивных площадок, ноги у него промокли и замерзли, что почему-то очень подходило к его настроению. Свернув на подъездную дорогу, Алекс направился к хоккейному полю. Посреди белого пространства он счистил снег с ворот и взгромоздился на них. Он сидел, упершись локтями в колени, обхватив ладонями подбородок, и глазел на нетронутое снежное полотно, пока в глазах не заплясали искорки.

Как Алекс ни старался выбросить из головы все мысли, чтобы в ней стало так же пусто и свободно, как на этом поле, образ Рози непрестанно возникал перед его глазами. Рози, с сосредоточенным видом наливающая ему пинту «Гиннесса». Рози в полупрофиль, смеющаяся над какой-то шуточкой посетителя. Рози с поднятыми бровями, потешающаяся над его заходами. Это были не самые плохие воспоминания. Но их то и дело вытеснял образ другой Рози с искаженным болью лицом… Истекающей кровью на снегу. Прерывисто хватающей ртом воздух…

Алекс наклонился вперед и, набрав в пригоршни снега, крепко сжимал его в кулаках, пока руки не стали лилово-красными от холода и талая вода не побежала к запястьям. Холод перешел в боль, боль в онемение. Он хотел бы сделать что-то подобное со своими мыслями. Выключить, погасить мелькающие картины, чтобы осталась вместо них лишь ослепительная белизна снежного поля.

Почувствовав чью-то руку на своем плече, Алекс едва не лишился чувств. Он спрыгнул с ворот и чуть не растянулся на снегу, но все-таки удержался на ногах. Он круто обернулся, все еще сжимая перед грудью кулаки.

— Зигги! Господи, ты меня до смерти напугал.

— Прости. — Казалось, Зигги готов был расплакаться — Я тебя окликал, но ты никак не реагировал.

— Я тебя не слышал. Господи, если будешь так подкрадываться к людям, тебя примут невесть за кого, парень, — произнес Алекс с дрожащим смешком, пытаясь перевести страх в шутку.

Зигги стал ковырять снег носком сапога.

— Я знаю, тебе, наверное, хочется побыть одному, но когда я увидел, что ты вышел из дома, я пошел за тобой.

— Все о'кей, Зигги. — Алекс потянулся и расчистил на воротах место для Зигги. — Прошу, присоединяйся ко мне на моем роскошном диване, где гаремные гурии угостят нас шербетом и розовой водой.

Зигги выдавил из себя слабую улыбку:

— От шербета я отказываюсь. У меня от него щиплет язык. Ты не возражаешь?

— Не возражаю. О'кей.

— Я просто тревожился за тебя. Вот и все. Ты знал ее лучше нас всех. Я подумал, что, может, ты захочешь поговорить о ней. Без других.

Алекс съежился под курткой и покачал головой:

— Мне особенно нечего говорить. Только у меня все время стоит перед глазами ее лицо. Понял, что не смогу заснуть. — Он вздохнул. — Нет, черт побери. Мне было так страшно, что я даже не пытался заснуть. Когда я был совсем маленьким, с другом моего отца произошел несчастный случай в доке. Какой-то взрыв, точно не знаю. Во всяком случае, у него снесло половину лица. Буквально. Он остался с половиной лица. И ему приходилось носить маску… пластмассовую. Ты, вероятно, встречал его на улице или на футболе. Его трудно не заметить. Отец как-то взял меня с собой, когда шел повидаться с ним в больницу. Мне было всего пять лет, и на меня все это жутко подействовало. Я все время представлял себе, что там, под этой маской. По ночам я просыпался с криком, потому что он являлся мне в кошмарах. Мне снилось, что маска сползает и под ней шевелятся черви. Иногда мне виделось нечто вроде иллюстраций в твоих книжках по анатомии. Больше всего я пугался, когда маска спадала и под ней не оказывалось ничего… просто гладкая кожа со слабым намеком на какие-то черты. — Он откашлялся. — Вот поэтому я сейчас боюсь засыпать.

Зигги положил руку на плечи Алекса:

— Это очень тяжело, Алекс. Но суть в том, что ты теперь взрослый. Ничего хуже того, что мы видели прошлой ночью, ты не увидишь. Твое воображение не сможет состязаться с жуткой действительностью. Что бы тебе ни приснилось, все будет не так страшно, как вид мертвой окровавленной Рози.

Алексу хотелось, чтобы слова Зигги его успокоили, но он чувствовал, что они верны лишь наполовину.

— Полагаю, что после прошлой ночи всех нас будут терзать демоны, — сказал он.

— И среди них вполне реальные, — произнес Зигги, отнимая руку и прижимая ладонь к ладони. — Не знаю как, но Макленнан догадался, что я гей. — Он прикусил губу.

— Вот дерьмо, — вздохнул Алекс.

— Знаешь, что ты единственный, кому я об этом рассказывал? — криво усмехнулся Зигги. — За исключением, разумеется, тех ребят, с которыми был.

— Разумеется. Но как он-то об этом узнал? — поинтересовался Алекс.

— Я так старался не врать, что он усек правду. И теперь я боюсь, что это разнесется дальше.

— С чего бы?

— Ты же знаешь, как люди любят сплетничать. Думаю, что копы в этом ничем не отличаются от других. Они наверняка придут разговаривать в университет. А если захотят на нас нажать, то это прекрасный способ. И вдруг им вздумается навестить нас дома, в Керколди? Что, если Макленнан решит в интересах дела заложить меня моим предкам?

— Он не станет этого делать, Зигги. Мы же свидетели. Ему нет смысла нас озлоблять.

Зигги вздохнул:

— Хотел бы тебе поверить. Но насколько я мог заметить, Макленнан обращается с нами скорее как с подозреваемыми, чем как свидетелями. А это значит, что он будет выискивать наши болевые точки и на них давить. Вот так.

— Мне кажется, что у тебя паранойя.

— Может быть. Но если он скажет что-то Бриллу или Верду?

— Они твои друзья. И не станут из-за этого от тебя отворачиваться.

Зигги фыркнул:

— Если Макленнан проболтается, что их лучший друг голубой, Верд захочет со мной подраться, а Брилл больше никогда не пойдет со мной в туалет. Они гомофобы. И ты это знаешь, Алекс.

— Они с тобой дружат полжизни. Это перевесит все глупые предрассудки. Я же не отвернулся, когда ты рассказал мне об этом.

— Я рассказал тебе именно потому, что знал: ты из-за этого от меня не отвернешься. Ты не какой-то тупой неандерталец.

Алекс скорчил самоуничижительную гримасу:

— Милое дело — исповедаться человеку, чей любимый художник Караваджо. Но они тоже не динозавры, Зигги. Они примут это нормально. Пересмотрят свои взгляды в свете того, что знают о тебе. Я и вправду не считаю, что тебе следует из-за этого беспокоиться.

Зигги пожал плечами:

— Может, ты и прав. Но я предпочитаю не подвергать их испытанию. И даже если они с этим смирятся, что будет, если это выплывет наружу? Скольких откровенных геев ты знаешь в университете? Все эти английские мальчики из привилегированных школ, которые всю юность трахали друг друга, они ведь проделывают это тайком. Не так ли? И все бегают за Фионами и Фенеллами, заботясь о продолжении рода. Погляди на Джереми Торпа. Он должен предстать перед судом за то, что замышлял убийство бывшего любовника с единственной целью: скрыть свою гомосексуальность. Это не Сан-Франциско, Алекс. Это Сент-Эндрюс. Мне потребуются годы, чтобы получить диплом врача. Говорю тебе, если Макленнан меня выдаст, на моей карьере можно ставить крест.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   51

Схожі:

1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Андрей Парабеллум Николай Сергеевич Мрочковский 25-й час. Руководство по управлению временем
1. 0 — создание файла icon1. 0 создание файла
Свагито Либермайстер Корни любви. Семейные расстановки от зависимости к свободе. Практическое руководство
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Особый раздел автор посвятил умению оказывать первую помощь. Книга снабжена пояснительными рисунками
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла
Юлия Борисовна Гиппенрейтер 55e16c7f-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 у нас разные характеры… Как быть?
1. 0 — создание файла iconV 0 – создание файла
РобертДилтс9184b648-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7ДжудитДелозье9dbfc15f-2a93-102a-9ac3-800cba805322нлп-2: поколение Next
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
...
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Это сага о великой любви Клэр Рэндолл и Джейми Фрэзера — любви, которой не страшны пространство и время
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла advent V 2 — доп вычитка — (Alexey)
Бумаги задерживаются. Двери кабинетов запираются. Чиновники, от которых зависит — жить или умереть осужденному, беззаботно уезжают...
1. 0 — создание файла icon1. 1 — создание fb2-файла: Peter Blood, 2005 2 — генеральная уборка,...
Кристофер Прист — молодой английский писатель-фантаст, впервые издающийся на русском языке
1. 0 — создание файла iconАгнета Плейель Пережить зиму в Стокгольме
Записи о волнующих героиню проблемах, о ее отношениях с мужчинами, воспоминания наполнены отзвуками психоанализа и явными или скрытыми...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка