Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души




НазваЭльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души
Сторінка14/42
Дата конвертації24.11.2013
Розмір5.4 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > География > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   42

31
^ Наша любовь – длинные караваны, груженные самоцветами…
…Руки скользят по крепкой спине. Молочная кожа, светло‑коричневая родинка под лопаткой, выпирающие бугорки позвоночника. Придерживает копну длинных волос рукой на затылке. Опустив голову, закрыв глаза. Тепло моих ладоней притягивает ручьи крови к согретой спине. Кожа розовеет, мышцы становятся пластилиновыми. Она шепчет: «Сводишь с ума…» Прикасаюсь губами к уху. Нежно отвечаю: «Твоя спина ужасно возбуждает». Участившийся ритм любимого сердца. Горячее дыхание, вырывающееся из хрупкого тела. Мякнет в объятиях, непроизвольно отпускает руку. Волосы покрывают спину русой занавесью. Поворачивается ко мне лицом. Вспыхнувший огонь, отсутствие слов, жадный поцелуй. Перемещаемся на другую планету. Планету без запретов, обид, недосказанности. Там звезды, цветы, голуби…

…Наша любовь пропитана сказками Шехерезады. Наша любовь – как пещера Сим‑Сим. Затаившись в таинственных стенах, обязательно отыщешь сокровища собственных чувств. Наша любовь – длинные караваны, груженные самоцветами, шелками и снадобьями алхимиков. Наша любовь – завораживающее восточное сказание с пламенной страстью… Зейнеп мечтает написать нашу историю. Поведать миру о том, что настоящая любовь может существовать в мире, где в нее многие перестали верить. «До твоего появления отчаялась. Заводила отношения, они оказывались непрочными. Разрушались на второй неделе знакомства. Мужчины, встречавшиеся мне, не были плохими. Скорее, другими. У каждого из нас есть половинка, которую надо суметь дождаться… Ты подарил мне сказку». Вношу поправку: «Сами создали эту сказку. Подарили ее друг другу. Без тебя сказка не была бы сказкой». Просит перенести на бумагу нашу любовь: «Чтобы одинокие или разочаровавшиеся, прочитав ее, снова поверили. Чтобы люди, отыскавшие любовь, берегли ее как зеницу ока. Относились трепетнее друг к другу». Отнекиваюсь: «Родная, я журналист. Не писатель. Книга – это ответственность перед собой. Перед будущим читателем, наконец. Почему бы тебе не взяться за написание?» – «Не чувствую окружающий мир так, как ты его чувствуешь… Напишешь о нас. Дай слово. Тебе помогут чувства. Вот увидишь, они сами лягут в строки». Выхода нет. Обещаю написать все с самого начала – от приезда в город души вплоть до грядущей свадьбы с Зейнеп…

…Лето сильнее согревает сердца жителей Стамбула. Безжалостные в дневное время лучи июньского солнца смягчаются к вечеру. Пляжный сезон на носу. Покупаем панамки бирюзового цвета. Отдельно для нее – тряпочные балетки, хлопковый козырек, сумку из соломки, лайкровый купальник. В полной боевой готовности. Собираемся в Бодрум. Путевки достались с весомой скидкой. Директор турагентства – подруга Зейнеп. Предлагаем Гюльбен съездить с нами. Отказывается. «Нахлынуло вдохновение. Сдала экзамены, заперлась в общежитии, пишу серию летних картин. В августе приеду в Стамбул. Одну из новых картин привезу в подарок…» До нашего отправления на курорт три недели. За сие время должно произойти важное событие. Через шесть дней приезжают папа с мамой и двумя моими тетями. Для сватания Зейнеп. Как получат добро, сразу обручимся. Без столь приоритетных восточных «процедур» любимую поехать со мной на отдых не отпустят. По мусульманским законам, пока молодые не обручатся, парень не имеет права отлучать девушку от дома. Какими бы современными ни были наши родители, традиции есть традиции…

Рассказывает о свадебных обычаях Турции. С годами изменились. К примеру, свадебные пиры, длящиеся сорок дней и ночей, в далеком прошлом. Теперешняя молодежь проще смотрит на подобные детали. Сегодня в Стамбуле свадьба укладывается в один уик‑энд. Экономичнее, быстрее… Предсвадебные традиции также упростились. Сохранилась основа. Первым долгом мать жениха вместе с близкими семье женщинами идут на смотрины в дом девушки. С целью обычного знакомства. После этого мать с отцом вновь отправляются к будущим родственникам. На «дюнюрлюк»96. В этот день стороны, закрепив взаимное согласие шербетом, договариваются о датах обручения, свадьбы. На церемонии обручения в основном участвуют женщины. Сторона жениха одаривает невесту драгоценностями. В свою очередь представители невесты тоже преподносят презенты. Менее помпезные… Кстати, очень интересны обряды перед свадебным торжеством. Самый колоритный из них «кына геджеси»97, в ходе которого в один из вечеров собираются женщины обеих сторон, и руки, пятки и волосы невесты, а также присутствующих незамужних девиц смазываются хной. По поверью, хна окрашивает судьбу девушки в цвет счастья…

Против такой суматохи вокруг нас. Попытаемся упростить обряды. Придать восточным традициям немного западный оттенок. Впрочем, главные детали сохранят первозданный вид. «Представь меня с ног до головы в хне. Похожей на хиппи. Увидишь раскрашенной – сразу разлюбишь». Она хохочет, строя смешные рожицы. «Хочется плюнуть на традиции, уехать с тобой далеко‑далеко. Зачем нам обряды, штампы в паспортах, драгоценности, приданое и прочая ерунда?! Разве не самое главное – наша любовь? Эххх…» – «Милая, нам так сложно доставить удовольствие родителям? Понимаешь, в их время традиции были на первом месте. Пару дней поиграем спектакль. Потом одни уедем в путешествие, насладимся свободой. А в хне, по‑моему, будешь еще сексуальнее. Осталось научиться танцевать ориенталь и превратишься в подобие Шехерезады…» Шлепает меня по груди, обзывает «развратником». Грозится измазать хной и отправить на работу… Целуемся. За окном жара. На столе тает ежевичное мороженое в пиалах.

…Второй день задерживаюсь на работе. Попивая кофе, стучу пальцами по клавиатуре. Букв на мониторе становится больше и больше. Пишу книгу нашей любви. Пишу с легкостью. Любовь – мой вдохновитель…
32
^ Сложно что‑то сказать. За нас говорит музыка…
…Не слышала русских песен. Однозначно полюбила бы «День рождения – грустный праздник». Знаменитая песня с текстом о ней. После смерти матери дни рождения встречает в одиночестве. В паутине тоски. Убегает ото всех на Чамлыджу98. Взбирается на вершину Стамбула. Место, где когда‑то познакомились. Приближается к небесному царству мамы. Садится на некрашеную скамейку. В мыслях напевает колыбельную про белого ягненка, затерявшегося в темному лесу. В детстве засыпала под нее. Звучала чарующе‑сказочно в мамином исполнении. Закрывала веки счастливой. Ягненка отыщет пастух. Мама всегда рядом…

Гюльбен отнекивалась. Без того должна была приехать в Стамбул. День варенья приходился на воскресенье. В университете разрешили задержаться еще на пару деньков. Обещала наведаться к нам с Зейнеп в понедельник. Свой день хотела провести в полном одиночестве. Вновь на Чамлыдже. В окружении мамы, облаков, встревоженных весною птиц. «Маленькая традиция. Если нарушу, то предам маму. Ведь это ее день тоже. В минуты моего рождения воссоединяемся как прежде. Единственный день в году с такой возможностью». Переписываемся по ^Q. Продолжаю уговоры. «Джаным, мама с тобою не только в этот день. Оберегает тебя вне зависимости от времени суток, сезона года. Уверен, она была бы против того, чтобы день рождения ты отмечала одна… Давай отпразднуем вместе. Пусть будет подарком на наше предстоящее обручение». Молчание. В окошке появляется смайлик с плачущими глазами. «Сложно отказать… Хорошо». Договорились. 19 марта устраиваем подруге настоящий праздник. «Есть одно условие, братик… Можно, празднество будет домашним, негромким? Только я и вы. Зачем лишний шум?» Отвечаю: «Ok». Тут же кликаю мышкой на ник Зейнеп в аське. «Милая, уломал. Гюльбен согласилась». Моментально в верхнем окошке появляется смайлик, вопящий от радости. «Пора готовиться, любимая. У нас три дня».

Честно говоря, хотелось бы организовать яркий вечер с десятком гостей, искрящимися фейверками, зажигающей музыкой. Желание именинницы – закон. Ограничимся спокойным мероприятием. В принципе я, Зейнеп, Айдынлыг – не самая скучная компания… Праздник без вкусной еды на Востоке не праздник. Как всегда, заранее обдумываем праздничное меню. От высококалорийных блюд бесполезно бежать. Жаль, предлетняя диета сорвется. Хотя ничего страшного. Отработаем калории одного дня в бассейне. Вспоминаем обожаемые продукты Гюльбен. Если не изменяет память, подруга без ума от дыни, курятины, баклажанов, грецких орехов, капусты, сливок, семги, всяких фруктовых десертов. Набор продуктов не самый легкий. Что приготовить вкусненького из перечисленного? Листаем наши кулинарные альбомы, рыскаем в Интернете, просматриваем прошлогодние выпуски «Софры»… Вроде с горячим, холодными закусками определились. Осталось выбрать салатик. Оригинального в периодике не находим. Последняя надежда на Шинай. Настоящая палочка‑выручалочка. Богиня вкусностей советует пикантный дынный салат. Торт заказываем в кондитерской. Приступаем к святому действу. Нам с Зейнеп только дай повод повозиться на кухне…

Обращаемся к азербайджанской кухне. Капустно‑ореховая долма. В качестве горячего. Блюдо готовится без мяса. Получается насыщенным. Зейнеп занялась начинкой. Очищенные грецкие орехи, стакан вареных очищенных каштанов и пару головок репчатого лука пропускает через мясорубку. В смесь добавляет четыре столовые ложки риса, нашинкованный базилик, подсолнечное масло, куркуму. Соль с перцем по вкусу. Тщательно перемешивает. Затем я по одной столовой ложке приготовленного фарша заворачиваю в капустные листья. Выкладываю в кастрюле слоями. «Закупориваю» многослойку дольками айвы, черносливом без косточек. Заливаю двумя стаканами воды. Тушится на среднем огне до выкипания жидкости…

Пока готовится долма, приступаем к готовке холодных закусок. Одна из них – хявтя‑бяджяр из баклажанов. С приходом лета его часто готовила моя прабабушка Пярзад. Помню, как чернели ее руки, пока отчищала от кожуры толстые фиолетовые овощи. В виду приобретенного опыта занимаюсь хявтя‑бяджяром собственноручно. Мою овощи – баклажаны, помидоры, лук репчатый, сладкий перец. Нарубаю маленькими кубиками. Залив водой, тушу в глубокой сковороде. Пока вода не выпарится. Затем вливаю масло и немного поджариваю овощи, посыпая массу четырьмя измельченными зубчиками чеснока. Хяфтя‑бяджяр можно хранить в холодильнике до трех дней…

Салат приятно удивил. Не удержались, чтобы попробовать. Солнечный вкус лета. Благодаря дыне, винограду, ананасу. По словам Шинай, рецепт из Италии… Мякоть дыни нарезаем кубиками, зеленые виноградины разрезаем пополам. К ним подмешиваем накрошенный ананас, нарезанную куриную грудку, предварительно поджаренную. Все ингредиенты заливаем соусом, приготовленным из взбитых сливок. К ним добавляем майонез, щепотку порошка карри, пол столовой ложки сахарного песка. Салат получается особенно вкусным после двухчасовой пропитки в холодильнике.

…Увидев накрытый стол с горящими свечами, Гюльбен заплакала. Переполняющие эмоции. Обняла нас. Утерев слезы, быстро начиркала в своем желтом блокнотике несколько фраз. Навсегда запечатлелись в памяти. «Сегодня самый счастливый день… Спасибо вам… Как думаете, сейчас мама с нами?» Беру ручку из дрожащих пальцев, пишу на следующей страничке: «Она с тобой, именинница!» Сентиментальная Зейнеп не сдерживает слез. Включаю любимую песню Гюльбен. «Bag harfi ben» Кенана Догулу. Сложно что‑то сказать. За нас говорит музыка.

…Праздновали до поздней ночи. Сытые, развалились на ковре в гостиной. Вино дурманило, Зейнеп рассказывала о первом поцелуе. Мы с Гюльбен безмолвно вспоминали Чамлыджу. Великий холм, некогда соединивший два затерявшихся дружеских сердца.
33
^ Жизнь – как пух из распоротой подушки. Тысяча возможностей поймать. 999 из них – пустые…
…Преодоление определенного этапа жизни приближает к постижению смысла бытия. Возникает уверенность в завтрашнем дне. Приобретаешь то, что, казалось бы, приобрести невозможно. Спокойствие. Бесценно. Исходит из нутра сердца. Вознаграждение за выстоянные трудности…

После Стамбула перестал бояться самолетов. Теперь для меня они – средство передвижения, а не путеводители в угнетающую реальность. Когда‑то боялся покидать Стамбул. Опасался вероятности не вернуться. Сейчас страх исчез. В море города души брошены якоря горячо любимых людей. Крепко держат за руку, сжимают ладонь. Не отпустят. Теперь Стамбул – неотъемлемые главы восточной реальности. Главы, составляющие целый сюжет толстенной книги…

За прожитые годы в городе души многое простил, отпустил. Во многое поверил заново. Фотографии с эпизодами нынешней жизни яркие. Серых тонов нет. Поверхности холодильника не видно под мультяшными магнитками. Ими закреплены десятки снимков – живые комиксы моей повседневности… В Стамбуле перевернул страницу, поменяв образ жизни. Завел собаку, отыскал половинку. Почти оплатил кредит за квартиру, полную солнечного света. На моей тумбочке лежат симпатичные томики Памука в мягкой обложке. В кухонном шкафу со стеклянными дверями сложены в ряд кофейные кружки. Каждая из них – частичка домашнего уюта. Накупил десятки комплектов постельного белья. Мягкий, хрустящий хлопок радужных цветов. Ложишься спать в понуром настроении, просыпаешься – в бодром… Зейнеп подарила раритетный дубовый стол. Когда‑то принадлежал одному турецкому поэту. Три месяца находился на реставрации. Получил «второе дыхание». Теперь пробуждает во мне желание творить. Вечно завален исписанными листами бумаги, фантиками шоколадных конфет, засохшими шкурками апельсинов. Запах цитрусов впитался в мертвую пластмассовую оболочку лэптопа, на котором пишу статьи для турецких газет…

В Стамбуле научился жить так, как хотел. Вне преград, осуждений, опасений допустить ошибку. Совершаю шаги, не взвешивая сутками напролет «за», «против». Экспромт приносит удачу, если он осознанный. Перед прыжком долго не думаю. Доверяюсь внутреннему порыву. Пока не подводил… Недавно захотелось перекрасить стены прихожей в бирюзовый цвет. Отказался от консультаций с дизайнерами. Поступаю по велению души. Срочно вызываю знакомого маляра, плачу за оперативность. Наутро прихожая становится весенней.

…До переезда в город души сомневался в силе возможностей. Услышал бы историю о себе сегодняшнем – принял бы за небылицу. Направить русло жизни в желаемом направлении?! Сказки, подобное не реально. Москва с Баку казались засасывающим болотом, выбраться из которого сложнее сложного. Верил в мимолетность Стамбула в жизни. Не верил, что город души может приютить в себе очередного приезжего. Слишком недоступно‑огромным казался Константинополь… После кратковременных поездок впечатление в корне изменилось. Почувствовал теплоту объятий великого города. Вдохнул силу притягивающего Босфора. Стамбул звал к себе. Убежал к нему от самого себя…

Забылось незабываемое. Корочки на ранах отсохли, боль медленно вытекла из вен, слезы грусти сменились слезами счастья. Прошлое есть. Теперь оно задвинуто тяжелой велюровой занавесью.

О прошедшем спектакле напоминает пыльная афиша среди заросших паутиной реквизитов…

…Зейнеп говорит, что я счастлив. «Человек, сумевший сделать счастливым ближнего, сам является счастливым». Познакомила с творчеством Туве Янссон. Читает великую писательницу вслух. Для меня. Новеллу «White lady» на русском языке. Бархатный голос, смешной акцент, растянутое произношение «я». «Не смейся… Вот выучу русский на идеальном уровне, начну тебя исправлять». «Это улыбка восхищения. Когда ты читаешь Янссон, ее проза выглядят более выпуклой… Ты тот самый муми‑тролльчик, долго разыскиваемый мною». Смущенно опускает голову, переводит тему. «Познакомилась с творчеством Туве в 1998 году. На английском. После первой же книги влюбилась в эту женщину. Решила съездить в Хельсинки, хотя бы одним глазком увидеть Туве. Родители удержали… Когда узнала о ее кончине, моя мечта разбилась вдребезги. Неужели, добрые волшебницы умирают?» – «К сожалению, малыш. Суровая реальность… Давай в следующем году съездим на могилу Туве. Поднакопим денег, купим билеты… Что нам мешает? Хочу подарить тебе кусочек мечты». Решено. Зейнеп продолжает читать «White lady». Любимый голос убаюкивает. Спустя пять минут засыпаю. Вижу во сне Финляндию, заснеженные улицы, замерзшую восточную пару…

…Жизнь поддается корректировке. Внести изменения проще простого. Стоит захотеть. Безусловно, без жертв не обойтись. Придется. Жертвы – это осадок на дне кружки с шикарным кофе… Конечно, проще отказаться от мечты. Жить в бессмысленном потоке. Ждать зеленого цвета светофора, стоя на тротуаре. Сколько пройдет времени в ожидании? Неизвестно… Жизнь – как пух из распоротой подушки. Тысяча возможностей поймать. 999 из них – пустые.
Москва – Баку – Стамбул, 2006 г.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   42

Схожі:

Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЭльчин Сафарли Сладкая соль Босфора Моей маме Сарае посвящаю с благодарностью...

Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconOutlook желает приятного чтения! vk com/look read Эльчин Сафарли Мне тебя обещали Сафарли Эльчин
Когда хочется уйти от того, что причиняет боль, кажется, будет легче, если повторишь вспять уже раз пройденную дорогу
Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЭльчин Сафарли Мне тебя обещали Сафарли Эльчин Мне тебя обещали : роман Моему родному Чингизу
Когда хочется уйти от того, что причиняет боль, кажется, будет легче, если повторишь вспять уже раз пройденную дорогу
Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЛюбовь со дна Босфора Роман
Если вы чувствуете себя счастливым, не анализируйте вашего счастья. Это было бы все равно что раздробить красивую бабочку для того,...
Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЭльчин Сафарли Если бы ты знал… Спасибо маме, Панде, Ей и моим бабушкам...

Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconНет воспоминаний без тебя (сборник) Эльчин Сафарли
...
Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЭльчин Сафарли Там, где должна быть… …что-то догнивает, а что-то...

Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЭльчин Сафарли Если бы ты знал…
Появляется возможность повиниться, попрощаться, доцеловать. В такой болезни есть свое достоинство – время. А в мгновенной смерти...
Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души iconЭльчин Сафарли Если бы ты знал…
Появляется возможность повиниться, попрощаться, доцеловать. В такой болезни есть свое достоинство – время. А в мгновенной смерти...
Эльчин Сафарли Легенды Босфора. Э. Сафарли Легенды Босфора Сладкая соль Босфора Часть I дух города души icon-
Стамбуле, повествует первым долгом о женщинах, а потом о любви, одиночестве, вере, предательстве. Эльчин Сафарли отходит от теплого...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка