Трейси Гарвис Грейвс без координат




НазваТрейси Гарвис Грейвс без координат
Сторінка1/8
Дата конвертації09.01.2014
Розмір1.41 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Астрономия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8
Трейси Гарвис Грейвс

БЕЗ КООРДИНАТ



Аннотация:

Отказываясь от прежней жизни, сколотивший состояние в сети двадцатитрехлетний миллионер Оуэн Спаркс преследовал только одну цель: убраться подальше от людей, завидовавших его успеху или пытавшихся к нему примазаться. Не нанесенный на карту остров на другом конце света показался Оуэну весьма логичным местом для отшельничества. Кэлия Рид не входила в планы миллионера. Красивая англичанка, приехавшая на Мальдивы отдохнуть с братом Джеймсом, побудила Оуэна всерьез подумать, не будет ли уединение более приятным в компании беззаботной девушки, ничего не знающей о той жизни, которую он оставил позади. Но он даже не догадывался, как исказятся его тщательно выстроенные планы. Более того, он совсем не понимал, что принятое им решение окажет столь катастрофичное воздействие на двоих пассажиров, севших на самолет в Чикаго. И когда Оуэн появляется на пороге дома Анны и Ти-Джея со своей невероятной историей, все её участники узнают, насколько тесно переплелись их судьбы.

^ Глава 1 - Оуэн
Дом стоит обособленно, окружен деревьями и ухоженным газоном. В углу двора обустроена детская площадка, а на ведущей к дому дорожке брошен трехколесный велосипед. Весна пришла на Средний Запад совсем недавно, но кто-то уже расчертил на асфальте классики пастельным мелком. На клумбе у крыльца торчит знак, что дом подключен к охранной системе «АДТ», а когда я звоню в дверь, раздается собачий лай, за которым следует громкий топот лап.
Открывшая внутреннюю дверь женщина держит на руках младенца, а за ее юбку цепляются двое малышей. Собака, крупный золотистый ретривер, рычит и ждет, что хозяйка его выпустит. Надеюсь, она этого не сделает. Женщина щурит голубые глаза, разглядывая меня из-за наружной застекленной двери, которая, уверен, заперта. Сквозь стекло голос звучит приглушенно, но я без труда разбираю слова: «Чем могу вам помочь?» Настороженный тон оправдан: любой живущий за городом человек, чью историю и примерный размер имущества знает весь мир, опасался бы точно так же.
– Ваш муж дома? – спрашиваю я.
– Он наверху. Говорит по телефону, – отвечает она.
– Мне хотелось бы пообщаться с вами обоими. Не возражаете, если я подожду?
Ей моя просьба не нравится. Сужу по тому, как она прячет детей за спину, распрямляет плечи и слегка вздергивает подбородок.
Ага, значит, она боец. Это меня совсем не удивляет.
– Придется вам вернуться в другой раз, – отказывает она и начинает закрывать дверь. Но прежде чем успевает ее захлопнуть, на подъездную дорожку выруливает грязный пикап, и на лице хозяйки дома отражается облегчение.
Мужчина за рулем ударяет по тормозам и выпрыгивает из машины почти сразу же, едва она останавливается. Он спешит к дому, с подозрением глядя на меня. С подозрением и злостью. Знаю, что я старше, но мы настолько похожи, что нас можно принять за братьев: одинаковые светло-каштановые волосы и телосложение.
Новоприбывший бросает взгляд на женщину в дверях.
– Анна, оставайся внутри. – Повернувшись ко мне, отрывисто спрашивает: – Кто вы и что вам здесь нужно?
– Просто хотел поговорить с вами и вашей женой.
– Мы знакомы?
– Пока нет. – Сую руки в карманы и напоминаю себе о причине визита. – Меня зовут Оуэн Спаркс.
Мужчина смотрит на меня, хмуря брови, пока пытается вспомнить, не слышал ли уже мое имя. Но женщина мигом понимает, кто я, и мы оба поворачиваемся на ее аханье.
– Ти-Джей, – восклицает она и распахивает дверь, чтобы мы лучше ее слышали. Собака вылетает за порог как пуля, агрессивно меня обнюхивает, но, к счастью, решает, что угрозы я не представляю. – Пропавший без вести. Человек, чей след оборвался на Мальдивах. Помнишь? Это его звали Оуэн Спаркс.
Супруги смотрят на меня как на призрака, лицо мужчины проясняется.
– Вы тот самый парень, кто построил хижину? – догадывается он.
– Да.
– Но вы не мистер Кости.
Качаю головой.
– Нет.
Мне не нужно спрашивать, что имеется в виду. Спрашивать, кто такой мистер Кости.
Потому что я знаю, кто он.
* * *
Хозяева приглашают меня в дом: любопытство одерживает верх над недоверием. Я понимаю их сомнения, хотя постарался выглядеть достаточно безобидно. Специально несколько дней назад купил джинсы и рубашку на пуговицах с длинным рукавом. Волосы немного отросли, но чистые. Я даже побрился, а это случается нечасто.
Анна придерживает дверь, передвинув ребенка на другое бедро. Когда Ти-Джей переступает порог, двое старших детей с воплем «Папочка!» бросаются на него и пытаются вскарабкаться по ногам. Он по очереди обнимает их, опускает на пол, наклоняется и целует Анну.
– Все хорошо? – спрашивает он.
Она с улыбкой кивает, а он чмокает младенца в макушку.
Я вхожу следом за хозяином.
– Сколько им? – спрашиваю я.
– Близнецам в июне исполнится два, – отвечает Анна. – Джози, Мик, поздороваетесь?
Улыбка сползает с моих губ, когда звучит «Мик», но, к счастью, никто не замечает, что выражение моего лица изменилось. Дети стесняются и поначалу не хотят здороваться, но затем все же бормочут приветствие и снова прячутся за спины родителей.
– А это Пайпер, – добавляет Анна, взъерошивая редкие волосики малышки. – Ей семь месяцев, и она повсюду ползает. Скоро начнет ходить, и тогда мне действительно станет совсем не до работы.
– Как вы нас нашли? – интересуется Ти-Джей, стягивая куртку.
– Через интернет.
Пришлось покопаться, чтобы отыскать их домашний адрес, но я довольно хорошо умею определять местонахождение людей, когда всерьез за это принимаюсь. Не хочу расписывать, как долго не коннектилась сеть, или что их имена сразу же выскочили, едва я набрал в поисковике слово «Мальдивы». Искал-то я совсем другое, но то, что удалось нарыть вместо изначальной цели, так сильно меня впечатлило, что читать их историю полностью я сел только спустя неделю.
И еще несколько дней потребовалось, чтобы набраться смелости приехать сюда.
– Проходите, – приглашает Ти-Джей. Иду за ним по коридору в кухню. – Хотите чего-нибудь выпить?
– Нет, спасибо.
– Уверены? – уточняет Анна. – У нас есть кола, сок, чай со льдом, пиво, минеральная вода.
– Нет, правда, не хочу, мне и так хорошо.
– Дайте знать, если передумаете, – улыбается хозяйка, отчего ее лицо словно озаряется светом. Она красива естественной красотой, и невозможно не заметить ее глаза, большие и голубые. Сразу понятно, что Ти-Джей в ней нашел. Анна пересекает кухню, чтобы проверить блюдо, готовящееся на плите, а я бросаю взгляд на часы. Почти половина седьмого. Не следовало приезжать так поздно, почти к ужину. Наверное, у них сейчас дел невпроворот.
Ти-Джей плюхается на стул за кухонным столом, и жена вручает ему ребенка. На кухне вкусно пахнет чесночным хлебом, и когда таймер пищит, Анна вынимает из духовки емкость для выпечки. Старшие дети носятся туда-сюда, но она с легкостью обходит и их, и разбросанные по полу игрушки.
– Притормози, Мик! – восклицает Ти-Джей, когда мальчик врезается в стол. – Ты в порядке?
Мик серьезно кивает.
– Иди поиграй с Джози в гостиной, ладно? Ужин скоро будет на столе.
– Ладно, – бормочет бутуз.
В доме очень шумно и хаотично – не слишком отличается от обстановки у меня в деревне. Место, которое я теперь зову домом, кишит ребятишками, по большей части босоногими и жаждущими внимания.
Ти-Джей пристегивает малышку к детскому высокому стульчику и откидывает на дуршлаг пасту, а Анна тем временем смешивает салат и достает из буфета тарелки. Близнецам велят мыть руки. Ти-Джей накрывает на стол. Супруги слаженно работают вместе, без лишних движений и возражений. Моя сестра с мужем постоянно спорили, чья очередь взять телефон и заказать пиццу, а однажды я видел, как они бросали монетку, решая, кто поменяет сыну грязный памперс. Я много лет не видел родных и, хотя очень жалею, что не являюсь частью жизни племянника, как ни стыдно признаться, по самой сестре совсем не скучаю.
– Останетесь на ужин? – спрашивает Анна. Опускаю глаза и вижу, что на стол поставлен дополнительный прибор.
– Конечно, – киваю я. – С удовольствием.
* * *
За ужином хозяева начинают задавать вопросы. Как я попал на остров? Рассказываю, что нашел пилота, который согласился меня туда доставить. Сколько я там пробыл? Приблизительно пятнадцать месяцев. Сколько мне лет? Тридцать четыре. По тому, как собеседники наклоняются вперед, ловя ответы, понимаю, что им любопытно узнать больше.
– Отложим остальные вопросы до того, как дети пойдут спать, – решает Ти-Джей и бросает взгляд на Анну.
Та кивает.
– Хорошо, – соглашаюсь я. Они такие милые, что я чувствую себя еще более дерьмово от того, что собираюсь им рассказать. Представив, как они себя поведут, услышав мою исповедь, лишаюсь аппетита, но все равно продолжаю жевать. Это самое меньшее, что я могу сделать для гостеприимных хозяев.
После ужина я наблюдаю, как они вдвоем дружно убирают со стола и загружают посуду в посудомоечную машину. Предлагаю помочь, и Анна протягивает мне влажную тряпочку и указывает на детей. Улыбаюсь и тихо говорю с малышами, пока протираю мордашки и ручки. Дети не возражают, а самая младшая даже улыбается в ответ и смеется, отворачиваясь от меня, словно играя в игру.
– Хорошо ладишь с ребятишками, – одобряет Ти-Джей. – Свои есть?
– Пока нет. – Вообще-то, у меня целая деревня, но никто из тамошних сорванцов не мой, по крайней мере биологически. Попав туда, я ничего не знал о детях, и был поначалу обескуражен тем, что они смотрели на меня как на спасителя. Теперь же я убедился, что они ценят все, что я для них делаю, даже если для меня самого эти действия – сущий пустяк. Когда у тебя ничего нет, любая помощь кажется значимой.
– Что хотите смотреть? «Каю» или «Сказки дракона»? – спрашивает у близнецов Ти-Джей.
– «Сказки дракона»! – вопят они.
– Одна серия, я потом баюшки, ладно?
– Да! – визжат двойняшки и выбегают из комнаты.
– Пойду включу им диск, – говорит Анна. По пути она останавливается перед Ти-Джеем и добавляет: – А эту малютку уложу в кроватку. Она уже засыпает на ходу.
Малышка улыбается и смотрит на отца сонными глазами, а тот целует ее.
– Споки-ноки, куколка, приятных снов.
Когда Анна выходит, Ти-Джей поворачивается ко мне и предлагает:
– Хочешь пива? Лично мне не помешает.
Ти-Джей и не догадывается, насколько он прав. Пожалуй, стоит посоветовать парню пропустить пиво и сразу взять бутылку самого крепкого алкоголя, какой у них припасен.
– Да, пиво было бы неплохо. Спасибо.
– Пойду принесу, – решает Ти-Джей. – Ты не прочь перебраться в гостиную?
Я миную короткий коридор. Собака следует за мной по пятам. Близнецы лежат на полу перед телевизором на большой груде подушек. На экране мальчик и девочка беседуют с розовым драконом.
Усаживаюсь в большое кресло и наклоняюсь почесать барбоса за ухом. Пес растягивается у моих ног. Вернувшись с пивом, Ти-Джей замечает:
– Похоже, Бо ты понравился. Наверное, он восторге, что ты не пытаешься на нем прокатиться.
– Замечательный сторожевой пес. Ему сразу не понравилось, когда я позвонил в дверь.
– К нам нечасто приходят гости. Приятно убедиться, что Бо до сих пор делает свою работу. – Ти-Джей ставит бутылку пива на журнальный столик рядом с моим креслом.
– Спасибо, – благодарю я.
Он устраивается на диване напротив.
– Трудно поверить, что ты здесь. Мы-то думали… – он замолкает и косится на Мика и Джози. – Мы думали, что это ты у-м-е-р.
В мозгу всплывает такая до дрожи реальная картинка, что я невольно вздрагиваю.
– Эй, все нормально? – беспокоится Ти-Джей.
– Да. – По его виду можно догадаться, что ему не терпится задать мне миллион вопросов, но он снова косится на детей и ничего не говорит.
Анна возвращается и напоминает двойняшкам, что, как только серия закончится, будет пора переодеваться в пижамы и слушать сказку. Они протестуют, но не слишком активно.
– Пайпер нормально уснула? – спрашивает Ти-Джей.
– Как будто кнопку выключили.
– Я открыл для тебя вино. Оно на стойке.
– О, я так и знала, что не зря вышла за тебя замуж, – хозяйка наклоняется поцеловать мужа.
– Ну, не только из-за этого, – смеется он, пока она уходит, и кричит ей вслед: – Знаешь ведь, если как следует поискать, найдутся еще причины!
Анна возвращается с бокалом вина. Садится рядом с Ти-Джеем и отпивает глоток.
– Сколько пробудете в наших краях, Оуэн? – спрашивает она.
– Пока не уверен. Я остановился в отеле в городе.
Дата моего отъезда может определиться по результатам этого разговора. Не исключено, что мне придется улететь немедленно.
По экрану начинают бежать титры, Анна берет пульт и выключает телевизор.
– Пора спать, – командует она.
– Мы быстро, – предупреждает Ти-Джей и вручает пульт мне. – Если хочешь, посмотри пока что-нибудь.
Я беру пульт, но не включаю телевизор. Без понятия, что там можно посмотреть. Поэтому отпиваю еще пива и окидываю взглядом комнату. Она обставлена удобной мебелью. По полу разложены подушки и пледы, в углу стоит большая ваза с цветами. На полках и столах красуются семейные фотографии и портреты детей в серебряных рамках. Не представляю, как Ти-Джей и Анна смогли протянуть на острове три с половиной года. Ни регулярных поставок еды и воды гидросамолетом. Ни книг, ни газет. Никакого телефона. Никаких вылазок на выходные в Мале, если вдруг станет скучно или захочется выйти в люди. Ничего, кроме того, что уже было на острове или что волны выбросили на берег. Наверное, после всего пережитого этот дом кажется им тихой гаванью.
Пятнадцать минут спустя, когда супруги возвращаются в комнату, я все еще сижу и раздумываю, что именно им рассказать.
– Принести тебе еще пива? – спрашивает Ти-Джей.
Собираюсь отказаться, но тут понимаю, что моя бутылка пуста.
– Неплохо бы, – киваю я. – Спасибо.
Я давно не употреблял алкоголь, и уже чувствую, как первая доза на меня действует. Но я успокоился, и это хорошо. Ти-Джей уносит пустую бутылку на кухню и возвращается с холодным пивом для нас обоих. Анна устраивается на диване, подобрав ноги под юбку. Берет свой бокал, а муж усаживается рядом с ней.
– Даже не знаю, с чего начать, – вздыхаю я.
– Начните с самого начала, Оуэн, – предлагает Анна. – Расскажите нам все.
^ Глава 2 - Оуэн
Лос-Анджелес

Май 1999 года
Я припарковал свой «БМВ» на площадке для длительной стоянки в аэропорту. Профессор Донахью заберет его позже, воспользовавшись запасными ключами, которые я ему передал.
– Ух и погоняю я на этом красавце, пока тебя не будет! – воодушевился он, получая связку.
– Надеюсь, что погоняешь, – усмехнулся я. Вытащил из багажника большой чемодан и покатил за собой, в другой руке неся спортивную сумку.
Выбор вещей, которых следовало захватить, был нелегким. В конце концов я решил подойти к сборам максимально практично и уложил в чемодан в основном одежду и туалетные принадлежности. Капитан Форрестер должен купить все остальное, что может мне понадобиться в конце пути.
Привлекательная женщина за стойкой регистрации авиакомпании «Эмирейтс» улыбнулась, когда подошла моя очередь. Заправила за уши длинные волосы и выпрямилась, слегка подав грудь вперед. В других обстоятельствах я мог бы проявить интерес, но не в этот день. Я вручил ей водительские права и паспорт и стал молча наблюдать, как она выстукивает по клавиатуре.
– Сколько у вас мест багажа? – спросила она.
– Только одно.
– На Мальдивах очень красиво, – продолжила регистраторша. – Вы там уже бывали?
– Нет.
Она подняла глаза и снова улыбнулась.
– Вы едете работать или отдыхать?
Я взял у нее посадочный талон, максимально загадочно скривил губы и сказал:
– Ни то, ни другое.
* * *
Следующей остановкой стала камера хранения неподалеку от места регистрации. Толстый коротышка за стойкой подозрительно меня оглядел, когда я вытащил из спортивной сумки большой конверт из плотной коричневой бумаги.
– Это все, что вы хотите оставить на хранение? – спросил он.
– Да.
– Что там внутри?
– Три ключа и двадцать дисков.
Ключи были от машины, дома и от депозитной ячейки, а на диски я переписал файлы с винта моего компьютера.
– И на сколько дней вы хотите их здесь оставить? Я принимаю вещи на срок до шестидесяти дней.
– Я хочу оставить здесь этот конверт на неопределенный срок.
– Бессрочно не храню.
– Конечно, храните, – не согласился я и с вежливой улыбкой достал из кошелька пачку купюр. Отсчитал десять сотенных банкнот и положил на стойку. Самая легкая тысяча баксов из когда-либо заработанных этим парнем.
– Ладно, – кивнул он, как я и предвидел. – Вот квитанция.
– Мне нужна ручка.
Он вытащил ручку из нагрудного кармана и протянул мне. Быстро скопировав номер с квитанции, я записал на ней четыре кодовые цифры, которые смогу без проблем вспомнить. Зашифрованные архивы останутся не только здесь, но если коротышка выполнит свою часть сделки, именно отсюда будет легче всего их извлечь.
– Положите это куда-нибудь в безопасное место. Я назову вам этот номер, когда приду за конвертом.
– Как хотите, – пожал плечами толстяк, забирая у меня квитанцию. – Любой каприз за ваши деньги.
– Хорошего дня, – пожелал я, подхватил сумку и пошел к выходу на посадку.
* * *
Я приземлился в Дубае пятнадцать часов спустя. Восемь из них удалось благополучно продрыхнуть благодаря «ксанаксу», рецепт на который я выпросил у врача. «Стресс, – пожаловался я, – мучает бессонница».
Медленно шагая по проходу, я зевнул, потянулся и последовал за другими пассажирами в терминал. Нужно было убить несколько часов до посадки на рейс до Мале, поэтому я довольно долго бесцельно бродил по оживленному аэропорту, прислушиваясь к чириканью на непонятных мне языках. Завернув в зал вылета первого терминала, я зашел в ресторан американской кухни и заказал бургер и пиво. Выключенный сотовый телефон лежал в кармане. Желания проверить, сколько накопилось сообщений, не возникало. Тем более что я и не планировал отвечать ни на какие весточки.
С каждой остающейся позади милей я чувствовал, как постепенно расслабляюсь. Постепенно убеждаюсь в правильности своего решения. Возможно, оно малость экстремальное и совершенно крышесносное. Пусть даже эксцентричное. Плевать, потому что мне до смерти захотелось исчезнуть на какое-то время, и такой способ показался лучшим из всех прочих.
Мальдивы манили меня, после того как один из деловых партнеров рассказал об этом архипелаге. «Курорты просто потрясающие, – расписывал он. – Но там есть и полностью необитаемые острова. Если захочется, можно на такой скататься. Провести робинзоном ночь, а потом за тобой приедут и заберут обратно в цивилизацию».
В дни перед первичным размещением акций, когда все подряд вырывалось из-под контроля, я не мог избавиться от мысли, насколько облегчилась бы моя жизнь, если бы получилось просто уехать от всего этого кошмара. Мобильный беспрестанно трезвонил, как и телефон, который стоял на большом столе из красного дерева в моем угловом кабинете. Бесконечные трели до того действовали на нервы, что порой мне казалось, будто я не могу дышать. Все от меня чего-то хотели: времени, денег, помощи, указаний.
В один особенно напряженный день я взял телефон и сделал несколько звонков личного характера. За последующие дни получил спонсорскую визу, позволяющую въезжать на Мальдивы и оставаться там, сколько пожелаю. Нашел пилота, готового отвезти меня туда, куда скажу, и купить нужные мне вещи без лишних вопросов. Я ожидал, что рано или поздно обнаружится какой-то барьер, который меня остановит, но он так и не возник. Легко исчезнуть, если имеешь достаточно денег, а у меня их было больше чем надо.
И в моих интересах было оказаться далеко-далеко, когда прихлебалы поймут, что их легким заработкам в одночасье пришел конец.
* * *
В Мале самолет приземлился утром; я провел в дороге уже столько времени, что не мог точно сказать, какой нынче день. Нашел туалет и закрылся в кабинке, чтобы переодеться в шорты и футболку.
Хвост к стойке регистрации на гидросамолеты в зале прилета был недлинным. Я терпеливо ждал, а когда подошла моя очередь, достал из кошелька лист бумаги с номером подтверждения бронирования.
– Это частный чартер, – пояснил я. – Пилот – капитан Форрестер.
Женщина за стойкой ввела номер в компьютер.
– Вы уже зарегистрированы и можете вылетать, мистер Спаркс. Я вызову капитана Форрестера. Наверное, он где-то поблизости.
– Уверен, что так, – кивнул я. Капитану было щедро заплачено, чтобы он дождался моего прилета, как бы долго я не задержался из-за накладок в пути. Приземляясь, я был абсолютно уверен, что гидросамолет покачивается в доке.
– Прошу, идите за мной, – пригласил меня сотрудник в форме авиакомпании. Я вышел за ним из здания аэропорта и встал у обочины. – Шаттл отвезет вас к терминалу гидросамолетов. Через секунду подкатит.
– Спасибо, – поблагодарил я. После кондиционированного зала жара ощущалась еще нестерпимее. Воздух на вдохе казался густым и влажным, и я почти сразу вспотел. Когда прибыл микроавтобус, я залез в прохладный салон, но тут же сказал себе, что привыкать к этому не стоит. Припарковав шаттл у терминала гидросамолетов, водитель провел меня сквозь двойные двери, затем еще через одни такие же на другом конце помещения, и мы снова очутились на улице. Гидросамолеты стояли в ряд, привязанные к перекрещивающимся прямоугольным докам. Я вручил спутнику свой посадочный талон и, взглянув на него, мой сопровождающий сказал:
– Вот сюда, мистер Спаркс.
Я проследовал за ним к самолету, повинуясь жесту, передал спутнику сумку и остался смотреть, как он относит ее внутрь. Повернувшись, я окинул взглядом голубую воду и безоблачное небо. Все уже казалось намного проще, и я словно чувствовал, как остатки стресса бесследно улетучиваются.
Из двери самолета высунулась голова мужчины среднего возраста.
– Капитан Форрестер? – спросил я, шагнув вперед и приветственно протягивая руку. – Я Оуэн Спаркс.
Он взглянул на меня и покачал головой.
– Ну, будь я проклят, – проворчал он, посмеиваясь и пожимая мне руку. – Ты совсем не такой, как я ожидал. Сколько тебе лет-то, сынок?
– Двадцать три, – ответил я. Привыкнув к подобной реакции на свой счет, я не обиделся. Из-за необходимости вести дела я старался держаться так, как если бы был старше, чем на самом деле. Корча из себя панка, нельзя добиться всего того, чего в относительно юном возрасте достиг я. Партнеры относились ко мне с уважением и прислушивались к моим словам.
Не сомневаюсь, что мое состояние также отделяло меня от большинства сверстников. И бывали моменты – вот как этот, – когда я был рад своему богатству. Я сам заработал свои деньги, и было приятно тратить их на то, что по-настоящему хочется, забыв о неприятном чувстве, будто я должен раздавать купюры направо и налево каждому, кто попросит.
– Ну, пойдем, – сказал пилот. Я проследовал за ним в кабину, и он указал на ряды кресел в салоне. – Садись куда угодно. Только обязательно пристегни ремень.
Моя спортивная сумка стояла на кресле в переднем ряду, поэтому я сел рядом и опустил ее в ноги. Я наблюдал, как капитан Форрестер надел наушники и защелкал рычажками на панели. Он что-то коротко сказал в микрофон у самого рта, и как только получил разрешение на взлет, мы отплыли от платформы. Самолет набирал скорость, и меня вжало в кресло, когда мы взлетели.
В пути я смотрел в окно, впечатленный открывающимся видом. Прищурился от заливавшего салон яркого солнечного света и отыскал в сумке солнцезащитные очки. Безоблачное небо было таким же голубым, как и вода внизу.
Полет длился около двух часов. Некоторое время внизу не было никакой земли, но наконец самолет начал снижаться, и я впервые увидел остров. Не очень большой, протяженностью километра полтора. Чистый белый песчаный пляж, зеленая растительность, высокие пальмы, торчащие из густого леска в центральной части.
Помню, тогда я подумал, что в таком красивом месте не может случиться ничего дурного.
Мы приводнились прямиком в лагуну.
– Лучше разуйся, – посоветовал пилот.
Я улыбнулся, когда, опустив глаза, убедился, что сам он управлял самолетом босиком.
Когда я снял обувь и убрал ее в сумку, капитан Форрестер открыл дверь кабины, и мы выпрыгнули в воду. Глубина оказалась где-то по колено. Пилот распахнул багажный отсек на боку самолета, и мы принялись переносить мой скарб на берег. Пришлось сделать несколько заходов, чтобы перетащить всё. Шлепая по теплой как парное молоко воде, я распугивал стайки рыбок.
– Давай-ка пройдемся по твоему списку и удостоверимся, что я ничего не забыл, – предложил Форрестер после того, как разгрузка закончилась. Из кармана рубашки он достал сложенный лист бумаги с распечаткой одного из отосланных ему электронных писем.
Первым в реестре значился спутниковый телефон. Капитан сообщил, что мой обычный сотовый не будет работать, потому что остров находится слишком далеко от цивилизации.
– Мой номер туда уже внесен, и если вдруг возникнут какие проблемы или я срочно понадоблюсь, просто нажми вот сюда, – сказал он, указывая на кнопку, и протянул аппарат мне. Затем наклонился и ткнул в другую кнопку. – Если по какой-то причине я не отвечу, звони на вот этот номер. Это аэропорт. Батарея продержится несколько месяцев – конечно, если ты со скуки не начнешь названивать всем кому ни попадя.
– Я никому не собираюсь звонить, – пообещал я. В прошлой жизни не осталось ни одного человека, с которым мне хотелось бы поговорить.
Капитан потянулся за следующим предметом – большим рюкзаком, стоящим на песке. Из тех, какими пользуются заядлые туристы, когда отправляются в пеший поход и несут свои пожитки сами. В последний раз я таскался с таким рюкзаком в двенадцать лет. Тогда в подарок на день рождения я попросил отца записать меня на недельное путешествие по горам Сьерра-Невады, организованное клубом «Любители странствовать». Нам с папой нравились походы, и он брал меня с собой, сколько я себя помню. Маму и сестру подобный досуг не интересовал, но я счастливее всего чувствовал себя на природе, и чем дальше от цивилизации, тем лучше. Когда папа принес домой проспект «Любителей странствовать» и мы вместе его прочли, я сразу же понял, какую мечту хочу осуществить.
Семь дней в глуши стали всем, на что я надеялся, и они изменили меня так сильно, что тогда я этого даже полностью не понял. Но через два дня после моего возвращения из экспедиции папа умер от аневризмы мозга, и с тех пор я больше в походы не ходил.
Теперь, стоя на пляже, я думал, не является ли мое желание пожить отшельником на необитаемом острове попыткой воссоздать настроение, владевшее мной во время той экспедиции. Тогда я был слишком молод, чтобы ощутить истинное озарение, но предчувствовал его. Предчувствовал то просветление, которое реально достичь лишь в месте, куда толком не ступала нога человека, причем в полном одиночестве.
Я расстегнул рюкзак и вытащил его содержимое: спальный мешок, коврик и тент. Рюкзак был необязателен, но вещи в нем компактно умещались и их легче было транспортировать с самолета на пляж. Он еще может пригодиться, когда я займусь исследованием острова.
Пилот взял список и принялся ставить галочки, пока я рылся в большой картонной коробке и называл лежащие в ней предметы:
– Походная печка, топливо, нож, зажигалка, фонарь, удочка, коробка со снастями, кастрюля и сковорода, аптечка первой помощи, кухонная утварь, репеллент, солнцезащитный крем, летний душ, лопата, большой пластмассовый контейнер с широким горлом, туалетная бумага, мешки для мусора.
Следом мы принялись за непортящуюся еду. Вся она была дегидрирована и упакована в вакуумные пакеты или жестянки с «язычковыми» открывалками. Я обнаружил кучу орехов, сушеных хлопьев и фруктов, вяленое мясо и порошковую смесь, которую можно было разводить водой и пить, а также банки зеленой фасоли и кукурузы.
– В лагуне много рыбы. На острове растут кокосы и хлебные деревья. Еды у тебя полно. – Капитан указал на три тридцатилитровых бочонка с питьевой водой. – Держи их в тени, – посоветовал он. – Холодной воду не сохранишь, но останется свежей. На тридцать дней тебе этих запасов не хватит, но если будешь собирать дождевую воду в подходящую посудину, – он указал на пластмассовый контейнер, – от жажды не помрешь.
– Ладно, – кивнул я, слегка занервничав при мысли, а хватит ли мне воды. Когда я только начал переписываться с капитаном Форрестером и объяснил, что именно хочу сделать, он сразу предупредил, что самая большая проблема в жизни на необитаемом острове – недостаток пресной воды.
– Не забывай складывать весь мусор, который не удастся сжечь, в пластиковые пакеты. Потом заберешь их с собой, чтобы утилизировать.
Я собирался вести себя на острове так, как в туристическом лагере: уважать этот клочок земли, на котором временно обитаю.
– После меня мусора здесь не останется.
Не так давно, изложив свой замысел, я задал Форрестеру главный вопрос: «Возможно ли осуществить то, что я задумал, и поможете ли мне в этом вы?»
– Большинство людей посещают необитаемые острова максимум на денек-другой, – сказал он тогда. – Устраивают пикник, играют в Робинзонов и возвращаются в свой отель. Никогда не сталкивался с тем, чтобы кому-то захотелось заделаться отшельником на неопределенный срок. Но если твой план именно таков, я знаю одно местечко, где его можно претворить в жизнь. Остров расположен в северной части архипелага, и над ним почти не летают самолеты. Риск того, что в лагуну сядет гидросамолет с парочкой молодоженов на борту, практически нулевой, и тебе не придется беспокоиться, что кто-то на тебя случайно наткнется.
– Именно такое место мне и нужно, – подтвердил тогда я. И вот я здесь.
Когда с багажом было покончено, я посмотрел на капитана, набрал в грудь воздуха и сказал:
– Должно быть, вы считаете меня сумасшедшим.
– Не буду врать, сынок, эта мысль приходила мне в голову. Или так, или ты действительно хочешь отдалиться от мира больше, чем любой знакомый мне человек.
Теперь у меня появилась собственная запретная зона. Определенно, никогда раньше я не потакал своим желаниям до такой степени.
– Возможно, я приду в себя быстрее, чем надеялся, – усмехнулся я.
Капитан обтер пот с лица подолом рубашки.
– Слушай внимательно: с этого месяца и примерно до ноября выпадает максимум осадков. Тебе не составит труда собирать питьевую воду, потому что дождь будет припускать по нескольку раз в день. Просто озаботься, чтобы контейнер всегда был наготове. Обезвоживание – самая большая неприятность, с которой ты можешь здесь столкнуться, поэтому всегда следи за запасами питьевой воды.
Я знал, что на Мальдивах два сезона – сезон дождей, или юго-восточный муссон (которым острова меня встретили) и более сухой северо-восточный муссон, который начнется в декабре.
– А грозы? – поинтересовался я. – Насколько сильные?
– Не такие, как ураганы – таких здесь не бывает, – но порой случаются довольно серьезные.
– У меня получится пересидеть в палатке?
– Наверное, да, – кивнул капитан. – Я буду следить за радаром и слушать прогнозы погоды. Если мне покажется, что надвигается такая буря, с которой тебе не справиться, прилечу за тобой. – Он положил мне руку на плечо. – Будь осторожен, сынок. Берегись и в воде, и на земле. Этот остров не прилизанный курорт. – Он пожал мое плечо и опустил руку.
Меня восхитило, что этому человеку, которого я даже не знал, было дело до моего благополучия, тогда как каждый из моих родных заботился только о себе и плевать хотел на всех остальных. От доброжелательности Форрестера мне стало легче, словно в порядке исключения тяжесть мира оказалась не на моих плечах.
– Все будет нормально, – пообещал я. – Но спасибо за беспокойство. Спасибо за все.
Капитан улыбнулся и протянул мне руку.
– Не за что. Звони, если понадоблюсь. А так я прилечу через тридцать дней.
– Хорошо.
Мы обменялись рукопожатием, и я остался смотреть, как он уходит. Фалды безразмерной рубашки развевались на ветру. Форрестер вошел в воду, и вскоре тишину нарушил рев моторов гидросамолета.
Когда самолет превратился в точку в небе, я развернулся и принялся осваивать новую жизнь.
  1   2   3   4   5   6   7   8

Схожі:

Трейси Гарвис Грейвс без координат iconБрайн Трейси Привычки на миллионы долларов
Трейси, Брайан. Привычки на миллионы долларов.: Пер с англ. – М.: Изда­тельский дом "Вильямс", 2005. – 352 с
Трейси Гарвис Грейвс без координат iconБрайн Трейси Привычки на миллионы долларов
Трейси, Брайан. Привычки на миллионы долларов.: Пер с англ. – М.: Изда­тельский дом "Вильямс", 2005. – 352 с
Трейси Гарвис Грейвс без координат icon«Прив’язка растрового зображення в гіс (1 частина)»
Даний приклад ілюструє один з найпростіших випадків, прив'язку топографічної карти, де нанесена координатна сітка І є підписи значень...
Трейси Гарвис Грейвс без координат iconЖаклин Уилсон Дневник Трейси Бикер Жаклин Уилсон Дневник Трейси Бикер мой дневник обо мне
Мой день рождения 8 мая. Как назло, Питер Ингем родился в один день со мной, и нам испекли один торт на двоих. Пришлось резать его...
Трейси Гарвис Грейвс без координат icon1. Визначення координат загального центру маси штучних вантаж ів І його допустимі відхилення
Визначення координат загального центру маси штучних вантажів І його допустимі відхилення
Трейси Гарвис Грейвс без координат icon1. Визначення координат загального центру маси штучних вантаж ів І його допустимі відхилення
Визначення координат загального центру маси штучних вантажів І його допустимі відхилення
Трейси Гарвис Грейвс без координат icon1. Визначення координат загального центру маси штучних вантаж ів І його допустимі відхилення
Визначення координат загального центру маси штучних вантажів І його допустимі відхилення
Трейси Гарвис Грейвс без координат iconБрайан трейси
Перевела с английского Е. А бакушева по изданию: victory! Appfying the Proven Principles of Military
Трейси Гарвис Грейвс без координат iconБрайан трейси
Перевела с английского Е. А бакушева по изданию: victory! Appfying the Proven Principles of Military
Трейси Гарвис Грейвс без координат icon1. Визначення координат загального центру маси штучних вантаж ів...
Визначення координат загального центру маси штучних вантажів І його допустимі відхилення
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка