Ты против меня (You Against Me)




НазваТы против меня (You Against Me)
Сторінка4/36
Дата конвертації17.09.2014
Розмір2.93 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Физика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36
— Хочешь кое-чем интересным заняться?

— Конечно.

— Хорошо. Тогда жди.

Он ненадолго отлучился и вернулся с ножницами. Вложил их ей в руку:

— Подстриги меня.

Она оторопела:

— Как? Коротко?

— Как можно короче сзади и по бокам. Длинные надоели.

— Но я не умею... никогда никого не стригла.

— Да ничего сложного. Как стричь траву.

Он сел на стул в углу у зеркала, расстелил газеты на полу.

— А ты не рассердишься, если плохо получится? Том сорвал майку:

— Сердиться не буду, обещаю. Да и выбора у меня особо нет. Ближайшая парикмахерская в центре, а мне по условиям освобождения туда нельзя.

Он оседлал стул, а Элли встала у него за спиной, занесла ножницы. Их взгляды встретились в

зеркале.

— Меня никто еще не просил делать что-то такое... опасное, — заметила она.

— Скучная же у тебя жизнь, — рассмеялся Том. Она знала, как долго он отращивал эти волосы. Они

стали его приметой, люди узнавали его по волосам. А... знаете, Том, парень со светлыми длинными

волосами. И то, что он теперь решил подстричься, ее пугало. А что выбрал ее на роль парикмахера, при закрытых дверях, втайне от всех, — все это делало процедуру еще более рискованной в ее

глазах.

— Нет, правда, Том, не могу. Что, если я слишком много отхвачу и ты лысым останешься?

— Прошу, Элли. Пока я не передумал.

Она взяла в руки длинную прядь волос и замерла с ножницами:

— Значит, можешь и передумать? И что тогда?

— Да шучу я. Режь.

И вот прядь за прядью волосы полетели на пол, на ее босые ноги. Ветер из окна разнес их по полу за

пределы подстеленной газеты; они скучились в углу, как гнездо. По мере того как волос становилось

меньше, его лицо менялось. Глаза стали больше, появились уши, шея теперь казалась чересчур

тонкой. Она словно раздела его.

— Ты так кажешься моложе, — ответила она, когда он спросил, почему у нее грустный вид.

Что же такого грустного в этом, поинтересовался он, и она ответила, что, вообще-то, рада его стричь, ведь всегда завидовала его длинным волосам.

— Мне бы еще обмен веществ, как у тебя, — добавила она. — Ты вон ешь что хочешь, и тонкий, как

палка, а я проглочу одну шоколадку, и сразу разносит, как на дрожжах. Ты у нас везунчик.

Он покачал головой:

— Ты даже не догадываешься, да?

— О чем?

— О том, какая ты красивая. Все так говорят.

— Все?

— Знаешь, как Фредди тебя зовет?

Она покачала головой, уж испугавшись заранее.

— Русалкой.

— Это даже не комплимент, между прочим. Русалки тупо сидят на камнях целый день, и все.

Он рассмеялся:

— Но их не так просто достать, вот в чем смысл. Никому еще не удавалось переспать с русалкой, они

же к себе не подпускают.

Элли подумала, что это скорее связано с тем, что у них ниже пояса один хвост, но, может, она и

ошибалась, поэтому вслух ничего не сказала. Вместо этого она снова перевела разговор на него, потому что, несмотря ни на что, любила его и хотела, чтобы он в этом не сомневался. Подравнивая

волосы вокруг ушей, она тихо перечисляла все то хорошее, что он для нее сделал.

А сделал он много чего. Рисовал картинки, которые она потом раскрашивала (сто лет назад это

было), а когда она пошла в школу, разрешил вместе с ним играть на площадке, хотя она была на два

года младше, да и девчонка к тому же. На каникулах в Кении ее укусила собака, а потом попыталась

укусить еще раз, и он заступился (это был самый героический поступок, который кто-либо ради нее

совершал).

— Когда мы еще жили в старом доме, — вспоминала она, — и подруги ко мне приходили, ты всегда

с нами разговаривал. А если встречали тебя в городе, подходил и болтал, как будто тебе правда

интересны наши дела. У других братья вообще на младших сестренок внимания не обращали. А я

всегда гордилась, что ты не такой.

Он улыбнулся:

— Какие приятные вещи ты говоришь.

— Это потому что ты сделал мне так много приятного. Помнишь тост на мой день рождения в

шестнадцать лет, когда ты сказал, что я лучшая сестра в мире? А дурацкий концерт в школе на

выпускной — ты громче всех хлопал, хотя я опозорилась там напрочь и забыла все слова!

Том смеялся, вспоминая о прошлом. Как же было здорово. Вспоминать. Он принялся рассказывать, как однажды летом они поехали в кемпинг на юге Франции, а место оказалось жутко неинтересным.

Бассейн не работал, развлечений никаких, единственный плюс — кондитерская да воздушные змеи

из местной лавки.

— И мы с тобой нашли ту горку, — сказал он, — помнишь? И запустили змеев с самой ее верхушки, а когда наскучило, скатились вниз и снова забежали наверх.

Элли поразилась, что он помнит. Жалко, что нельзя было стричь его часами. В комнате для гостей им

было так хорошо вдвоем; с улицы доносились далекие и глухие голоса людей, готовящихся к

празднику. Она осмелела:

— Может, поговорим о том, что случилось той ночью? Он резко обернулся и посмотрел ей в глаза:

— Серьезно? А тебе не кажется, что мне хочется отдохнуть от этих разговоров?

Элли отвела взгляд:

— Я кое-чего не понимаю. Он нахмурился:

— Ты с кем-нибудь разговаривала?

— Да нет. — Ей вдруг показалось, что они перебрасываются словами как будто сквозь дымовую

завесу. — Я и в школу еще не ходила.

Они смотрели друг на друга молча.

— Если меня посадят, Элли, это конец.

— Знаю.

— Там такие есть люди... — Его голос оборвался, и он покачал головой, словно показывая, что видел

такое, о чем говорить невозможно. — Это были худшие две недели в моей жизни.

В его глазах промелькнуло что-то... их мрачный блеск напомнил ей ту осень, когда он сломал руку и

сидел на футбольном поле, воя от ярости, потому что теперь придется пропустить весь сезон, а его

только что взяли в команду. Она отвернулась.

— Ну вот, — сказала она, — закончила. — Пригладила руками растрепавшиеся пряди. — Вроде

симпатично.

— Симпатично? — Он взъерошил свой ежик. — Я не на такой эффект рассчитывал.

— А на какой?

— Хотел выглядеть как можно более невинным. — Он улыбнулся ей, глядя в зеркало. —

Безобидным, вне подозрений.

Сидя на кровати, она смотрела, как он смахивает волоски со своей майки. Он побрызгал подмышки

дезодорантом, плеснул лосьон после бритья на ладони, потер их друг о друга и похлопал щеки.

— Мне придется идти в суд и отвечать на вопросы? — спросила она. — Или они просто зачитают

мои показания?

Словно не слыша ее, он натянул новую полосатую майку. Они с мамой купили ее на прошлой

неделе; ценник все еще болтался сбоку. Он оторвал его и вручил ей:

— Выбросишь.

Она сунула ценник в карман:

— Ты меня слышал?

Он поправил майку, разглаживая морщинки перед зеркалом:

— Ты единственная была дома все время, значит, ты — главный свидетель. Так что в суд идти

придется, не сомневайся.

У нее в животе все сжалось.

— Но они же не смогут заставить меня говорить.

— Если ты ничего не видела, не смогут.

Она кивнула. При взгляде на него ее охватила смесь жалости и страха, потому что мысль о том, что

она должна и не должна говорить, ее пугала. Она уже две недели на этот счет переживала. Однажды

дошла до того, что представила, будто взорвалась атомная бомба и никто не выжил, кроме нее. В

этом выдуманном мире она бродила, открывая и закрывая двери, гоняя пыль ботинком и

рассматривая вещи. И было так спокойно.

Она закусила губу:

— Когда меня в полиции допрашивали, я сказала, что, когда ты и все остальные вернулись, я сразу

пошла наверх спать.

— Ну, тогда все в порядке.

Элли бросило в жар, когда она вспомнила, как встала с дивана в тапках и пижаме. Карин и ее

подружка Стейси были такие шикарные, а вокруг них вились ребята — все только что пришли из

паба. Девчонки улыбнулись ей, сказали, чтобы оставалась, поболтала с ними. Но по лицу брата она

поняла: тот хочет, чтобы она сидела наверху и не высовывалась, — и, чувствуя себя полной

идиоткой, Элли сказала, что у нее болит голова, и ушла.

— А еще я им сказала, — продолжала Элли, — что чуть позже выглянула в окно и видела всех на

улице.

Том повернулся и уставился на нее:

— Я этого не знал.

— Я просто сказала, что все выглядело так, будто вам весело, а вы с Карин обнимались.

— Ты зачем это сказала?

— Потому что копы должны знать — она к тебе неровно дышала! А что, не надо было?

— Да нет, нормально, — ответил он. — Не расстраивайся. Они меня поджарить хотят, не тебя.

— Она же всю ночь с тобой заигрывала. — Элли сжала кулаки так, что ногти вонзились в ладони. —

Ты же когда в спальню пошел за спальным мешком, она наверняка просто на тебя набросилась, и

все?

Том поморщился:

— Не могу сказать, что я этим горжусь, Элли, но так, в общем, все и было, да.

Она кивнула:

— Так я и думала.

Он вернул стул на место, под стол:

— Может, хватит уже об этом? Мне не очень-то приятно обсуждать со своей младшей сестрой

какой-то несчастный перепихон с этой сумасшедшей девкой. Пойдем лучше вниз, может, им помощь

нужна.

Он скомкал газеты и выбросил их в урну. Элли собрала волосы в углу и сделала то же самое. Какая

же она идиотка! Зачем напомнила ему о той ночи теперь, когда он в безопасности, дома, с семьей?

— Наряжаться не будешь? — спросил он. — Семейный праздник и все такое... Один за всех...

Он пытался рассмешить ее, копируя отца.

— И все за одного, — ответила она, желая подыграть ему.

Он погладил ее по голове:

— Не забывай о главном.

Еще одно папино выражение. Не забывай о главном — кто ты есть. И на чьей ты стороне.

Шесть

Они припарковались у реки и зашагали по дорожке к дому. Джеко впопыхах скармливал Майки

информацию со странички Тома на «Фейсбуке». Он зашел на сайт с рабочего компьютера, и теперь

оба знали, что ублюдок любит гольф и хорошенько поспать, а все друзья с его странички —

девушки.

— Любимый актер — Вин Дизель, — добавил Джеко, — хотя не думаю, что это должно нас

волновать, потому что ему и «Где Уолли?»* нравится. — Он щелкнул пальцами и засмеялся. —

Взять его будет проще простого.

* Детская книжка с картинками. — Здесь и далее примечания переводчика.

Но у ворот Джеко притих. Они стояли, раскрыв рты и пялясь на открывшееся их глазам. Дом

светился, как на Рождество: все деревья в гирляндах, факелы — настоящие огненные факелы —

расставлены вдоль тропинки.

Джеко присвистнул:

— Блин, да они ни в чем себе не отказывают, я смотрю.

— Совсем стыд потеряли. Говорил же тебе.

Майки дом показался еще огромнее, чем в прошлый раз. В нем, наверное, было не меньше пяти

спален, и трава окружала его со всех сторон. На траве росли цветы, яркие даже в темноте, как

покупные цветы из магазина, которые просто воткнули в землю. Видимо, счета на отопление этих

людей не заботили, наверняка они швыряли деньги налево и направо, включали батареи на полную

мощность, оставив дверь открытой, и на ночь даже не проверяли, работают ли электроприборы.

Майки это завораживало, но одновременно вызывало отторжение — почему некоторым достается

все? почему одним детям все дается за просто так?

— Думаешь, раскусят они нас? — спросил он. Джеко оскорбленно нахмурился:

— Никто нас не раскусит.

— А поцарапанный «ягуар»? Думаешь, поймут, что это я?

— Не парься. У этого ублюдка, поди, много врагов. Ты только ключом своим не тряси. — Джеко в

последний раз набрал в легкие дыма и выбросил окурок на дорожку. — Уговор помнишь? Первый, кто его увидит, шлет другому сообщение, после чего переходим ко второй фазе.

Майки проверил, работает ли телефон. Ну, хоть какой-то план. Джеко выступил первым, уверенно

открыл входную дверь и вошел в дом, как будто все ему там было знакомо. Майки же обошел

особняк сбоку вместе с другими только что прибывшими гостями. За домом был сад. Здесь все

выглядело совсем по-другому: Майки показалось, будто он в тропиках; от газовых фонарей шел

горячий воздух, а трава была по-прежнему влажной от дождя.

Народу собралась целая туча, как детей, так и взрослых. Они группками стояли на лужайке или

сидели за столами в шатре с напитками и тарелками. Майки оторопел, представив, сколько труда

пошло, чтобы все это организовать.

Он взял бокал с пивом с подноса официантки и залпом опрокинул половину. Узнает ли его кто-

нибудь из школы? Он ее закончил два года назад, а эти ребята, похоже, сплошь из тех, кто в колледж

ходит, так что навряд ли. Глотнув еще пива, он попытался сосредоточиться. План — найти Тома

Паркера. И сообщить об этом Джеко.

За одним столом сидела группа парней, еще несколько ребят стояли в очереди к шведскому столу и

хлебали пиво у ограды. У всех у них был вид откормленных богатеев, как Майки и рассчитывал, но

ни один не был похож на нечеткое фото, что Джеко показал ему в машине.

Он разок обошел весь сад по кругу. В колонках гремела музыка, листья на деревьях трепетали, земля

тряслась под ногами. Он ненавидел их всех, с их дорогими шмотками, вином и шампанским.

Вспомнил сестер, которые сейчас дома: Холли, рисующую безумные картинки коричневыми и

серыми карандашами; Карин, которая пытается приготовить что-нибудь на ужин, хотя в доме шаром

покати. Мать наверняка спит. А этим людям плевать на его семью. Они пришли, чтобы поддержать

Тома Паркера. Да наверняка они сейчас смеются над Карин! Шепчутся, перемигиваются. Это

непростительно.

Мимо прошла девчонка на очень высоких каблуках. Она была пьяна, Майки сразу понял.

— Эй, — проговорил он, — я Тома Паркера ищу. Знаешь его?

Она остановилась и улыбнулась. Глаза у нее были темные, обведенные синим.

— А ты кто?

Нельзя было вот так вот с ходу попасться.

— Джо, — ответил он. Он должен был назваться чужим именем, да к тому же она его больше и не

увидит никогда.

— Ты очень симпатичный, Джо.

— Так ты Тома видела?

Она помахала рукой куда-то в сторону дома:

— Он где-то там. А ты его откуда знаешь?

— По колледжу- — Вторая ложь за сегодня, и на этот раз уже более правдоподобная.

Она склонилась к нему, точно собиралась поведать секрет:

— Хочешь поцеловать меня?

— Не очень.

Она рассмеялась, выпятила губы и наклонилась еще ближе:

— А мне кажется, хочешь.

Майки оглянулся, но никто не смотрел в их сторону. Он мог бы схватить ее в охапку и утащить за

шатер, где темно, и там сделать с ней все, что ему вздумается. А потом сказать, что она сама

захотела, что сама попросила.

— Да ладно тебе, — протянула девчонка. — Поцелуй меня.

Неужели в ту ночь и Карин была так же пьяна? Он оттолкнул ее:

— Не хочу.

Она, кажется, обиделась.

— Не нравлюсь?

Он чмокнул ее в щеку, чтобы заткнулась. Кожа у нее пахла каким-то дорогим кремом. Он сказал
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Схожі:

Ты против меня (You Against Me) iconРусскому городу – русский градоначальник
Приходи 6 апреля на избирательный участок и голосуй за Логинова, если не придёшь ты, вместо тебя придут и проголосуют другие и проголосуют,...
Ты против меня (You Against Me) iconPatric Sueskind "Amnesie in litteris"
Что там был за вопрос? Ах, да: какая книга произвела на меня наибольшее впечатление, более всего повлияла на мое развитие, отложила...
Ты против меня (You Against Me) iconЛев Николаевич Толстой Воскресение Русская классика
Матф. Гл. XVIII. Ст. 21. Тогда Петр приступил к нему и сказал: господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?...
Ты против меня (You Against Me) iconТема: Преступления против собственности
Собственность как объект уголовно-правовой охраны. Предмет преступлений против собственности
Ты против меня (You Against Me) iconТы против меня (You Against Me)
Когда их миры соприкоснулись, произошел взрыв. Семья должна быть на первом месте. Но что делать, если на одной чаше весов оказывается...
Ты против меня (You Against Me) iconНаучное исследование
«Еврейского Зерцала» разбирался 10 декабря того же года в уголовном отделении ландгерихта в Мюнстере. Против воли меня пригласили...
Ты против меня (You Against Me) iconТахера Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 в осеннем лесу расходились пути
Для моих родителей и мужа, потому что, когда я сказала, что хочу прикоснуться к Луне, вы взяли меня за руку, были рядом со мной,...
Ты против меня (You Against Me) iconПредупреждение преступлений против собственности
Целью такого предупреждения является минимизация преступлений против собственности, в связи с чем органы внутренних дел решают следующие...
Ты против меня (You Against Me) iconКафисма втораянадесять
Боже мой, щедрый и милостивый, долготерпеливый, и многомилостивый, и истинный. Призри на меня и помилуй меня, даруй силу Твою отроку...
Ты против меня (You Against Me) iconПавел Санаев Похороните меня за плинтусом Павел санаев похороните меня за плинтусом
Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой. Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка