Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня




Скачати 85.66 Kb.
НазваНе знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня
Дата конвертації21.10.2013
Розмір85.66 Kb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > История > Документы
Меня зовут Лука.

Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня... ну, я ему обязан.

У меня трясутся руки, пока я стою здесь на страже. Я никак не могу выбросить из головы различные ужасающие картинки. У меня есть всего пару часов до пробуждения девчонок. Возможно, если я запишу эту историю, я смогу оставить ее в прошлом.

Наверное, мне стоит начать свой рассказ с волшебной козы.

***

На протяжении трех дней мы с Талией следовали за ней по всей Вирджинии (штат на востоке США). Почему? Кажется, я и сам толком не знаю. На мой взгляд, эта коза была совсем не примечательной, но Талия была настолько взволнованна, что ранее мне никогда не проходилось видеть ее такой. Она была убеждена, что коза была своего рода знаком от ее отца, Зевса.

Ага, все верно. Ее отец - греческий бог. Как и мой. Мы полубоги. И если вы думаете, что это звучит круто, то подумайте еще раз. Полубоги - словно магниты для различных монстров. Все те древнегреческие существа, вроде фурий, гарпий и горгон, существуют и до сих пор, а героев, вроде нас, они чуют за милю. Из-за этого, большую часть времени, мы с Талией постоянно пребываем в бегах, пытаясь остаться в живых. Наши всемогущие родители даже не общаются с нами, не говоря уж о помощи. Почему? Чтобы объяснить, мне и всего дневника не хватит, так что я не буду зацикливаться на этом и продолжу свой рассказ.

В любом случае эта коза являлась произвольно и всегда держалась на расстоянии. Как бы мы не пытались подобраться к ней поближе, коза исчезала и появлялась еще дальше, будто бы куда-то нас вела.

Что касается меня, я бы уже давно оставил ее в покое. Талия даже не объяснила, почему, по ее мнению, эта коза столь важна. Но мы с ней путешествуем вместе уже достаточно долгое время, так что я научился доверять ее суждениям. Поэтому мы следовали за козой.

Ранее утром мы оказались в Ричмонде. Мы устало тащились через узкий мост, возвышающийся над зеленой ленивой рекой, миновали лесистые парки и кладбище жертв гражданской войны. Подобравшись ближе к центру города, мы направлялись через спальные районы красных кирпичных домиков, плотно стоящих друг к другу, с крошечными садами и, поддерживающимися с помощью колонн, белыми верандами.

Я представил себе все обычные семьи, живущие в этих уютных домиках. Я задумался, каково это иметь дом, знать из чего сделана моя пища и не беспокоиться каждый день о том, что меня может съесть какой-нибудь монстр. Я убежал из дома в девятилетнем возрасте - пять долгих лет назад. Я едва помню, каково это спать в настоящей кровати.

Пройдя еще одну милю, мне казалось, что мои ноги растаяли мне в обувь. Я надеялся, что нам удастся найти местечко для отдыха, может быть, раздобыть где-нибудь немного еды. Вместо этого мы нашли козу.

Улица, по которой мы шли, открылась в огромный круговой парк. Величественные кирпичные особняки выходили на окольный путь. Посреди круга, на вершине пьедестала высотой в двадцать футов, находился сидящий верхом на лошади человек. Коза, за которой мы так утомительно бегали, стояла и глядела на основание памятника.

— Прячься! — Талия затащила меня в кусты роз, стоящие в один ряд.

— Это же обычная коза, — сказал я уже миллионный раз. — Почему мы должны прятаться?

— Она особенная, — настояла Талия. — Это одно из священных животных моего отца. Ее зовут Амалфея.

Ранее она никогда не упоминала имени этой козы. Я задумался, почему она так нервничала.

Талия не из пугливых. Ей всего двенадцать, она на два года младше меня, но если бы вы встретили ее на улице, вы бы ушли с ее дороги. Она носит черные кожаные ботинки, черные джинсы, оборванный кожаный жакет, усеянный кнопками в стиле панк-рока. У нее темные волосы и рваная стрижка, словно у одичавшего животного. Ее напряженные голубые глаза прожигают насквозь, будто решая, каким лучше способом превратить вас в кучку пыли.

Все, что пугало ее, я принимал всерьез.

— Так, ты встречала эту козу раньше? — спросил я.

Она неохотно кивнула.

— В Лос-Анджелесе, в ночь моего побега. Амалфея вывела меня из города. И позже, в ночь нашей встречи… она привела меня к тебе.

Я уставился на Талию. Насколько мне было известно, наша встреча была случайностью. Мы, буквально, столкнулись друг с другом в драконьей пещере за пределами Чарльстона, и объединились в попытках остаться в живых. Талия никогда не упоминала о козе.

Талия не любила говорить об этом так же, как и о своей прошлой жизни в Лос-Анджелесе. И я слишком уважал ее, чтобы совать нос не в свое дело. Я знал, что ее мама влюбилась в Зевса. Как и полагается, Зевс бросил ее (так обычно поступают все боги). Ее мама сорвалась, пила и совершала различные сумасшедшие поступки — детали мне неизвестны — и, в конце концов, Талия решила сбежать. Другими словами, ее прошлое мало чем отличалось от моего.

Она прерывисто вдохнула.

— Лука, когда появляется Амалфея, это означает, что должно случиться нечто важное… нечто опасное. Она своего рода предупреждающий знак от Зевса, или наш проводник.

— Проводник куда?

— Не знаю… но, смотри, — Талия указала на другую сторону улицы. — В этот раз она не исчезает. Мы, должно быть, уже близко к тому, к чему бы она нас не вела.

Талия была права. Коза просто-напросто спокойно стояла себе менее чем в ста ярдах от нас, удовлетворенно пощипывая траву с основы памятника.

Я не был экспертом в животных скотного двора, но эта коза вблизи выглядела уже очень странно. У нее были закрученные рога, как у барана, однако об ее принадлежности к женскому полу говорило набухшее вымя. А ее лохматый серый мех… неужели он светился? Пучки света, казалось, прилипли к ней, словно неоновое облако, заставляя ее выглядеть размытой и призрачной.

Несколько автомобилей сделали мертвую петлю по кольцевой, но никто, кажется, и не заметил радиоактивную козу. Это меня совсем не удивило. Есть некая магическая дымовая завеса, не позволяющая смертным видеть истинное проявление богов или монстров. Мы с Талией мало знали о том, как она работает, или хотя бы как называется, но эта магия была довольно-таки могущественной. Смертные могли разглядеть в козе обычную бездомную собаку, а то и не увидеть ее вовсе.

Талия схватила меня за запястье.

— Пошли, попробуем с ней поговорить.

— Сначала мы прячемся от козы, — сказал я. — А теперь ты хочешь с ней поговорить?

Талия вытащила меня из кустов и потащила на другую сторону улицы. Я и не сопротивлялся. Если ей что-нибудь взбредет в голову, тебе придется просто смириться с этим. Она всегда получает то, что хочет.

Кроме того, не мог же я позволить ей идти туда в одиночку. Талия спасала мне жизнь множество раз. Она мой единственный друг. До нашей встречи я годами путешествовал один… одинокий и ничтожный. Когда-то у меня были друзья среди смертных, но когда я рассказывал им правду о себе, они не понимали. Я признавался, что являюсь сыном Гермеса, бессмертного посланника богов в крылатых сандалиях. Объяснял, что все греческие боги и монстры реальны, что они живут в нашем современном мире, на что мои смертные друзья отвечали: «Это так круто! Хотели бы мы быть полубогами!». Словно это какая-нибудь игра. В конечном итоге, я всегда уходил.

Но Талия понимает. Она такая же, как я. Теперь, когда я встретил ее, я решительно настроен держаться ее. Если она хочет гоняться за волшебной сияющей козой, тогда так оно и будет, даже если у меня плохое предчувствие по этому поводу.

Мы подобрались к памятнику. Коза не обратила на нас никакого внимания. Она спокойно жевала зеленую траву, а затем боднула рогами основу памятника. На бронзовой дощечке было написано: «Роберт Э. Ли». Я не очень хорошо знал историю, но был уверен, что этот Ли в свое время был генералом, проигравшим войну. Это не предзнаменовало ничего хорошего.

Талия опустилась на колени возле козы.

— Амалфея?

Коза обернулась к ней. У нее были печальные янтарные глаза, на шее виднелся ошейник. Нечеткий белый свет охватил все ее тело, но что действительно привлекло мое внимание, так это ее вымя. Каждый сосок был помечен греческими буквами, словно татуировками. Я немного мог читать на древнегреческом. Полагаю, это что-то вроде врожденной способности у полубогов. На сосках было написано: «Нектар», «Молоко», «Вода», «Пепси», «Нажми, чтобы получить лед» и «Диетическая горная роса». Или я прочел неправильно. Я надеялся, что неправильно.

Талия посмотрела козе в глаза.

— Амалфея, что ты хочешь, чтобы я сделала? Это мой отец послал тебя?

Коза взглянула на меня. Она выглядела немного раздраженной, будто я вторгся в приватный разговор.

Я сделал шаг назад, противясь желанию достать свое оружие. О, кстати, под оружием я подразумеваю клюшку для гольфа. Да-да, смейтесь на здоровье. Раньше у меня был меч из небесной бронзы, металла, который является смертельным для монстров, но он растворился в кислоте (долгая история). Теперь все, что у меня есть – это клюшка, которую я повсюду таскаю за собой на спине. Совсем не впечатляюще. Если бы эта коза решила посадить нас на рога, то моя клюшка вряд ли бы мне чем-то помогла.

Я прочистил горло.

— Эм, Талия, ты точно уверена, что это коза от твоего отца?

— Она бессмертна, — ответила Талия. — Когда Зевс был еще младенцем, его мать, Рея, спрятала его в пещере…

— Потому что Кронос хотел его съесть? — Слышал я уже где-то эту историю о древнем божестве, титане, который проглотил собственных детей.

Талия кивнула.

— Так эта коза, Амалфея, заботилась о Зевсе, когда он был еще ребенком. Она вскормила его.

— Диетической горной росой? — спросил я.

Талия нахмурилась.

— Что?

— Прочитай то, что написано на ее вымени, — сказал я. — Эта коза производит пять различных напитков и имеет собственный встроенный дозатор льда.

— Мее, — произнесла Амалфея.

Талия погладила козу по голове.

— Все в порядке, он не хотел тебя обидеть. Почему ты ведешь нас, Амалфея, и куда?

Коза боднула головой в памятник. Сверху послышался звук скрипучего металла. Я посмотрел вверх и увидел, что бронзовый генерал Ли передвинул свою правую руку.

Я едва не спрятался за козой. Мы с Талией ранее боролись с несколькими магическими движущимися статуями. Их называют автоматонами, и обычно они не предвещают ничего хорошего. Однако, у меня не было никакого желания противостоять бронзовому Роберту Э. Ли, имея при себе только клюшку для игры в гольф.

К счастью, статуя не атаковала. Она просто указывала рукой на другую сторону улицы.

Я нервно взглянул на Талию.

— Что это значит?

Талия кивнула в том направлении, куда указывала статуя.

На той стороне кольцевой стоял особняк из красного кирпича, полностью обросший плющом. По две стороны от дома находились огромные дубы покрытые мхом. Окна в доме были мрачные и разрушенные. Покрытые трещинами белые колонны окружали переднюю веранду. Двери были окрашены черным древесным углем. Даже в яркое солнечное утро, особняк выглядел слишком жутким и мрачным, как дом с привидениями из фильма «Унесенные ветром».

У меня пересохло во рту.

— Коза хочет, чтобы мы пошли туда?

— Мее, — Амалфея наклонила голову, будто бы кивая.

Талия дотронулась до закрученных козьих рог.

— Спасибо, Амалфея. Я... я доверяю тебе.

Я не был уверен почему, учитывая то, насколько Талия была напугана.

Эта коза действительно беспокоила меня, и дело было не только в том, что она производила Пепси-Колу. Что-то эхом отдавалось у меня в голове. Мне показалось, что я слышал иную историю о козе Зевса, что-то о сияющем мехе...

Внезапно Туман загустел и обвился вокруг Амалфеи. Ее охватило миниатюрное штормовое облако. Молния пронзила это облако. Когда Туман растворился, козы уже не было.

Эх, а я даже не успел опробовать дозатор льда.

Я пристально всматривался в тот полуразрушенный дом. Покрытые мхом деревья, находящиеся по обеим сторонам дома, выглядели словно когти, желающие побыстрее нас схватить.

— Ты уверена насчет этого? — спросил я Талию.

Она обернулась ко мне.

— Амалфея приводит ко всему хорошему. Последний раз, когда она появилась, она привела меня к тебе.

Комплимент согрел меня словно чашка горячего шоколада. Я неудачник в этом смысле. Стоит Талии подмигнуть мне своими голубыми глазками, сказать что-то приятное, и этим она может заставить меня сделать практически все, что пожелает. Но я не мог перестать задаваться вопросом: тогда в Чарльстоне, коза привела ее прямо ко мне или просто в драконью пещеру?

Я вздохнул.

— Ладно, жуткий особняк, мы идем.

Схожі:

Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня icon7. Пишите о том, что справедливо для вас и будьте готовы к последствиям...
Если из за того, что я описывал в своем блоге мне никогда не удастся стать политиком, я смогу с этим жить. Я хочу писать то, что...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconРик джойнер
Хотя мне не было указано точное время этих событий, очевидно, что некоторые из них уже начинают происходить. Я не знаю, сколько понадобится...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconПотому что этого я не знаю и не уверен, что
Себек. Не скажу, что я почти утонул, потому что этого я не знаю (и не уверен, что хочу знать). Мне известно лишь одно: я чертовски...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconХорошо ли я поступил? Не придется ли мне раскаиваться в принятом...
ЖюльВернfrЧенслер Хорошо ли я поступил? Не придется ли мне раскаиваться в принятом решении? Это покажет будущее. Я изо дня в день...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconЧак Хиллинг – Семена для души или жизнь как источник твоей сущности
Любовь подсказывает мне, что я — все. Разум подсказывает, что я — ничто. Между ними протекает моя жизнь
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconДневник поступившего сценариста
Мне сказали, что сегодня у сценаристов во вгике первый экзамен на вступительных. Удачи им!
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconШестая покроит ли благодать мои падения?
Я переживала это. Иногда я сокрушаюсь и скорблю, от того, что так много знаю из Писания, но не всегда живу в соответствии с тем,...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconРаймонд Моуди Жизнь после жизни Исследование феномена продолжения...
Мне была оказана привелегия прочесть книгу д-ра Моуди "Жизнь после жизни" еще до выхода ее в свет. Я восхищена тем, что этот молодой...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconМеня восхищали и подстерегали абстрактные мечтания о жизни, которую...
...
Не знаю, удастся ли мне вести этот дневник. Моя жизнь довольно-таки безумна. Но я пообещал старику, что хотя бы попробую. И после того, что случилось сегодня iconОбычно, я позволяю людям задавать мне вопросы уже после того как...
Что происходит, когда вы умираете? Вопрос кажется таким ребяческим, не так ли? Но, кто из вас знает ответ?
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка