Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск




Скачати 460.02 Kb.
НазваАлександр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск
Сторінка1/2
Дата конвертації12.11.2013
Розмір460.02 Kb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Информатика > Документы
  1   2
Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке RoyalLib.ru

Все книги автора

Эта же книга в других форматах
Приятного чтения!
Александр Иванович Лебедь

Спектакль назывался путч - Воспоминания генерала воздушно-десантных войск
Лебедь Александр Иванович

Спектакль назывался путч - Воспоминания генерала воздушно-десантных войск
А.И.Лебедь

Спектакль назывался путч: Воспоминания генерала воздушно-десантных войск

^ ОТ РЕДАКТОРА

Генерал-лейтенанта Лебедя в СНГ (СНГ-сборище ненормальных государств, как шутит Александр Иванович) представлять не надо. Его широко знают как героя защиты "Белого дома" честного офицера, безукоризненно выполнившего свой интернациональный долг в Афганистане, мужественно защищавшего мирных жителей в Баку от озверевших националистов, выдержавшего провокационные нападения во время националистической вспышки печально известных тбилисских событий. Благодаря богатому жизненному опыту молодой генерал быстро сумел разобраться в 1992 году в сущности приднестровской трагедии. В его известном заявлении на имя президента России на весь мир прозвучала смелая, точная и емкая фраза о предательстве бездарных политиков, стоявших тогда у власти: "Пора прекратить болтаться в болоте малопонятной, маловразумительной политики. Что касается державы, которую я имею честь здесь представлять, могу добавить еще то, что хватит ходить по миру с сумой. Как козлы за морковкой. Хватит. Пора за дело браться, державу блюсти. Возьмемся-у нас занимать будут".

Так уже было в истории трагического XX столетия, Судьба генерала Лебедя неразрывно связана со всеми нынешними переломными событиями и, как лакмусовая бумажка, проясняет многое, если не все происходящее. Жизнь патриота, ставшего защитником Отечества в дни, когда его пытаются растащить на мелкие куски и разбить вдребезги люди, присвоившие право говорить от имени народа, интересна будет всем: и сторонникам, и противникам бескорыстного генерала.

Многие сегодня стараются выпятить свои заслуги (зачастую мнимые) в деле свержения большевистского режима в России. Множатся ряды защитников "Белого дома". Хотя для любого гражданина нашей страны само название здания Верховного Совета РСФСР Белым домом должно быть унизительным и оскорбительным. В связи с этим большой интерес представляют воспоминания генерал-лейтенанта А.И. Лебедя "Спектакль назывался путч". В них все события описаны строго и беспристрастно, без виляния и оглядывания на то, какая нынче власть на дворе.

На этих записках еще лежит налет современности, но уже сегодня они принадлежат истории...Это наша с вами судьба. Судьба обманутых поколений. Поколений, брошенных на произвол судьбы бездарными политиками.

Владимир ПОЛУШИН.

x x x

Впервые за последние несколько лет в 1991 году я сподобился попасть в отпуск в августе. Планы у меня на этот отпуск были грандиозные (в части отдыха и ведения домашнего хозяйства). Незадолго до этого я получил участок земли и у меня впервые в жизни возникло желание что-то посадить, вырастить, благоустроить.

Кроме того, я решил съездить к матери на 10-12 дней, и уже потом, ни на что не отвлекаясь, заняться участком. Словом, программа была насыщенной: солнце, воздух, вода и раскрепощенный физический труд.

На тот период квартира у меня была в Туле, куда я и направился 15 августа. Следующий день посвятил более детальному планированию работы на время отпуска, собираясь начать выполнение задуманного с 17 числа. Но потом, как все православные христиане, решил начать с понедельника.

Однако 17 августа, около 16 часов, раздался звонок. На проводе был командир 106-й воздушно-десантной дивизии полковник А.П. Колмаков, которому я сдал дивизию. Мы учились с ним в одной группе в академии, очень умный, деятельный, корректный офицер.

- Вас срочно вызывает командующий,-сказал он.

- Во-первых, я в отпуске, во-вторых, куда вызывает; к телефону или в Москву?

- К телефону и срочно!

- Ну, присылай машину.

Разговор с командующим воздушно-десантными войсками генерал-лейтенантом Грачевым был кратким и невнятным. Мне было приказано прервать отпуск и возглавить оперативную группу, организовать приведение Тульской дивизии в готовность к действию по так называемому "Южному варианту".

Кстати, о "Южном варианте". Совершенно гениальное изобретение носящего погоны мыслящего человечества. Согласно этому варианту, дается определенное количество самолетов, ты волен в них брать все, что заблагорассудится. Хочешь-артиллерийский дивизион, хочешь-зенитную батарею, любое количество боеприпасов. Лететь туда, куда пошлют, и сделать так, чтоб там было хорошо. При этом если все сложится действительно удачно, никто тебя не спросит, что ты и зачем брал, а вот если что-то сорвется, вот тогда, голубчик, изволь отчитаться. Предметом разбирательства может быть все что угодно. Например, саперная лопатка. Изначально саперные лопатки брали не как оружие, а как средство обороны в условиях отсутствия касок и бронежилетов. На первых порах солдаты лопаткой могли, как ракеткой, отбить летящие в них камни, прикрыть лицо. Уже потом досужие "мыслители" превратили лопатки в страшное оружие и сделали их символом жестокого произвола и террора.

Я, получив столь неопределенную задачу, попытался выяснить, куда же предстоит слетать, на что получил ответ Грачева:

- Будет уточнено позже.

Мы с командиром дивизии отдали все необходимые распоряжения. Полки и отдельные части забурлили. Правда, проблем особых не было; налетались мы достаточно, и к тому времени все настолько было отточено, что от момента подачи первой команды до взлета первого самолета проходило не более 7 часов.

Естественно, поскольку приказ был неясным, начали разбираться, куда же нас понесет на этот раз. Предварительно выяснили, что где-то на границе Армении и Азербайджана захвачено заложниками более 40 солдат внутренних войск. Подумали, что дивизии предстоит лететь туда-освобождать заложников и поставить все в режим здравого смысла. Взялись разбираться, в каком это районе. Номенклатуры карт предполагаемого района действия в дивизии не оказалось. Заявили карты в штаб ВДВ - получили отказ.

В общем, в воздухе висела какая-то недоговоренность, таинственность, что держало людей в напряжении. К 24.00 все полки были готовы. Не было... только задачи. Доложив о готовности командующему, я попытался в очередной раз выяснить, что же предстоит делать. На что получил указание-не забивать голову командующему дурацкими вопросами. Это было хотя бы более или менее понятным. И дальше прозвучала фраза: "На юг пойдешь через меня!". Это было совсем уж непонятно.

Вся собранная из разных источников информация носила характер противоречивый, расплывчатый. В томительном ожидании прошла ночь. Напряжение не спадало, а росло... Таинственность начинала действовать на нервы всем.

В воздушно-десантных войсках народ служит отборный : трусов нет совсем, пройдохи-редкость. Любая явная опасность сколь бы велика она ни была, любая сверхтрудная задача воспринималась нормально, с пониманием, включался прочно привитый первым командующим ВДВ В.Ф. Маргеловым принцип: "Нет задач невыполнимых". Но здесь задач не было. Где-то примерно в 11 часов утра 18 августа позвонил начальник штаба ВДВ генерал-лейтенант Е.Н. Подколзин, уточнил несколько второстепенных вопросов и вскользь обронил фразу :"Ждите чрезвычайного сообщения в 18 часов". На основании чего я сделал вывод, что до этого времени ничего не предвидится. Тогда я ослабил режим и разрешил офицерам по очереди побывать дома. Время тянулось убийственно медленно. Наконец, стрелки часов показали 18. Но... никакого чрезвычайного сообщения не последовало, как, впрочем, и в 19, 20 часов... В 24 часа тоже ничего не последовало.Тогда я плюнул и, приказам комдиву отдыхать у телефона, отправился домой. По некоторым признакам я сделал вывод, что идти придется (если придется) на Москву. Но зачем? Это было не очень понятно, тем более, что один такой поход я уже совершил. Я входил в Москву в ночь с 9 на 10 сентября 1990 года. Тогда в 6 часов утра с двумя полками я был в Москве. К 7 часам народ из гостиниц на всякий случай разбежался. А в 9 часов из меня уже начали делать дурака. Договорились до того, что я напился пьяным и в таком состоянии махнул с полками на Москву. Причем, говорилась вся эта чушь вполне серьезно. Тогда я торжественно поклялся председателю парламентской комиссии Верховного Совета СССР Варэ, что если бы я "нарезался" до такой степени, то махнул бы в Воронеж. Сходить с полками на Москву у меня бы фантазии не хватило. После этого Варэ отстал.

Но это отступление. 19 августа в 4 часа утра в моей квартире раздался звонок. Комдив доложил: получена задача тремя полками с направлений Кострома-Москва, Рязань- Москва, Тула-Москва совершить марш и к 14 часам сосредоточиться на аэродроме в Тушино. Дальнейшая задача будет уточнена позднее.

В 4.50 утра колеса и гусеницы закрутились, колонна вытянулась, вышли на трассу и начали марш. Моя так называемая оперативная группа состояла из меня одного. Коль скоро это так, я сам себе определил место на передовом командном пункте дивизии. Каждый час я докладывал командующему, где находятся колонны полков и пытался прояснить если не задачу, то хотя бы выяснить, к чему быть готовым. В ответ неизменно был лаконичным: "Вперед!"

В 10.30 утра передовой командный пункт вышел к кольцевой дороге. Я еще раз уточнил и доложил, где находятся полки, и принял решение выйти на Тушино и, развернув все связи по полной схеме, принимать полки на себя. Решение утвердил командующий ВДВ П. Грачев. В ходе движения по кольцевой дороге навстречу изредка попадались танки трупами по 2-3 или даже одиночные. Это не были колонны. Взгляды у торчавших в люках танкистов были очумелыми. Выйдя на Тушино, я развернулся. Рязанский и Тульский полки шли уже по кольцевой дороге, Костромской находился на подходе. Оставалось ждать дальнейшего развития событий. Мне позвонил начальник штаба войск генерал-лейтенант Е.Н. Подколзин.

- Александр Иванович, передаю тебе приказ командующего. Лично тебе выдвинуться к Верховному Совету РСФСР, войти в контакт с начальником охраны, взять 2-й батальон Рязанского полка и его силами организовать охрану и оборону здания.

Произошел у нас такой диалог:

- Какие средства связи с собой разрешается взять ?

- Никаких! Лично на УАЗике выезжай и возьми офицера. - С кем мне контакт устанавливать, фамилия ?

- Там тебя встретят!

- Где находится батальон?

- Он подойдет к Верховному Совету. Положив трубку телефона, примерно в 13.50 на УАЗике вместе с заместителем начальника политотдела дивизии подполковником О.Э. Бастановым я свободно подъехал к зданию Верховного Совета РСФСР, остановился на стоянке. Вокруг здания шла судорожная малоорганизованная работа. Из троллейбусов, легковых автомашин, всевозможных подручных материалов на разных направлениях сооружались баррикады. То, что это были баррикады , сомнений не было. Люди были возбуждены и взъерошены. Я был в полевой камуфлированной форме. Мы с Бастановым поднялись к зданию Верховного Совета РСФСР и спросили у постового милиционера, где найти начальника охраны. Уже потом выяснилось, что я должен был найти начальника личной охраны президента А.В. Коржакова. А я, поскольку фамилия не прозвучала, решил, что-милицейского. Постовой неопределенно показал рукой куда-то за угол, сказав: "Там..."

В голове у меня роились самые сумбурные мысли. Надо сказать, что, руководя маршами полков, находясь в машине связи, где не предусмотрено никаких телевизионных приемников, я никаких заявлений ГКЧП и иных лидеров не слышал. Народ, который строил баррикады, на взгляд был простой, хороший. Если мне надлежало силами батальона организовать охрану и оборону Верховного Совета, значит обороняться будем вместе с этим народом. Тогда возникал законный вопрос: против кого ?

Не знаю, кому оно принадлежит, но есть хорошее присловие :"Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны". Теперь, когда досужие писатели, политики все расписали и вроде как разложили по полочкам, назначили виноватых, легко рассуждать, что и как надлежало делать. Кому-то, возможно, покажется диким, но и на тот момент, и несколькими часами позже я находился в полном неведении : что же произошло? Несмотря на то, что наше объяснение с милиционером носило сиюминутный характер, вокруг нас чрезвычайно быстро образовалась толпа. Раздавались крики:

- Майор ! Неужели вы в нас будете стрелять ?

- Майор, вспомните, чему вы присягали!

- Сволочи!..

Потом нашелся один грамотный :

- Да он не майор, он генерал-майор !

Толпа вызверилась. Сопровождаемый шлейфом из 200-250 человек , выкрикивающих угрозы и ругань, перестав что-либо вообще понимать, я добрался до тыльных ворот здания Верховного Совета РСФСР. Увидел вооруженного автоматом майора милиции и приказал ему вызвать начальника охраны.

Майор передал команду постовому, который начал звонить.

Толпа тем временем буйствовала до тех пор, пока я не рявкнул на них, заявив, что они храбрые волки и 200 двоих не боятся. После этого накал страстей немного упал, прибывший майор доложил, что начальник охраны готов со мной встретиться в приемной Верховного Совета.

Сопровождаемый подполковником Бастановым и толпой, я проследовал в приемную. Майор проводил нас в кабинет и вышел. Мы закурили, обменялись предположениями с Бастановым. Но что за чертовщина происходит, понять не смогли, да и вообще ни к чему путному не пришли.

Через несколько минут прибыл полковник милиции в сопровождении подполковника. У полковника тряслись руки, он представил своего заместителя, а сам оказался начальником охраны Иваном Яковлевичем Бойко.

Я тоже представился:

- Заместитель командующего воздушно-десантными войсками генерал-майор Лебедь. Имею задачу силами парашютно-десантного батальона организовать охрану и оборону здания Верховного Совета. Прибыл для организации взаимодействия.

Полковник начал что-то лепетать относительно того, что обстановкой он здесь не владеет, обстановку не контролирует, что его самого куда-то там не пускают. Потом окинул меня хмурым взглядом, сказал неожиданного вашей камуфляжной формой, товарищ генерал, ехали бы Вы отсюда!"

Подполковник милиции молчал. Внимательно выслушав начальника охраны, я спросил, где городской телефон. Позвонил Грачеву и доложил, что разговора с начальником охраны не получилось. Командующий был в запале и рявкнул: "Пошли ты его на ... Ищи батальон, выполняй приказ."

Засим я откланялся, вышел из приемной, сопровождаемый угрозами и руганью, прошел через толпу к машине. К тому времени картина строительства баррикад разительно изменилась. Появились краны, машины с бетонными блоками, арматурой. Значительно возросло и количество людей.

Я сел в УАЗик и попытался отъехать. Но не тут-то было! Все подступы уже были перекрыты. Потыкавшись в разные стороны, я проехал по газону и по лестнице съехал на набережную. Хорошо сказать-искать батальон!

Я знал только направление, с которого он должен был подойти. Средств связи у меня не было. Накрутившись вдосталь по улочкам и переулочкам, натыкаясь на вырытые поперек дороги канавы и брошенные бетонные блоки, я выбрался на Садовое кольцо в районе улицы Баррикадной. Все Садовое кольцо не только от бордюра до бордюра, но от дома до дома было забито сплошным нескончаемым морем стоящих машин. Ехать дальше было невозможно. Надо было что-то делать. Оставив машину в проулке., лавируя между стоящими машинами, я перешел Садовое кольцо и зашел в какое-то учреждение, связанное с экологией. Поднялся на второй этаж, толкнув дверь близлежащего кабинета. За столами трудилось несколько женщин. Вежливо поздоровавшись, я попросил разрешения позвонить. Мой доклад по обстановке выслушал начальник штаба ВДВ. Я спросил : где находится батальон ? Получил ответ: "Позвони через 15 минут, сейчас разберусь".
  1   2

Схожі:

Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconАлександр Иванович Куприн Париж интимный (сборник) Александр Иванович...
Такой консерватор Ах, милый мой, слезы мне глаза щипят. Встают давние, молодые годы. Москва. Охотничий клуб. Тестов. Черныши. Малый...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconНестор Иванович Махно Воспоминания Нестор Махно Воспоминания Книга I (фрагменты)
В течение нескольких дней все политические заключенные были освобождены из тюрем и, таким образом, получили возможность взяться за...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconGenre prose classic Author Info Александр Иванович Куприн Звезда...

Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconГенеральный директор Кузьмин Александр Иванович

Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconАлександр Иванович Куприн Синяя звезда Александр Куприн Синяя звезда
История не помнит и не знает, сколько веков назад взобрались на горы и проникли в эту страну закованные в железо, чужие, сильные...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconКнига написана «по горячим следам»
Во второй части описываются события Гражданской войны, связанные со становлением Советской власти на территории Башкирии, Южного...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconАлександр Иванович Куприн Звезда Соломона Александр Куприн Звезда Соломона
Это побочное ремесло тоже давало небольшую прибыль, которую Иван Степанович аккуратно высылал в город Кинешму своей матушке, вдове...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconГолицын А. Д., кн. Воспоминания / Сост., подгот текста, послесл., указ имен А. К. Голицына
Князь Александр Дмитриевич Голицын — уездный предводитель харьковского дворянства, член Совета правления Русско-английского банка,...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconКнига Мирдада. Необыкновенная история монастыря, который когда-то назывался Ковчегом ид «becb»
Книга Мирдада. Необыкновенная история монастыря, который когда-то назывался Ковчегом / Пер с англ. Т. Лебедевой. Спб.: Ид «весь»,...
Александр Иванович Лебедь Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск Лебедь Александр Иванович Спектакль назывался путч Воспоминания генерала воздушно-десантных войск iconМагрерит Юрсенар Воспоминания Адриана
Таков фон, на котором резко выделяются два поздних романа писательницы – «Воспоминания Адриана» (1951) и «Философский камень» (1968),...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка