Запискивенеролога ( попытка воспоминаний )




НазваЗапискивенеролога ( попытка воспоминаний )
Сторінка1/19
Дата конвертації04.07.2013
Розмір1.97 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
З А П И С К И В Е Н Е Р О Л О Г А ( попытка воспоминаний )
Г. Я. П О Э Л Ь

cветлой памяти покойного отца посвящается.
ОТ АВТОРА

Мне давно хотелось написать книгу воспоминаний, мемуары о своей врачебной деятельности, о работе отца дерматовенерологом, начатую им на Украине, в Луганске, сразу после войны, еще в 45 году прошлого века. Ведь наш общий врачебный стаж в дерматовенерологии составляет более 80 лет. Накоплен большой опыт. Есть, что вспомнить...Собраны мысли, суждения о многих проблемах медицины и дерматовенерологии. Как мне кажется, а я специально интересовался этим, молодые врачи-дерматологи плохо или вообще ничего не знают о дерматологах, работавших до них на Луганщине, а, как известно, люди, не знающие, что было в прошлом, не могут знать, что может произойти с ними в будущем. Как часто говорят:

«Не оглядываясь назад, трудно найти дорогу вперёд».

В 30-е годы в Советском Союзе была выпущена книга с таким же названием - «Записки венеролога», но вскоре была запрещена, поскольку в социалистическом государстве, конечно же, не было и не могло быть венерических болезней, и проституции. Я решил позаимствовать название этой книги, хотя по сути она должна быть совершенно другой потому, что я хочу поднять в ней общемедицинские проблемы и сравнить медицину Украины с медициной западной (несколько лет назад я эмигрировал в Израиль и могу об этом судить, так сказать, не понаслышке). Как говорил поэт:

« Лицом к лицу – лица не увидать.

Большое видится на расстояньи…»

Кроме того, в медицине и медицинском образовании на просторах постсоциалистических государств, в последнее время, произошли большие изменения. Интересно, как мне кажется, проанализировать эти перемены.

С 1968 по 2002 г я работал врачом – дерматовенерологом в Луганске и области, на кафедре дерматовенерологии мединститута, повышал квалификацию во многих медицинских центрах Союза, защитил диссертацию в Москве, проводил научные исследования и просто был знаком со многими светилами в нашей специальности. Я уже несколько лет живу за границей, работаю научным сотрудником в дерматологическом отделении одной из центральных больниц Тель-Авива, и потому могу сравнить дерматологическую службу и вообще систему медвспоможения Запада с системой здравоохранения стран СНГ.

Понимаю, что тяга к мемуарам, воспоминаниям – это признак надвигающейся старости, но ничего не могу с собой поделать тем более, что я обещал своему отцу написать такую книгу. Отец, можно сказать, завещал мне написать эти мемуары.

Может быть, уважаемому читателю будут любопытны мои воспоминания об истории луганской дерматовенерологии, о встречах с интересными, без преувеличения, выдающимися людьми в нашей области медицины, мысли о медицине вообще и дерматовенерологии в частности,

"Воспоминания - это единственный рай, из которого нас никто не может изгнать"

Оноре де Бальзак.
Глава 1

Зарождение и становление дерматовенерологии на Луганщине.
Первым дерматовенерологом в Луганской губернии можно считать земского врача Григория Абрамовича Ноткина, который врачевал на Луганщине до революции 17-го года и сразу после нее, а по совместительству лечил кожных и венерических больных. Говорят, что это он в 20-е годы лечил промываниями « триппер» у первого офицера Красной Армии Клима Ворошилова, припевая при этом cебе под нос:

«Когда луганский слесарь Ворошилов водил полки по скошенным полям…»


Почему лечил промываниями? Да потому, что в 20-е годы ещё не было антибиотиков и единственным способом лечения гонореи были ежедневные, в течение месяца и более, промывания уретры больного дезинфецирующими растворами. Похоже, именно с тех пор в среде венерологов закрепилась поговорка:

«Пять минут лобзаний – месяц промываний».


В начале 30-х годов в СССР стали появляться , так называемые, противовенерические диспансеры. Это было новое слово в организации профилактики и лечения больных вензаболеваниями. Впоследсвии по образу и подобию вендиспансеров в Союзе были организованы диспансеры по борьбе с другими опасными инфекционными заболеваниями, т.к. эти лечебные заведения, как организационная единица, позволяли вести активную борьбу с инфекциями. Эти диспансеры, например, противотуберкулезные, позволяли не только выявлять и учитывать инфекционных больных, лечить их, но и прослеживать пути распространения инфекции, т.е. заниматься активной профилактикой. В частности, в вендиспансерах врачи не только могли, но и должны были выявлять контактных больных и источники заражения.
Законодательство страны позволяло это делать. Так легче и быстрее локализовался очаг инфекции. Тоталитарная система помогала бороться с различными эпидемиями. Это был плюс. Но были и минусы, причем, надо сказать, такое большое их число, что эти самые минусы полностью нивелировали все плюсы медицины в коммунистической системе.


Так вот … В Луганске в 30-е годы был организован первый вендиспансер. Разместили его в маленьком приспособленном здании, скорее – в домике-избушке на краю города, недалеко от завода « ОР», и работали в нем два врача-дерматовенеролога и одна медсестра, было несколько коек для больных. Так начиналась дерматовенерологическая служба в Луганской области.


Далее была война… После войны дерматовенерологическая служба на Луганщине восстанавливалась, как и все народное хозяйство.


Сразу после войны главврачом и, фактически организатором венслужбы Луганска, стал доктор Фелензат. Позднее, с начала 50-х годов дерматовенерологией Луганска и области руководил А.К.Борисов. Это продолжалось до начала 70-х. На смену А.К.Борисову пришёл работник обкома КПСС (тогда на должности руководителей медицинских учреждений, по большей части областного масштаба, назначались работники обкома – это были номенклатурные должности) А.А.Щербаков. Щербаков работал главным дерматовенерологом Луганской области до середины 80-х годов. Ему на смену, но уже не из областного комитета Коммунистической партии, и это тоже было веянием времени, пришел Ю.А.Ковалевский. Сменил Ковалевского в конце 90-х профессор, зав. кафедрой дерматовенерологии Луганского медицинского университета В.Г.Радионов, который одновременно стал главврачом облвендиспансера.


В 1960 г. А.Я. Цейтлин организовал Городской кожновенерологический диспансер и руководил им до начала 70-х годов. После него, до 2000 г. главврачом горвендиспансера Луганска был Е.В.Литинский, затем, 3 года, до 2003 г. руководил дерматовенерологической службой города С.В.Шведюк. Потом его тоже сняли и, насколько я знаю, В.Г.Радионов, естественно за определенное вознаграждение, поставил главврачом горкожвендиспансера некую «девушку» по имени Татьяна Аксёнова, поскольку, кроме всего остального, она была дочерью, а почему, собственно, была, - и есть дочь бывшего ректора машинститута Румянцева. Ниже я постараюсь более подробно поведать о каждом из них, руководителях дерматовенерологической службы Луганщины.


Необходимо рассказать о здании, в котором располагался облвендиспансер в послевоенные годы. Это очень интересно и показательно. Дело в том, что коммунистический, тоталитарный строй выделил областному вендиспансеру два небольших здания. Одно - двухэтажное здание бывшей синагоги было с узкими, высокими, закругляющимися вверху окнами на ул. Луначарского, в нем располагался стационар для кожных и венбольных. Другое – маленькое, приспособленное под поликлинику диспансера, одноэтажное, отапливаемое углем, здание на ул. Володарского. Я помню эти здания… Представляете себе кожных и венбольных, лечащихся в хоть и бывшей, но синагоге? Разместить в этих зданиях больницу… Такое могли сделать только коммунисты. Вот такое было время и такое государство… Я вспоминаю, как отец иногда брал меня с собой на работу ( это обычно было тогда, когда меня по каким-то причинам не могли отвести в детсад ) и чаще всего оставлял в больничной лаборатории, где я возился с препаратами грибков, мазками на гонорею. Помнится, отец тогда однажды устроил мне приличную « взбучку», увидев, что я неаккуратно обращался с препаратом «стригущего» лишая. А дело в том, что в то время, в 40-е годы, не было противогрибковых антибиотиков, в частности гризеофульвина, и детей с трихомикозами облучали (волосистую часть головы) под рентгеновским аппаратом рентгеновскими лучами до полного выпадения волос на голове ребенка (так называемая рентгенэпиляция). Затем втиранием серных и дегтярных мазей в кожу волосистой части головы лечили бедных детей около года. Причем, все это время малыши должны были находиться в стационаре. Такая была медицина в те времена... Конечно, ясно было, почему мой папа был недоволен моим неосторожным обращением с препаратами грибков.


Главным врачом в областном вендиспансере, единственном тогда в городе и области , был назначен доктор Фелензат. Это был врач с большим практическим опытом дерматовенеролога, прошедший войну. Кстати, это был, наверное, первый и последний главврач облвендиспансера не коммунист, не состоявший в коммунистической партии. Он стал восстанавливать или создавать заново после войны дерматовенерологическую службу Луганщины, стал набирать врачей в диспансер.


Это были молодые, но в большинстве своем, воевавшие на фронте доктора. Самое главное, что их отличало,- это жажда знаний, стремление учиться. Если говорить о Фелензате, то это был главврач старой закалки, из той плеяды главных врачей, которые думали больше о возглавляемых ими учреждениях, о руководимой ими службе, чем о себе и своем личном благополучии. Фелензат был именно таким. Он думал о перспективе своей больницы, об организации службы, набирал на работу врачей молодых, думающих, творческих. Таких главврачей в дерматовенерологии Луганщины ни после него, ни в наше время уже не было. Время уже было другое… Фелензат рано умер, в начале 50-х годов, когда ему было 50 с небольшим лет.


После смерти Фелензата главным врачом областного вендиспансера был назначен, именно назначен свыше (в те времена это была номенклатурная должность) бывший работник обкома компартии Украины, вроде бы врач по образованию, ( почему « вроде бы» - скажу позже) – некий А.К.Борисов – фигура очень колоритная, достойная более подробного описания. Борисов в качестве главного врача облвендиспансера работал до начала 70-х годов.


Внешне это был коренастый, плотного телосложения человек, небольшого роста, на коротких ногах, с большим лысым черепом в форме огромной кувалды, с маленькими, заплывшими жиром глазками. Центр тяжести его тела находился так низко, что после очередного возлияния, а пил он часто и по- многу (за раз мог выпить литр водки ), он, идя по улице, даже не покачивался и узнать, что он пьян, было практически невозможно. При том это был не столько умный, у него все-таки был природный ум, сколько очень хитрый человек. Он был изворотливым аферистом и мошенником. Так, при ремонте здания поликлиники облвендиспансера, он прорубил себе отдельный вход в свой кабинет прямо с улицы, чтобы больные могли заходить в кабинет главного врача незаметно, снаружи, не входя в диспансер. Это было сделано для занятий частной практикой, что в то время было уголовно наказуемо. Вообще, количество афер, совершённых А. Борисовым, было несчесть. Некоторые из них стали просто классическими, достойными описания в учебниках криминалистики.


В начале 50-х делегация врачей облвендиспансера во главе с Борисовым и его сподручным и собутыльником, заведующим дерматологическим отделением диспансера Н. Батюком , поехали в Харьков на совещание в головной институт дерматовенерологии с отчетом. Сели в поезд вечером ( вспоминал отец ) , стали пить чистый спирт стаканами. Отец изумился количеству выпитого Борисовым и Батюком, он за ними, конечно же, угнаться не мог. А отчета о работе дерматовенерологической службы Луганщины у товарищей Борисова и Батюка на руках не было. Мой отец все никак не мог понять, как же Борисов на следующий день утром, в головном институте будет докладывать о положении дел в дерматовенерологии Луганской области. Утром они проснулись в поезде. Конечно же, больные после такой пьянки, а через некоторое время, прибыв в институт, А. Борисов уже стоял на трибуне и изумлял уважаемую аудиторию своей эрудицией, обрушив на головы слушателей огромное количество цифр о вензаболеваемости в таких странах Европы, как Англия, Франция, Германия, Швейцария по сравнению с Луганской областью. После совещания отец понял, что все эти цифры, которыми сыпал тов. Борисов, были взяты «с потолка». Главный дерматовенеролог Луганщины просто нагло врал почтенному собранию и это для него было нормой поведения, он был таким человеком. Другая его афера стала классикой и, наверное, вошла в анналы всех мошенников и аферистов. Это было в начале 60-х годов, в разгар социализма в СССР, во времена хрущевской оттепели. А.Борисов позаимствовал, а вернее украл, методику лечения некоторых кожных заболеваний и сифилиса пчелиным ядом у тогдашнего заведующего кафедрой кожных болезней Луганского мединститута, доцента Н.Зыкова и решил заработать на этом. Борисов послал одного из врачей диспансера, некого Юруткина, на пасеку добывать пчелиный яд. Доктор Юруткин, не имевший ни малейшего представления о том, как это делается, сидел на пасеке под городом несколько месяцев и в перерывах между прочими видами деревенского отдыха «собирал» пчелиный яд, а именно, просто выдавливал содержимое пчел во флакончики из под пенициллина и отсылал их в Луганск, Борисову. Коммунист же и врач А. Борисов продавал этот так называемый « пчелиный яд» больным с самыми разными заболеваниями. Но перед этим тов. Борисов разрекламировал, как сейчас говорят, «раскрутил» препарат. Он в молодежной газете «Молодогвардеец», которая издавалась тогда на украинском языке, с помощью одного журналиста, лечившегося у Борисова от гонореи, напечатал статью под названием: « Чудодiйнi лiки», в которой преподнес свой «пчелиный яд», как панацею буквально от всех болезней. И представьте, сработало - народ валом повалил в кабинет главврача через отдельный вход с улицы, о котором я упоминал выше. Борисов заработал на этом «лекарстве» кучу денег. Все бы ничего, да только это было в те времена незаконно, т.е. уголовно наказуемо. И, как говорил мой отец, прокуратура об этом была прекрасно осведомлена. Главного врача облвендиспансера нужно было сажать в тюрьму, но этого никто не сделал. Вот эта политика двойных стандартов была типична всегда для тоталитарной коммунистической власти.


Если говорить о борисовских аферах, то все его руководство облвендиспансером на протяжении длительного времени ( около 20 лет ), складывалось из сплошных больших и малых афер и мошенничеств. Так, в 60-е годы, были введены квалификационные врачебные категории. Высшие категории разрешалось присваивать только главным врачам больниц и диспансеров, а первые – заместителям главврачей и завотделениями. «Товарищ» Борисов , конечно же имея высшую категорию, решил дать первую квалификационную врачебную категорию своему соратнику и собутыльнику, заведующему дерматологическим отделением диспансера, – Н.Батюку. Квалификационные категории по дерматовенерологии присваивались в то время в головном НИИ дерматовенерологии в Харькове, для этого « соискателю» нужно было пройти собеседование и экспертизу личных документов там же в г. Харькове.


Здесь нужно сразу сказать, что у Н.Батюка не было даже лечебного медицинского образования, он был санитарным врачом и закончил санитарный факультет мединститута,

т.е. не имел права работать даже простым врачом – лечебником не то, что заведовать дерматологическим отделением областного диспансера. Но А.Борисов с Н.Батюком преспокойно сели в поезд и отправились в город Харьков. В Харькове же, конечно, Батюк не прошел освидетельствования, но друзья – товарищи также спокойно отправились домой. В поезде они, конечно, изрядно выпили, и тут главврач Борисов достал из кармана незаполненное удостоверение для квалификационной врачебной категории. Заполнить « корочку» и подделать печать было делом техники. Так Н.Батюк стал первым на Луганщине дерматовенерологом 1-й категории.


Кроме того, А.Борисов был антисемитом, как, собственно, и все последующие главврачи Луганского облвендиспансера. Другого и быть не могло, поскольку антисемитизм в СССР в те времена был государственной политикой. Главный же врач облвендиспансера тогда был окружен, в основном, врачами-евреями, и Борисов, чтобы к нему относились с бОльшим уважением, врал всем, что его бабушка была еврейкой. Мой же отец всегда шутил по этому поводу:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Схожі:

Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconЭльчин Сафарли …нет воспоминаний без тебя нет воспоминаний без тебя...

Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconТесты / ► История архивного дела до начала XX века / ► Попытка 1

Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconШаг 1: в Табл. 1 проставлены баллы за прохождение трассы (1-я попытка...

Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconЗдравствуй, дорогой читатель! Этот “журнал” моя первая попытка публикации шашечной литературы
Здравствуй, дорогой читатель! Этот “журнал” – моя первая попытка публикации шашечной литературы
Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) icon  в книгу американского писателя Э. Хемингуэя (1899-1961)...
ЭрнестХемингуэйПрощай, оружие !   в книгу американского писателя Э. Хемингуэя (1899-1961) вошли роман `Прощай, оружие!`,...
Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconЯна Вагнер Вонгозеро
Любовь – съежился и превратился всего‑навсего в одно из незначительных детских воспоминаний
Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconЭта же книга в других форматах
Прошлой ночью я передумал, решил пожить еще немного. Все последующее — не более чем попытка объяснить
Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconАмериканского писателя Э. Хемингуэя (1899-1961) вошли роман `Прощай,...

Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconНет воспоминаний без тебя (сборник)
...
Запискивенеролога ( попытка воспоминаний ) iconНет воспоминаний без тебя (сборник) Эльчин Сафарли
...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка