Роальд Даль Матильда




НазваРоальд Даль Матильда
Сторінка17/21
Дата конвертації07.02.2014
Розмір1.29 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Физика > Документы
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21
^

ИСТОРИЯ МИСС ХАНИ



– Нам не следует с этим спешить, – сказала мисс Хани, – поэтому давай выпьем еще по одной чашке чая. И прошу тебя, съешь второй кусок хлеба. Ты, должно быть, проголодалась.

Матильда взяла второй кусок и медленно стала его есть. Маргарин был совсем неплох. Она бы даже не сказала, что он чем‑то отличается от масла.

– Мисс Хани, – неожиданно спросила она, – а что, вам в школе очень мало платят?

Мисс Хани резко взглянула на нее.

– Совсем не мало, – ответила она. – Столько же, сколько и остальным.

– Но все же это очень мало, если вы так страшно бедны, – продолжала Матильда. – Разве все учителя так живут – без мебели, без газовой плиты и без ванны?

– Конечно, нет, – несколько сухо проговорила мисс Хани. – Так уж получилось, что я – исключение.

– Вам, наверно, нравится жить просто, – сказала Матильда, не отступаясь от своего. – Так проще убирать в доме, не нужно стирать пыль с мебели и со всяких там вещей, которые повсюду валяются. А холодильника у вас нет, наверно, потому, что вам не хочется ходить по магазинам и покупать всякие там яйца, майонез, мороженое. Это такая экономия времени.

Тут Матильда обратила внимание на то, что лицо мисс Хани напряглось. Да и вся она будто напружинилась. Голова ее ушла в плечи, губы были плотно сжаты. Она сидела, крепко сжимая обеими руками кружку с чаем и устремив глаза в пол, будто пыталась найти ответ на эти смущающие ее вопросы.


Наступило продолжительное и неловкое молчание. За какие‑нибудь полминуты атмосфера в крошечной гостиной полностью изменилась. Казалось, они обе почувствовали себя неудобно, потому что их разделила какая‑то тайна.

– Простите, пожалуйста, что я спросила вас об этом, мисс Хани, Мне, не нужно было этого делать.

Мисс Хани при этих словах как бы пришла в себя. Она встряхнула плечами и потом очень медленно поставила кружку на поднос.

– А почему бы тебе и не спросить? – сказала она. – В конце концов, ты обязана была спросить об этом. Ты слишком умна, поэтому тебя это не могло не удивить. Быть может, мне даже хотелось, чтобы ты меня спросила. Может, именно за этим я тебя и пригласила. По правде, ты мой первый гость с тех пор, как я сюда перебралась два года назад.

Матильда молчала. Она чувствовала, как атмосфера в комнате все сгущается.

– Ты настолько умна для своих лет, – продолжала мисс Хани, – что я в это попросту не могу поверить. Хотя ты выглядишь как ребенок, на самом деле ты вовсе не ребенок, потому что рассуждаешь как взрослая. Поэтому, думаю, мы можем назвать тебя взрослым ребенком, если ты понимаешь, что я имею в виду.

Матильда по‑прежнему молчала. Она ждала, что будет дальше.

– До сих пор, – продолжала мисс Хани, – я считала невозможным говорить с кем‑нибудь о своих проблемах. Я страшно боялась смутиться, да и решительности у меня нет. Из меня всю решительность выбили, когда я была моложе. Но теперь мне отчаянно хочется рассказать кому‑нибудь обо всем. Я знаю – ты всего лишь маленькая девочка, но что‑то в тебе есть располагающее. Я это вижу.

Матильда насторожилась. Голос, который она слышала, явно взывал о помощи.

– Выпей еще чаю, – сказала учительница. – Еще, кажется, осталось немного.

Матильда кивнула.

Мисс Хани налила чаю в обе кружки и добавила молока. Снова взяв свою кружку в обе руки, она принялась пить чай маленькими глоточками.

Молчание продолжалось довольно долго, прежде чем она произнесла:

– Можно, я расскажу тебе свою историю?

– Конечно, – ответила Матильда.

– Мне двадцать три года, – начала мисс Хани, – и когда я родилась, мой отец был врачом в этом городке. У нас был красивый дом, довольно большой, из красного кирпича. Он стоит в лесу за холмами. Не думаю, что ты видела его.

Матильда молчала.

– Там я и родилась, – продолжала мисс Хани. – Но вот произошла первая трагедия. Моя мама умерла, когда мне было два годика. У отца было много работы, и ему нужен был кто‑нибудь, кто вел бы домашнее хозяйство и присматривал за мной. Поэтому он пригласил незамужнюю сестру мамы, мою тетю, чтобы она пожила с нами. Та согласилась и перебралась к нам.

Матильда внимательно слушала.

– Сколько лет было вашей тете, когда она перебралась к вам? – спросила она.

– Не очень много, – ответила мисс Хани. – Наверно, лет тридцать. Но я возненавидела ее с самого начала. Мне страшно не хватало моей мамы. А тетя была не очень‑то добра. Мой отец этого не знал, потому что мало бывал дома, а в его присутствии она вела себя по‑другому.

Мисс Хани умолкла и выпила глоток чаю.

– Не знаю, зачем я тебе все это рассказываю, – в смущении произнесла она.

– Продолжайте, – сказала Матильда, – Пожалуйста.

– Хорошо, – сказала мисс Хани. – И тут случилась вторая трагедия. Когда мне было пять лет, совершенно неожиданно умер мой отец. Он был все время рядом, и вдруг его не стало. И я осталась с тетей. Она стала моей опекуншей и получила на меня все родительские права. И по сути, она стала хозяйкой всего дома.

– А почему умер ваш отец? – спросила Матильда.

– Интересно, что ты спрашиваешь об этом, – сказала мисс Хани. – Я была тогда слишком маленькой, чтобы задавать подобные вопросы, но потом узнала, что его смерть была окружена тайной.

– А разве никто не знал, как он умер? – спросила Матильда.

– Не совсем так, – поколебавшись, произнесла мисс Хани. – Видишь ли, никто не мог поверить в то, что он способен на такое. Он был таким здравомыслящим, разумным человеком.

– Способен на что? – спросила Матильда.

– Убить себя.

Матильда была ошеломлена.


– А он и правда убил себя? – в изумлении спросила она.

– Так тогда все думали, – ответила мисс Хани. – Но кто знает? – Она пожала плечами и, отвернувшись, стала смотреть в крошечное окошко.

– Я знаю, о чем вы думаете, – сказала Матильда. – Вы думаете, что это ваша тетя убила его и сделала так, чтобы все подумали, что это он убил себя.

– Я ничего не думаю, – сказала мисс Хани. – Пока нет доказательств, нельзя допускать такие мысли.

В комнате наступила тишина. Матильда обратила внимание, что руки мисс Хани, сжимавшие кружку, слегка дрожали.

– А потом? – спросила она. – Что было дальше, когда вы остались совсем одна с этой тетей. Она была добрая?

– Добрая? – переспросила мисс Хани. – Да она была точно дьявол. Как только моего отца не стало, она будто с цепи сорвалась. Моя жизнь превратилась в кошмар.

– А что она с вами делала? – спросила Матильда.

– Не хочу говорить об этом, – ответила мисс Хани. – Это просто страшно. Но в конце концов я стала так бояться ее, что начинала трястись, как только она входила в комнату. Ты должна помнить, что у меня никогда не было такого сильного характера, как у тебя. Я всегда была робкой и застенчивой.

– А других родственников у вас не было? – спросила Матильда. – Какие‑нибудь дядюшки, тетушки, бабушки, которые бы навещали вас?

– Ни о каких родственниках я не слышала, – ответила мисс Хани. – Они все либо умерли, либо уехали в Австралию. Боюсь, что и нынче дела обстоят так же.

– Значит, вы выросли совсем одна в доме, в котором всем заправляла ваша тетя, – сказала Матильда. – Но в школу‑то вы ходили?

– Разумеется, – ответила мисс Хани. – Я ходила в ту же школу, что и ты. Но жила я дома. – Мисс Хани умолкла и уставилась в пустую кружку. – Мне кажется, я пытаюсь объяснить тебе, что за те годы это чудовище в виде тети настолько запугало меня, что я тотчас же исполняла все, что она мне приказывала. Такое ведь случается. А когда мне исполнилось десять лет, я стала ее рабыней. Я делала всю домашнюю работу. Я убирала за ней постель. Я стирала белье и гладила его. Я готовила еду. Я научилась делать все.

– Но вы ведь могли кому‑то пожаловаться? – спросила Матильда.

– Кому? – сказала мисс Хани. – Да я к тому же была слишком запугана, чтобы жаловаться. Я же говорю тебе, я была ее рабыней.

– Она била вас?

– Не хочу об этом говорить, – сказала мисс Хани.

– Как это все ужасно, – проговорила Матильда. – Вы, наверно, все время плакали?

– Только когда оставалась одна, – сказала мисс Хани. – Мне не разрешалось плакать в ее присутствии. Но я все время жила в страхе.

– А что было потом, когда вы окончили школу? – спросила Матильда.

– Я была блестящей ученицей, – сказала мисс Хани, – и могла бы легко поступить в университет. Но об этом и речи не было.

– Почему, мисс Хани?

– Потому что я нужна была дома, чтобы делать домашнюю работу.

– Тогда как же вы стали учительницей? – спросила Матильда.

– В городе Ридинг есть колледж, в котором готовят учителей, – ответила мисс Хани. – Это всего лишь в сорока минутах езды на автобусе отсюда. Мне было разрешено ездить туда при условии, что после занятий я немедленно буду возвращаться домой, чтобы стирать, гладить, прибирать в доме и готовить ужин.

– А сколько вам было тогда лет? – спросила Матильда.

– Восемнадцать, – ответила мисс Хани.

– Вы могли бы собрать вещи и уйти из дома, – сказала Матильда.

– Но прежде нужно было найти работу, – сказала мисс Хани. – И не забывай, что я к тому времени была так запугана своей теткой, что и не осмелилась бы ей перечить и поступать против ее воли. Ты не можешь себе представить, что это такое – находиться под полным влиянием очень сильной личности. Ты становишься совершенно безвольным. Ну вот и все. Такова грустная история моей жизни. Хватит. Мне кажется, я и так слишком много наговорила.

– Пожалуйста, не останавливайтесь, – сказала Матильда. – Вы ведь еще не закончили. А как вам удалось в конце концов вырваться от нее и поселиться в этом смешном домике?


– О, это было что‑то, – сказала мисс Хани. – Я даже горжусь собой.

– Расскажите, – попросила ее Матильда.

– Хорошо. Когда я получила работу учительницы, тетя заявила мне, что я должна ей кучу денег. Я спросила ее – за что? Она ответила: «За то, что я кормила тебя все эти годы, покупала обувь и одежду». Она говорила, что набежали тысячи и тысячи, и расплатиться с ней я смогу, если в течение последующих десяти лет буду отдавать ей свое жалованье. «Я буду давать тебе один фунт в неделю на карманные расходы, – сказала она. – И это все». Она даже договорилась в школе, чтобы мое жалованье переводили на ее счет в банке. И она заставила меня подписать соответствующую бумагу.

– Этого вам не нужно было делать, – сказала Матильда. – Ведь жалованье могло помочь вам обрести свободу.

– Знаю, знаю, – сказала мисс Хани. – Но к тому времени я была ее рабыней почти всю свою жизнь, и у меня не хватило бы решимости возражать ей. Я по‑прежнему боялась ее, поскольку она еще имела надо мной власть.

– Так как же вам удалось сбежать? – спросила Матильда.

– А, – произнесла мисс Хани, впервые улыбнувшись, – это случилось два года назад. То была моя самая большая победа.

– Пожалуйста, расскажите мне, – попросила Матильда.

– Обычно я вставала очень рано и гуляла, пока тетя еще спит. И однажды я набрела на этот домик. Он был пуст. Я узнала, что его хозяин – фермер, и повидалась с ним. Фермеры тоже встают очень рано – в этот час он доил своих коров. Я спросила у него, нельзя ли мне снять его домик. «Там нельзя жить! – воскликнул он. – Там никаких удобств нет, ни канализации, ничего!»

«Но я бы хотела пожить там, – сказала я ему. – Я романтик. Мне там так понравилось. Пожалуйста, уступите мне его».

«Вы с ума сошли, – сказал он. – Но если настаиваете, то пожалуйста. Вам это обойдется всего в десять пенсов в неделю».

«Вот вам за месяц вперед, – сказала я, давая ему сорок пенсов. – И огромное вам спасибо!»

– Как здорово! – воскликнула Матильда. – И неожиданно у вас появился свой собственный дом. Но как вы набрались смелости сказать об этом тете?


– Это было трудно, – призналась мисс Хани. – Но я заставила себя. Однажды, приготовив для нее ужин, я поднялась наверх и упаковала свои вещи в картонку, затем спустилась вниз и объявила, что ухожу. «Я сняла домик», – сказала я.

Тетка взорвалась. «Сняла домик! – кричала она. – Как ты могла снять домик, когда у тебя в неделю всего один фунт?»

«Могла», – сказала я.

«А на что ты будешь покупать себе еду?»

«Справлюсь как‑нибудь», – пробормотала я и выбежала из дома.

– Как здорово! – вскричала Матильда. – И наконец‑то вы стали свободной!

– Наконец‑то я стала свободной! – сказала мисс Хани. – Не могу тебе передать, как это было прекрасно.

– Но вам действительно удалось прожить здесь два года всего на один фунт в неделю? – спросила Матильда.

– Конечно, – сказала мисс Хани. – Я плачу десять пенсов за аренду, а на остальное покупаю керосин для примуса и для лампы, а также немного молока, чая и маргарина. А больше мне ничего и не нужно. Я тебе уже говорила, что в школе я очень плотно обедаю.

Матильда уставилась на нее.

Как все‑таки замечательно поступила мисс Хани. Неожиданно в глазах Матильды она стала героиней.

– А здесь не холодно зимой? – спросила она.

– У меня есть примус.

– А кровать у вас есть?

– Не совсем, – снова улыбнувшись, произнесла мисс Хани. – Но говорят, на твердом спать очень полезно.

Матильда вдруг живо представила себе всю ситуацию. Мисс Хани нужна помощь. Так больше нельзя жить.

– Было бы гораздо лучше, мисс Хани, – сказала она, – если бы вы оставили свою работу и попытались жить на пособие по безработице. Ведь ваше пособие тетя не сможет заграбастать.

– Я никогда не пойду на это, – сказала мисс Хани. – Мне нравится преподавать.

– А эта ужасная тетя, – спросила Матильда, – она что, так и живет в вашем замечательном доме?

– Именно так, – ответила Матильда. – Ей всего‑навсего лет пятьдесят. Она еще долго проживет.

– А как вы думаете, ваш отец и вправду хотел, чтобы она всегда была хозяйкой дома?

– Уверена, что не хотел, – сказала мисс Хани. – Родители часто предоставляют опекуну право владеть домом определенный срок, но потом он почти всегда остается за ребенком. То есть переходит в собственность ребенка, когда тот становится взрослым.

– Значит, это ваш дом? – спросила Матильда.

– Завещание моего отца так и не удалось найти, – сказала мисс Хани. – Кажется, кто‑то уничтожил его.

– Нетрудно догадаться, кто, – заметила Матильда.

– Нетрудно, – согласилась мисс Хани.

– Но если нет завещания, мисс Хани, то это означает, что дом автоматически должен перейти к вам. Вы ведь ближайшая родственница.

– Да, это так, – сказала мисс Хани. – Но моя тетя раскопала какую‑то бумагу, якобы написанную моим отцом, в которой он говорит, что оставляет дом своей свояченице в награду за ее доброту по отношению ко мне. Я уверена, что это подделка. Но никто не может этого доказать.

– А вы сами не пытались это сделать? – спросила Матильда. – Разве вы не могли нанять адвоката и побороться за свои права?

– У меня нет на это денег, – сказала мисс Хани. – К тому же нужно иметь в виду, что моя тетя – фигура в обществе уважаемая. Она обладает большим влиянием.

– Но кто же это? – спросила Матильда.

Мисс Хани замялась в нерешительности. Затем тихо произнесла:

– Мисс Транчбуль.

1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   21

Схожі:

Роальд Даль Матильда iconРоальд Даль Абсолютно неожиданные истории дегустатор
В тот вечер за ужином у Майка Скофилда в его лондонском доме нас собралось шестеро: Майк с женой и дочерью, я с женой и человек по...
Роальд Даль Матильда iconРоальд Даль Чарли и шоколадная фабрика
Я читал волшебную, фантастическую историю о детях из маленького провинциального городка и в ее героях узнавал себя и своих друзей...
Роальд Даль Матильда iconРоальд Даль Чарли и шоколадная фабрика
Я читал волшебную, фантастическую историю о детях из маленького провинциального городка и в ее героях узнавал себя и своих друзей...
Роальд Даль Матильда iconРоальд Даль Перехожу на прием Смерть старого человека о господи, как мне страшно
А когда капрал принес приказ, то я счел, что так и должно быть. Стоит ли удивляться, что начинается дождь после того, как налетит...
Роальд Даль Матильда iconИнтервью с Пришельцем
Основанный на Личных сообщениях и расшифровки Интервью, проведенной: Матильда О'Доннер Макелрой
Роальд Даль Матильда iconЧеловек, рисующий синие круги
Матильда достала блокнот и сделала следующую запись: «Типу, что сидит слева, на меня абсолютно наплевать»
Роальд Даль Матильда iconХьелль Ола Даль Человек в витрине
Фольке-Есперсена. Дело вести поручено инспектору Гунарстранне и его заместителю Фрёлику. Для возрастной категории 16 +i Vinduet
Роальд Даль Матильда iconGenre det police Author Info Хьелль Ола Даль Человек в витрине Убит...

Роальд Даль Матильда iconСебастьян Жапризо Долгая помолвка «Себастьян Жапризо. Долгая помолвка»:...
Жених расстрелян по приговору военно-полевого суда? – но это еще не повод, чтобы прервать долгую, затянувшуюся на годы, помолвку....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка