Ты против меня (You Against Me)




НазваТы против меня (You Against Me)
Сторінка2/36
Дата конвертації17.09.2014
Розмір2.93 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Физика > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

них его заметила и толкнула остальных; они обернулись, как по команде.

Ему бы остановиться, подойти к ним и рассказать, как у Карин дела, поблагодарить за открытки и

подарки, которые они присылали. Но он знал, что будет, сделай он так, — они станут расспрашивать.

Когда она захочет нас увидеть? Почему не отвечает на сообщения? Когда суд? Думаешь, она когда-

нибудь вернется в школу? И тогда ему придется отвечать, что он не знает, что ничего не изменилось

с тех пор, как они задавали ему те же самые вопросы в прошлый раз.

Он выдавил улыбку и помахал. — Некогда, — крикнул он.

Быстрей, огибая машины, через перекресток, мимо вокзала и дальше, по Норвич-Роуд... Раз-два, как

солдат-пехотинец. Он бежал и думал о Карин. Другого брата у нее нет, и его задача — о ней

позаботиться. Он никогда ничего подобного не испытывал — ужасное чувство ответственности.

Чувство, что он совсем взрослый, взрослый мужчина, что у него есть цель. Он вполне способен на

это, вполне. Это будет легко. Он нащупал в кармане ключ — тот никуда не делся. Майки

почувствовал, что ключ там, где и должен быть, что он поступает правильно.

Ноги уже подкашивались. Вкус во рту был соленым, словно море в этой части города впиталось в

воздух. Здесь он был свежее, дышалось свободнее. Да ц, дома так не липли друг к другу. Рэттон-

Драйв, Акация-Уок, Уилбур-Плейс... Даже названия улиц тут были другие, и деревья как будто

выше.

Он перешел на бег трусцой и выбежал на дорожку — точь-в-точь картинка из журнала о загородной

жизни. Вот и ворота. А за ними — дом с лужайкой и окнами, с занавесками, просторный, сияющий.

Перед домом припаркован «ягуар».

Майки перемахнул через ворота и пошел по усыпанной гравием дорожке к дому. Сейчас он постучит

в дверь, и все изменится навсегда. Он знал это, словно давным — давно его судьбу предначертали и

скрепили печатью. Он убьет Тома Паркера и будет стоять и смотреть, как его мозги стекают по

крыльцу.

Молоток на двери был медным, в виде головы льва с пышной гривой и золотыми глазами. Он

трижды ударил с силой. Хотел, чтобы они сразу поняли: он не шутит.

Но ничего. Никто ему не открыл.

Вместо этого за дверью повисла тишина, будто все разом замолкли и прислушались, будто даже

мебель внутри шикарного дома затаила дыхание и стала ждать. Он оперся о стену: закружилась

голова — и снова постучал.

Дверь открыла девчонка. На ней были юбка и футболка. Руки и ноги почти не прикрыты. — Что

вам? — спросила она.

Девчонку он никак не ждал увидеть. Да еще одного возраста с Карин. Он едва нашел в себе силы

взглянуть ей в лицо.

— Вы из ресторана? — проговорила она.

— Что?

— Еду привезли?

Может, он не в тот дом попал? На всякий случай проверил номер на двери — номера не было.

Заглянул внутрь, в коридор, как будто это могло дать какой-нибудь намек. Коридор был огромный

— деревянные полы, роскошные ковры. Стол, скамейка, подставка для зонтиков, место для сапог и

ботинок.

— Маму позвать? — спросила девчонка.

Он снова взглянул на нее — коротенькая юбочка, футболка с фиолетово — голубым орнаментом, волосы затянуты в хвостик, подпрыгивающий за спиной.

— Ты сестра Тома Паркера? — спросил он.

— Да.

— Он дома?

Ее глаза сузились до щелочек.

— Нет.

Где-то в доме залаяла собака. Потом перестала. Тишина.

— А где он тогда?

Она вышла на порог, закрыла за собой дверь и прислонилась к ней:

— Ты друг его, что ли?

— Да.

— Тогда сам должен знать, где Том. Майки нащупал ключ в кармане:

— Ну, я знаю, что сегодня слушание. Просто хотел спросить, когда он дома будет.

— Мы не знаем.

Прошло несколько секунд, а может, и минут. Тут он впервые заметил красный шрам, тянущийся от

угла ее губ по подбородку. Она увидела, что он рассматривает шрам, и с вызовом ответила на его

взгляд. Он знал девчонок достаточно, чтобы понять: шрама она стыдится.

Он улыбнулся:

— А как тебя зовут?

Она покраснела, но не отвела глаза:

— Папа написал на страничке Тома в «Фейсбуке», чтобы друзья знали, как у него дела.

Майки пожал плечами:

— Я несколько дней компьютер не включал.

— Вы с ним вместе в колледже?

— Ага.

— Что-то я тебя раньше не видела.

В городском колледже он однажды был — ездил узнать про курсы для управляющих ресторанами.

Ее замечание его не смутило.

— А у меня времени общаться почти нет: учеба все отнимает. Не хочу напортачить с экзаменами.

Она, кажется, разделяла его волнения, потому что лицо ее смягчилось.

— Мне можешь не рассказывать. У меня экзамены в мае, а я пока вообще ничего не делала.

Май еще через сто лет, чего она беспокоится? Но стоило ей поделиться этим, как что-то в ней

изменилось. Она наклонилась к нему чуть поближе, будто вдруг решила, что ему можно доверять.

— Послушай, — сказала она, — у нас тут попозже будет праздник.

Праздник? В честь того, что ее братца отпустили под залог?

— Приходи, если хочешь. Том будет рад сегодня увидеть друзей.

Но не успел он ответить, что думает по этому поводу, как из-за угла дома вышла женщина и

энергично помахала.

— Ну, наконец-то, — воскликнула она. — Я уже испугалась, что вы вообще не приедете.

Девчонка смущенно взглянула на него:

— Она думает, ты из ресторана.

Женщина подошла ближе, размахивая папкой с бумагами и глядя на Майки:

— Вы же из «Приятного аппетита»?

— Нет, мам, — со вздохом ответила девушка.

— А откуда тогда? Шатер привезли?

Он знал, что нужно что-то ответить, объясниться, но мог думать лишь об одном: мать сразу поймет, ее не одурачишь, как дочь. И тогда она позовет собаку, охранников, вызовет полицию, наконец.

— Это друг Тома, мам.

— А-а... ясно. Том будет позже.

— Я ему так и сказала.

Мать Тома Паркера повернулась к ней:

— Все нормально, детка. Иди делай уроки. Девчонка улыбнулась Майки, вошла в дом и закрыла

за собой дверь. Он остался наедине с матерью.

— Надеюсь, ты не против, — сказала та. — Мы все сегодня очень заняты.

Он ненавидел ее. За то, что даже она не знала, кто он такой; за то, с какой легкостью развернула его у

двери.

— Приходи на праздник. Друзьям Тома мы всегда рады. — Она быстро ушла прочь, прижимая папку

к груди; зад у нее был костлявый и почти не раскачивался. Мясца нет, вот и пружинистой походке

неоткуда взяться.

Он постоял на пороге еще минуту, думая, не издевается ли над ним Бог. Окинул взглядом дорожку, деревья вдоль забора, изгородь — как все это отличалось от их квартала, где все жили скученно: один дом — много квартир. Где машины, крики, хлопающие двери, звуки чужих жизней...

Ключ в кармане куртки впился в ребра. Майки дважды обошел вокруг «ягуара», улыбнулся. Карин

говорила, что у ублюдка крутая машина. И верно: желтая, как канарейка, и так чисто вымыта, что в

стеклах отражается небо.

Это было просто, как провести ручкой по бумаге, а когда он представил, сколько денег уйдет на

ремонт, у него аж на душе потеплело. Он провел ключом ровную линию, у дверцы описал зигзаг, прорвал обивку на руле и откидной крыше, как будто открыл консервную банку ножом, обведя по

окружности, а потом приподнял крышку. Казалось, еще немного — и «ягуар» закровоточит.

Но нет, за кровью он вернется позже.

Три

Оказывается, апельсин можно почистить так, что останется только мякоть, без белых горьких

перепонок. Майк этого не знал. А Деке его научил. Он завороженно смотрел, как кожура сходит

одной лентой, ни разу не оборвавшись, и ярко-оранжевые завитки летят на пол. Ему нравился

липкий сок на пальцах. А еще он знал, что, когда дочистит всю партию, Деке покажет ему, как

делать апельсиновую глазурь с бренди.

В пабе было тихо. Обычный день. Джеко засыпал горошек со сладкой кукурузой в кастрюли с

кипящей водой. Деке у черного хода чистил картошку, выставив голые но -ги под дождь. Майки, как

и каждое утро, сперва занялся салат-баром — коктейль с креветками, яичная «Мимоза», коул-слоу.

Втроем им работалось хорошо. Все шло своим чередом. Об остальном мире легко было не думать.

— Что-то вы ребята сегодня притихли... — проговорил Деке. — Опять проблемы с девчонками?

Майки покачал головой:

— Не то, что ты думаешь.

— У меня проблема с девчонкой, — заметил Джеко, — ее просто нет.

— У Сьенны сестра есть, — сказал Майки.

— И как она?

— Не знаю. Ни разу не видел.

— А со Сьенной давно у тебя?

— Пару недель. Джеко рассмеялся.

— Тогда нам с ее сестрой надо срочно познакомиться, — заметил он, — а то две недели для тебя, Майки, мировой рекорд.

Деке погрозил ему картофелечисткой:

— Если бы у меня были дочери, вы двое меня такими разговорами здорово бы напугали.

— Это его надо бояться, — махнул Джеко в сторону Майки. — Он любую девчонку может

заполучить, какую захочет, помяните мое слово. Эй, Майки, расскажи Дексу про свой первый раз.

— Со Сьенной-то?

— Да нет. Вообще первый. Майки улыбнулся:

— Не буду я вам ничего рассказывать.

— Она сама ему предложила минет сделать, — продолжал Джеко. — В баре познакомились, он даже

имени ее не спросил, а она уж сама его обслужила.

Деке зацокал языком:

— Это личное. Разве можно такое выбалтывать?

— Нет, вы представьте... — не унимался Джеко. — Это ж какая девчонка такое сотворит?

— Вас послушать, так с вами постоянно что-то невероятное творится, — заметил Деке.

Майки представил, как бы отреагировал Деке, узнай он, что Сьенна вчера всю ночь проплакала в

подушку. А все потому, что он не хотел ее целовать и не хотел даже раздевать, потому что в

последний момент передумал и ушел домой посреди ночи.

Он взглянул на Декса, в который раз пытаясь понять, что у того на уме. У Декса была бритая голова

и сильный французский акцент, и со стороны его можно было бы принять за бандита, но Майки ни

разу не слышал, чтобы тот повышал голос или выходил из себя. На руках у него были самодельные

татуировки — он их наколол булавкой и чернилами — «Я ЛЮБЛЮ СЬЮ», от костяшки до

костяшки. Он ради этой Сью много чего делал — потрясные ужины после закрытия, подарки даже не

на день рождения. Один раз песню ей написал. Джеко говорил, что Деке ведет себя как коврик, об

который впору ноги вытирать. Но что, если это и есть любовь?

Дверь распахнулась, и на пороге возникла Сью. Скрестив руки на груди, она окинула их троих

взглядом:

— Нужен кто-то чтобы убраться. Вчера кто-то в туалете наблевал.

— Перед тобой шеф-повара, милая, — ответил Деке, не отрываясь от чистки картошки.

Сью фыркнула, подошла ближе и постучала Майки по плечу:

— Ты вполне сгодишься для этой роли. Майки покачал головой:

— Я собрался пирог печь.

— Это паб, а не ресторан Гордона Рамзи. А ты здесь, чтобы мыть кастрюли или, если мне того

захочется, чистить туалеты. Давай, через двадцать минут открываемся.

Майки надел целлофановый передник, повязав его поверх джинсов, и вслед за Сью прошагал к

чулану с чистящими принадлежностями. Та вручила ему швабру, ведро, бутылку хлорки и отвела в

туалет:

— И руки не забудь потом вымыть.

Майки почувствовал тяжесть на душе. Когда он хозяйничал на кухне или слонялся с Джеко, было

еще ничего. Даже с девчонками она немного отступала. Но в эти последние две недели, стоило ему

очутиться дома или просто наедине с собой, как давящее ощущение наваливалось разом. Вытирая

стены шваброй, он думал о том, где окажется через год, два, пять лет. Высчитал, сколько кому будет

лет. Через пять лет Карин исполнится двадцать, Холли — тринадцать. Его маме будет сорок два. Ему

— двадцать три. Потом он сам на себя разозлился из-за этих расчетов. Такой ерундой только дети

занимаются. Если так засчитаться, то и день своей смерти высчитать недолго.

Пытаясь не вдыхать вонючий воздух, он прополоскал швабру под краном, думая о том, что когда-

нибудь и его работу начнут ценить по достоинству. Он переедет в Лондон и поселится, может, в

Тоттенхэме, где выросла мама. Устроится шеф-поваром и заработает кучу денег. Будет ходить на

футбольные матчи, покупая билеты на лучшие места и брать с собой Холли. Убирая швабру обратно

в чулан и моя руки с жидким мылом из контейнера, он пытался верить, что все так и будет.

Перекур бы не помешал. Не станет же Сью его из-за этого долбить? Туалет-то вычищен до блеска.

На улице дождь барабанил вовсю, обрушившись с неба внезапной завесой. Майки нравилось. Погода

под стать настроению.

Он взглянул на машины, припаркованные у гавани: их стекла запотели, а сидевшие внутри клиенты

ждали, пока откроется паб и их накормят ланчем.

Дверь открылась, вышел Джеко и тоже закурил. Они проводили взглядами девчонку, которая

прошла мимо, сунув руки глубоко в карманы и ссутулив плечи под до -ждем. Джеко присвистнул:

— Что мне в них нравится, так это то, что все они такие разные.

Вечно он выдавал такой вот философский бред. Но Майки нравилось. Со старым другом можно

говорить обо всем, что на душе.

— Сегодня слушание по освобождению под залог, — бросил Майки.

Джеко кивнул:

— Вчера видел в пабе маму твою. Говорит, на этот раз он точно выйдет.

— Это потому что копы заключили сделку с его адвокатом. И скоро он будет по улицам гулять, как

будто и не сделал ничего.

— А ты как собираешься быть?

— Не знаю. Но что-то нужно делать, однозначно. Карин твердит, что никогда больше нос из дому не

высунет.

Джеко долго и пристально смотрел на него.

— Серьезно?

— Я ей сказал, что его к ней близко не подпустят, но не помогло.

— Козел.

Майко кивнул. Он знал, что Джеко поймет.

— Я тут опять к нему домой ходил. Хотел врезать, но его не было.

— Один ходил?

— Разозлился я сильно. Надо было что-то сделать. — Майки выбросил бычок в лужу, послушал, как

шипит горящий кончик. — А потом, ты был на работе.

— Я бы все бросил... — Джеко хлопнул Майки по спине. — Сам знаешь.

И Майки рассказал ему все — про разводной ключ, путь к тому дому, праздник в честь выхода под

залог... Просто стоять и говорить об этом с кем-то было так приятно. У Майки на душе потеплело.

— У них там еда из ресторана и все такое. Виде^ его мать и сестру — подумали, что я его друг, даже

пригласили на эту чертову вечеринку.

Джеко присвистнул:

— Чувак, да ты безумец просто.

— Представь, если б Карин об этом узнала. Каково бы ей было?

— Не рассказывай ей, это уж слишком. — Джеко швырнул окурок от самокрутки в лужу под ногами.

Теперь два промокших бычка плавали рядом, как лодки.

Они стояли и молчали, и у Майки зародился план. План был безумный, и Майки попытался отогнать

мысли о нем, но стратегия сама вырисовывалась в мозгу. Он вспомнил о своих, подумал, что надо бы

погулять во дворе с Холли, чтобы та не обижалась, что он не повел ее в школу, сходить в магазин, если мать забыла. Но план все крутился и крутился в голове. Придется его родным как-то обойтись
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   36

Схожі:

Ты против меня (You Against Me) iconРусскому городу – русский градоначальник
Приходи 6 апреля на избирательный участок и голосуй за Логинова, если не придёшь ты, вместо тебя придут и проголосуют другие и проголосуют,...
Ты против меня (You Against Me) iconPatric Sueskind "Amnesie in litteris"
Что там был за вопрос? Ах, да: какая книга произвела на меня наибольшее впечатление, более всего повлияла на мое развитие, отложила...
Ты против меня (You Against Me) iconЛев Николаевич Толстой Воскресение Русская классика
Матф. Гл. XVIII. Ст. 21. Тогда Петр приступил к нему и сказал: господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня?...
Ты против меня (You Against Me) iconТема: Преступления против собственности
Собственность как объект уголовно-правовой охраны. Предмет преступлений против собственности
Ты против меня (You Against Me) iconТы против меня (You Against Me)
Когда их миры соприкоснулись, произошел взрыв. Семья должна быть на первом месте. Но что делать, если на одной чаше весов оказывается...
Ты против меня (You Against Me) iconНаучное исследование
«Еврейского Зерцала» разбирался 10 декабря того же года в уголовном отделении ландгерихта в Мюнстере. Против воли меня пригласили...
Ты против меня (You Against Me) iconТахера Мафи Разрушь меня Разрушь меня 1 в осеннем лесу расходились пути
Для моих родителей и мужа, потому что, когда я сказала, что хочу прикоснуться к Луне, вы взяли меня за руку, были рядом со мной,...
Ты против меня (You Against Me) iconПредупреждение преступлений против собственности
Целью такого предупреждения является минимизация преступлений против собственности, в связи с чем органы внутренних дел решают следующие...
Ты против меня (You Against Me) iconКафисма втораянадесять
Боже мой, щедрый и милостивый, долготерпеливый, и многомилостивый, и истинный. Призри на меня и помилуй меня, даруй силу Твою отроку...
Ты против меня (You Against Me) iconПавел Санаев Похороните меня за плинтусом Павел санаев похороните меня за плинтусом
Меня зовут Савельев Саша. Я учусь во втором классе и живу у бабушки с дедушкой. Мама променяла меня на карлика-кровопийцу и повесила...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка