Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1




НазваДэвид Лисс Этичный убийца Глава 1
Сторінка6/62
Дата конвертації18.09.2014
Розмір5.46 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Философия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   62


Неподалеку, на открытом месте, стоял сарай для свиней – огромная железная развалина. Прямо за ним находился отстойник. Заглушив мотор, Доу вдруг понял, что улыбается, причем настолько давно, что ему уже начало сводить скулы. Наверное, сам дьявол так улыбается, когда он в хорошем настроении.

– Ну что, Лайза, – начал Доу, – ты где-нибудь работаешь?

И он откинулся в водительском кресле, погружаясь в привычное и такое приятное состояние, когда на душе одновременно тяжело и легко. Он уже прикончил свою бутылку «Ю-Ху» – бурбон сделал свое дело, и Доу было почти хорошо. Дальше бурбона он никогда не заходил. Он знал, что некоторые, очень неплохо осведомленные люди считают, будто он балуется наркотой. Но он никогда не прикасался к дури. Он слишком хорошо знал, чем это кончается. Вы только гляньте на Карен – в какое пугало она превратилась. А Ублюдок – тот и вовсе с катушек слетел.

Женщина на заднем сиденье завертела головой, пытаясь понять, куда ее завезли. Наверное, до нее только сейчас дошло, что они находятся на какой-то лесной опушке у черта на рогах. Уловив запашок, идущий от отстойника, она сперва поморщилась, а потом все ее лицо смялось в гримасу отвращения.

– Где это мы?

– Видишь ли, в участке у ребят и без того много дел, я и подумал: почему бы мне не допросить тебя прямо здесь? По-моему, так будет гораздо удобнее.

Женщина задергалась, пытаясь вырваться, но все лишние телодвижения приводили лишь к одному – наручники все глубже врезались в кожу.

– Я требую, чтобы вы меня выпустили. Я хочу позвонить адвокату.

– Адвокату? Зачем, детка? Ты же говорила, что не сделала ничего плохого. Адвокаты нужны только преступникам.

– Я хочу поговорить с адвокатом. Или с судьей.

– А по мне, судья – тот же адвокат, только с наворотом.

Доу не торопясь вышел из машины и замер на минуту, любуясь синевой неба и продолговатыми хлопьями облаков, похожими на обрывки ваты из баночки с аспирином. Потом он сделал вид, будто внезапно вспомнил, где находится, открыл заднюю дверь и плюхнулся на сиденье. Он аккуратно, не захлопывая, прикрыл за собой дверь: изнутри на задних дверях не было ручек, так что если дверь вдруг захлопнется, они с Лайзой окажутся заперты в машине, а ему меньше всего на свете хотелось оказаться запертым где бы то ни было с такой уродливой кобылой, как Лайза. Он уселся возле нее и сменил злобную ухмылку на улыбку, которую считал очаровательной.

– Так где, говоришь, ты работаешь?

– В Майами, на Восьмом канале, – ответила она, всхлипывая.

На Восьмом канале? Да уж дудки! Ведь не хочет же она сказать, что и впрямь работает на телевидении? С такой рожей – черта с два!

– Да ты что! И кем же ты там работаешь? Какой-нибудь супер-пупер-секретаршей? Я угадал? Сидишь себе на коленке у босса и строчишь письма под его диктовку? Это хорошо, уважаю секретуточек.

Лайза опустила глаза и промолчала. Доу показалось, что это невежливо. С ней разговаривают, а она, видите ли, молчит. Да кем она себя возомнила? Мисс Вселенной, что ли? Ей бы не мешало иногда в зеркало смотреться. Знала бы тогда, на что похожа. Кстати говоря, вблизи оказалось, что с лицом у нее все даже хуже, чем Доу мог себе представить. Шрамы от прыщей, загримированные пудрой. Светлые, но вполне различимые усики. Да уж, Джиму Доу она явно не чета. Чтобы разъяснить ей это раз и навсегда, он очень аккуратно, почти нежно положил ладонь ей на лоб, а потом дал ей легкую затрещину. На сей раз женщина не издала ни звука, но слезы и сопли опять полились рекой.

– Пожалуйста, отпустите меня, – попросила она.

– Отпустить? Вот так номер. Здесь тебе не Россия. Здесь законы есть. Правила, которые нужно соблюдать. Ты думаешь, можно просто отбояриться от меня, не заплатив свой долг обществу? – И он покивал головой, словно с кем-то соглашаясь, словно одобряя чьи-то слова, которых женщина не слышала. Потом он снова взглянул на нее. – Ну что ж, – сказал Доу, – я полагаю, что уродина вроде тебя должна быть рада случаю пососать член. Ты как думаешь?

– О господи, – пробормотала она в ответ и попыталась увернуться от него – они всегда так делают, – но деваться ей было некуда. Еще бы, ведь это ж заднее сиденье «форда ЛТД». Но эти дуры всегда пытаются увернуться.

Доу любил эти моменты. Обычно женщины были очень напуганы и делали все, что он хотел. Кстати, им тоже нравилось. Невероятно, но факт. Доу знал, что им потом приятно будет об этом вспомнить. Иногда ему звонили посреди ночи и вешали трубку – и он прекрасно понимал, что это значит. Наверняка это были те самые женщины, которых он поимел на заднем сиденье своей патрульной машины. Им хотелось еще. Они мечтали увидеться с ним – и это приводило их в растерянность: ведь они знали, что им не должно этого хотеться. Это же ненормально. И все-таки они не в силах были с собою справиться. А крики «О господи, нет!» и прочая ерунда – лишь элемент игры, и только.

Хотя из-за всех этих приключений Доу начинал немного беспокоиться о Дженни. Он боялся, что она тоже когда-нибудь станет такой же вот мордастой шлюхой. О ужас, только не его дочь. В старших классах она станет сосать члены по сортирам, потому что для нее это будет единственный способ понравиться мальчикам, и все равно она не будет им нравиться. Только пока это до нее дойдет, она уже пару лет будет подстилкой. Доу водил знакомство с парочкой таких старшеклассниц. Он очень переживал за них, конечно, но что поделаешь. Так что он считал, у него нет причин избегать их общества.

А тут еще Лайза орала, ревела и извивалась, как уж на сковороде. А в штанах у него тем временем выросла целая телебашня. Доу расстегнул ширинку и выпустил своего дружка на свободу.

– Погляди-ка, Лайза! Нет, ты только погляди! Ну, будь же хорошей девочкой, сделай, что дядя просит, и мы придумаем, как облегчить твою участь. Будешь хорошей девочкой – и через пятнадцать минут снова окажешься в своей машинке. Через четверть часа будешь гнать себе по шоссе – домой, в свой ненаглядный Майами.

Обычно такие вещи помогали. Надо нарисовать перед ними реальную перспективу – будущее, в котором они захотели бы оказаться. Просто сделайте свое дело и идите на все четыре стороны. И Доу действительно их отпускал. Ведь не изверг же он какой-нибудь.

Доу понял, что убедил ее. Женщина медленно повернулась к нему. Ее маленькие поросячьи глазки покраснели, сузились и наполнились страхом, но Доу также заметил, что в них засветилось что-то вроде надежды. Он прочел в ее глазах мрачную решимость и смирение: она отсосет ему – и будет свободна. А еще в ее взгляде промелькнуло сознание того, как ей повезло, что такой мужчина, как Доу, клюнул на такую жалкую уродину, как она. Возможно, все произошло не совсем так, как она мечтала, но как бы там ни было, а она об этом мечтала.

– Ладно, – прошептала она, обращаясь при этом, как показалось Доу, скорее к себе самой, чем к нему.

Ей нужно было собраться с силами. Доу было трудно это понять. Ведь сосать член ей наверняка не впервой. А уж сам Доу не заставил бы просить себя дважды, если бы какая-нибудь милая крошка заперла его на заднем сиденье своего автомобиля и попросила полизать ей кое-что. Да уж, Доу бы точно не стал артачиться. Но он считал, что люди бывают разные.

– Ладно, – повторила женщина, на сей раз обращаясь уже к нему. – И ты правда меня отпустишь?

– Я же сказал, что отпущу, – нетерпеливо ответил Доу. Вся эта болтовня его не возбуждала, и напряжение начинало спадать. – Ну давай, детка, соси.

– Ладно, – опять повторила она. – Но тебе придется снять с меня наручники.

– Давай-ка без штучек, Лайза.

– Пожалуйста, – попросила она. – Мне больно. Я буду паинькой.

Я буду паинькой. Можно подумать, она маленькая девочка. Хотя – почему бы и нет. Тем более он уже делал так раньше. Бывает, им просто нужно немного расслабиться. И Доу знал, что эта девчонка не станет рисковать: она слишком напугана.

– Ладно, сладенькая моя, но только без фокусов. И руки держи на виду.

Доу расстегнул наручники и поморщился – сперва от лязга замка, а потом от вздоха облегчения, который издала женщина.

– Спасибо. – Она всхлипнула, втягивая в себя длиннющую соплю.

Кому же понравится, если его член искупают в соплях? Хотя ладно, насрать, решил про себя Доу.

– Ну вот, я выполнил твою просьбу, – сказал он. – Думаю, я кой-чего заслужил.

Сначала он подумал, что она просто немного не рассчитала силы. Потом он подумал: Господи Иисусе! А потом у него помутилось в глазах. Его яйца пронзила нестерпимая боль, которая, как плесень, расползлась вниз по бедрам, а потом вверх по позвоночнику. Боль оглушала его приступами: один – другой – третий… Он осоловел настолько, что даже не понимал, что происходит. Но потом понимание пришло откуда-то из подкорки: эта шлюха молотит кулаком по его яйцам. И не просто молотит, а прямо месит, как тесто. Удар, перерыв, потом снова удар – как разрывы снарядов.

Доу попытался отодвинуться от нее, выползти за дверь, но его спина уперлась в спинку сиденья, а тяжелый кулак все бил, бил и бил по его яйцам – и Доу закружился в вихре боли; он забыл, где низ, где верх, где право, где лево. Он настолько потерял ориентацию, что не мог даже понять, в какую сторону ползти. Тогда он стал шарить вокруг, пытаясь нащупать пистолет. Какой-то частью сознания он понимал, что застрелить эту стерву в собственном «ЛТД», даже не застегнув ширинку, на территории своего собственного участка – идея не слишком удачная, особенно учитывая, что многие видели, как он ее остановил, и что ее красная японская машина по-прежнему стоит на обочине. С другой стороны, в его помутившемся сознании маячила мысль, что стоит ему пустить пулю в эту уродливую тупую харю, как пытка прекратится и боль пройдет. Боль каким-то таинственным образом соединилась в сознании Доу с самим существованием Лайзы, с тем, что она живет и дышит. Разумеется, в этом не было никакой логики, и он даже понимал, что мысль эта – чистый абсурд, но это не имело значения.

Беда была в том, что пистолета он не нашел. Все вокруг расплывалось, окутанное туманом, и Доу шарил рукой по сиденью в поисках ремня, но никак не мог его нащупать. К тому же удары прекратились, хотя боль и осталась. И все-таки он почувствовал себя несколько лучше.

Впрочем, не намного. Лайза, чертова шлюха, хитрая стерва, как-то умудрилась стянуть с него ремень, и теперь у нее были ключи и дубинка. Но и это еще не все: у нее был пистолет. А у Доу все тело ниже пояса пульсировало от боли, и он молил Бога только об одном: чтобы его яйца остались на месте. Линия горизонта как-то странно сместилась, и Доу вдруг понял, что лежит на боку на заднем сиденье. Дверь машины была распахнута, и прямо перед ним стояла Лайза. Футболка ее измялась и взмокла от пота и слез, а волосы были взъерошены, как у какой-нибудь секс-бомбы из порнофильма.

– Ах ты чертов кобель, – прошипела она.

Дуло пистолета было направлено прямо на Доу, и ему это не понравилось. Но несмотря на боль, он заметил, что Лайза не умеет держать оружие: она сжимала его обеими руками, как тупой коп из какого-нибудь дурацкого телешоу. Доу готов был поспорить, что она никогда прежде не стреляла и, может быть, даже не знала, как снять пистолет с предохранителя. Ему, впрочем, не хотелось проверять, догадается ли она в случае необходимости, что нужно делать: слишком уж умной оказалась эта сучка. Но будь она даже самой умной страхолюдиной на свете, ей бы ничего не помогло: если бы только он владел нижней половиной своего тела, он бы непременно встал, отобрал у нее эту железную штуковину и расквасил бы рукояткой ее картофельный носище. Да, пожалуй, именно так бы он и поступил.

– Ты хотел знать, что я делаю на Восьмом канале? Так знай же, сволочь, что я репортер. Так что жди съемочную группу. – И с этими словами она захлопнула дверь, заперев Доу в его же собственной патрульной машине.

Из отстойника на него волною нахлынул запах свинячьего дерьма – как поток сквернословия, как громкий отвратительный хохот, как налоговая проверка или какая-нибудь венерическая зараза. Доу в ловушке. Ему больно. Ему оторвали яйца. «Ю-Ху» и бурбон вскипели у него в желудке и выплеснулись на сиденье, заливая ему грудь, лицо и руки. Он почувствовал, что теряет сознание.

Доу так и провалялся в отключке до следующего утра, пока не явился его помощник, который и привел его в чувство, деликатно и в то же время глумливо постучав дубинкой по стеклу.







Глава 4



Душа у меня ушла в пятки, и страх сжался в груди плотным комком. У меня на глазах только что были убиты два человека, и я буду следующим. Сейчас я умру. Все вдруг стало холодным, застывшим, замедленным – словно ненастоящим и в то же время неоспоримо настоящим, реальным до боли, будто мое сознание переключилось на какой-то иной уровень.

Я не хотел поворачиваться, я и не думал смотреть на убийцу, но так уж вышло. Оглянулся и увидел у себя за спиной необыкновенно высокого человека. В руках у него был пистолет, направленный в мою сторону, хотя не то чтобы именно на меня. Он заслонил головой лампочку, висящую на потолке, как земная тень – луну во время затмения, и какое-то мгновение я видел только темный взъерошенный силуэт, зато пистолет я видел отчетливо. К дулу его был приделан длинный черный цилиндр – глушитель, я их видел по телевизору.

– Дьявольщина, – выругался незнакомец и выступил на свет. Выражение его лица оказалось вовсе не яростным и кровожадным, а скорее озадаченным. – Ты еще кто такой?

Я открыл было рот, но в итоге промолчал. Не то чтобы от ужаса я позабыл собственное имя или разучился издавать членораздельные звуки; скорее, я догадался, что мое имя ничего ему не скажет. Ему нужна была информация, которая объяснила бы, что происходит, которая помогла бы ему решить, стоит ли меня убивать, но я был просто не готов к ответу.

Продолжая держать меня на мушке, незнакомец терпеливо смотрел на мою растерянную физиономию: это было спокойствие хладнокровной рептилии, к которому, однако, примешивалась и какая-то непонятная теплота. Он был альбинос, с совершенно белыми волосами, торчащими в стороны, как у Энди Уорхола, необыкновенно худой, совсем как Карен и Ублюдок, но не такой хилый и изможденный на вид. Вообще-то он казался даже крепким и по-своему элегантным: черные кеды, черные джинсы, белоснежная рубашка, застегнутая на все пуговицы, и черные перчатки. На правом плече у него небрежно болтался студенческого вида рюкзачок, а его изумрудные глаза даже в туманном полумраке трейлера сияли, контрастно выделяясь на фоне белоснежной кожи.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   62

Схожі:

Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Лисс Компания дьявола Глава первая
Подобные люди сочтут, что мелкий воришка, душегуб или даже изменник родины лучше, чем мошенник за игорным столом. Возможно, так оно...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Моррелл Рэмбо Моррелл Дэвид Рэмбо Дэвид моррелл рэмбо часть I глава 1
Бэзэлт. И уж никак нельзя было предположить, что к четвергу он будет скрываться от Национальной гвардии штата Кентукки, полиции шести...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconХемингуэй Глава вторая Глава третья книга вторая глава пятая Глава...

Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconЭрих Фромм Бегство от свободы Фромм Эрих Бегство от свободы
Обособление индивида и двойственность свободы Глава Свобода в эпоху реформации Глава Два аспекта свободы для современного человека...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconВ XVI-XVII веках
Валуа», неизвестный художник, ок. 1580 г. (глава 2); «Генрих IV доверяет регенство Марии Медичи», Питер Пауль Рубенс (глава 3); «Анна...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Игнатиус Совокупность лжи Дэвид Игнатиус Совокупность лжи Посвящается Еве
Ближнем Востоке, и которые в течение многих лет старались направить меня на путь истинный. Они, отважные, рискующие собой ради того,...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconЭнтони Майол Дэвид Милстед Эти странные англичане Внимание: иностранцы!...
Англичан всего 48 млн. (для сравнения: шотландцев 5 млн., голландцев 15 млн., испанцев 39 млн., французов 58 млн., немцев 81 млн.,...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconГрегори Дэвид Робертс Шантарам Грегори Дэвид Робертс шантарам моей матери часть I
Свобода, казалось бы, весьма относительная, но когда ты ощущаешь только приливы и отливы боли, она открывает перед тобой целую вселенную...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Николс Один день Дэвид Николс Один день Максу и Роми, прочтите, когда вырастете
Задержитесь на минутку, читающие эти строки, и поразмышляйте о длинной цепи из железа или золота, терниев или бутонов, которая никогда...
Дэвид Лисс Этичный убийца Глава 1 iconДэвид Эберсхоф Пасадена Scan: monochka, ocr, Spellcheck: Svetlana66...
Судьбы их, перекрещиваясь, складываются в пронизанную светлой ностальгией живописную панораму, в которой есть место и любви, и предательству,...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка