Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение




Скачати 56.94 Kb.
НазваЕвхаристия как воспоминание и жертвоприношение
Дата конвертації30.06.2013
Розмір56.94 Kb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Философия > Документы
Вадим Семчук

Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение
На Тайной вечери Господь наш Иисус Христос установил Таинство Евхаристии. Через чашу вина и хлеб был установлен Новый Завет, открылась возможность таинственного и глубочайшего приобщения Богу. Заповедь «сие творите в Мое воспоминание» (Лук. 22,19) Церковью была воспринята как важнейший онтологический принцип своего призвания – будучи Телом Христа (Кол. 1,24), приобщать Христу всех верных. Чаша Христова стала источником жизни вечной, средоточием Церкви, исполнением времен и обетований, точкой человеческой истории, после которой все времена – «последние» (1 Пет. 1,20). «Свершилось!» (Ин. 19, 30). Бог принес в жертву самое большее, что мог – Самого Себя. Господь отдает себя в Святых Дарах верным. Самое большее, что можем сделать мы – благодарно принять этот Дар.

«Евхаристия» значит «благодарение». Молитвы Божественной литургии исполнены глубокой благодарности от лица всей Церкви «о всех и за вся». «Благодарим Тебя, Отче наш, за … Отрока Твоего... Тебе слава во веки!» [1].

Какими бы не были трогательными молитвы Евхаристии, какими бы просвещенные не были их выразители, кажется, что этого всегда недостаточно. Переполненному сердцу не хватает слов: «Свят еси и Пресвят и великолепна слава Твоя, иже мир Твой тако возлюбил еси…». Как заключительные штрихи, попытка в последних словах адекватно высказать нашу сыновнюю благодарность Богу звучат возгласы молитв: «Буди держава Царствия Твоего благословенна…», «И даждь нам едиными устами и единым сердцем славити и воспевати пречестное и великолепое имя Твое: Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков». С дивными евхаристическими молитвами так созвучна молитва усыновленных Богу (Гал. 4,6) чад – «Отче наш», молитва Отцу о Его Царстве, о Хлебе, который есть Христос (Иоан. 6, 35), в которой просим «чтобы нам, пребывающим и живущим во Христе, не удалиться от освящения и от Тела Его» (Св. Киприан Карфагенский) [2].

Не считая достаточным благодарственных слов мы приносим в жертву Богу хлеб и вино – самые простые, но вместе с тем, благородные виды пищи, символизирующие дары жизни. Казалось бы, это несопоставимо и ненужно: Бог «не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все» (Деян. 17,25). Господь действительно не требует этого. Как нельзя требовать себе внимания, цветов, стихов. Но «любовь… всего надеется…» (1 Кор. 13; 4, 7). Вспомним евангельскую историю о женщине, так трогательно выразившей свою веру, надежду и любовь, помазав главу Спасителя драгоценным миром (Мф. 26: 6-13). Внутренние добрые побуждения проявляются во внешних знаках. Они не чужды Христу. Он Сам показал нам образ, взяв чашу и хлеб, вознося благодарение Отцу (Лук. 22,19). Ириней Лионский (II век) выразил эту мысль так: «Мы приносим Богу не как будто нуждающемуся, но в благодарение Его господству и в освящение твари... Слово хочет, чтобы и мы приносили дары к алтарю часто и неопустительно» [3].

Но принося свою жертву Господу, мы всегда остаемся должниками, ибо получаем в ответ несоизмеримо больше. Даже наши слова носят двойственный смысл. В богослужении мы приносим службу Богу, но и Бог служит нам; Святые Дары – это не сколько наше приношение, столько то, что получаем от Бога. «Время сотворити Господеви», – произносит диакон перед литургией. Это не только время, когда мы будем совершать службу, это и время, когда будет действовать Господь. Прот. А. Шмеман пишет: «Принося Богу нашу жизнь, мы приносим Христа – ибо Он наша жизнь, жизнь мира и жизнь жизни, и нам нечего принести Богу, кроме Него» [4]. «Ты бо еси приносяй и приносимый, и приемляй и раздаваемый, Христе Боже наш…». Во время евхаристического канона звучит призыв священника: «Благодарим Господа» – по-гречески «совершаем Евхаристию Господу», – но ведь подлинным совершителем Евхаристии является Христос. В момент, когда священник, взяв крест-накрест чашу с вином и дискос, возносит их над престолом: «Твоя от Твоих Тебе приносяще о всех и за вся», – Спаситель мистическим, вневременным образом приносит Себя в жертву на Кресте.

Церковь вообще вневременна. На богослужениях практически невозможно услышать что-либо о священных событиях в прошедшем времени, к примеру, что Господь «входил» в Иерусалим. Реже ­можно услышать, что Он «восшел в Иерусалим», но чаще всего — «входит», и причем «днесь», сейчас. Во время богослужения мы не только вспоминаем все те события, которые упоминаются в тексте службы, но и приобщаемся этим событиям. Особым образом это относится к Евхаристии.

Умы многих людей будоражили легенды о Чаше Грааль, Чаше, из которой причащал Своей Кровью сам Христос. Говорят, что она безвозвратно утеряна где-то в землях Англии после смерти короля Артура. Это не так. В каждом православном храме, во время каждой литургии на престоле стоит та самая Чаша, Чаша из которой Сам Христос причащает нас Свое Кровью, Чаша Тайной вечери. «Вечери Твоея, Сыне Божий, причастника мя приими», – так молится каждый христианин, приступая к Святому причащению. И это не поэтическая метафора, не абстрактный символ.

Вопросом Евхаристии занимались Константинопольские соборы 1156-1157 гг. На соборе святитель Николай Мефонский пояснил, что «единократно совершенная (на Тайной Вечери) Евхаристия для нас имела исторический смысл, но в онтологическом плане имела вечный характер. А значит всякое приношение не (просто) напоминает нам о той, первой Евхаристии, но является ее продолжением». [5, с. 107]. Евхаристия, совершаемая до Второго пришествия, есть парадоксальным образом продолжающаяся последняя вечеря Христа.

«Весь евхаристический текст, по словам прот. А. Меня, – это не просто повторение слов, сказанных на Тайной Вечере, это и воспоминание о совершившемся, и благодарение, и утверждение Самого Присутствующего». [6].

«Воспоминание» Тайной вечери, совершаемое на литургии относится не к области нашего «забывчивого» человеческого состояния, но к тому вневременному порядку, в ряду которого и Второе пришествие воспоминается как завершение эсхатологии. Во время анафоры священник молится: «Поминающи убо спасительную сию заповедь (Лук. 22,19) и вся, яже о нас бывшая: Крест, Гроб, тридневное воскресение, …, второе и славное паки пришествие». «В присутствии Господа в Евхаристии, – пишет, прот. Иоанн Мейендорф, – Его грядущее пришествие уже исполнилось, и «время» – трансцендентировано» [7].

К этому вневременному относится и та единая Жертва, уготованная еще прежде создания мира (1 Пет. 1,20), «единократное принесение тела Иисуса Христа» (Евр. 10,10), «раздробляемого и неразделяемое, всегда ядомое и никогда же иждиваемое» являемое вечной Евхаристией.

Вот почему так сложна и антиномична литургийная символика. Священник Алексей Уминский рассуждая о проскомидии пишет: «Вифлеемская пещера и гроб Господень – это в общем-то одно и то же. Пелены, которыми Младенец повивается в яслях Марией, это та плащаница, которой Он будет повит Иосифом и Никодимом, и миро, которое приносят Ему волхвы, будет использовано для помазания Его после снятия с креста. … На проскомидии вместе с воплощением происходит как бы и распятие Христово» [8].

Эти антиномии времени, по мысли арх. Киприана (Керна), объясняются сосуществованием двух моментов или сторон жертвы: приуготовления, заклания (богословие послания к Евреям, Апокалипсиса и 1-го послания Петра) и ее фактического, реального во времени принесения…. Евхаристия есть Жертва и воспоминание Голгофской Жертвы» [9].

«И Я завещаю вам, как завещал Мне Отец Мой, Царство, да ядите и пиете за трапезой Моею в Царстве Моем» (Лк. 22,29-30). Причащение – это вхождение в Царство Божье. Не случайно литургия начинается именно таким возгласом: «Благословенно царство Отца, и Сына, и Святаго Духа…». Выше, глубже Божественного причащения нет ничего. Но удивительно дело: на Пасху (впрочем как и после каждого причащения, которое есть Пасха), мы поем в каноне, написанном преподобным Иоанном Дамаскиным: «Подавай нам истее Тебе причащатися в невечернем дни Царствия Твоего». «Истее» – значит полнее. И «невечерний день» указывает на отсутствие времени. Упокоение во Христе таинственным образом сочетается с жаждой Христа.

В исполнении заповеди Христа о Его Теле и Крови смысл Церкви. Совершая это «воспоминание», мы становимся причастниками Его вечери. Совершая эту Жертву, принесенную единожды Христом, мы становимся наследниками Его Царствия. «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Откр. 22, 20).
Использованная литература:

  1. Дидахи. /Локальная электронная версия/.

  2. Киприан Карфагенский, св. Книга о Молитве Господней. /Локальная электронная версия/.

  3. Ириней Лионский. Против еретиков. /Локальная электронная версия/.

  4. А. Шмеман, прот. Евхаристия: Таинство Царства. /Локальная электронная версия/.

  5. Павел (Черемухин) иером. Константинопольский собор 1157 г. и Николай , еп. Мефонский. / Богословские труды. М.,1960 , сб.1

  6. Александр Мень, прот. Евхаристия. /Локальная электронная версия/.

  7. Иоанн Мейендорф, прот. Византийское богословие. Догматические вопросы. /Локальная электронная версия/.

  8. Алексей Уминский, свящ. Беседа о Литургии. /Локальная электронная версия/.

  9. Киприан (Керн), архим. Евхаристия. /Локальная электронная версия; Отдел 2-й Ходатайственные молитвы/.

  10. Служебник. Изд. Киевской митрополии УПЦ, 2000.




Схожі:

Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconВоспоминание о кавалере Мариино

Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconЛет пятнадцать назад этот фильм произвел сенсацию. На документальную...

Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconПрикованный к батарее
Так в романе Пелевина «Числа» главный герой Степа решает обратить на себе внимание счастливой семерки. Начитавшись древних греков,...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconОпричнина в русской истории — воспоминание о будущем
«классовых привесков» (В. В. Крылов) форму — la plus ça change, la plus c'est la même chose («чем больше меняется, тем больше остается...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconТема: Основы парных плясов
На семинаре мы будем учиться самым простым основам, которые дадут вам возможность понять и освоить, как делается выходка, как приглашать...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconИнструкция предлагает испытуемому ответить на вопрос следующими выражениями: «совершенно верно»
Данный опросник предназначен для определения уровня агрессии, диагностируется агрессия как состояние, как черта, как темперамент,...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconДжеймс НесторМенталист. 175 способов расширить границы сознания
Как заснуть, зарывшись в песок? (Засыпание в песке)Как стать кентавром? (Метаморфический переход…) Как дышать диафрагмой по методу...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconОбщаться с ребенком. Как?
Как построить нормальные отношения с ребенком? Как заставить его слушаться? Можно ли поправить отношения, если они зашли в тупик?...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconАдаптировал Алексей Птицын
...
Евхаристия как воспоминание и жертвоприношение iconЮлия Борисовна Гиппенрейтер Общаться с ребенком. Как? «Общаться с...
Как построить нормальные отношения с ребенком? Как заставить его слушаться? Можно ли поправить отношения, если они зашли в тупик?...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка