В XVI-XVII веках




НазваВ XVI-XVII веках
Сторінка1/13
Дата конвертації28.10.2013
Розмір2.56 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > История > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

В.В. ШИШКИН




КОРОЛЕВСКИЙ ДВОР

И ПОЛИТИЧЕСКАЯ

БОРЬБА

ВО ФРАНЦИИ

В XVI-XVII ВЕКАХ



ЕВРАЗИЯ

Санкт-Петербург

2004[3]

ББК 63.3(0)5

УДК 94

Ш65

За помощь в осуществлении издания данной книги

издательство «Евразия» благодарит

Кипрушкина Вадима Альбертовича

В оформлении данной книги были использованы следующие иллюстрации:

«Генрих Анжуйский», будущий Генрих III, школа Клуэ (глава 1); «Маргарита де Валуа», неизвестный художник, ок. 1580 г. (глава 2); «Генрих IV доверяет регенство Марии Медичи», Питер Пауль Рубенс (глава 3); «Анна Австрийская», Симон Вуэ (глава 4); «Кардинал де Ришелье», Филипп де Шампень 30-е гг. XVII в. (глава 5); «Людовик XIII», Питер Пауль Рубенс, 1622 г. (заключение)

Шишкин В. В.

Ш65 Королевский двор и политическая борьба во Франции в XVI-XVII веках. — СПб.: Евразия, 2004.— 288 с. ISBN 5-8071-0145-6

Настоящая книга посвящена истории королевского двора Франции. Хронологически данное исследование ограничивается периодом смены династий, открывающийся годами правления Генриха III, и завершающийся временем царствования Людовика XIII. Это «смутное время» в истории Франции, ознаменовавшееся бурей гражданских войн и крушением многовековых традиций и социальных порядков, сформировавшихся на протяжении правления дома Валуа. Эта эпоха парадоксальным образом завершилась воссозданием казалось навсегда утраченного миропорядка. Немалая заслуга в этом принадлежит Ришелье и Людовику XIII, чьи образы по мнению автора были незаслуженно демонизированы мировой литературой, но чье государственное мышление и политика подготовили блестящую эпоху короля-солнца.

ББК 63.3(0)5

УДК 94

© Шишкин В. В., 2003

© Лосев П. П., обложка, 2004

© Евразия, 2004

ISBN 5-8071-0145-6

[4]

Светлой памяти

любимых родителей моих —

^ Светланы Вениаминовны Шишкиной

и Евгения Павловича Малинина —

посвящаю

[5][6]


ПРЕДИСЛОВИЕ



Французский абсолютизм прошел долгий путь, прежде чем обрел свои завершенные и классические формы в правление Людовика XIV (1643-1715 гг.). XVI и XVII века — это один из самых интересных и своеобразных периодов французской истории, относящийся к тем переломным временам, когда феодальная Франция вступила в эпоху Нового времени и когда претерпели существенные изменения все стороны общественной жизни: административные, социально-политические и культурные институты подвергались существенной трансформации, что повлекло за собой преобразование всей системы традиционных сословных взглядов и представлений. Не ограниченное законами правление могло сложиться только потому, что королевская власть при благоприятных обстоятельствах осуществляла наступление на традиционные структуры сословного представительства — провинциальные штаты и дворянские ассамблеи — а также на высшие судебные инстанции государства, прежде всего Парижский парламент. Исполнительная власть безоговорочно принимала на себя в лице короля и его бюрократического аппарата законодательные и судебные функции, основываясь на тради-[7]ционном убеждении, что она является единственным источником справедливости в стране.

Экспансия абсолютизма порождала активное противодействие, и прежде всего среди самого привилегированного сословия страны — дворянского, которое отождествляло себя с Францией и болезненно относилось к ущемлению своих прав. Главным институтом, с помощью которого королевская власть в новых условиях пыталась подчинить дворянство, был королевский двор. Именно он стал ареной борьбы короны и благородного сословия за возможность определять политический курс страны. Пиком этого противостояния стало время правления последних представителей династии Валуа и первых Бурбонов (1559-1643 гг.).

Всякий раз, когда речь заходит о французском дворе позднего Средневековья и раннего Нового времени, его называют двором эпохи «Старого порядка» (Ancien regime). Как правило, при описании этого явления принято подчеркивать следующие внешние характеристики: пышность и великолепие церемоний и празднеств, безмерные траты придворных во имя поддержания престижного стиля жизни, галантные манеры, фаворитизм. Однако большинство из этих признаков присущи также двору «классического» времени второй половины XVII и XVIII вв. Облик двора предыдущей эпохи известен скорее поверхностно и, в общем, пребывает в тени.

Настоящая книга посвящена истории королевского двора Франции, который будет рассмотрен с точки зрения социально-политических и институциональных изменений — развитие церемониала, дворцовых учреждений, политических взаимоотношений короны и дворянства и др. Эволюция придворного общества и его институтов — одна из важнейших составляющих истории французской абсолютной монархии, так как усиление [8]королевской власти придавало придворному обществу особый политический статус; именно двор в значительной мере влиял на формирование государственного курса Франции.

Основными хронологическими рамками настоящей книги являются, с одной стороны, последние, малоизвестные для истории двора годы правления Генриха III (1574-1589 гг.), когда, казалось, происходило крушение двора и многовековых усилий династии Валуа по его организации, и, с другой стороны, время царствования Людовика XIII (1610-1643 гг.), когда воссозданный дворцовый институт приобрел свою устойчивость.

С другой стороны, мы хотели бы рассмотреть это явление как сосредоточение всех важнейших социально-политических коллизий, случившихся во Франции в XVI-XVII вв., когда в условиях гражданских войн и восстаний знати происходило формирование абсолютизма и одновременно государства нового типа, отличного от феодального. Двор сыграл в этом процессе решающую роль. Борьба между короной и мятежной знатью явилась фоном всего развития страны.

В качестве основного исторического источника по организации и эволюции французского двора мы привлекли рукопись, датируемую серединой XVIII века, — «Регламент дома короля и его главных служб» (Règlement de la maison du Roi et des principaux officiers servans en icelle), хранящуюся в отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге. Она содержит уникальные и малоизвестные документы XVI-XVII вв., которые издавались монархами исключительно для внутреннего пользования и были посвящены организации и функционированию королевского двора. Известно, что в Национальной библиотеке Франции в Париже хранится аналогичная, но более[9]полная версия списка регламентов, которая датируется XVII в. На основе анализа этого документа проводятся преимущественно исследования внутреннего строения дома короля и его служб. В значительно меньшей степени он касается организации остальных домов, входящих в состав двора. Скорее всего, «Регламент» был составлен по приказу Людовика XIII, поскольку последним в хронологическом ряду находится регламент 1625 г., но вполне допустима и более поздняя редакция, так как в эпоху Людовика XIV происходило окончательное оформление придворных служб и складывался церемониал, основанный на устоявшихся правилах придворной жизни. Хотя петербургский список датируется XVIII в., сделан он был с оригинала предыдущего столетия, на что указывает сохранение переписчиком орфографии предыдущего времени. Регламенты последних Валуа и первых Бурбонов сохраняли свою актуальность на всем протяжении века Просвещения, так как представленный в них церемониал лишь частично совершенствовался со временем, не теряя своей первоначальной основы.

Главное место в нем занимают регламенты Генриха III 1578, 1582 и 1585 гг., особенно пространный и подробный регламент 1585 г., который состоит из двух частей. Первая часть представляет собой королевские инструкции исполняющим обязанности руководителей служб дома короля и всем, кто состоит под их началом. Вторая, изданная отдельной брошюрой для массы придворных вне официального штата двора и розданная им в январе 1585 г. под названием «Генеральный регламент» (Reglemens généraux), является собранием обязательных правил поведения для окружения короля в его апартаментах.

Становление церемониала и организации французского двора прослежены нами с привлечением произ[10]ведения придворного церемониймейстера герцога Бургундии Карла Смелого Оливье де Ла Марша «Положение дома герцога Карла Бургундского» (1474), а также большого послания Екатерины Медичи своему второму сыну Карлу IX с описанием придворных порядков при Франциске I и Генрихе II и, наконец, с помощью труда французского юриста середины XVI века Венсана де Ла Лупа «Первая и вторая книги достоинств, магистратур и должностей королевства Франции в 1564 г.», что позволит дополнить картину регламентов Генриха III и сравнить их с прежним придворным порядком.

К этой группе источников примыкает также совместный труд французских правоведов XVIII в. под редакцией Гюйо, в котором подробно изучены всевозможные прерогативы и права дворянства, в частности, придворного, и выясняются корни этих привилегий. Четко прослежено организационное и функциональное развитие многих придворных должностей.

Из теоретических сочинений мы привлекли «Политическое завещание» кардинала де Ришелье, наиболее ярко отразившее абсолютистскую идеологию и написанное в виде советов королю, в числе которых указаны способы организационного и социального преобразования двора.

Рассматривая персональный состав двора Людовика XIII, мы использовали документ не меньшей важности, чем «Регламент». Это — отпечатанный для узкого пользования в королевской типографии в Лувре и ныне хранящийся в фондах Российской национальной библиотеки список («Генеральное положение...») главных лиц, занятых в штате короля, королевы и их ближайших родственников в 1640-1644 г., с указанием причитающегося каждому придворному жалованья. Список также содержит перечень «неблагородного» персонала[11] двора. Трудность работы с этим документом заключается в том, что большинство главных персонажей двора перечислены без упоминания своих родовых имен, а только по титулам с указанием сеньорий, которыми они владели. Необходимо добавить, что названный документ никогда не упоминался даже в справочной литературе и представляет собой большую редкость.

Для определения родовых имен свиты Людовика XIII и Анны Австрийской, восстановления их жизненного пути и роли при дворе потребовалось использовать авторитетные генеалогические и геральдические словари, которые появились в XVII и XVIII вв. Речь идет о многотомных трудах королевского генеалогиста Андре д'Озье, «Генеалогической и хронологической истории», составленной под руководством отца Ансельма де Сент-Мари, «Исторических изысканиях об ордене Святого Духа» Ф. Дюшена, «Словаре дворянства» Ла Шене-Дебуа, отразивших историю и генеалогию крупнейших дворянских родов Франции.

Следующая группа документов касается социально-политического конфликта короны и дворянства в 1620-1630-е гг. Именно эти годы явились временем серьезной внутренней борьбы, прежде всего при дворе, которая наиболее полно отражена в многочисленных мемуарах той эпохи, главным образом дворянских. Французская мемуаристика XVI-XVII вв. — явление удивительное, прежде всего своей распространенностью. Политические и мемуарные произведения качественно и количественно превзошли все, что было издано в это время в Европе.

Политическое и культурное возрождение Франции заставляло оценить себя высоко. Дворянство и столичные буржуа стали основными носителями идеи национального ренессанса. Они начали осознавать свой вес[12] в делах государства и при дворе, стремясь максимально насытить жизнь интересными событиями, что отвечало тогдашним воззрениям на политику и мораль. Обычно в конце жизни аристократы писали свои мемуары, чтобы оценить свой собственный жизненный опыт и донести потомству «истинный» взгляд на людей и события своей эпохи.

Особое место среди литературы подобного рода занимают «Мемуары» самого кардинала де Ришелье, полностью опубликованные в XIX веке. Они были написаны секретарями кардинала под его диктовку. Большинство приводимых в них фактов сомнений не вызывает — Ришелье диктовал свой труд, напоминающий расширенные правительственные реляции, используя государственные бумаги, и рассчитывал обрести потенциальных читателей из числа современников, так как «Мемуары» были закончены им в 1638 г. Вместе с тем сочинение кардинала тенденциозно и весьма последовательно оправдывает осуществляемую им политику на протяжении всего периода его министерства.

Впрочем, каждые мемуары неповторимы и отражают отношение их авторов к политическим коллизиям двора. К примеру, если воспоминания мадам де Мотвиль, герцога де Ларошфуко и графа де Ла Шатра позволяют отнести их создателей к приверженцам партии Анны Австрийской, а мемуары кардинала де Реца, сира де Кампьона, графа де Монтрезора, написаны сторонниками брата короля Гастона Орлеанского, то граф де Бриенн и герцог де Сюлли представляют позицию короны — все это демонстрирует политическую поляризацию придворной знати при Людовике XIII. Вместе с тем мемуары кажутся особенно ценным источником, так как дополняют друг друга, представляя совершенно противоположные точки зрения, и позволяют наиболее[13] полно ощутить драматизм последних лет правления короля, понять причины хронической мятежности высшего сословия того времени.

Помимо воспоминаний также хотелось бы обратить внимание на корреспонденцию 1620-1630-х гг., которая в книге представлена письмами и бумагами кардинала де Ришелье, издание которых вновь возобновлено в последнее время. Современные видные историки Франции и Германии пошли по пути тотальной публикации всего рукописного наследия Ришелье и бумаг его архива, введя в оборот ранее неизвестные документы и черновики, освещающие все стороны деятельности кардинала, в том числе его политику в отношении придворной знати и, в частности, знатных дам, что очень важно для понимания реалий придворной борьбы.[14]

В последние годы в отечественной исторической науке на первый план выдвигается история людей и событий, приходя на смену истории идей, структур и формаций. С. Д. Сказкин в свое время, например, писал, что «факты о [придворных] заговорах не заслуживают внимания» только потому, что «ими полна вся история Франции XVI-XVII веков». Между тем придворная борьба при Людовике XIII и Ришелье явилась главным дестабилизирующим фактором на пути к абсолютной монархии, в отличие от непродолжительных и локальных крестьянских восстаний, значение которых преувеличивали в своих работах Б.Ф. Поршнев и А.Д. Люблинская, а также прочих факторов. О напряженности этой борьбы можно судить почти по ежегодным заговорам против Ришелье и короля. Подтверждением тому также могут служить многочисленные примеры ссылок в провинции политической эмиграции дворян, сотнями бежавших за рубеж, вооруженных мятежей, инспирированных придворными, и, наконец, случаи вмешательства в политическую борьбу во Франции иностранных держав. Только дворянство как самое привилегированное сословие страны считало себя вправе выдвигать политические претензии к короне, отличающиеся от аналогичных требований иных социальных классов особенной цельностью, последовательностью и полнотой.

В рамках нашей работы было бы невозможно осветить историю французского двора второй половины XVI—XVII вв. во всем его многообразии. Мы акцентировали внимание на наиболее важных аспектах эволюции французской придворной жизни. И остановили свой выбор на описании организации двора, персонального состава двора, а также предприняли попытку рассмотрения развития этих структур, как и в институциональном плане, при последних Валуа и первых Бурбонах. Нас также интересовало, какое влияние оказывал двор на политические процессы, как внутренние, так и внешние. Мы пытались представить эту историю в лицах, ибо только метод политической биографии позволил понять и прочувствовать французский двор, его своеобразие и ту специфическую роль, которую он играл в социально-политической жизни Франции той эпохи.

И, наконец, последнее. Эта небольшая книга написана на основе нашей почти одноименной диссертации, защищенной в Санкт-Петербургском университете весной 1996 г., и большая часть ее материалов уже опубликована в виде статей в различных научных изданиях. Вместе с тем представляемое издание носит скорее популярный характер, лишено громоздкого научного аппарата, литературного обзора и, в общем, нацелено на массового читателя. Наверное, книгу правильнее было бы назвать «Очерками социально-политической истории Франции XVI-XVII вв.» или как-то иначе, но в итоге мы решили ничего не менять. Для удобства чита-[15]телей мы также решили привести в скобках оригинальное написание имен действующих персонажей, в русской транскрипции которых существуют разночтения. В конце книги приведены все исторические источники и литература, которую мы использовали при написании и последующей редактуре.[16]ЧАСТЬ 1
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Схожі:

В XVI-XVII веках icon1 Античность и средневековье
Великого (1289—1352, правил с 1310). По данным Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона, в xvi—xvii веках Бессарабией называли...
В XVI-XVII веках iconПлан Введение 1 Античность и средневековье 2 в составе Российской...
Великого (1289—1352, правил с 1310). По данным Энциклопедического Словаря Брокгауза и Ефрона, в xvi—xvii веках Бессарабией называли...
В XVI-XVII веках iconТесты Европа в XVI • первой половине XVII вв
Переход от феодализма к капитализму впервые произошел в крупных торговых городах
В XVI-XVII веках iconI | II | III | IV | V. | VI | VII | VIII | IX | X | XI | XII | XIII...

В XVI-XVII веках iconЗадание по истории №4 (7 класс) Европа в XVI-XVII вв
Опишите не менее трех идей, которые показывают разницу во взглядах лидеров Реформации
В XVI-XVII веках iconТема: Поняття культури.(2 години)
Умови культурного розвитку українських земель в складі Литовсько-Польської держави (сер. XVI сер. XVII ст.)
В XVI-XVII веках iconТема: Поняття культури.(2 години)
Умови культурного розвитку українських земель в складі Литовсько-Польської держави (сер. XVI сер. XVII ст.)
В XVI-XVII веках iconИ. И. Пантюхов I. Антропологические типы. II. Образование государства....
Польский тип. X. Еврейский тип. XI. Народные волнения. XII. Запорожцы. XIII. Москва. XVII стол. XIV. Формальное соединение Малороссии...
В XVI-XVII веках icon2 Населен- ня, тис чол. (2006)
Залишки римської фортеці, турецький форт XVI ст та мечеть XVIII ст., церкви Катогіке ( XIII ст.) І зоравар (XVII – XVIII ст.) (Єреван),...
В XVI-XVII веках iconНазвание Местонахождение
Внешний вид сильно изменён в xvii—xviii веках: выстроена заново часть западной стены и галереи, достроены приделы с новыми большими...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка