Бенджамин Перси Красная луна




НазваБенджамин Перси Красная луна
Сторінка3/69
Дата конвертації12.02.2014
Розмір6.19 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Астрономия > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69


Глава 2

Еще только август, а уже идет снег. За окном порхают огромные снежинки. Клэр сидит за письменным столом. Этот стол отец вырезал для нее из старой вишни. Ножки выточены в форме когтистых звериных лап, покрытых волнистым мехом. Остальная мебель в комнате совсем в другом стиле. На белой кровати с пологом расположились мягкие игрушки, на белом же комоде, разрисованном виноградными лозами, беспорядочно громоздятся флаконы с духами и всевозможная косметика; колченогий книжный шкаф забит романами в жанре фэнтези и сборниками легенд и сказок. Ковер на полу оранжевый. Повсюду разбросана одежда. Лиловые стены увешаны плакатами: «Волшебник из страны Оз», мюзикл «Кошки», группа «Уилко». К пробковой доске пришпилены школьные фотографии, подставка под стакан, брелок со смайликом, пожелтевшие комиксы из журнала, медаль на ленточке — за победу в соревнованиях по бегу, браслет с когда-то живой розой. Его подарил Клэр один мальчик, на которого ей плевать. Роза засохла и напоминает скукожившееся сердечко.

Перед девушкой накренившаяся стопка брошюр — десятка два рекламных проспектов из разных колледжей. Она открывает один. Клэр разослала уже, наверное, целую сотню электронных писем во все возможные приемные комиссии. Она учится в выпускном классе и тщательно планирует побег из родительского дома. Хватит с нее вечного холода, теплой одежды, жареной рыбы по пятницам и деревянных баров со стальными крышами. Она больше не желает жить на севере штата Висконсин.

Клэр делает пометки в желтом блокноте: плата за обучение, количество человек в группе, проходные баллы, контингент, обязательные программы, общая информация о городе и, разумеется, удаленность от дома. Это одно из самых важных требований. Пусть в Макалистере превосходный факультет английской литературы, но раз этот колледж всего в пятистах милях отсюда, он ее не интересует.

Нет, вообще-то, у нее хорошая семья, любящие родители. Правда, мать иногда ворчит. А отец один раз даже отшлепал Клэр, когда та еще совсем крохой самовольно удрала на улицу. Родители постоянно разглагольствуют о политике и никуда не возят дочь на каникулы, разве что в Висконсин-Деллс. Но в остальном ей очень повезло, и девушка прекрасно это понимает. Она, можно сказать, ни в чем не знает отказа. Но… как бы это лучше объяснить… Дело в том, что Клэр всегда очень много читала, и теперь ей хочется большего: девушку буквально переполняет жажда, которая уже пропитала все ее естество. Клэр жаждет приключений. А приключения никогда не случаются здесь, в лесной глуши, среди вековых сосен и прозрачных озер, в краю молока и сыра.

Вот бы там, куда она поедет, были пальмы. Клэр воображает себя на пляже: можно читать учебник, лежа на белом песке, который вылизывают синие волны. Цвет у них точь-в-точь, как у тех старинных бутылей, что мама расставила на подоконнике в ванной.

Глянцевые брошюры блестят в золотистом свете настольной лампы. Клэр пролистывает каждую по два раза: сначала смотрит картинки и только потом внимательно читает текст. Ее подруги обычно так разглядывают журналы мод. Картинки завораживают девушку. Башни с часами, мощенные кирпичом дорожки, залитые солнечными лучами лужайки, обшитые темными деревянными панелями библиотеки, окна с витражами. Вот перед студентами выступают знаменитости. Вот обнаженные по пояс парни кидают друг другу летающую тарелку. Вот по полю для регби гоняются друг за дружкой коренастые, заляпанные грязью девчонки. Вот под сенью вязов расселись кружком студенты с ноутбуками и блокнотами, а им что-то рассказывает чудаковатый профессор с растрепанными волосами. От этих картинок внутри у Клэр все трепещет, почти как от голода.

Некоторые университеты пишут о проценте учащихся-ликанов, о группах поддержки, специальных общежитиях и студенческих сообществах, а в других проспектах об этом нет ни слова. Где-то в стопке есть и брошюра колледжа Уильяма Арчера. Его в свое время закончили родители Клэр. Отец прямо не просил ее подавать туда заявление, но несколько раз заводил разговоры о том, какое это замечательное учебное заведение, какие там стипендии, как здорово и безопасно находиться среди себе подобных. «Особенно, — подчеркивал он, — в нынешние неспокойные времена».

Но Клэр такая перспектива не слишком привлекает. Вокруг и так одни только ликаны. Папа и мама вечно устраивают сборища и посиделки, приглашают на них таких же, как и они сами, одержимых активистов: все потрясают кулаками и рассуждают с серьезным видом, будто выступают на суде. Дескать, с ликанами обходятся несправедливо, а американские войска не уходят из Волчьей Республики лишь из-за урановых рудников. Мол, нужны перемены. Клэр все понимает, честное слово. Но родители и их друзья придерживаются слишком уж радикальных левых взглядов. Иногда девушке хочется возразить: ведь власти Республики на самом деле на стороне американцев, которые помогают в добыче урана и поддерживают порядок. А недовольны оккупацией лишь немногочисленные ликаны-экстремисты. Но Клэр недостаточно хорошо подкована и боится разозлить взрослых еще больше.

Вообще, политика мало интересует Клэр. И она с удовольствием поговорила бы о чем-нибудь другом. Ну, например, о своем любимом сериале «Баффи — истребительница вампиров», или об однокласснике Майке Ромме (у него так воняет изо рта), или о том, что на занятия по матанализу мистер Бронсон заявляется в брюках хаки и у него отчетливо видно вспучившуюся ширинку. Да о чем угодно. Клэр не особенно нравится быть ликаном. Родители бы расстроились, если бы узнали, но это правда. Иногда девушка чувствует почти раздвоение личности, словно внутри у нее одна Клэр воюет с другой. Когда та, вторая, сущность впадает в спячку и можно ее не замечать, жить гораздо спокойнее.

Колледж Уильяма Арчера находится в штате Монтана, рядом с Миссулой — это больше чем в пятистах километрах от дома, а значит, соответствует ее главному требованию. Но колледж располагается в самом центре окруженной горами долины. А она больше не собирается мерзнуть; по крайней мере в ближайшие четыре года. Клэр обдумывает эту мысль, глядя в окно. За стеклом танцуют пушистые снежинки. Взгляд девушки фокусируется на собственном отражении.

Лицо у нее бледное. Все лето Клэр старательно загорала, при каждом удобном случае мазалась специальным маслом: когда косила лужайку, каталась на водных лыжах по озеру Лун или лежала на солнышке на прибрежных скалах. Но загар этот недолговечен, скоро небо окончательно затянет тучами, и он постепенно исчезнет. Снова придется укутаться в шарф, надеть шапку и куртку, чтобы спрятаться от свистящих канадских ветров.

Ей снова представляется белый песок. Вот она растянулась на красном полотенце — точно в тон лаку на ногах и тоненьким полоскам бикини. Животик у нее плоский и коричневый от загара, а на носу от солнца высыпали веснушки. Клэр откладывает в сторону учебник. К ней по пляжу идет обнаженный по пояс молодой человек, поджарый и мускулистый брюнет. В руках у него корзина для пикника, а там — вино, клубника и шоколад. Это Рауль, ее парень. Они познакомятся на первом курсе, на семинаре для отличников. И в первый раз займутся любовью в гамаке, натянутом между двумя пальмами. Его кожа соленая на вкус, а зубы белые, как мякоть кокоса.

Снизу слышен громкий голос отца. Он возмущается, услышав что-то по телевизору, который смотрит весь день напролет. Белый песок из грез Клэр взвивается сверкающим вихрем и оборачивается снежной метелью за окном.

Сегодня днем она встретилась в «Старбаксе» со своей подругой Стейси. Девушки прогулялись по парку, а потом, сидя на качелях и вяло отталкиваясь ногами от гравия, выпили свой кофе, который взяли навынос. Тогда как раз резко похолодало, небо затянуло серыми тучами, и солнце скрылось. Качели вокруг поскрипывали, словно на них раскачивались привидения.

— Это нечестно, — сказала Клэр, — у нас украли последние летние денечки.

Домой она вернулась с покрасневшим от холода носом. В камине трещали дрова. Мама сидела на диване, закинув ногу на ногу, а отец расхаживал по комнате взад-вперед. Появление Клэр явно прервало какой-то важный разговор. Родители оглянулись, а отец застыл с раскрытым ртом и поднятой рукой, так и не закончив предложение. Пламя в камине дернулось, но снова выровнялось, когда девушка закрыла дверь.

— В чем дело? — поинтересовалась Клэр. — Что-нибудь случилось?

Мама — стройная, хрупкая и немного угловатая; треугольное лицо обрамляют короткие седеющие волосы; в то утро на ней были джинсы и красная футболка с капюшоном, на груди — эмблема местной баскетбольной команды — оглянулась на мужа и кивнула:

— Да, случилось.

Рядом с женой отец Клэр временами смотрится несколько гротескно: высокий и грузный, постоянно в движении, вечно говорит громко, почти кричит (иногда гневно, но чаще с воодушевлением), смеется гортанным смехом. Широкие плечи, большой живот, но лицо по-детски доброе, только чуть морщинистое, словно помятая фотография, завалявшаяся на дне комода. Он плотник и работает сам на себя. К их гаражу пристроена мастерская. Пальцы у него вечно в синяках от молотка, а в волосах застревают опилки.

Помрачневший отец, запинаясь, рассказал дочери о случившемся. Три самолета подверглись сегодня нападению террористов. Один, полыхая, рухнул на пшеничное поле под Денвером. Два других приземлились в Портленде и Бостоне. Пилоты уцелели, но все пассажиры погибли. Все, кроме одного мальчишки-подростка, летевшего триста семьдесят третьим рейсом. Его личность пока не установлена. Больше никто ничего не знает.

Родители отвели Клэр в кухню, где беззвучно работал телевизор. На экране без конца прокручивали одну и ту же запись: самолет, окруженный машинами «скорой помощи» и полиции. Внизу бегущая строка: «Авиаперелеты по всей стране отменены. Власти подозревают, что во всем виновата террористическая организация ликанов. Президент пообещал срочно принять самые жесткие меры».

Мама и папа внимательно вглядывались в ее лицо и ждали реакции.

Клэр понимала: все это ужасно. Но катастрофа казалась ей такой далекой и ненастоящей, словно фильм или чужой ночной кошмар. Трудно было это прочувствовать. Она только и могла, что сказать: «Какой ужас!» — словно актриса, повторяющая заученную реплику. У отца посуровело лицо. Как в тот раз, когда она не захотела навещать бабушку в доме престарелых. Он еще тогда обозвал ее черствой и назвал типичным бездушным подростком. Как же Клэр на него за это разозлилась.

И сейчас отец думал точно так же, она видела. Шея девушки покрылась красными пятнами.

— Ну чего ты так переживаешь? — спросила она. — То есть я, конечно, понимаю: это ужасно, столько людей погибло, но ты так реагируешь, будто сам их случайно убил.

Родители обменялись странными многозначительными взглядами.

Клэр поднялась в свою комнату и не выходила весь день. Только один раз выскользнула на лестницу и прокричала матери, свесившись через перила:

— Ужин-то сегодня будет или как?

Мама едва слышно ответила, что ей не до еды.

В кухне надрывался телевизор, но время от времени он замолкал, и снизу доносился голос отца, который что-то отрывисто говорил в телефонную трубку.

Совсем недавно папа заходил к Клэр. Обычно он просто заглядывает в комнату и произносит: «Привет-привет», но в этот раз постучал.

— Что такое? — спросила она, приоткрыв дверь и не отпуская ручку.

Отец шагнул было в комнату, но потом снова отступил, откашлялся и спросил разрешения войти. У него явно было что-то на уме.

Клэр со вздохом плюхнулась на кровать, а он в нерешительности потоптался вокруг и наконец тоже уселся рядом. Матрас под ним прогнулся, и Клэр съехала прямо отцу под бок. Папа задумчиво покрутил в руках белый конверт, а потом отдал его дочери:

— Возьми.

— Что это?

— Видишь ли, Клэр. Неизвестно, какие будут последствия. Может, ничего страшного и не случится. Но в случае чего — открой этот конверт.

— Какие страсти, — сказала она, вздыхая.

Небрежно брошенный конверт опустился на стол, как подбитая птица. Отец не отрывал от него взгляд, а вот на дочь совсем не смотрел. Клэр заметила у него над ухом стружку и сняла ее, а он лишь рассеянно дотронулся до волос.

— Пап?

— Да?

Ну какие, интересно, могут быть последствия для их семьи? Если уж что-то где-то и случится, то точно не с ними. Ну кому они мешают? Они же такие обыкновенные и скучные, живут в богом забытой глуши, никому не делают ничего плохого.

— Пап, ты что имеешь в виду? Неужели думаешь, что всех ликанов решат посадить в тюрьму? Но мы же не виноваты в действиях террористов.

Отец посмотрел на раскрытые ладони, словно там в изогнутых линиях крылся ответ.

— Ты не все знаешь, девочка.

— В смысле?

Он грустно улыбнулся, обнял дочь одной рукой и притянул к себе. От него пахло свежими стружками и таким знакомым одеколоном.

— Наверное, я зря волнуюсь. Но лучше перебдеть, чем недобдеть.

— Говард? — послышался внизу мамин голос. — У тебя телефон звонит.

— Да. Иду.

Он встал, и пружины в матрасе облегченно взвизгнули. Потом подошел к столу и постучал по конверту загрубевшим пальцем.

— Уважишь старика?

— Ладно уж.

И вот теперь Клэр откладывает в сторону рекламные проспекты, поджимает губы, берет конверт кончиками пальцев и взвешивает его на ладони. Может быть, там деньги? Или письмо? Или и то и другое? Открыть сейчас? А если не сейчас, то когда? Как ей узнать?

Девушка и не подозревает, что происходит в тот миг за окном. К их дому подъезжают машины: бронированные грузовики, черные седаны с правительственными номерами. Фары не горят. Ее семья живет почти в самом лесу, вокруг каждого дома — участок в пол-акра, и нет ни фонарей, ни тротуара. Автомобили тихонько останавливаются. Распахиваются двери. Клэр не слышит ничего: ни топота сапог, ни клацанья заряженных винтовок. Все звуки заглушает снегопад, укутавший ночь белым саваном.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   69

Схожі:

Бенджамин Перси Красная луна iconВстреча на планете дружба
Чем похожи Солнце и Луна и в чем отличие между ними? (и Солнце, и Луна шар, но Луна холодная)
Бенджамин Перси Красная луна iconБыло ранее летнее утро 1 июня. Лучи солнца пробивались сквозь окно,...
Подмигнув Аннабет Перси отправился на тренировку после вернулся в домик. Взяв бархатную красную коробочку и пошёл к воде там уже...
Бенджамин Перси Красная луна iconИсабель Альенде Ева Луна Scan: Ronja Rovardotter; ocr&SpellCheck: golma1 «Ева Луна»
«Ева Луна», «Сказки Евы Луны», «Дочь фортуны», «Портрет в коричневых тонах», литературные критики воспринимают ее как суперзвезду...
Бенджамин Перси Красная луна iconКрасная Шапочка «Скажи, Красная Шапочка»
Мальвине – тринадцать лет, и она, как все ее сверстницы, ходит в школу, любит болтать с лучшей подружкой Лиззи, занимается музыкой,...
Бенджамин Перси Красная луна iconРоберт Энсон Хайнлайн Луна жестко стелет Роберт Хайнлайн Луна жестко...
Что последнее прочел? Что горсовет Луна-сити принял в первом чтении билль о проверке знаний, выдаче лицензий, инспекции и налогообложении...
Бенджамин Перси Красная луна iconИстория о «Перси Джексоне» изначально была сказкой на ночь для моего...
Чтобы поддерживать его интерес к книгам, дома я рассказывал ему различные греческие мифы. Когда я заканчивал, он просил меня рассказать...
Бенджамин Перси Красная луна iconДжуд Деверо Утренняя луна Лунный свет 1 Джуд Деверо Утренняя луна Пролог Нью‑Джерси
Папа, – сказала Джекка Лейтон, – я хочу на пару недель съездить в Виргинию – навестить Ким. Думаю, ты вполне справишься в магазине...
Бенджамин Перси Красная луна iconБенджамин Хофф Дао Вини-Пуха
В этой книге вы найдете живой даосизм во всей его простоте и естественности, изложенный увлекательно и остроумно
Бенджамин Перси Красная луна iconЗадайте себе вопросы Кейти. То, что произойдет потом, действительно...
Перевод с атпийского В. Коваяьчук Кип I п Байрон, Кац Майкл кзз мне нужна твоя любовь — а так ли это? / Перси, с англ. — М.: Ооо...
Бенджамин Перси Красная луна icon8 Марта Краснодар, ул. Красная, 5
Челябинск, пл. Ярославского, 1 Театр оперы и балета им. М. И. Глинки начало в 19. 00
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка