Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с




НазваЯнтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с
Сторінка59/59
Дата конвертації18.09.2014
Розмір5.53 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Философия > Документы
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   59

– Так же, – твердо повторил Лисил. – Чейн не мальчик-вампир, который кормится лесными зверьками. В Беле он пытался убить Магьер и едва не сжег заживо Мальца. Я бы снес ему голову с плеч, даже не задумавшись. Это наша работа, и ты, между прочим, сама захотела присоединиться к нам.

Винн повернулась к нему спиной и только после долгого молчания снова подала голос:

– Теперь она меня прогонит?

– Нет. Она никогда не бросит тебя здесь одну. – Лисил бережно погладил ее по затылку. – Да и я, если уж на то пошло, такого не допущу. К добру или к худу, но ты теперь стала частью того, что происходит с нами. Тебе, правда, придется потрудиться, чтобы снова завоевать доверие Магьер… а между тем она будет частенько порыкивать на тебя, как в старые добрые времена.

Лисил искренне надеялся, что говорит правду, хотя знал, что Магьер считает умолчание Винн предательством. Тем не менее он всегда придерживался того мнения, что провинившемуся надо давать второй шанс. Да и как бы мог он думать иначе, если сам живет только потому, что ему был дан второй шанс? Винн страдает не только из-за разрыва с Магьер. Она горюет по Чейну, кем бы он для нее ни был, – и вот в этой потере Лисил как раз ничем не может ее утешить. Винн еще молода, она только ступила на предназначенный им путь, и Лисил до сих пор еще не был уверен, что этот путь ей подходит.

– Постарайся поспать, – сказал он. – Завтра мы двинемся на запад, к границе этого края, а затем повернем на север. Путешествие будет нелегким – все-таки зима на носу, но зато, когда мы доберемся до мест, где живут сородичи моей матери, тебе наконец-то пригодятся все твои познания, которыми ты так гордишься.

Он поднялся и налил в миску воды для Мальца. Затем он наполнил свежим чаем две оловянные чашки, стоявшие возле котелка. Одну чашку Лисил оставил на столике у изголовья Винн, другую взял с собой и, глянув на Мальца, едва заметно качнул головой в сторону кровати. Пес тотчас запрыгнул в изножье и свернулся клубком, внимательно глядя на Винн.

– Все будет хорошо, – сказал Лисил. – Я обещаю.

Винн даже не шелохнулась.

– Доброй ночи, – только и промолвила она. Лисил вышел в коридор и, прикрыв за собой дверь, вздохнул. Утешать Винн было хоть и нелегко, но все же проще, чем говорить по душам с Магьер. А уж увезти ее поскорее из этих мест Лисил полагал наиважнейшей своей задачей.

* * *

Когда Лисил закрыл дверь, Малец свернулся поудобнее, приткнувшись боком к ногам Винн. Он был удовлетворен ходом событий, хотя и не спешил вздыхать с облегчением.

Вопреки всем его страхам – и более того, страхам его сородичей – Магьер встретилась с Убадом лицом к лицу и устояла. Малец верил в нее, и Магьер его не подвела. Стихийным духам придется смириться с тем, что он в итоге сделал верный выбор.

Оставалось еще явление врага в его излюбленном облике – черные чешуйчатые кольца в лесу, и при одном воспоминании об этом Мальца вновь охватывал панический ужас. Итак, вовсе не путешествие Магьер в поисках правды о своем прошлом ускоряло приход того, что предсказано в грядущем. Миновала еще одна эпоха в мире смертных – и вот враг уже снова зашевелился и даже сейчас, погруженный в сон, уже набирает себе новых слуг. Все эти годы он выжидал, таился, следил за Магьер.

А сегодня заговорил с нею.

Это событие сильно обеспокоило Мальца, хотя он и сам не знал еще, что оно может означать. Грядут и другие испытания, в том числе куда более грозные и тяжкие, чем то, через которое все они только что прошли. Он, Малец, будет с Магьер, а еще с ней будет Лисил – Лисил, который был темен духом, но обратился к свету.

Дыхание Винн стало ровнее и глубже – девушка заснула. Малец с нежностью относился к юной Хранительнице, но, так же как и Магьер, был неприятно поражен тем, что за ними все это время тайно следовал вампир. Очень странно, что он, Малец, не учуял его раньше. Еще более странно то, что Винн сумела скрыть от него правду. Надо будет не спускать с нее глаз.

Пес закрыл глаза и целиком предался тишине комнаты, которую нарушало лишь негромкое дыхание Винн. Ему многое еще предстоит обдумать, даже слишком многое, но не сейчас. У него еще есть время, чтобы просто выспаться в тепле и тишине.

* * *

Когда Лисил вошел в комнату, Магьер сидела в ветхом кресле в углу. Вначале он не произнес ни слова, а только молча подал ей оловянную чашку. Запах мяты защекотал ноздри Магьер еще прежде, чем она увидела зеленый листик, лежащий на дне чашки. Тогда она решительно поставила чашку на пол, даже не прикоснувшись к чаю.

Она тоже молчала и, что самое удивительное, нисколько не злилась на Лисила. Может быть, она вообще разучилась злиться? Это было бы для нее серьезной потерей, ведь именно гнев всегда придавал ей силы.

Лисил окинул взглядом комнату:

– До чего же все знакомо! Мы начали это путешествие в более чем скромном трактире, который не многим отличался от этого.

– Да, – отозвалась Магьер и почувствовала, что теперь, когда Лисил наконец заговорил, ей совсем не хочется, чтобы он умолкал. Когда она слышала его голос, ей уже становилось легче. – Все закончилось. Искать больше нечего.

Лисил протянул к ней руку. Магьер очень нравились его руки, такие смуглые, тонкие, изящные.

– Посиди со мной, – попросил он.

Она подошла к кровати и села рядом с ним, жалея, что вместо этого они не могут улечься, тесно обнявшись, под одеялом у костра. До чего же непривычно было опять ночевать под крышей!

– Расскажи, что тебе показала твоя мать, – попросил Лисил.

Магьер давно мечтала о том, чтобы они могли свободнее говорить о важных вещах, но старые привычки, въевшиеся с годами, проведенными вместе, сломать было нелегко. То, что Лисил так просто и открыто попросил ее об этом, казалось ново и приятно, и он, в конце концов, заслуживал того, чтобы все узнать. Если уж он решился связать свою жизнь с ее жизнью, правда нужна ему не меньше, чем ей самой.

Лисил молча слушал ее рассказ. О том, как ее отец выпил кровь пятерых жертв, о том, как совершилось насилие над Магелией, о смерти Бриена. Рассказала Магьер и о том, как Вельстил вмешался в планы Убада, о младенце с перерезанным горлом и о том, как он унес ее, едва родившуюся на свет, из замка, бросив ее мать истекать кровью.

– Ох, Магьер… – только и прошептал Лисил.

– За всем этим кроется еще многое, – сказала она. – Убад всю жизнь потратил на то, чтобы создать меня. А моя мать показала мне, что нечто является Вельстилу в его снах. Убад называл это нечто «мой повелитель». Только я не то, что все они думают… не то, чем хотел меня видеть Убад.

Она рассказала Лисилу о щупальцах, которые схватили ее и Мальца, о том, как Убад принуждал ее выпить жизненную силу из заключенного в этих щупальцах Духа леса.

– И ничего не вышло, Лисил. Я совсем не то, что он думал.

– Ты – Магьер, – сказал он так, как будто это была непреложная и ясная истина.

Когда Магьер заговорила о черных чешуйчатых кольцах, которые явились на призыв Убада, Лисил настороженно огляделся по сторонам, словно что-то высматривал в углах комнаты.

– Что бы это ни было, – заключила Магьер, – оно презрело Убада и обратилось ко мне. «Сестра мертвых, веди» – вот что оно сказало.

Лисил молчал, глубоко задумавшись, будто и не слышал, как Магьер рассказывает ему об этом странном послании. Не глядя на Магьер, он взял ее за руку, а она между тем все думала о своем.

– Голос этих чешуйчатых колец… может, это был тот самый, что беседовал с Вельстилом в видении моей матери.

Лисил нахмурился:

– Вельстил…

– Я его сестра, – сказала Магьер.

– И он пытался бесстыдно использовать тебя, точно так же как тот старый стервятник. Пускай только посмеет еще к тебе сунуться – я ему голову откручу!

Его навязчивое стремление опекать ее было и приятно, и немного раздражало. Магьер отняла руку, сняла сапоги и, забравшись на кровать, с наслаждением улеглась на подушку.

– А с чего ты взял, что я нуждаюсь в твоей защите? – поддразнила она, но Лисил даже не улыбнулся. – Все кончилось, и теперь мы можем отправляться на север… искать твою мать. Мне очень жаль, что эти мои поиски так затянулись.

– А мне жаль, что ответы, которые ты нашла, оказались хуже, чем вопросы. – Лисил улегся на кровати рядом с ней. – К худу или к добру, но ты узнала правду о своем происхождении. Только это еще не конец. Нечто новое началось здесь… и, боюсь, оно последует за нами.

В янтарных глазах Лисила не было ни следа тех самых смешинок, которые так привыкла видеть Магьер.

– Убада и Ворданы больше нет, – упрямо напомнила она. – И Чейна тоже. Больше некому становиться на нашем пути, когда мы отправимся искать Нейну.

Лисил помолчал, глядя в потолок, затем вдруг резко сел и взглянул на Магьер. Лицо его посуровело.

– Когда до Убада дошли слухи об охотнице за вампирами, – проговорил он ровным, предостерегающим голосом, – он расставил в уделах по всем землям Энтов и Склавенов своих верных слуг. Уж они-то точно никуда не делись, и, что бы ни представляла собой та чешуйчатая тварь, что ты видела в лесу, я могу сказать одно: мы должны как можно скорее увезти тебя из этих краев.

Магьер знала все, что скажет Лисил, еще до того, как он заговорил. Она и сама прекрасно знала все, что они обнаружили и чего еще до конца не понимали. Просто ей хотелось хотя бы на одну ночь притвориться, что все закончилось. Магьер заглянула в лицо Лисила и поняла: ему прекрасно известно, в какое уныние повергли ее эти слова.

Лисил закрыл глаза и с трудом сглотнул, затем бережно положил свою смуглую ладонь поверх ее бледных пальцев.

– Я был с тобой все это время, до самого конца твоих поисков, – прошептал он. – Мне очень нужно, чтобы ты поскорее покинула этот край, а потому я спрашиваю: будешь ли ты сопровождать меня до самого конца моих поисков?

– Ну конечно… как ты можешь спрашивать? Лисил был сейчас так необычно серьезен… а ведь он всегда стремился развеселить, поднять настроение, хотя и выбирал для этого порой не самые подходящие способы. Они лежали бок о бок, глядя друг другу в глаза, и Магьер коснулась ладонью его щеки.

– Завтра, – прошептала она. – Мы тронемся в путь с рассветом… и до самого конца.

И тогда Лисил наконец улыбнулся:

– Я тоже люблю тебя, моя драконша.

ЭПИЛОГ

Вельстил проволок между деревьями полуоглушенного крестьянина и бросил его рядом с двумя другими. Все трое были с кляпами во рту и крепко связаны.

Две ночи он рыскал из последних сил, чтобы найти место, подходящее для совершения того, что он считал сейчас совершенно необходимым. В холмистых окрестностях деревни, находившейся далеко от проезжего тракта, он отыскал стоящий на отшибе дом и затаился, с нетерпением ожидая, когда наступит рассвет и хозяин дома с двумя рослыми сыновьями отправится на работу в поле.

Солнце уже почти взошло, и Вельстил кожей ощущал его предостерегающее жжение. Едва мужчины скрылись из виду, он ворвался в дом и ударом кулака оглушил женщину средних лет, которая собирала вещи для стирки.

Наполнив чистой водой бронзовую чашку, он выпил женщину досуха, чтобы пополнить силы, и укрылся, дожидаясь, когда придет вечер. С наступлением сумерек крестьянин и его сыновья вернулись домой. Одного за другим Вельстил оттащил их в лес, туда, где лежал обезглавленный труп Чейна.

Вельстил уложил его тело в неглубокую, собственноручно вырытую им яму, которую и могилой-то трудно было назвать. Не самое достойное захоронение для того, кто был рожден с благородной кровью, однако само понятия о достойности захоронения тоже было предрассудком, от которого следует избавиться.

Вельстил подтащил крестьянина к самому краю могилы, вынул нож, перерезал ему горло и швырнул умирающего в могилу, поверх тела Чейна. Двое сыновей очень скоро последовали за отцом. Они истекали кровью, отчасти напоминая фанатиков древней эпохи, которые предпочитали умереть вместе со своим кумиром, нежели прозябать без него.

Затем Вельстил уселся на ствол поваленного дерева, сложил руки, упершись локтями в колени, и стал ждать, не сводя пристального взгляда со сваленных в могилу тел.

Вельстил потер виски, стараясь взбодриться и вернуть ясность мыслям. Вот уже полночи прошло с тех пор, как он приступил к этому бдению. Вельстил – в который раз – поглядел на лицо Чейна.

– Ты не спишь? – спросил он.

Чейн открыл глаза.

See more books in http://www.e-reading.bz
1   ...   51   52   53   54   55   56   57   58   59

Схожі:

Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconИ. И. Пантюхов I. Антропологические типы. II. Образование государства....
Польский тип. X. Еврейский тип. XI. Народные волнения. XII. Запорожцы. XIII. Москва. XVII стол. XIV. Формальное соединение Малороссии...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconВзято из «наше тело»
Наружный осмотр, выворот век, исследование при боковом освещении и в проходящем свете. Глазное дно
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconКнига "Христос" или "История человеческой культуры в естественно-научном...
Об этой книге как были получены результаты, собранные в этой книге предисловие несколько вводных замечаний
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconФилип Пулман Янтарный телескоп Темные начала 3 Филип Пулман Темные начала 3 Янтарный телескоп
В долине, осененной рододендронами, близко к границе снегов, где бежал молочно‑белый ручей с талой водой и среди великанш‑сосен летали...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconДверь в стене
Месяца три назад, как-то вечером, в очень располагающей к интимности обстановке, Лионель Уоллес рассказал мне историю про «дверь...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconBrian Jacques "Mariel of Redwall"
Стоя на западной стене аббатства Рэдволл, он наблюдал, как жаркий летний день клонится к закату. Мягкий вечерний свет окутывал багряной...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconВсе двери в Большой зал были плотно заперты, снаружи их охраняли...
Огонь бушевал в городе, затапливая собой целые улицы, однако здесь наверху ничего не было слышно. Воздух словно пропитался гарью,...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconСьюзен Коллинз Сойка‑пересмешница Голодные игры – 3
На этом месте стояла кровать, которую я делила со своей сестрой, Прим. А вон там был кухонный стол. Кирпичи от трубы, сваленные в...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconТезка 1968
Боль налетает внезапно — сначала странное тепло волной захлестывает ее тело снизу вверх, потом невидимая рука сжимает внутренности...
Янтарный свет разливался по грязному полу из очага, устроенного в стене глинобитной хижины. При этом скудном освещении видны были грубо сколоченный стол с iconСьюзен Коллинз «Сойка-пересмешница»
На этом месте стояла кровать, которую я делила со своей сестрой, Прим. А вон там был кухонный стол. Ориентиром для определения контуров...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка