Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч»




НазваМальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч»
Сторінка9/14
Дата конвертації13.11.2013
Розмір1.82 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Астрономия > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
^

Глава 8. Твердыня Чёрного Властелина (Второй рассказ Леся)


Не игрушка – пистолет,

Да и страха больше нет…

После звонка Максима Лесь понёсся на перекрёсток во весь дух, только кеды засверкали. Даже Тоше не успел толком ничего сказать. Машину маминого… а, ладно, называем вещи своими, взрослыми именами: машину маминого ухажёра Лесь заметил почти сразу, но привычной уже неприязни не испытал.

– Давай, садись, – завидев мальчика, поторопил его Максим, садясь за руль, на ходу убирая в карман мобильный, по которому только что звонил. Мотор он не заглушил, поэтому стоило Лесю усесться на переднее сиденье и пристегнуться, как Максим сразу тронул машину с места.

– Мы куда? В больницу? – поинтересовался Лесь, вертя головой по сторонам.

– Ага, – рассеянно отозвался Максим, гоня по улицам, так быстро, что Лесь даже не успевал сориентироваться. Только мелькали мимо дома, вывески, другие автомобили, светофоры, повороты и перекрёстки, объезды, дворовые «дублёры» проспектов, указатели… Лесю почти дурно стало от этого мелькания, хотя папа гонял – там, в родном городе – ничуть не медленнее.

Стараясь отвлечься от этого дорожного калейдоскопа, Лесь повернулся к Максиму:

– А что с мамой-то?

– Да ты таких терминов не знаешь, – отмахнулся тот.

Лесь обиделся: неужели так сложно объяснить? Но Максим, кажется, совсем забыл себя в тринадцать лет и не понимал, как это неприятно, когда от тебя так отмахиваются: маленький, мол, не поймёшь умных взрослых слов. Настроение расспрашивать отпало, везёт – и ладно. Мама-то всё объяснит.

Обняв рюкзак покрепче, Лесь зажмурился, повторяя про себя: только бы с мамой ничего серьёзного не случилось, только бы с мамой ничего серьёзного не случилось, только бы… Богу ведь несложно, совсем несложно сделать так, чтобы с мамой всё было нормально!

На долгое время в машине воцарилось молчание. Максим, в отличие от многих водителей, не включал радио или плеера и гнал в тишине, насколько вообще гнать позволяли московские забитые дороги. Лесь в обнимку с рюкзаком задремал, укачанный мельканием машин, указателей, тревогой за маму и отголосками тревоги за себя, которым он, впрочем, не придавал значения – ну кто его перехватит при такой гонке «из пункта А в пункт М», к маме, то бишь? Максим, словно прочитав его мысли, вырвался на относительно свободный участок дороги и ещё больше разогнался.

… Но постепенно бег «лошадиных сил» замедлялся, видимо, цель поездки была близка. Разбуженный толчком от остановки машины, Лесь очнулся от дрёмы, позёвывая и по привычке прижимая к себе рюкзак.

– Пойдём, – позвал Максим, успевший первым вылезти из машины и уже стоящий со стороны «штурманского» места.

Лесь выбрался наружу, ловко спрыгнув мимо не просыхающей лужи у сливной решётки, и огляделся. Впрочем, оглядываться ему пришлось на ходу – Максим его, как маленького, крепко взял за руку и потянул за собой в сторону пропускного пункта рядом с глухими воротами. Ворота напомнили Лесю почему-то въезд в средневековый рыцарский замок и ещё что-то, но воспоминание мальчик ухватить не успел: Максим втащил его в пропускной пункт, а там их уже ждал улыбчивый старичок, сухой, как балерина, и обрадовавшийся Максиму, словно тот был его любимейшим внуком. Улыбочка его, правда, была какой-то дежурной, резиновой – точнее, полиэтиленовой, как одноразовые перчатки.

Врач, что ли? Только странно, что в бежевом пиджаке, а не белом халате, но кто их, врачей, знает… А так забавный старикан, ростом ещё ниже Максима. Улыбочка у него, конечно, какая-то странная, но мало ли… Лесь разных людей видел, с разными улыбками. Чего стоит один папин друг со шрамом в уголке губ, из-за которого всегда казалось, что рот скривился в нехорошей ухмылке.

– Здравствуйте, – кивнул этому врачу Максим.

– А, Максим Владленович! Здравствуйте, здравствуйте, проходите, конечно… – старичок суетливо зашарил по карманам пиджака и, наконец, вытащил из одного пластиковую карточку пропуска. Приложил к турникету, тот пискнул и замигал зелёной стрелкой.

Максим подтолкнул Леся вперёд, и старичку пришлось ещё раз тянуться, чтобы приложить пропуск. Наконец, все прошли, и тут старичок повернулся к Лесю и улыбнулся уже персонально ему своей одноразовой улыбочкой:

– И вам здравствовать, Алексей… Андреевич, правда? Пойдёмте, пойдёмте, вас уже ждут…

Лесь не обратил бы на эти слова никакого внимания – говорит старикан и говорит, но старая привычка с недоверием относиться к любому, кто что-то о нём знает до того, как сам Лесь представится, на мгновенье взяла верх над разумом, всколыхнув подозрительностью. Мальчик метнулся взглядом затравленного зверька по сторонам, по старикану, ещё ничего не успевшему понять, по Максиму, странно-напряжённому, снова по старичку, по его визитке…

Вот оно. Интуиция вцепилась в основание черепа бульдожьей хваткой, заставляя волосы встать дыбом. Мальчик шарахнулся назад, но наткнулся спиной на Максима, тут же схватившего его за плечо.

Не узнать лотос-росянку, пусть даже и мелко нарисованный в углу визитки, Лесь попросту не мог.

– Пусти! – выдохнул он, пытаясь вырваться, но куда там, Максим держал крепко.

– Алексей, чего вы? – ещё искренне не понимал – или наоборот, делал вид, что не понимает! – старичок. – Что случилось?

Лесь не ответил, сосредоточенно пиная Максима по голени. Впервые он пожалел, что на ногах мягкие кеды, а не какие-нибудь ботинки с каблуками. Наконец, с третьей попытки, Лесь попал в нужное место, Максим от удивления и боли ослабил хватка, и мальчик поспешно рванул в сторону, успевая краем глаза заметить вскакивающих со своего места охранников.

Плохо, очень плохо, четыре – ладно, три, старикан не в счёт – мужика против одного мальчика… Максим успел ухватиться за рюкзак, но сбросить его с плеча Лесь не мог. Там же был папин пистолет, папа убьёт, если Лесь его не вернёт в целости и сохранности… Пистолет!

Ткань затрещала, Лесь ещё раз с силой рванул, поскользнулся, и под оглушительный треск рвущейся ткани на кафель посыпались вещи. С металлическим стуком, словно нехотя, выпал и пистолет. Вывернувшись из лямок ставшего лёгким и совершенно ненужным рюкзака, Лесь бросился вперёд, накрывая оружие животом, но тут именно тот старикан с резиновой улыбочкой, которого мальчик совсем списал со счёта, цепко ухватил его за ногу.

– Стой! – завопил он визгливым голосом. – Да держите его!.. Ай! – это Лесь с силой ударил ногой по ноге в том месте, где старикан его схватил.

Уворачиваясь от тянущихся со всех сторон рук, Лесь отскочил в спасительный угол и замер с пистолетом, не очень удобно, но привычно лежащим в руке. Перехватил его двумя руками, снял с предохранителя, тяжело дыша после короткой борьбы, а глаза метались по противникам, замершим при виде оружия.

Старикан баюкал руку, но второй раз повторять свою ошибку Лесь не захотел и оставил его в числе возможных противников. Максим… нет, он изрядно растерян, вот от него-то сейчас меньше всех толку будет… И хорошо, потому что стоит он ближе всех.

Опасней всего был тот охранник, что стоял за Максимом, отцепляя от пояса наручники. Откуда они у него, зачем? Что, Лесь уже далеко не первый, кто «рыпается в дверях»? М-да… Но об этом надо будет думать не здесь и не сейчас.

А хватать себя ему явно позволять нельзя, тут уже не вывернешься точно.

Второй охранник стоял в дверях, перекрывая выход.

Мгновенье, растянувшееся на целый век, пока Лесь анализировал ситуацию, закончилось громким ударом его сердца, подскочившего за время короткой борьбы куда-то уже ближе к горлу. Охранник, бесцеремонно сбив Максима с ног, бросился вперёд, Лесь отпрянул, но больно стукнулся затылком о стену и с ужасом понял, что сам себя загнал в угол. Пытаясь увернуться от охранника и выбраться ближе к двери, он упустил момент, когда Максим встал, и вот уже три руки держали его, а четвёртая защёлкнула наручник на левом запястье Леся. Мальчик рванул в сторону, не желая смиряться с мыслью, что вот так вот, глупо, из-за одной маленькой ошибки – надо было сразу броситься к выходу! – всё кончено. «Браслет» больно врезался в кожу, кажется, разодрав её – в ладонь потекло что-то горячее. Вот и всё?!

Нет, нет, нет! Пап, где же ты?! Почему ты не можешь появиться именно сейчас и раскидать их всех, ты же умеешь, ты очень круто умеешь драться!..

Но папа не появился. Зато Лесь всё ещё сжимал в руке папин пистолет, снятый с предохранителя, с полным магазином…

Лесь колебался недолго – вернее, даже не колебался, а хладнокровно, едва ли сам осознавая, о чём думает, выбирал, стрелять сразу в лицо, наверняка насмерть, или только ранить. Нет, лучше ранить, так сутолоки будет больше, над раненым все квохтать будут, и у Леся появится время исчезнуть до начала настоящей погони.

Мгновения растягивались во время такого анализа, как жвачка, из которой пытаешься выдуть пузырь, а потом этот самый пузырь лопался, и жизнь снова неслась вприпрыжку, будто играя в чехарду. Лесь выстрелил почти в упор в предплечье охранника, потом отскочил и снова взялся за пистолет двумя руками – наручники охранник выпустил, как только прозвучал выстрел; перевёл ствол на того охранника, который стоял в дверях… Помедлил на долю секунды и выстрелил не в него, а в окно, трижды, с самовзвода, не до точного прицеливания тут было. Звона бьющегося стекла он не услышал, хотя оно точно пошло трещинами между тремя получившимися дырками, – оглох от показавшихся внезапно громоподобными выстрелов.

Пока все на пару мгновений замерли, Лесь, подхватив с пола рюкзак, диким прыжком-кувырком преодолел турникет и свалился прямо под ноги того второго охранника, сбив его с ног – от неожиданности тот повалился до смеха неловко, словно мешок с картошкой; вскочив, Лесь не стал разбираться в обстановке, а прыгнул на подоконник и вывалился наружу, выбивая уцелевшие остатки стекла рюкзаком, вовремя сообразив, что руки и голову желательно поберечь.

Правда, руку он всё равно себе распахал от запястья и почти до локтя, но было не до трагичного истекания кровью, поэтому Лесь, и вовсе не обращая внимания на порез, припустил во весь дух вниз по улице, мало заботясь о своём внешнем виде. Ну да, кровь, наручники на запястье болтаются, в руках пистолет, к груди прижат разодранный по шву рюкзак, глаза дикие-дикие…

По счастью, пугать дикими глазами было некого, разве что выбегающего из пропускного пункта того старикашку.

Ворота, кстати, Лесь сразу вспомнил, откуда знает. Это же та самая «Твердыня Чёрного Властелина», офис Центра, то бишь. Сколько же Лесь пялился на фотографии тогда, в конце мая – а тут на тебе, вживую побывал…

Думал Лесь обо всём этом на бегу, рефлекторно петляя, пригибаясь, прячась за кустами и машинами и пытаясь решить, куда вообще отсюда деться.

Так, стоп, если это «Центр охраны детства», а это он, то Лесь прекрасно знает, где находится! Не зря же карту изучал! А сейчас он несётся, значит, по проезду прямо в сторону шоссе, куда ему точно не надо…

Лесь резко свернул налево, продрался через кусты и помчался уже по траве, пригибаясь и моля Бога, чтобы тот отвёл глаза преследователям. Потому как папы рядом не было, да и никого вообще рядом не было, кто мог бы помочь. А Богу же ведь не очень сложно это сделать!

А Лесь… Лесь обязательно будет почаще в храм приходить и даже выучит какую-нибудь молитву, чтобы не лепетать жалко про себя обрывки «Отче наш» вперемешку со своими собственными, несуразными словами.

Неожиданно вытоптанная дорожка, по которой в данный момент нёсся Лесь, пошла под уклон и резко свернула влево, а Лесь не успел и побежал-полетел по зелёному склону обрыва. Вскоре споткнувшись, оставшуюся часть пути мальчик проделал кувырком, проломился сквозь кусты и выкатился на полянку.

Со всех сторон прятали её от посторонних глаз кусты и яблони. С удивлением обнаружив в руке горсть «синего веретена», Лесь её всю разом отправил в рот и скривился – кислятина. А потом огляделся и понял, что, кажется, в безопасности. Сверху, с обрыва, полянки видно не было, со всех сторон – густые кусты, которым даже он своим полётом ничего не сделал, так, пару веток поломал да набрал полную голову листьев и сучков.

Медленно переводя дух, Лесь положил на землю разодранный рюкзак, на него пистолет и, наконец, принялся обследовать свою руку на предмет возможных травм. От локтя до запястья она была весьма некрасиво залита кровью – порез, к сожалению, не почудился и оказался неглубоким, но очень длинным и до сих пор кровоточил. Лесь успел уже заляпать себе футболку – и как её, интересно, отстирать, не имея теперь возможности даже домой заглянуть?

На этом травмы не кончились – Лесь насчитал помимо этого несколько царапин, пару совсем мелких порезов, а ещё обнаружил, что сильно рассадил кожу наручниками, когда вырывался из рук охранника. Вообще, такие наручники можно было открыть, Лесь где-то читал даже, как, но для этого нужна была проволока – скрепка, например – или хотя бы маникюрные ножницы, а ни того, ни другого у Леся не было. Был, правда, ножик, но он мало чем мог помочь, слишком широкое лезвие.

С другой стороны… Лесь подёргал браслет – кажется, он действительно достаточно сильно болтается на руке, велик, не рассчитан на руку ребёнка. А значит, можно обойтись и без маникюрных ножниц, надо только постараться… Эх, мыла бы сюда! Лесь помнил, как однажды маму в безымянный палец укусила оса, палец распух, и обручальное кольцо не слезало. Тогда мама намылила палец и потихоньку кольцо скрутила с него – палец-то стал скользким… Но в распоряжении Леся мыла тоже не было.

«И чего у меня в рюкзаке только нет… И проволоки нет, и мыла нет…» – Лесь невольно улыбнулся от получившегося каламбура. Потом вновь посерьёзнел и, вжав большой палец, принялся остервенело стягивать браслет наручников, крутя руку туда-сюда.

… Минуте на десятой сосредоточенного пыхтения, по ходу дела сообразив, что слюна при отсутствии мыла тоже сойдёт, Лесь добился-таки успеха и с облегчением вздохнул, разглядывая изрядно ободранную руку. Потом огляделся и закинул ненавистные наручники в кусты. Всё. Хоть одна проблема решена.

А вот теперь пора привести в порядок руку, потому что только-только остановившаяся кровь опять пошла из пореза. Перевязать хотя бы чем-нибудь… Правда, на перевязочный материал могла сгодиться только завязанная на шеи бандана, которую было ужасно жаль. Но руку, напомнил себе Лесь, развязывая узел и неохотно стягивая платок с шеи, жальче. А бандану можно будет потом отстирать, когда-нибудь, когда Лесь разберётся с местом жительства. И зайдёт к Василию – снова за той симкой. А ещё выключит срочно телефон, пока его не засекли!..

Начиналась новая игра в прятки. На душе было тоскливо. Рука болела от локтя до запястья вся целиком… Зато Лесь был свободен и с этой свободой расставаться так просто не собирался, а ещё – он теперь знал своего врага и его «Твердыню Чёрного Властелина» и вовсе не боялся. Ну, разве только самую капельку… Да и то не тогда, когда в руках папин пистолет.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Схожі:

Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconХемингуэй Глава вторая Глава третья книга вторая глава пятая Глава...

Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconНемецкий разговорный. Полезные фразы на каждый день. Сохраняем
Буквосочетание является одним из самых сложных в немецком языке. Есть пять вариантов произношения, в зависимости от того, какая у...
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconЭрих Фромм Бегство от свободы Фромм Эрих Бегство от свободы
Обособление индивида и двойственность свободы Глава Свобода в эпоху реформации Глава Два аспекта свободы для современного человека...
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconВ XVI-XVII веках
Валуа», неизвестный художник, ок. 1580 г. (глава 2); «Генрих IV доверяет регенство Марии Медичи», Питер Пауль Рубенс (глава 3); «Анна...
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconНекоторые исключения из правил чтения в английском языке
Гласная a перед согласной s, после которой следует другая согласная читается [a:]: pass, master, past
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconОдноглазый полярный волк заперт в клетке парижского зоопарка. Люди...
Мальчик стоит перед вольерой волка и не шевелится. Волк ходит туда-сюда. Он шагает взад-вперед и не останавливается
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconВениамин Каверин Летающий мальчик Каверин Вениамин Летающий мальчик...
В газете "Немухинокий голос" появилось объявление: "Для строительства воздушного замка требуются летающие мальчики"
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconКнига джунглей 2 Аннотация Знаменитый мальчик‑«лягушонок»
Знаменитый мальчик‑«лягушонок» Маугли, хитрая пантера Багира, мудрый питон Каа, злобный тигр Шер Хан, юркий мангуст Рикки‑Тикки‑Тави...
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconКнига джунглей 1 Аннотация Знаменитый мальчик‑«лягушонок»
Знаменитый мальчик‑«лягушонок» Маугли, хитрая пантера Багира, мудрый питон Каа, злобный тигр Шер Хан, юркий мангуст Рикки‑Тикки‑Тави...
Мальчик с пистолетом Глава Гласная в слове «м(я|е)ч» iconУвалень сенбернар, преследуя кролика, забирается в нору. А в ней...
Маленький мальчик видит, как сама по себе отворяется дверца шкафа, из темноты на него глядят пышущие пламенем глаза…
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка