1. 0 — создание файла




Назва1. 0 — создание файла
Сторінка10/51
Дата конвертації18.09.2014
Розмір4.56 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Медицина > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   51

— Мама решила, что тебе может захотеться кока-колы, — сказала она, протягивая ему стакан.

— У меня есть и другие желания, — мрачно пробормотал он.

— Ты, наверно, сильно расстроен, — продолжала Линн. — Я и представить себе не могу, каково пережить такое.

Поскольку подружек рядом не было, Бриллу ничего не оставалось, как начать выпендриваться перед сестренкой.

— Это было что-то, — сказал он. — Врагу не пожелаешь пройти через такое. А полицейские — просто дебилы неандертальские. С какого-то перепугу насели на нас, как на ирландских террористов. Надо было быть не слабаком, чтобы это выдержать.

Неизвестно почему, на сей раз Линн не смотрела на него с бездумным восхищением и безраздельной поддержкой, каких он, несомненно, заслуживал. Она прислонилась к стене с таким видом, словно ждет паузы, чтобы спросить о том, что ей действительно интересно.

— Да, наверное, — механически проговорила она.

— Вероятно, нам придется еще отдуваться, — добавил он.

— Наверно, Алекс здорово перенервничал. Как он?

— Джилли? Ну, он у нас не мистер Сентименталь. Очухается.

— Алекс гораздо ранимее, чем тебе кажется, — яростно отрезала Линн. — То, что он играет в регби, вовсе не значит, что у него одни мускулы и никакой души. Ему наверняка, очень тяжело, ведь он был знаком с этой девушкой.

Брилл выругался про себя. Он на мгновение забыл, что его сестра отчаянно влюблена в Алекса. Она явилась сюда не угощать его кока-колой и выказывать сочувствие, а поговорить об Алексе.

— Что ж, наверное, ему повезло, что он не успел познакомиться с ней поближе.

— Что ты имеешь в виду?

— Она ему нравилась до безумия. Он даже приглашал ее на свидание. И если б она сказала «да», Алекс, как пить дать, стал бы первым подозреваемым.

Линн вся вспыхнула:

— Ты все это сочиняешь. Алекс не стал бы гоняться за официантками.

Брилл улыбнулся тонкой жестокой улыбочкой:

— Неужели? Сомневаюсь, что ты хорошо знаешь своего драгоценного Алекса.

— Ты подонок. Понимаешь? — откликнулась Линн. — Почему ты говоришь гадости об Алексе? Он же считается одним из лучших твоих друзей.

Она вышла, хлопнув дверью, и оставила его размышлять над этим вопросом. Почему он наговорил гадостей об Алексе, хотя никогда не слышал о нем ни единого плохого слова.

Медленно до него дошло, что в глубине души он винил Алекса во всей этой жуткой истории. Если бы они пошли прямо по тропинке, тело Рози Дафф нашел бы кто-то другой. Кто-то другой стоял бы над ней, ловя ее последнее дыхание. Кто-то другой чувствовал бы себя измочаленным и запачканным после долгих часов, проведенных в полицейской камере.

Алекс был виноват в том, что теперь его, Брилла, подозревают в тяжком преступлении. От этой мысли его передернуло. Он постарался отогнать ее, но сознавал, что этот ящик Пандоры так просто не закроется. Такую мысль, если она уже зародилась, не выкорчуешь и не отбросишь. А время для разлада с друзьями было совсем неподходящее. Сейчас они нуждались друг в друге, как никогда раньше. Однако заноза засела: если бы не Алекс, он не влип бы в эту бодягу.

А что, если их затянет еще глубже? Ведь никуда не убежишь от того факта, что Верд полночи ездил на чужом «лендровере». Он катал девочек, чтобы произвести на них впечатление. Его алиби гроша ломаного не стоило, как и алиби Зигги, который улизнул и куда-то загнал этот чертов «лендровер». Да и сам Брилл! Угораздило же его взять этот «лендровер» и отвезти ту девчонку домой в Гардбридж. Поспешный перепих на заднем сиденье не стоил тех неприятностей, которые ждут его, если кто-нибудь вспомнит, что она была на вечеринке. Но если полиция начнет опрашивать всех присутствовавших, кто-нибудь непременно продаст. Не важно, что обычно студенты кричат о презрении к властям. Кто-то обязательно напустит в штаны и проболтается. Укажет на них.

Внезапно претензии к Алексу показались ничтожнейшей из его забот. Обдумывая так и так события нескольких прошлых дней, Брилл вспомнил кое-что, увиденное им однажды ночью. Кое-что, чем можно воспользоваться, чтобы выйти сухим из воды. Это кое-что он пока оставит при себе. К черту все эти один за всех и все за одного. Прежде всего нужно позаботиться о себе. Пусть другие сами блюдут свои интересы. Сами!
<br />8<br />
Макленнан закрыл за собой дверь. Низкий потолок комнаты, казалось, готов был раздавить его и констебля Дженис Хогг. В этом заключается самая грустная сторона внезапной смерти, подумал он. Никто не успевает прибрать за собой, представить миру именно ту картину, которую хотелось бы. Все остается таким, как было, когда умерший в последний раз затворил за собой дверь. Макленнан видел много безрадостных зрелищ, но редко встречал столь пронзительное.

Кто-то постарался сделать комнату привлекательной и жизнерадостной, несмотря на недостаточный свет, проникавший в узкое окошко, выходящее на сельскую улочку. Вдали виднелся Сент-Эндрюс, все еще белый под слоем вчерашнего снега, хотя Макленнан знал, что вблизи он выглядит совсем иначе. Тротуары уже покрылись грязной слякотью, дороги превратились в скользкое месиво из грязи и тающего снега. Вдали за городом серый мазок моря незаметно сливался с небом. Вероятно, подумалось ему, в солнечный день отсюда открывается чудесный вид. Он повернулся к комодику цвета магнолии и постели с желтовато-белым покрывалом, все еще примятым в том месте, где на нем в последний раз сидела Рози. На стене висел единственный постер. Какая-то группа «Блонди» с грудастой и губастой ведущей певицей в неимоверно коротенькой юбочке. Он задумался: не мечтала ли Рози походить на нее.

— С чего мне начать? — спросила Дженис, оглядываясь на гардероб 1950 года и туалетный столик, выкрашенные белой краской в попытке придать им современный вид. Помимо них единственным местом, где могло быть что-то спрятано, была небольшая корзинка для грязного белья, притулившаяся за дверью, и металлическая коробка для мусора под туалетным столиком.

— Вы займитесь туалетным столиком, — ответил он. Так ему не придется иметь дело с косметикой, которой больше никогда не воспользуются, застиранным бюстгальтером и старенькими штанишками, засунутыми в глубь ящика на всякий непредвиденный случай, которого так и не произошло.

Дженис села на краешек кровати, куда, должно быть, присаживалась Рози, чтобы глядеться в зеркало, накладывая косметику. Макленнан повернулся к туалетному столику и вытянул ящичек. В нем лежала толстая книжка под названием «Дальние павильоны». Макленнан решил, что она относится к типу книжек, которые его бывшая жена читала в постели, чтобы его отпугнуть. «Я читаю, Барни», — страдальческим тоном заявляла она, размахивая у него под носом толстенным томом, годным подпирать двери, чтобы не закрывались. Что такое связывает женщин с подобными книжками? Он взял в руки книгу, стараясь не обращать внимания на то, как Дженис методически осматривает все ящики. Под книжкой лежал дневник. Не позволяя себе проникнуться оптимизмом, Макленнан поднял его.

Если он надеялся прочесть нечто исповедальное, то был жестоко разочарован. Рози Дафф не относилась к девушкам, поверявшим «Дорогому дневнику» тайны сердца. На многих страницах перечислялись ее смены в «Ламмас-баре», дни рождения членов семьи и друзей, а также развлечения, вроде «вечеринка у Боба», «кутеж у Джули». Свидания отмечались так: указывалось время, место и рядом стояло слово «Он», сопровождаемое номером. В последний год она встречалась с номерами 14, 15 и 16, причем номер 16 явно был самым недавним. Он появился впервые в начале ноября и вскоре стал возникать регулярно три-четыре раза в неделю. «Всегда после работы», — подумал Макленнан. Ему нужно будет вернуться в «Ламмас» и поспрашивать, не видел ли кто, с кем Рози встречалась после закрытия бара. Он подивился, почему они не встречались в те дни и вечера, когда Рози была свободна. Кто-то из них двоих явно был настроен держать их отношения в секрете.

Он посмотрел на Дженис:

— Ну как? Что-нибудь нашлось?

— Ничего неожиданного. Все такое, что женщины покупают себе сами. Ничего из броской дребедени, которую дарят парни.

— А что, парни дарят кричащую дребедень?

— Боюсь, что так, сэр. Колючие торчащие кружева. Нейлон, от которого становишься мокрой через минуту. То, что нравится на женщинах мужчинам, а не то, что они выбрали бы себе сами.

— Значит, вот где я допускал ошибку все годы. Мне нужно было покупать панталоны в универмаге «Маркс и Спенсер».

Дженис не сдержала ухмылки:

— Можете меня поблагодарить за подсказку.

— Есть признаки того, что она принимала противозачаточные таблетки?

— Пока ничего похожего. Может, Брайан был прав, когда уверял нас в ее порядочности.

— Не совсем. Согласно заключению патологоанатома, она не была девственницей.

— Девственность можно потерять по-разному, сэр, — заметила Дженис, недостаточно храбрая, чтобы противоречить мнению патологоанатома, про которого всем было известно, что он больше думает о следующей выпивке и пенсии, чем о том, кто лежит у него на столе.

— Это верно. И таблетки могли быть у нее в сумочке, которая так пока и не нашлась, — вздохнул Макленнан и закрыл ящичек с романом и дневником. — Я посмотрю в платяном шкафу.

Однако спустя полчаса он пришел к выводу, что Рози Дафф не была барахольщицей. В ее шкафу были только самые современные вещи и обувь. В углу помещалась стопка романов в бумажной обложке, обещавших манящую смесь роскоши, богатства и любви.

— Мы зря теряем здесь время, — проворчал он.

— Мне осталось проверить всего один ящик. Почему бы вам пока не заглянуть в ее шкатулку с украшениями? — Дженис передала ему шкатулку в форме ларца с сокровищами, покрытую белой искусственной кожей. На верхнем подносике хранилась кучка серег разных цветов. Все они были большими и яркими, но не дорогими. На нижнем подносике лежали детские часики, пара дешевых серебряных цепочек и несколько новомодных брошек: одна напоминала кусочек трикотажа, проткнутый миниатюрными спицами, вторая — навозную муху, а третья — кошку-инопланетянку.

— Она любила серьги, — сказал Макленнан, закрывая шкатулку. — Но с кем бы она ни встречалась, парень не тратился на дорогие украшения.

Дженис потянулась в глубину последнего ящичка и вытащила оттуда пачку фотографий. Было такое впечатление, что Рози прошлась по семейным альбомам и отобрала то, что ей нравилось. Это была типичная смесь семейных фотоснимков: свадебная фотография родителей, маленькая Рози с братьями, различные семейные группы, снятые на протяжении последних трех десятилетий, и фотографии Рози со школьными подружками, весело машущими камере. Ни одной моментальной фотографии ее с парнями. Вообще никаких парней. Макленнан быстро просмотрел их и вновь засунул в пакет.

— Пойдемте, Дженис. Поищем себе более продуктивное занятие. — Он в последний раз окинул взглядом комнату, рассказавшую ему о Рози Дафф гораздо меньше, чем он надеялся. Просто девушка, мечтавшая о более увлекательной жизни, чем была у нее. Просто девушка, которая держала свои мысли при себе. Просто девушка, которая унесла свои секреты в могилу, вероятно тем самым защитив своего убийцу.

На обратном пути в Сент-Эндрюс радио в машине Макленнана внезапно затрещало. Он покрутил ручки, пытаясь сделать сигнал почетче. Секунду спустя громко и ясно прорезался голос Бернсайда. Казалось, он очень возбужден.

— Сэр?! Я думаю, мы кое-что обнаружили.

Алекс, Верд и Брилл закончили смену. Все время они заполняли полки товарами, не поднимая голов, искренне надеясь, что никто не узнает их по фото на первой странице «Дейли Рекорд». Они купили пачку газет и направились по Хай-стрит в кафе, где подростками проводили вечера.

— Знаете ли вы, что в Шотландии каждый второй взрослый читает «Дейли Рекорд»? — мрачно сообщил Алекс.

— Потому что первый не умеет читать, — фыркнул Верд, глядя на снимок с изображением их четверых на крыльце общежития. — Господи, только посмотрите на нас. Они могли бы сделать такую подпись: «Темные подонки, подозреваемые в изнасиловании и убийстве». Думаете, кто-нибудь, посмотрев на этот снимок, поверит, что мы этого не делали?

— Да уж, это не самое лучшее мое фото, — покачал головой Алекс.

— Тебе хорошо. Ты стоишь позади. Твое лицо едва можно различить. А Зигги отвернулся. Вот я и Верд на переднем плане, — проныл Брилл. — Поглядим, что наснимали другие.

Похожие снимки поместили «Скотсмен», «Курьер» и «Глазго Геральд», но, к счастью, на внутренних полосах. Однако их имена красовались на первых страницах всех газет, за исключением «Курьера». Вытеснить курс ценных бумаг и рекламные объявления с его первой страницы какое-то незначительное убийство никак не могло.

Парни медленно прихлебывали кофе с пенными шапками и молча тщательно изучали каждую строчку, посвященную их истории.

— Полагаю, могло быть и хуже, — наконец произнес Алекс.

— Что именно могло быть хуже? — недоверчиво спросил Верд.

— Они без ошибок написали наши имена. Даже имя Зигги.

— Тоже мне подарок! Ладно, согласен, что они не назвали нас подозреваемыми, но представлены мы в очень плохом свете, Алекс.

— Это прочтут все наши знакомые, — сказал Брилл. — И все от нас отвернутся. Если это и есть мои пятнадцать мгновений славы, можешь засунуть их себе, знаешь куда.

— Все и так должны были это узнать, — уточнил Алекс. — Ты же знаешь, что такое маленький городок. Деревенская ментальность. Людям нечем себя занять, кроме как сплетнями о соседях. Чтобы новости разошлись, здесь газет не требуется. Положительно то, что половина студентов университета живет в Англии и они ничего об этом не услышат. А к тому времени, как мы вернемся к занятиям после Нового года, это станет историей.

— Ты так думаешь? — Верд решительно сложил «Скотсмен» и положил на столик. — Так вот что я тебе скажу. Нам нужно молить Бога, чтобы Макленнан нашел убийцу и посадил его под замок.

— Почему? — недоуменно спросил Брилл.

— Потому что, если он этого не сделает, мы на всю жизнь останемся парнями, которых не смогли уличить в убийстве.

Брилл уставился на него с видом человека, которому только что сообщили, что у него неоперабельный рак.

— Ты шутишь?

— Я никогда не был серьезнее, — отвечал Верд. — Если они не посадят кого-нибудь за убийство Рози, все будут помнить, что мы были той четверкой, которая провела ночь в полицейском участке. Это же очевидно. Мы получим приговор «Не уличены» без суда и следствия. «Всем известно, что они это сделали, но полиция просто не насобирала улик…» — добавил он, подражая высокому женскому голосу. — Посмотри правде в глаза, Брилл. С тобой никто больше не ляжет, — ехидно ухмыльнулся он, зная, что бьет друга в самое больное место.

— Иди ты… Верд. У меня, по крайней мере, останутся воспоминания, — дернулся Брилл.

Тут их прервало появление Зигги, который вошел в кафе, стряхивая с волос капли дождя.

— Я так и подумал, что найду вас здесь, — произнес он.

— Зигги, Верд говорит… — начал Брилл.

— Все это не важно. Здесь Макленнан. Он снова хочет поговорить с нами четырьмя.

Алекс поднял брови:

— Он хочет утащить нас обратно в Сент-Эндрюс?

Зигги покачал головой:

— Нет. Он здесь в Керколди и хочет, чтобы мы явились в полицейский участок.

— Черт, — произнес Верд. — Мой старик взбесится. Я должен был сидеть дома и никуда не высовываться. Я не могу сообщить ему, что был у копов в каталажке.

— Скажи спасибо моему отцу, что нам не нужно возвращаться в Сент-Эндрюс, — сказал Зигги. — Он разозлился, когда к нам в дом заявился Макленнан, и закатил ему обвинительную речугу. Он вопил, что с нами не смеют обращаться как с преступниками, ведь мы делали все, чтобы спасти Рози. В какой-то момент я подумал, что он начнет хлестать его по физиономии номером «Дэйли Рекорд». — Зигги улыбнулся. — Прямо скажу, я им гордился.

— Он молодец, — согласился Алекс. — Так где сейчас Макленнан?
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   51

Схожі:

1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Андрей Парабеллум Николай Сергеевич Мрочковский 25-й час. Руководство по управлению временем
1. 0 — создание файла icon1. 0 создание файла
Свагито Либермайстер Корни любви. Семейные расстановки от зависимости к свободе. Практическое руководство
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Особый раздел автор посвятил умению оказывать первую помощь. Книга снабжена пояснительными рисунками
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла
Юлия Борисовна Гиппенрейтер 55e16c7f-2a82-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 у нас разные характеры… Как быть?
1. 0 — создание файла iconV 0 – создание файла
РобертДилтс9184b648-2a83-102a-9ae1-2dfe723fe7c7ДжудитДелозье9dbfc15f-2a93-102a-9ac3-800cba805322нлп-2: поколение Next
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
...
1. 0 — создание файла icon1. 0 — создание файла
Это сага о великой любви Клэр Рэндолл и Джейми Фрэзера — любви, которой не страшны пространство и время
1. 0 — создание файла iconV 0 — создание файла advent V 2 — доп вычитка — (Alexey)
Бумаги задерживаются. Двери кабинетов запираются. Чиновники, от которых зависит — жить или умереть осужденному, беззаботно уезжают...
1. 0 — создание файла icon1. 1 — создание fb2-файла: Peter Blood, 2005 2 — генеральная уборка,...
Кристофер Прист — молодой английский писатель-фантаст, впервые издающийся на русском языке
1. 0 — создание файла iconАгнета Плейель Пережить зиму в Стокгольме
Записи о волнующих героиню проблемах, о ее отношениях с мужчинами, воспоминания наполнены отзвуками психоанализа и явными или скрытыми...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка