1. 0 — создание файла




Назва1. 0 — создание файла
Сторінка15/51
Дата конвертації18.09.2014
Розмір4.56 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Медицина > Документы
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   51

А как дела у остальных? Он вновь пожалел, что Зигги распустил свой острый язык.

Зигги вошел в анатомичку и тут же был встречен криками: «А вот и наш похититель трупов».

Он вскинул руки, принимая добродушную шутку от друзей-медиков. Если кто и мог найти черный юмор в смерти Рози, так это, конечно, они.

— Чем тебе не подошли жмурики, которых нам дают здесь для практики? — крикнул кто-то из дальнего конца аудитории.

— Для Зигги они слишком старые и безобразные, — откликнулся кто-то с другого конца. — Пришлось самому добывать мясцо посвежее…

— Ладно, все, — проворчал Зигги. — Вам просто завидно, что я начал практиковать раньше вас.

Вокруг него столпилась группа коллег.

— Ну, как все было, Зигги? Мы слышали, что она была еще жива, когда вы ее нашли. Ты испугался?

— Да, испугался. Но больше всего я расстроился и разозлился, потому что не смог ее спасти.

— Ну, парень, ты сделал все, что смог, — успокоил его кто-то.

— Да фигня это все. Мы годами набиваем себе голову всякой теорией, а столкнешься лицом к лицу с реальными ранами — и не знаешь, с чего начать. Любой водитель «скорой помощи» смог бы лучше помочь Рози, чем я. — Зигги стянул с себя куртку и уронил на стул. — Я почувствовал свою бесполезность. Только тут я и понял, что настоящим врачом становишься лишь тогда, когда выходишь из этих стен и начинаешь лечить живых, дышащих пациентов.

Сзади послышалось:

— Вы получили очень важный урок, мистер Малкевич. — К ним незаметно приблизился их наставник и включился в разговор. — Я знаю, это слабое утешение, но полицейский врач говорит, что к тому времени, как вы ее обнаружили, спасти ее было уже нельзя. Она потеряла слишком много крови. — Он похлопал Зигги по плечу. — Боюсь, чудеса мы творить не умеем. А теперь, джентльмены и леди, прошу садиться. В этом семестре нам предстоит важная работа.

Зигги сел на свое место, но мысли его были далеко. Он снова ощущал скользкую липкость крови на пальцах, слабое неровное биение сердца под ними, постепенно холодеющую плоть. Он слышал ее угасающее дыхание. На языке вновь возник этот медный привкус. Интересно, сможет он когда-нибудь от всего этого отделаться? И можно ли стать врачом, зная, что твои усилия все равно закончатся провалом?

А в двух милях отсюда семья Рози готовилась предать дочь вечному покою. Полиция наконец отдала им тело, и Даффы смогли сделать первый шаг в долгом и горестном пути расставания. Эйлин поправила перед зеркалом шляпку, не замечая, какое у нее осунувшееся и набрякшее лицо. В эти дни ей было не до косметики. К чему? Глаза глядели тускло и тяжело. Таблетки, которые дал ей врач, не убирали боль, они лишь отдаляли ее, делая предметом размышлений, а не переживаний.

Арчи стоял у окна, поджидая катафалк. Страткиннесская приходская церковь была всего в нескольких сотнях ярдов отсюда, и они решили, что семья пройдет их за гробом, провожая Рози в последний путь. Широкие плечи Арчи поникли. За несколько последних недель он состарился, стал немощным стариком, который потерял волю к жизни.

Брайан и Колин, причесанные и опрятные, какими их никогда никто не видел, подкреплялись виски в посудомоечной.

— Надеюсь, у этой четверки хватит здравого смысла держаться подальше, — произнес Колин.

— Пусть только придут. Я их встречу, — отозвался Брайан, и его красивое лицо застыло непреклонной маской.

— Только не сегодня. Ради бога, Брайан. Не унижайся, ладно? — Колин осушил стакан и со стуком опустил его на сушилку.

— Приехали, — позвал их отец.

Колин и Брайан обменялись многозначительными взглядами, обещая друг другу, что переживут этот день, не позоря себя и память сестры. Они расправили плечи и вышли на кухню.

Катафалк остановился за калиткой. Склонив головы, Даффы прошли по дорожке. Эйлин тяжело опиралась на руку мужа. Они заняли свое место за гробом. За ними в траурный строй встали друзья и родные. Замыкала ряды полиция. Возглавлял полицейских Макленнан, гордый тем, что несколько его подчиненных явились сюда в нерабочее время. В кои-то веки пресса вела себя сдержанно, договорившись о единых для всех рамках приличий.

Вдоль улицы, ведущей к церкви, выстроились местные жители. Многие из них присоединялись к кортежу, медленно продвигавшемуся к серому каменному зданию на холме, мрачно нависшему над раскинувшимся внизу Сент-Эндрюсом. Когда все вошли в церковь, места в ней не осталось. Некоторым провожающим пришлось стоять в боковых проходах и в дверях.

Служба была краткой. Эйлин могла не выдержать долгого прощания, и Арчи попросил, чтобы все было сведено к минимуму.

— Нам нужно каким-то образом это пережить, — объяснил он священнику. — Мы хотим запомнить Рози живой.

Макленнану простые слова похоронного обряда показались невыносимо пронзительными. Обычно их говорили над людьми, испившими жизнь до дна, а не над юной женщиной, едва ее пригубившей. Он склонил голову в молитве, понимая, что панихида не принесет утешения никому из знавших Рози. В их душах не будет мира, пока он не сделает свою работу.

Однако это представлялось все менее и менее вероятным. Следствие практически застопорилось. Последнюю приемлемую для суда улику дал кардиган — несколько фрагментов краски. Но ни один из соскобов, взятых из дома в Файф-парке, где жили студенты, не соответствовал им даже близко. Управление полиции прислало суперинтенданта ознакомиться с работой, проделанной им и его командой, — тем самым давая понять Макленнану, что он ее провалил. Но проверяющий вынужден был признать, что Макленнан провел основательное и тщательное расследование, и не смог предложить никаких новых подходов.

Снова и снова мысль Макленнана возвращалась к четверым студентам. Их алиби были настолько хлипкими, что вряд ли заслуживали подобного названия. Джилби и Керру Рози нравилась. Дороти, одна из ее подружек-подавальщиц, не раз упоминала об этом в своих показаниях. «Тот крупный парень, похожий на Райана О'Нила, только брюнет», — так она выразилась. Макленнану и в голову не пришло бы так описывать Алекса Джилби, но он понял, о ком речь. «Она ему жуть как нравилась, — заявила она. — И тот маленький, похожий на этого, из «Ти-Рекс». Он тоже вечно на нее глазел. Не то чтобы она его привечала. Чего не было, того не было. Она говорила, он больше сам себя любит. А вот другой, крупный… она говорила, что провела бы с ним вечерок, будь он годиков на пять постарше».

Так что здесь какой-то слабый мотив проглядывал. И разумеется, у них было идеальное транспортное средство для перевозки умирающей Рози. А то, что никаких следов в «лендровере» криминалисты не обнаружили, не означало, что им для этого не воспользовались. Достаточно брезента, покрывала, да хоть плотного полиэтилена — и крови внутри автомобиля не будет. Ясно одно: у того, кто убил девушку, была машина. Либо это один из респектабельных домовладельцев с Тринити-плейс. Беда в том, что у всех мужчин, проживающих там, от четырнадцати до семидесяти лет, твердое алиби. Они находились либо в гостях, либо дома в постели, что подтверждают свидетели. Нескольких подростков проверили особо тщательно, но не нашли никакой связи ни с Рози, ни с преступлением.

И еще одно мешало признать Джилби возможным подозреваемым — результаты экспертизы. Обнаруженная криминалистами на одежде Рози сперма, судя по всему, принадлежит насильнику и предполагаемому убийце. Так вот, она соответствует первой группе крови. У Алекса Джилби кровь четвертой группы, а это значит, что он ее не насиловал. Разве что пользовался презервативом. А вот кровь Малкевича, Мэкки и Керра как раз относится к первой группе, то есть сперма теоретически могла принадлежать любому из них.

Вряд ли Керр способен на такое, но вот Мэкки… Этот способен. К тому же столь внезапное обращение в христианство, о котором детектив был наслышан. Что это — отчаянный порыв, вызванный муками совести? И Малкевича тоже нельзя сбрасывать со счетов. Макленнан случайно узнал о его сексуальной ориентации, но если тот был влюблен в Джилби, то мог считать Рози соперницей и желать от нее избавиться. Все возможно.

Макленнан так глубоко задумался, что вздрогнул от неожиданности, когда прихожане шумно поднялись со скамей — отпевание закончилось. Гроб двинулся по центральному проходу — его изножие несли на плечах Колин и Брайан Даффы. — Лицо Брайана было залито слезами, Колин держался из последних сил, чтобы не заплакать.

Макленнан поискал глазами свою команду и кивнул им на выход, едва гроб вынесли наружу. Родные поедут на машине вниз, к подножию холма, где расположено Западное кладбище, на похоронах будут только самые близкие. Он выскользнул за дверь и остановился там, наблюдая, как расходятся люди. Он не был уверен, что убийца придет на отпевание, — это было бы слишком складно. Подчиненные собрались вокруг него, тихонько переговариваясь.

Укрывшись за углом здания, Дженис Хогг закурила сигарету. В конце концов, она не на дежурстве, а после такого стресса организм требует хорошей затяжки никотином. Она успела затянуться лишь пару раз, когда появился Джимми Лоусон.

— Я почуял дымок, — сообщил он. — Позволь составить компанию?

Он закурил, прислонившись к стене. Волосы упали ему на лоб, затеняя глаза. Она подумала, что за последние время он похудел и осунулся, впрочем, ему это идет: впалость щек подчеркивает твердую линию подбородка.

— Не хотелось бы мне повторения такого в ближайшем будущем, — произнес он.

— Мне тоже. Такое впечатление, что все смотрели на нас и ждали ответа, а ответа у нас нет.

— И не предвидится. У отдела уголовного розыска нет ни одного мало-мальски стоящего подозреваемого, — произнес Лоусон резко, под стать порывам восточного ветра, срывавшего дым с сигарет.

— Да, не похоже на сериал «Старски и Хатч».

— И слава богу. Я к тому, что вот тебе хотелось бы оказаться в их кардиганах?

Дженис невольно фыркнула:

— Ну, если так встал вопрос.

Лоусон глубоко затянулся.

— Дженис… Как насчет того, чтобы как-нибудь сходить выпить вместе?..

Дженис с удивлением посмотрела на него. Ей никогда в голову не приходило, что Джимми Лоусон вспоминает, что она женщина, — кроме тех случаев, когда нужно заварить чай или сообщить кому-то плохие новости.

— Приглашаешь?

— Вроде того. Что скажешь на это?

— Даже не знаю, Джимми. Не уверена, что это хорошая мысль — заводить романы с коллегами.

— А с кем еще у нас есть возможность их завести? Разве что с задержанными. Давай, Дженис. Немножко выпьем, посмотрим, как у нас дело пойдет… — Такой обаятельной улыбки Дженис у него раньше не замечала.

Она задумчиво посмотрела на него, внимательно изучая. На прекрасного принца, пожалуй, не тянет, но не дурен. Конечно, у него репутация бабника, то бишь мужчины, умеющего добиться своего без особых усилий. Однако с ней он неизменно учтив, в отличие от многих коллег, не особенно скрывавших пренебрежение. Она давно не встречалась ни с кем мало-мальски интересным. Так давно, что и подумать страшно…

— Ладно, — согласилась она.

— Я посмотрю в расписании, когда у нас ночные дежурства. Узнаю, когда мы оба свободны. — Он выбросил окурок и раздавил носком ботинка. Она смотрела, как он завернул за угол церкви, чтобы присоединиться к остальным. Получается, ей назначили свидание. На похоронах Рози Дафф она ожидала этого меньше всего. Возможно, священник был прав. Это пора не только оглянуться на прошлое, но и взглянуть в будущее.
<br />13<br />
Никто из троих друзей никогда не назвал бы Верда разумным, даже до того, как он обрел Бога. Он всегда являл собой изменчивую смесь цинизма и наивности. К сожалению, свежеобретенная духовность, содрав с него цинизм, не заменила его здравым смыслом. Поэтому, когда его новые друзья во Христе заявили, что нет лучше времени для проповеди, чем вечер после похорон Рози Дафф, Верд принял их предложение, не колеблясь. Идея в том, что люди в этот день задумаются о том, что смертны, и это прекрасный повод напомнить, что Христос открыл им прямую дорогу в Царство Небесное. Еще несколько недель назад мысль, что он станет свидетельствовать перед совершенно незнакомыми людьми, заставила бы его по полу кататься от смеха, но теперь это казалось ему самым естественным на свете.

Они собрались в доме своего духовного пастыря, молодого валлийца, истового в вере до патологии. Даже восторженному неофиту Верду это казалось перебором. Ллойд искренне верил, будто единственная причина того, что каждый житель Сент-Эндрюса до сих пор не впустил Христа в свою жизнь, — это недостаточная миссионерская работа с его стороны и со стороны его паствы. «Это он нашего Зигги еще не встречал, — думал Верд, — атеиста из атеистов». Теперь, после возвращения, стоило им собраться за столом в Файф-парке, как начинался страстный спор о вере и религии. Верд уже устал от этого. Его знаний не хватало, чтобы опровергать все новые доводы, но интуитивно он понимал, что ответа типа «А это дело веры» недостаточно. Он знал, что со временем, изучив Библию, он с этим справится, а пока что просил у Бога терпения и подходящих слов.

Ллойд ткнул ему в руки несколько листовок.

— Здесь краткое объяснение, что есть Господь, и небольшая подборка речений из Библии, — объяснил он. — Постарайся вовлечь людей в разговор, а затем попроси уделить пять минут своего времени, чтобы уберечься от беды. Затем, когда ты раздашь им это, попроси их прочесть то, что здесь написано. Скажи, что, если они хотят спросить тебя о чем-то, им нужно встретиться с тобой на воскресной дневной службе. — Ллойд поднял руки, как бы отметая возможные возражения.

— Хорошо. — Верд обвел взглядом всю их общину. Их всего полдюжины. И только один мужчина, не считая Ллойда. В руках — гитара, в глазах — огонь. Увы, веры там было больше, чем таланта. Грешно, конечно, осуждать ближних, но Верд сознавал, что даже в худшие дни мог бы своей игрой загнать этого типа под стол. Но пока что он не знает песен, какие смог бы принести Христу сегодня вечером.

— Музыку мы заведем на Норт-стрит. Там всегда людно. А остальные из вас пойдут по пабам. Вам нет нужды в них заходить. Просто ловите людей, когда они входят и выходят. А теперь, прежде чем отправимся на дело Господне, вознесем краткую молитву.

Они сложили ладони и склонили головы. Верд ощутил это новое, но уже знакомое чувство душевного покоя, нисходящее на него, когда он вверял себя Спасителю.

Странно, как все изменилось, думал он позже, переходя от одного паба к другому. Прежде он ни за что бы не подошел к незнакомому человеку. Ну разве что спросить дорогу. А сегодня это наполняло его радостью. Большинство людей отмахивались от него, но некоторые брали листовки, и он не сомневался, что еще увидит их. Он был убежден, что они не могли не заметить исходившего от него покоя и счастья.

Было почти десять часов, когда он прошел под массивной каменной аркой на дороге от Вест-порта к «Ламмас-бару». Его вдруг потрясла мысль, сколько же времени он потратил здесь впустую за все годы. Нет, он не стыдился своего прошлого. Ллойд научил его, что так думать неправильно. Его прошлое было отправной точкой, в сравнении с которой новая жизнь предстала такой ослепительно прекрасной. Но он сожалел, что не обрел мир и святыню раньше.

Он перешел на другую сторону дороги и встал у дверей «Ламмас-бара». В течение первых десяти минут он вручил единственную листовку одному из завсегдатаев, который, открывая дверь, удивленно глянул на него. Буквально секунду спустя эта дверь резко распахнулась. На улицу выскочили Брайан и Колин Даффы. За ними следом выбежала еще парочка крепких молодцов. Лица у всех раскраснелись, они явно были подогреты выпивкой.

— Какого черта ты сюда явился? — проревел Брайан, сгребая Верда за куртку и резко толкая к стене.

— Я только…

— Заткни хлебало, ублюдок! — завопил Колин. — Мы сегодня похоронили мою сестренку… все из-за тебя и твоих подонков друзей. И у тебя хватило наглости заявиться сюда и рассусоливать про Христа?
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   51

Схожі:

1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Андрей Парабеллум Николай Сергеевич Мрочковский 25-й час. Руководство по управлению временем
1. 0 — создание файла icon1. 0 создание файла
Свагито Либермайстер Корни любви. Семейные расстановки от зависимости к свободе. Практическое руководство
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Особый раздел автор посвятил умению оказывать первую помощь. Книга снабжена пояснительными рисунками
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла
Юлия Борисовна Гиппенрейтер 55e16c7f-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 у нас разные характеры… Как быть?
1. 0 — создание файла iconV 0 – создание файла
РобертДилтс9184b648-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7ДжудитДелозье9dbfc15f-2a93-102a-9ac3-800cba805322нлп-2: поколение Next
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
...
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Это сага о великой любви Клэр Рэндолл и Джейми Фрэзера — любви, которой не страшны пространство и время
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла advent V 2 — доп вычитка — (Alexey)
Бумаги задерживаются. Двери кабинетов запираются. Чиновники, от которых зависит — жить или умереть осужденному, беззаботно уезжают...
1. 0 — создание файла icon1. 1 — создание fb2-файла: Peter Blood, 2005 2 — генеральная уборка,...
Кристофер Прист — молодой английский писатель-фантаст, впервые издающийся на русском языке
1. 0 — создание файла iconАгнета Плейель Пережить зиму в Стокгольме
Записи о волнующих героиню проблемах, о ее отношениях с мужчинами, воспоминания наполнены отзвуками психоанализа и явными или скрытыми...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка