1. 0 — создание файла




Назва1. 0 — создание файла
Сторінка14/51
Дата конвертації18.09.2014
Розмір4.56 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Медицина > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51

— Должно быть, большой утюг понадобился. Что же случилось? — спросил Брилл.

— В сочельник я пошел в церковь ко всенощной, — сказал Верд. — И что-то во мне как бы щелкнуло. Я понял, что хочу омыться кровью агнца. Я захотел очиститься.

— С ума сойти, — только и мог вымолвить Брилл.

— Но ты ничего нам не сказал на Новый год, — растерянно произнес Алекс.

— Я хотел, чтобы вы были трезвыми, когда я буду об этом рассказывать. Это ведь большой шаг: посвятить жизнь Христу.

— Прости меня, — промолвил Зигги, немного успокоившись. — Но ты последний человек на планете, от которого я ожидал услышать такие слова.

— Знаю, — кивнул Верд. — Но я говорю их всерьез.

— Мы все равно останемся твоими друзьями, — сказал Зигги, стараясь сдержать ухмылку.

— Если только ты не станешь пытаться обратить и нас, — добавил Брилл. — Я хочу сказать, что люблю тебя, как брата, Верд, но это не причина отказаться от секса и выпивки.

— Любить Иисуса означает совсем иное, Брилл.

— Ладно, пошли, — прервал его Зигги. — Я не могу больше стоять на одном месте: мерзну. Поднимемся на вышку. — И он направился туда. Брилл двинулся за ним. Алекс шел рядом с Вердом. Почему-то ему было жалко друга. Какое отчаянное, глубочайшее одиночество должен был тот испытать, что обратился за утешением к религии. «Мне следовало быть с ним рядом, — подумал Алекс с легким чувством вины. — Может быть, еще не поздно…»

— Странное, должно быть, ощущение, — начал он.

Верд покачал головой:

— Совсем наоборот. Я в мире с собой. Словно вдруг перестал быть квадратной затычкой в круглой дырке и нашел место, в котором мне от века и было положено находиться. Я не умею лучше передать это ощущение. На службу я пошел ради мамы, чтобы она была не одна. Я сидел там, в Эбботшеллской церкви, вокруг мерцали и колыхались огоньки свечей, как всегда во время всенощной. Руби Кристи пела это соло «Тихая ночь»… без аккомпанемента. Все волоски на моем теле встали дыбом, и все вдруг обрело смысл. Я понял, что Бог отдал сына своего единственного за грехи мира. А значит — и мои. Это означало, что я могу возродиться.

— Большое дело, — откликнулся Алекс, смущенный такой искренней, горячей откровенностью. Несмотря на их давнюю дружбу, у него никогда прежде не бывало с Вердом такого разговора. Верд, из всех на свете… Верд, чьим единственным догматом веры было успеть перепробовать как можно больше разного дурмана, пока не умер…

— Что ты после этого сделал? — спросил он. Он вдруг представил себе Верда, бегущего к церковным дверям с требованием отпустить ему все грехи. «Вот было бы унижение, — подумал он. — Такое, о чем после, когда выйдешь из боголюбивой фазы и вернешься к нормальной жизни, вспоминаешь в холодном поту».

— Ничего. Я отсидел всю службу и пошел домой. Я подумал, что это просто так — странное мистическое ощущение. Может, связанное с этой историей со смертью Рози и всем, что она всколыхнула. А может, какой-то глюк — от кислоты. Но утром я проснулся и почувствовал то же самое. Я посмотрел в газете, кто и где служит рождественскую дневную службу, и отправился в евангелическую часовню в дюнах.

«Ого», — только и мог подумать Алекс.

— Ручаюсь, рождественским утром ты был там совершенно один.

Верд рассмеялся:

— Ты шутишь? Там яблоку было негде упасть. Это было изумительно. Потрясающая музыка, люди разговаривали со мной, словно мы дружили всю жизнь. А после службы я подошел к священнику. — Верд склонил голову. — Это была очень эмоциональная встреча. В общем, в результате этого на прошлой неделе он меня крестил. И дал мне адрес их общины в Сент-Эндрюсе. — Он лучезарно улыбнулся Алексу, — Поэтому-то я и должен был рассказать вам об этом сегодня. Я собираюсь завтра, сразу по возвращении в Файф-парк, пойти в церковь.

Первая возможность обсудить внезапное обращение Верда представилась друзьям на следующий вечер, когда тот положил в футляр свою электрогитару и направился на евангелическую службу в церковь у гавани. Они сидели на кухне и смотрели, как он широкими шагами уходил в ночь.

— Что ж, вот и пришел конец нашему оркестру, — решительно объявил Брилл. — Я ни для кого не стану играть дурацкие спиричуалс и псалмы вроде «Иисус меня любит».

— Концерт окончен, — сказал Зигги. — И должен вам заявить, Верд утратил всякую связь с реальностью. Даже ту малую, которая была у него раньше.

— Ребята, он ведь это всерьез, — покачал головой Алекс.

— Ты думаешь, от этого все становится лучше? Да, влипли мы, ребята, — сказал Зигги. — Он приведет за собой бородатых чудиков, которые станут нас спасать, хотим мы того или нет. Так что распад оркестра будет не самой большой из наших забот. Больше никаких тебе «Один за всех и все за одного».

— У меня как-то муторно на душе, — произнес Алекс.

— Почему? — удивился Брилл. — Ты его не уговаривал, не пытался тащить за уши послушать Руби Кристи.

— Он не сорвался бы так, если б не чувствовал себя гадостно. Знаю, он держался хладнокровней нас всех в истории с убийством Рози, но думаю, она подействовала на него очень сильно. А мы были так заняты своими переживаниями, что этого не уловили.

— Может, за этим стоит нечто большее, — промолвил Брилл.

— Что ты имеешь в виду? — поинтересовался Зигги.

Брилл ковырнул пол носками ботинок.

— Да ладно, парни. Мы же не знаем, какой фигней занимался Верд, когда разъезжал на «лендровере» в ночь убийства Рози. У нас ведь есть только его слова, что он ее не видел.

Алекс почувствовал, как пол качнулся под ногами. После разговорах Зигги, когда тот намекнул о своих подозрениях, Алекс постарался подавить предательскую мысль. Но теперь Брилл облек в слова то, о чем он сам не смел и подумать…

— Ты говоришь ужасные вещи, — нерешительно начал он.

— Но держу пари, тебе это тоже приходило в голову, — дерзко возразил Брилл.

— Неужели ты думаешь, что Верд мог кого-то изнасиловать, тем более убить, — возмутился Алекс.

— В ту ночь он ничего не соображал. Ты не можешь утверждать, что он мог сделать, а чего не мог в таком состоянии, — настаивал Брилл.

— Хватит. — Голос Зигги, как лезвие ножа, прорезал сгустившуюся атмосферу недоверия и подозрительности. — Только начни так рассуждать, и не знаешь, где остановишься. Я тоже той ночью уходил с вечеринки. Алекс вообще пригласил туда Рози. И коли на то пошло, сам-то ты чертовски долго отвозил ту девчонку в Гардбридж. Что тебя задержало, а, Брилл? — Он яростно уставился на друга. — Ты такую хренотень хотел услышать, а, Брилл?

— Я ничего не говорил о вас двоих. Так что нечего на меня наезжать.

— А тебе что, можно наезжать на Верда, когда его нет здесь и он не может защититься? Хорош друг, нечего сказать.

— Да ладно… Ему теперь друг — Иисус, — глумливо проговорил Брилл. — Не кажется ли вам, что это перебор? Очень похоже на признание вины.

— Прекратите, — вскричал Алекс. — Вы только послушайте себя. И без вас найдется кому распускать ядовитые слухи. Не хватало еще, чтобы мы обратились друг против друга. Нам нужно держаться вместе, или все потонем.

— Алекс прав, — устало сказал Зигги. — Не будем больше швыряться друг в друга обвинениями. Ладно? Макленнан спит и видит, как вбить между нами клин. Ему все равно, кого привлечь за убийство, лишь бы кого-то посадить. Нам надо позаботиться, чтобы этим кем-то не стал один из нас. Так что на будущее, Брилл, придержи свой ядовитый язык. — Зигги встал из-за стола. — Я схожу в ночной магазин купить молока и хлеба, чтобы мы смогли спокойно выпить по чашке кофе, пока не вернулись эти мохнозадые тори и не оглушили нас своим английским акцентом.

— Я пойду с тобой. Мне нужны сигареты, — сказал Алекс.

Когда через полчаса они вернулись, все было перевернуто верх дном. Полиция вновь налетела в полном составе. Двое студентов, проживавших с ними в доме, сидели с багажом у порога. На их лицах были написаны растерянность и изумление.

— Добрый вечер, Гарри. Добрый вечер, Эдди, — проникновенно приветствовал их Зигги, заглядывая через их плечи в прихожую, где Брилл пререкался с патрульным констеблем. — С тем же успехом я мог взять и две пинты.

— Что, черт возьми, здесь творится? — требовательно поинтересовался Гарри Кэвендиш. — Только не говори мне, что этот кретин Мэкки попался на наркоте.

— Все не столь прозаично, — отозвался Зигги. — Вряд ли «Тэтлер» или «Конь и гончие» написали про здешнее убийство.

Кэвендиш застонал:

— О, ради Христа, не смеши меня. Я думал, ты уже перерос эту чушь насчет героя-заступника за рабочий класс.

— Придержи язык: среди нас теперь завелся христианин.

— О чем вы? Убийство? Христианин? — недоумевал Эдвард Гринхол.

— Верд пришел к Богу, — лаконично сообщил Алекс. — Не к вашей Высокой Церкви англиканского пошиба, а к той, что славит Господа, потрясая тамбуринами. Он скоро начнет устраивать моления на кухне. — Для Алекса не было лучшей забавы, чем дразнить тех, кто свято верит в свое право на привилегии. В Сент-Эндрюсе таких было полно, и возможностей развлечься у Алекса хватало.

— Какое это имеет отношение к тому, что в доме полно полисменов? — спросил Кэвендиш.

— Думаю, ты скоро обнаружишь, что в холле стоит полисвумен, — уточнил Зигги. — Если только файфская полиция не стала набирать на службу особенно привлекательных трансвеститов.

Кэвендиш заскрипел зубами. Он терпеть не мог, что бравые керколдийцы постоянно изводили его насмешками. Именно поэтому он старался как можно меньше времени проводить дома.

— Почему здесь полиция? — повторил он.

Зигги ласково улыбнулся в ответ:

— Полиция находится здесь, потому что мы подозреваемся в убийстве.

— Он хочет сказать, — торопливо уточнил Алекс, — что мы свидетели. Как раз перед Рождеством была убита одна из подавальщиц «Ламмас-бара». И так случилось, что тело нашли мы.

— Это ужасно, — пробормотал Кэвендиш. — Я понятия не имел. Несчастная ее семья. И вам пришлось тяжко.

— Да уж, веселого мало, — отозвался Алекс.

Кэвендиш снова попробовал заглянуть в дом. Вид у него был расстроенный.

— Слушайте, у вас сейчас не лучший момент. Наверное, для всех будет легче, если мы найдем пристанище где-нибудь еще. Пошли, Эд. Можем на сегодня завалиться к Тони и Саймону. А утром — переселиться куда-нибудь еще. — Он повернулся прочь от дома, но тут же, хмурясь, оглянулся назад:

— Где мой «лендровер»?

— Э-э, — протянул Зигги. — Это несколько сложно… Видишь ли, мы его позаимствовали и…

— Вы его ПОЗАИМСТВОВАЛИ?! — возмутился Кэвендиш.

— Прости нас. Но погода была ужасная. Мы думали, ты не рассердишься.

— И где он теперь?

— Это тебе лучше выяснить в полиции, — смутился Зигги. — В ночь, когда мы его позаимствовали, произошло убийство.

Сочувствие Кэвендиша тут же испарилось.

— Ну вы даете, — пробурчал он. — Мой «лендровер» стал уликой для расследования убийства?

— Боюсь, что так. Еще раз прошу прощения.

Кэвендиш был в ярости.

— Ну, вы у меня это попомните.

В угрюмом молчании Алекс и Зигги проводили взглядом спотыкающихся под тяжестью багажа англичан, но прежде, чем смогли обменяться мнениями, им пришлось посторониться: полиция покидала их жилище. Их было четверо: двое полицейских в форме и двое в штатском. Не обращая внимания на Алекса и Зигги, они прошествовали к машинам.

— В чем, собственно, дело? — недоуменно полюбопытствовал Алекс, когда приятели наконец вошли в дом.

Брилл пожал плечами:

— Не говорят. Молча взяли соскобы краски со стен, потолка и деревянных панелей. Я подслушал, как двое из них говорили что-то насчет кардигана, но на нашу одежду они вроде не смотрели. Потыркались тут-там, спросили, давно ли мы делали ремонт.

Зигги аж хрюкнул:

— Как будто мы на такое вообще способны. Все-таки не зря их называют придурками.

— Мне все это не нравится, — покачал головой Алекс. — Я-то думал, что они нас забыли. А тут они снова, дом наш перевернули вверх дном. Наверное, у них появились какие-то новые улики.

— Ладно, что бы там ни было, нам волноваться не о чем, — сказал Зигги.

— Ну, раз ты так считаешь… — саркастически усмехнулся Брилл. — Я пока что не намерен успокаиваться. Как заметил Алекс, они оставили было нас в покое, а теперь снова вернулись. Не думаю, что от этого можно отмахнуться.

— Брилл, мы ведь ни в чем не виноваты, ты же помнишь? А стало быть, нам не о чем тревожиться.

— Угу, все верно. А как насчет Гарри и Эдди? — поинтересовался Брилл.

— Они не хотят жить рядом с сумасшедшими убийцами, — бросил Зигги через плечо и пошел на кухню.

Алекс пошел за ним:

— Зря ты это сказал.

— Что? Сумасшедшие убийцы?

— Нет. Мне жаль, что ты сказал Гарри и Эдди, что нас подозревают в убийстве.

Зигги пожал плечами:

— Я пошутил. Гарри больше волнует его драгоценный «лендровер», чем то, что мы могли натворить. К тому же это даст ему предлог переехать отсюда. Он ведь давно этого хотел. Кроме того, тебе это только на руку: у нас освободится парочка комнат, и тебе не придется жить вместе с Вердом.

Алекс потянулся за чайником.

— Все равно, зря ты посеял в них сомнение. У меня жуткое предчувствие, что урожай придется пожать нам всем.
<br />12<br />
Предсказание Алекса сбылось раньше, чем он ожидал. Пару дней спустя, когда он шел по Норт-стрит, направляясь к факультету истории искусств, он увидел, что навстречу ему движется Гарри Кэвендиш с гурьбой приятелей. Они шли вразвалочку, в своих красных шерстяных плащах нараспашку, с хозяйским видом поглядывая вокруг. Он заметил, как Гарри подтолкнул локтем одного из спутников и что-то ему сказал. Поравнявшись с ними, Алекс вдруг оказался окруженным кучкой юнцов в университетской униформе, твидовых пиджаках и брюках из твилла. Все нагло ухмылялись ему в лицо.

— Меня удивляет, что у тебя хватает дерзости появляться здесь, — с издевкой произнес Кэвендиш.

— А я думаю, что имею больше права ходить по этим улицам, чем ты и твои дружки, — кротко ответил Алекс. — Это моя страна, а не ваша.

— Ну и страна, где можно безнаказанно воровать автомобили. Поверить не могу, что вас еще не судят за то, что вы сделали, — продолжал Кэвендиш. — Если же мой «лендровер» использовали, чтобы скрыть убийство, тебе придется поволноваться не только из-за полиции.

Алекс попытался вырваться, но его зажали со всех боков и пихали кто рукой, кто локтем.

— А не пойти ли тебе на фиг, Генри? Мы не имеем отношения к убийству Рози Дафф. Мы-то как раз пошли за помощью. Мы пытались ее спасти.

— И полиция тоже в это верит? — фыркнул Кэвендиш. — Они, наверное, глупей, чем я думал. — Кулак врезался Алексу под ребра. — Спер мою тачку, а?

— Не знал, что ты умеешь думать, — захлебнулся Алекс, не в силах не поддразнить своего мучителя.

— Просто позор, что ты еще числишься студентом этого университета, — выкрикнул другой, тыча Алексу в грудь костлявым пальцем. — Ты, по меньшей мере, дерьмовый воришка.

— Господи, вы себя-то послушайте? Прямо клоуны в дешевом скетче, — внезапно разозлился Алекс. Он нагнул голову и рванулся вперед. Тело его вспомнило бесчисленные броски на игре в регби. — А теперь убирайтесь с дороги, — проревел он и, задыхаясь, прорвался наконец сквозь обступившую его кучку. Обернувшись назад, он презрительно скривил рот. — Я тороплюсь на лекцию.

Растерявшись от этого взрыва ярости, парни пропустили его, но, когда он уже отошел от них, Кэвендиш крикнул ему вслед:

— Я-то подумал, ты на похороны торопишься. Убийцы, кажется, ведь так поступают?

Алекс круто обернулся:

— Что?

— Разве тебе не сказали? Сегодня хоронят Рози Дафф.

Алекс в ярости мчался по улице. Его трясло от злости. Прямо скажем, он испугался. Да, на какое-то мгновение он ощутил страх. Он бы ни за что не поверил, что Кэвендиш подденет его по поводу похорон Рози. И в голове не укладывалось, что никто не счел нужным сообщить им, что похороны сегодня. Не то чтобы он хотел пойти на них, но лучше было бы об этом знать.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   51

Схожі:

1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Андрей Парабеллум Николай Сергеевич Мрочковский 25-й час. Руководство по управлению временем
1. 0 — создание файла icon1. 0 создание файла
Свагито Либермайстер Корни любви. Семейные расстановки от зависимости к свободе. Практическое руководство
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Особый раздел автор посвятил умению оказывать первую помощь. Книга снабжена пояснительными рисунками
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла
Юлия Борисовна Гиппенрейтер 55e16c7f-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 у нас разные характеры… Как быть?
1. 0 — создание файла iconV 0 – создание файла
РобертДилтс9184b648-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7ДжудитДелозье9dbfc15f-2a93-102a-9ac3-800cba805322нлп-2: поколение Next
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
...
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Это сага о великой любви Клэр Рэндолл и Джейми Фрэзера — любви, которой не страшны пространство и время
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла advent V 2 — доп вычитка — (Alexey)
Бумаги задерживаются. Двери кабинетов запираются. Чиновники, от которых зависит — жить или умереть осужденному, беззаботно уезжают...
1. 0 — создание файла icon1. 1 — создание fb2-файла: Peter Blood, 2005 2 — генеральная уборка,...
Кристофер Прист — молодой английский писатель-фантаст, впервые издающийся на русском языке
1. 0 — создание файла iconАгнета Плейель Пережить зиму в Стокгольме
Записи о волнующих героиню проблемах, о ее отношениях с мужчинами, воспоминания наполнены отзвуками психоанализа и явными или скрытыми...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка