Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1




НазваДэвид Лисс Этичный убийца Глава 1
Сторінка9/62
Дата конвертації18.09.2014
Розмір5.46 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Философия > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   62


А Чак снова занялся своим бутербродом. Он взял его с тарелки и уже совсем было собрался запустить в него зубы, как вдруг Б.Б. протянул руку и мягко взял Чака за запястье. Обычно он старался не прикасаться к мальчишкам: ему не хотелось, чтобы они или кто-нибудь другой подумал, будто за его усилиями по их воспитанию кроется что-то другое. И все же иногда, если два человека общаются, могут возникнуть ситуации, при которых им приходится друг к другу прикасаться. Так уж устроена жизнь. Например, они могут случайно задеть друг друга. Или Б.Б. может ласково похлопать ребенка по плечу. Или взъерошить ему волосы, или провести рукой по спине, или, поторапливая, шлепнуть по попе. Ну, или еще что-нибудь вроде того.

Еще секунда – и Чак запихнул бы хлеб с маслом себе в рот, но ему не повезло: Б.Б. увидел его ногти. Черная грязь, спрессовавшаяся в отдельные геологические пласты, мирно покоилась под ногтями, не стриженными уже несколько недель. Конечно, есть вещи, на которые можно не обращать внимания или взглянуть с другой стороны, – памятуя о том, что мальчишки есть мальчишки. Но не на все же можно смотреть сквозь пальцы. Есть вещи непростительные, которые нельзя игнорировать. И раз уж Б.Б. взял на себя роль воспитателя, он должен был воспитывать.

Он сжал руку мальчика – осторожно, но крепко.

– Положи, пожалуйста, хлеб на место, – попросил Б.Б. – Иди вымой руки, а потом будешь есть. И как следует вычисти грязь из-под ногтей. Когда вернешься, я проверю, чтобы они были чистыми.

Чак посмотрел на свои ногти, потом на Б.Б. Отца у него не было. Вместо матери – злобный гном. Старший брат попал в аварию и оказался в инвалидном кресле. Пару лет назад злобная гномиха-мамаша впилилась на своей «шеви-нова» в пальму, и Б.Б. подозревал – и порой это подозрение граничило с полной уверенностью, – что здесь не обошлось без изрядной дозы алкоголя. Спал Чак на изодранном в клочья складном диване, пружины которого наверняка были не удобнее и не мягче, чем деревянный матрац йога, утыканный гвоздями. В школе дела тоже шли довольно плохо: Чак выводил из себя всех учителей, читая на уроках только то, что сам считал нужным, и хотя физически он был далеко не самым хилым мальчишкой в округе, а свою долю пинков под зад наверняка не только раздал, но и получил.

Гордости Чаку было не занимать. Это была горькая, болезненная гордость отчаянного мальчишки. Б.Б. частенько такое видал: как эти мальчишки, не в силах что-либо сделать, вспыхивают до ушей и скалят зубы, точно загнанные волчата, готовые внезапно броситься на своего наставника только потому, что гордость требует от них броситься хоть на кого-нибудь – пусть даже этим кем-то окажется единственный человек в мире, готовый им помочь. Б.Б. все это прекрасно понимал, умел предугадывать подобные вспышки и гасить их.

На сей раз, правда, он ничего такого не заметил.

Чак внимательно осмотрел свои ногти и, вновь подняв взгляд на Б.Б., одарил его одной из своих самоуничижительных улыбок, от которых тот так и таял изнутри.

– Да уж, грязненькие, – согласился Чак. – Пойду-ка помою.

Б.Б. отпустил его запястье.

– Прекрасно, молодой человек, – похвалил он.

Провожая Чака взглядом, Б.Б. подумал, что выглядит парень отлично, ничего не скажешь. К сегодняшнему вечеру он явно выстирал свою лучшую одежду – штаны из прочной хлопчатобумажной ткани и белую рубашку. На нем был полотняный ремень, носки подходили к коричневым ботинкам, а сами ботинки были начищены до блеска. Все эти детали указывали на одно: мальчишка готов позволить себя воспитывать.

Не прошло и двух минут, как он вернулся. Он просто вычистил грязь из-под ногтей, как ему было сказано, – так спешил, что даже писать не стал. Он снова сел за стол, отхлебнул немного вина и кивнул Б.Б., будто они только что встретились.

– Спасибо вам, мистер Ганн, что привели меня сюда. Я очень вам за это благодарен.

– Мне тоже очень приятно, Чак. Ты необыкновенный юноша, и я рад помочь тебе, чем могу.

– Вы очень добры. – И Чак по-взрослому уверенно выдержал взгляд Б.Б.

Б.Б. вновь ощутил ту же звездную дрожь, свидетельствующую о том, что в его жизни происходит космическое событие. Казалось, Чак хочет сказать ему что-то, хочет, чтобы Б.Б. знал, как приятна ему эта дружба между юным воспитанником и мудрым наставником.

Б.Б. посмотрел на мальчика. Чересчур круглощекий для своего хрупкого сложения, с копной взъерошенных каштановых волос и до странности ярко блестящими карими глазами – мальчик определенно хотел ему что-то сказать. Наверное, что он готов учиться – чему бы Б.Б. ни пытался его научить. Атмосфера над столиком словно наэлектризовалась.

Чак допил вино, и Б.Б. налил ему еще. Затем мальчик буквально вгрызся в свой бутерброд, свирепо вонзив в него зубы. Крошки брызнули по всему столу, и хруст эхом разнесся по ближайшим зальчикам. Уже готовый встревожиться, Чак поднял взгляд на своего наставника, но, увидев, что Б.Б. весело усмехается, тоже хмыкнул. И тут оба расхохотались. Несколько зомби пенсионного возраста сердито оглянулись в их сторону. Б.Б. по очереди посмотрел в глаза каждому из них, словно предлагая им высказаться.

Когда к столу подошел чернокожий, Б.Б. подумал сперва, что это какой-нибудь недовольный управляющий: возможно, кто-нибудь из пенсионеров потребовал, чтобы администрация немедленно запретила приходить в ресторан с детьми. Но чернокожий оказался вовсе не сотрудником ресторана. Просто в полумраке Б.Б. не узнал его сразу. Это был Отто Роуз.

На нем красовался голубой костюм – такой яркий, что даже в полумраке Б.Б. различил вызывающе короткую пару цвета электрик. В остальном же чернокожий был одет вполне по-деловому и даже консервативно: тщательно начищенные «оксфордские» туфли, белая рубашка и репсовый галстук-самовяз, искусно завязанный свободным узлом. Отто навис над столом с величественной грацией, которую так любил изображать. Он был похож не то на актера, не то на диктатора страны «третьего мира». Отто было едва за тридцать – что уже само по себе не могло не раздражать, но он еще и выглядел на двадцать с небольшим, несмотря на выбритую черепушку. Б.Б. наблюдал, как его собственная шевелюра редеет год от года или даже месяц от месяца, а Отто просто брился налысо – и ему это шло. Его гладкий скальп сиял в отсветах свечей, горевших на соседних столиках.

Насколько Б.Б. мог судить, появление Отто Роуза, столь внезапное и необъяснимое, было скорее всего дурным предзнаменованием. Дурным – потому что никто, кроме Дезире, не знал, где находится Б.Б. Дурным – потому что Отто Роуз стоял теперь перед ним, наблюдая воспитательный процесс, наблюдая, как он ужинает в дорогом стейк-хаусе с одиннадцатилетним мальчиком, причем на столе стоят откупоренная бутылка «Сент-Эстеф» и два бокала, один из которых явно предназначен для несовершеннолетнего ребенка. Дурным – потому что, хотя они с Отто и были партнерами, почти приятелями, от этого партнера Б.Б. рад был бы избавиться. Дурным – потому что единственная причина, по которой Роуз стал бы разыскивать Б.Б., – это какая-нибудь гадость.

– Приветствую вас, молодой человек, – сказал Роуз, обращаясь к Чаку. Его густой, неотесанный акцент искрился островным юмором и радушием – как и всегда в тех случаях, когда Роуз хотел быть очаровательным. Он взялся за горлышко бутылки. – Вам освежить? Или мистер Ганн сам ухаживает за вами?

Чак, который снова сосредоточенно занялся своим бутербродом, поднял глаза на Роуза, стараясь при этом, однако, не встречаться с ним взглядом, и промолчал. Б.Б. другого и не ждал. Какой бы разношерстной ни была Флорида – ведь здесь живут и кубинцы, и евреи, и просто белые, и выходцы с Гаити и других островов Карибского моря, и просто черные, и латиносы всех мастей, и всевозможные пришельцы с Востока, и один черт знает кто еще, – все дело в том, что никто из них не желает иметь ничего общего с остальными. Белая мелюзга не разговаривает с черной. Черные карапузы бойкотируют белых. Занимаясь воспитанием всей этой шантрапы, Б.Б. миллион раз сталкивался с подобными вещами. А уж коли взялся воспитывать мальчишек, такие вещи нужно понимать.

Но Роуза смутить было трудно.

– Я Отто Роуз. А как ваше имя, юный джентльмен? – И он протянул руку для пожатия.

Чак понял, что деваться некуда. В таких ситуациях он всегда бросался вперед очертя голову.

– Я – Чак, – спокойно ответил он. А затем твердо пожал протянутую руку.

– А мистер Ганн – твой друг? Поздравляю, с таким человеком приятно дружить.

– Он мой воспитатель, – ответил Чак. – Он очень добрый.

– Да уж, прекрасный ресторан. И очень подходит для воспитания, – прокомментировал Роуз. Сквозь серьезную интонацию его голоса пробивалась насмешка. – И конечно, ничто так не способствует воспитанию, как бокал вина.

Он взял бокал Чака, поднес его к лицу и, прикрыв глаза, глубоко втянул в себя воздух.

– «Сент-Эстеф»? – спросил он, вернув бокал на место.

– Ух ты! – Чак вытаращил глаза. – Вы что, по запаху догадались?

– Прочел на этикетке.

Б.Б. вдруг заметил, что на них пялятся все местные пенсионеры. Появление огромного лысого негра их явно не порадовало. Официанты тоже глазели – того и гляди, кто-нибудь подойдет и спросит, не желает ли джентльмен поужинать вместе со своими друзьями. В этом случае Роуз здорово наколол бы Б.Б., так что вероятность такого исхода следовало пресечь на корню.

С самообладанием, достойным героя «Полиции Майами», Б.Б. поднялся и вышел из-за стола. Пусть он ниже Роуза на добрых полфута, он готов встретить его лицом к лицу. Б.Б. не позволял себе забывать о том, кто он такой, о своем положении, о своей власти. Он знал, что по всему округу полно людей, которые тут же в штаны наложат, лишь только пройдет слух, что Б.Б. Ганн ими недоволен. Было самое время поговорить с Отто по-свойски, дабы тот понял, что ему как раз пора наложить в штаны.

– Извини, пожалуйста, я на секунду отлучусь, – сказал Б.Б. Чаку. – Только улажу одно взрослое дело и тут же вернусь.

– Ладно, – ответил Чак, но голос его прозвучал довольно жалобно, как у ребенка, которого бросили одного.

Б.Б. тут же понял, что каким бы взрослым, храбрым и смелым Чак ни казался, каким бы замечательным чувством юмора он ни обладал, как бы он ни стремился возвыситься над той ничтожной жизнью, которая его окружала, он очень не хотел оставаться один – очень боялся, что его бросят. Возможно даже, что именно компания нужна была ему больше всего на свете. И это стало для Б.Б. еще одной причиной для того, чтобы не на шутку разозлиться на Отто Роуза, который свалился как снег на голову и испоганил своим появлением весь ужин.

– Пойдем-ка со мной, – сказал Б.Б. Роузу.

Пора навести в курятнике порядок. Роуз считает, что он очень умный: выяснил, видите ли, где Б.Б. ужинает. Да еще позволяет себе вставлять шпильки по поводу Чака. Но мгновение – и вот уже впереди идет альфа-самец, а Роуз покорно следует за ним.

Они вышли на улицу, и температура воздуха мгновенно подпрыгнула градусов на пятнадцать. Все вокруг стало липким и влажным, и воздух наполнился свистом автомобилей, проносившихся по трассе И-95.

У входа в ресторан, сложив руки на груди, стояла Дезире. Она слегка опиралась о крыло «мерседеса» с открытым верхом, принадлежавшего Б.Б. На ней были умеренно обтягивающие фигуру, но вполне пристойные джинсы «Гесс» и бледно-лиловый верх от купальника. Бледно-розовый шрам на боку поблескивал в неоновом свете ресторанной вывески.

Физиономия Роуза расплылась в приветственном оскале:

– Дезире, дорогуша! Как поживаешь, детка? – Он наклонился и положил руку на ее шрам: он всегда так делал, чтобы показать, что его этот физический недостаток ничуть не беспокоит, и чмокнул ее в щеку. – А я тебя не заметил, когда заходил.

Дезире позволила себя поцеловать, но губы ее были крепко сжаты в скептической усмешке.

– Брось, разумеется заметил. Хотя и притворялся усиленно, будто не видишь.

Роуз прижал руку к сердцу:

– Не говори так, милая, ты делаешь мне больно.

Б.Б. решил положить конец этому спектаклю.

– Значит, ты видела, как он входил в ресторан? Так какого же хрена ты его не остановила?

Дезире только плечами пожала:

– А зачем мне было это делать? Все равно рано или поздно ты бы оттуда вышел, и мы стояли бы на этом самом месте, в той же самой компании.

Как это зачем? Господи, да неужели ей такие элементарные вещи нужно на пальцах объяснять? Он же не просто так там сидит, он занимается воспитанием ребенка. И Дезире прекрасно знает, что Б.Б. терпеть не может, когда кто-нибудь вмешивается в воспитательный процесс. Она это прекрасно знает. Следовательно, она позволила Роузу войти по одной простой причине – только потому, что она до сих пор сердится. Уже ведь целый месяц прошел, а она все сердится, и Б.Б. это уже начинает действовать на нервы. Конечно, Дезире – его помощница, его правая рука, и он даже думать не хотел бы о том, на что была бы похожа его жизнь, не будь ее рядом. Но жить с ней становилось все труднее и труднее.

– О'кей, – примирительно заключил Б.Б. и с солидным видом набрал в грудь побольше воздуха. – Ну давайте, живенько, в чем проблема?

– Ну разумеется, живенько! Тебя же там молодой человек дожидается.

– Это мой воспитанник, – отрезал Б.Б.

– Ой, да конечно, никто и не сомневается. Я смотрю, он просто обожает хлеб с маслом.

Чтобы Б.Б. выслушивал подколы от какого-то Отто Роуза?! Выслушивал, да еще и утирался? Не бывать этому.

– Какого хрена тебе здесь надо? Откуда ты вообще узнал, что я ужинаю именно здесь? И что это за дело такое срочное? Нельзя было подождать до завтра?
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   62

Схожі:

Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Лисс Компания дьявола Глава первая
Подобные люди сочтут, что мелкий воришка, душегуб или даже изменник родины лучше, чем мошенник за игорным столом. Возможно, так оно...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Моррелл Рэмбо Моррелл Дэвид Рэмбо Дэвид моррелл рэмбо часть I глава 1
Бэзэлт. И уж никак нельзя было предположить, что к четвергу он будет скрываться от Национальной гвардии штата Кентукки, полиции шести...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconХемингуэй Глава вторая Глава третья книга вторая глава пятая Глава...

Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconЭрих Фромм Бегство от свободы Фромм Эрих Бегство от свободы
Обособление индивида и двойственность свободы Глава Свобода в эпоху реформации Глава Два аспекта свободы для современного человека...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconВ XVI-XVII веках
Валуа», неизвестный художник, ок. 1580 г. (глава 2); «Генрих IV доверяет регенство Марии Медичи», Питер Пауль Рубенс (глава 3); «Анна...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Игнатиус Совокупность лжи Дэвид Игнатиус Совокупность лжи Посвящается Еве
Ближнем Востоке, и которые в течение многих лет старались направить меня на путь истинный. Они, отважные, рискующие собой ради того,...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconЭнтони Майол Дэвид Милстед Эти странные англичане Внимание: иностранцы!...
Англичан всего 48 млн. (для сравнения: шотландцев 5 млн., голландцев 15 млн., испанцев 39 млн., французов 58 млн., немцев 81 млн.,...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconГрегори Дэвид Робертс Шантарам Грегори Дэвид Робертс шантарам моей матери часть I
Свобода, казалось бы, весьма относительная, но когда ты ощущаешь только приливы и отливы боли, она открывает перед тобой целую вселенную...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Николс Один день Дэвид Николс Один день Максу и Роми, прочтите, когда вырастете
Задержитесь на минутку, читающие эти строки, и поразмышляйте о длинной цепи из железа или золота, терниев или бутонов, которая никогда...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Эберсхоф Пасадена Scan: monochka, ocr, Spellcheck: Svetlana66...
Судьбы их, перекрещиваясь, складываются в пронизанную светлой ностальгией живописную панораму, в которой есть место и любви, и предательству,...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка