711F95E0-C90F-4B09-8D33-90CE6F59bcde




Назва711F95E0-C90F-4B09-8D33-90CE6F59bcde
Сторінка1/19
Дата конвертації25.08.2014
Розмір2.54 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Военное дело > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
sf_action Андрэ Нортон Новая порода ru en Олег Колесников
FB Editor v2.0
27 May 2008 711F95E0-C90F-4B09-8D33-90CE6F59BCDE 1.0

Ледяная корона
Эксмо
Москва 2004 5-699-06989-5
<br />Андрэ НОРТОН <br /><br /><span class="butback" onclick="goback(237223)">^</span> <span class="submenu-table" id="237223">НОВАЯ ПОРОДА </span><br />
<br />Глава первая <br />
Легкий ветерок с еле слышным шорохом всколыхнул листья широкой ветви, на которой в охотничьей позе распластался Фуртиг. Однако когти не были одеты на его руки, а просто привязаны к ним. Ветерок не доносил до его широких, чутких ноздрей ни одного полезного запаха. Он взобрался на дерево не для того, чтобы сверху грациозно наброситься на жертву, а только чтобы наблюдать за происходящим вокруг. Хотя теперь он знал, что нужно взобраться повыше, поскольку здесь листья образовывали толстую непроницаемую завесу.

Он двигался изящно, как дикий зверь. Несмотря на то, что его предки охотились на четырех лапах, Фуртиг обычно передвигался на двоих, кроме тех случаев, когда поджимало время и ему приходилось переходить на быстрый бег. На деревьях он чувствовал себя лучше, чем на земле. Безусловно, его предки тоже отлично лазали по деревьям, а излишняя любознательность часто приводила их к исследованию всего вокруг. Вот Фуртиг быстро перебрался с очередного сука наверх и теперь с врожденной ловкостью балансировал на тонюсеньких веточках.

Наконец он добрался до развилки на дереве и оттуда как следует смог рассмотреть окрестности. Он специально выбрал это дерево, растущее на небольшом всхолмье, так что открывающаяся перед ним местность просматривалась со всей отчетливостью.

Первые заморозки уже успели прихватить землю, хотя днем возвращалось кое-какое тепло. Высокая трава рябью колыхалась между Фуртигом и отдаленными, зловещими тенями. Трава пожухла, и уже совсем немного времени оставалось до сезона холодов. Но сначала пройдет Турнир Умелых.

Фуртиг крепко сжал потемневшие губы, затем открыл рот в беззвучном боевом рыке. Обнажились мощные белые клыки. Уши крепко прижались к его круглой голове, шерсть на спине вздыбилась, хвост распушился, словно Фуртиг уже заметил воображаемую жертву.

Наверное, его предкам такое зрелище показалось бы забавным и неестественным; ибо в те времена их тела приспособлялись сообразно обстоятельствам, и любое спонтанное изменение показалось бы им необычным. Они имели округлые передние лапы с толстыми пальцами, неуклюжими, но способными выполнять разнообразную работу, иной раз – довольно сложную. Их тело покрывала длинная шерсть, но кое-где ее почти не было. А череп их потомков был намного крупнее, и поэтому вмещал в себя намного больше различных мыслей и понятий, доселе неизвестных. В действительно, кардинально изменились только мозги. Фуртиг, как и предки, относились к роду кошачьих. Но теперь ни его самого, ни его предков нельзя было назвать кошачьими в точном смысле этого слова.

Его народ отсчитывал время по Турниру Умелых, проходящему каждые два года. Более длительных промежутков времени Народ не знал. И каждые два года на Турнире Умелых воин, достигший определенного возраста, должен был представить всем доказательство своего боевого мастерства, чтобы женщины могли выбрать себе в супруги победителя. Еще народ Фуртига отмечал время по наступлению зимы, возвращению весны и летнему зною, во время которого все погружались в дремоту, а ночью выходили на охоту. Других отсчетов времени Народ не ведал.

Хотя поговаривали, что Гаммаж знает множество вещей, неведомых остальным. Но и сам Гаммаж был совершенно другим. Гаммаж… Фуртиг посмотрел на темные громады зданий, вырисовывающихся на противоположной стороне поля. Это были логова Демонов. И все-таки Гаммаж не боялся Демонов. Если все слухи о нем были правдой, Гаммаж сам жил там – в самом сердце заброшенного мира Демонов. Среди лучших воинов бытовала привычка поговорить «о прогулке к Гаммажу». И иногда какой-нибудь храбрец отправлялся туда, чтобы никогда больше не вернуться – что, безусловно, доказывало, что у Демонов повсюду расставлены ловушки. Даже несмотря на то, что уже в течение нескольких поколений никто никогда не видал ни одного Демона.

Фуртиг видел их изображения. Такие картинки показывали в школе следопытов, чтобы ученики умели распознать врага. И Фуртигу довелось затем видеть живьем Лайкеров, Клыкастых и даже Крыстонов. Относительно же Демонов, он мог положиться только на собственное воображение, чтобы опознать – Демон это или нет.

Давным-давно Демоны покинули свои логова, хотя следы своего пребывания оставили надолго. Особенно болезни: вонючая-падучая, кашленица, костоедка – всем этим переболели Народы Прошлого, которые хоть раз побывали в тюрьме у Демонов. Только крошечной горстке удалось бежать из заключения.

Помня об этих жутких смертях, предки и родственники Фуртига всю жизнь держались подальше от Логовищ. И первым, кого привела туда жажда знаний, был Гаммаж – который, как уже говорилось, очень сильно отличался от остальных из Народа.

Фуртиг рассеянно провел рукой по губам, слизывая с шерсти клейкий сок листвы. Ведь он и сам принадлежал к клану Гаммажа, и как тот, отличался от других кланов, помимо телесного отличия – неимоверной отвагой и любознательностью. За это другие кланы их и недолюбливали. Снова он сжал губы и дернул хвостом. Воинам из его клана не так уж просто подобрать пару, даже после победы на Турнире Умелых. Их неугомонный дух изысканий, любопытство, привычка нарушать традиции не очень-то нравилось благопристойным невестам, мечтающим только об одном: чтобы их дети росли в тепле, уюте и безопасности.

Потому, стоило на Турнире победить кому-нибудь из клана Гаммажа, невесты отворачивались от победителя. Да и сам Гаммаж, к которому в свое время относились не иначе, как с благоговением, нынче пользовался не очень хорошей репутацией. И это несмотря на то, что хотя кланы охотно принимали от Гаммажа его нечастые, необычные, но всегда удивительные подарки, присылаемые им из Логовищ. Впрочем, уже некоторое время оттуда ничего не поступало.

Охотничьи когти тихонько звякнули на запястьях Фуртига. Они тоже были подарком Гаммажа своему народу. Изготовлены из блестящего металла, они всегда сверкали, никогда не ломались и не ржавели, хотя предметы, сделанные из других металлов, уже давно рассыпались на части. Когда их надевали на запястье и прикрепляли при помощи широкой металлической полосы, ладонь с короткими пальцами тотчас же обретала искривленные защитные крюки, намного крупнее и смертоноснее обычных когтей. Одним хорошо выверенным ударом таким орудием можно было убить оленя или дикую корову, на которых Фуртиг и его Народ охотились для добывания себе пищи.

Но во время войны подобные когти использовать категорически запрещалось. Исключение составляли только бои с Лайкерами, и уж кто-то, а Лайкеры прекрасно знали силу и опасность этих когтей. Неплохо зарекомендовали себя когти и в сражениях с Крыстонами. Стычки происходили постоянно, вот только с Клыкастыми пока ссор не было, поскольку они заключили перемирие с Народом Фуртига.

Эти смертоносные когти изобрел Гаммаж. Время от времени он присылал и другие подарки, и все они заметно облегчали жизнь в Пяти Пещерах. Поэтому жившие там кланы уважали и боялись его. Впрочем, спустя некоторое время распространились слухи, что к северу от Логовищ поселилось какое-то племя, но никто из Народа Фуртига ни разу не видел никого из них. Логовище… Фуртиг пристально вгляделся в расплывчатые темные громады вдали. Увиденный им ландшафт состоял из длинного горного кряжа. Интересно, там ли еще Гаммаж? Или Предок уже умер?

Только в это было трудно поверить. Гаммаж намного пережил других обычных воинов. А одним из его последних детей был прапрадед Фуртига. Последняя подруга Гаммажа умерла, а сам он ушел в Логовища. Считалось, что род Гаммажа жил долго. Отец Фуртига, Фуффор пал в битве с Лайкерами, и тогда он остался единственным из их рода, кто проживал в Пяти Пещерах. Фуффор казался совсем не старым; а его подруга приносила ему каждый сезон двоих детей и была его четвертой женой в череде сезонов. И если бы в жилах их племени не текла кровь Гаммажа, то все могло бы закончиться крупной бедой. Фуртиг еще раз злобно рыкнул. Это проклятые сплетни насчет их рода росли с неимоверной быстротой! Дескать, Гаммаж вступил в союз с Демонами и пользуется злом, чтобы научиться продлевать себе жизнь. И все же, вопреки этому злобному шушуканью по углам, народ весьма охотно принимал посланцев от Гаммажа и с радостью принимал его дары.

Только теперь, когда посланцы от Гаммажа больше не являлись, а от тех, кто отправлялся на его поиски, ничего не было слышно, слухи стали множиться. На последнем Турнире победил старший брат Фуртига, Фухан, рожденный за сезон до него. И несмотря ни на что, ему так и не удалось избрать себе подругу жизни. Поэтому он вступил в отряд разведчиков и отправился в долгое путешествие на запад, откуда так и не вернулся. Мог ли ожидать Фуртиг от всего этого чего-нибудь хорошего? Вряд ли, ибо он мог и проиграть Турнир, поскольку был намного слабее Фухана и намного ниже его ростом. Хотя и был сообразительнее и быстрее брата.

Он подумал, что сейчас бы ему следовало тренироваться к предстоящему Турниру, а не тратить время на разглядывание Логовищ. Но он не мог повернуть назад. И его мозг рисовал причудливые образы того, что находилось за этими стенами. Он знал, что Демоны обладают великими познаниями, хотя и использовали их только во вред, что и привело впоследствии к их краху и гибели.

Фуртиг вспоминал, как однажды отец обсуждал темную историю прошлых дней. Он беседовал с одним их посланцев Гаммажа о каком-то открытии, которое тот сделал. И заодно он прислал своим наследникам образ Демона, который создал сам.

Прежде чем умереть, Демоны сходили с ума, иногда так, как это делали Лайкеры. Они с яростью убивали своих же сородичей, не могли спариваться с подругами и производить потомство. И так, погибая от неудержимой злобы и ненависти, они постепенно умирали, и миру становилось лучше.

Гаммаж понял это, когда жил в Логовищах, и все же он очень боялся, что когда-нибудь Демоны могут вернуться. Откуда – из смерти? – с удивлением подумал Фуртиг. Да. Несомненно, они обладали великими познаниями, но могли ли эти познания помочь им сперва умереть, а потом вернуться к жизни? А может быть, Демоны вовсе не были живыми созданиями, такими, как Народ или даже Крыстоны? Однажды… однажды он придет к Гаммажу и узнает у него больше.

Но не сегодня, пока он не доказал себе и всем живущим в Пяти Пещерах, что в жилах потомков Гаммажа течет благородная кровь! И больше он не станет тратить время попусту, наблюдая за брошенными Логовищами!

Фуртиг без труда соскользнул по стволу вниз и очутился в небольшой роще – охотничьей территорией жителей Пяти Пещер. В лесу Фуртиг чувствовал себя, как дома, не говоря уже о темных пещерах.

Он остановился, чтобы поправить прилаженные к поясу когти, чтобы они не выдали его присутствие бряцанием. Потом умело опустился на землю на все четыре ноги, изящный и грациозный. Он проделал весь путь, и шел несколько часов, так же грациозно и изящно. Во время праздничных церемоний весь Народ должен был стоять совершенно прямо с гордо поднятой головой, что доказывало, что Демоны, всегда передвигающиеся на двух конечностях, все-таки не выше Народа ростом.

Фуртиг намеревался добраться до Пещер с севера, но сперва его путь лежал на запад. Он хотел подойти к небольшому озерцу, излюбленному месту купания диких уток. Ибо возвратиться в пещеру с добычей – долг каждого настоящего воина.

Внезапно в его ноздри ударил посторонний запах, и Фуртиг резко остановился. Рука потянулась к ремню, он быстро нацепил когти и присел на корточках в кустах.

Лайкеры! И судя по запаху, довольно много! Они никогда не охотились в одиночку, как Народ Фуртига, а передвигались группами, имя одну-единственную цель – убивать! Они могли убить кого-нибудь из Народа просто так, ради удовольствия.

Храбрость – одно, глупость же – совершенно другое. А Народ Фуртига никогда не отличался глупостью. Поэтому Фуртиг остался там, где находился, и там же и решил принять бой, поскольку уже не сомневался, что Лайкеры очень быстро учуют его (он даже удивился, почему они не учуяли его до сих пор). Либо, решил он, надо скрыться в единственное безопасное место – влево наверху.

Пользуясь когтями, он очень быстро взобрался на ствол дерева и подтянулся. Там он обнаружил ветвь, с которой отлично мог видеть все происходящее внизу. Глубоко в горле затаился воинственный рык, но он не мог взреветь в полную силу, а лишь крепко прижал плоские уши к голове; шерсть вздыбилась на его спине, и он пристально вглядывался вниз, прищурив глаза и готовясь к бою.

Их было пятеро, и бежали они на четырех лапах. Среди них не было никого, подобного Гаммажу, который снабжал бы их нужным оружием или когтями. Но и эти были достаточно опасны. Трое из них были одного роста с Фуртигом, и их могучие мышцы грозно перекатывались под серой шерстью и в подбрюшье со светлыми подпалинами. Их груди были кремового цвета.

Каждый носил пояс, непохожий на пояс Фуртига, а с пояса свисали безжизненные тушки подвешенных к ним убитых кроликов. Небольшая группа охотников, сразу решил Фуртиг. Причем добыча их весьма невелика. Если они решат продолжить охоту (бесшумный рык Фуртига предвидел именно это), то им придется пересечь территорию Клыкастых. И если Лайкеры окажутся настолько глупы, чтобы охотиться на Клыкастых… Зеленые глаза Фуртига даже заблестели от удовольствия. Вместе с Клыкастыми он был готов сразиться с кем угодно – наверное, даже с самими Демонами. Их воины не только обладали здравым умом, но к тому же и отменные бойцы.

Он надеялся, что Лайкеры столкнуться с самим Сломанным Носом – так мысленно Фуртиг окрестил самого могучего воина Клыкастых. Народ не мог воспроизвести речь Клыкастых, гораздо проще было вторить противным воплям Лайкеров; впрочем, и их «разговоры» не могло воспроизвести ни одно разумное существо. В редкие времена перемирий все зависело от жестов, которым учили молодое потомство с самого первого урока.

Фуртиг увидел, что Лайкеры скрылись из поля зрения, обогнул дерево, выискивая подходящее место, куда бы можно было залезть. Заметив такое место, он ловким прыжком преодолел разделяющее его с деревом расстояние и взобрался на него.

Он по-прежнему сдерживал рык. Ведь Лайкеры вторглись на территорию Пяти Пещер, а это считалось немыслимой наглостью! И Фуртиг решил не тратить время на охоту за дикими утками. С другой стороны он должен удостовериться, что Лайкеры не вторглись к ним большим отрядом. Поскольку случалось, что из-за отсутствия пищи целые отряды меняли территорию, вторгаясь к своим соседям.

Если Лайкеры скроются в лесу, то Фуртигу надо проследить за этой группой, поскольку за этим действием крылось двойное намерение. Он должен снова проследить за теми, кого «засек» на территории.

Он крадучись перебегал от дерева к дереву, чтобы его не смогли учуять, даже несмотря на то, что ни Народ, ни Клыкастые не издавали такой сильный запах, как Лайкеры. Они охотились, полагаясь на зрение и слух, а не на запах, как это делали их враги.

Однако Фуртиг решил принять все меры предосторожности. Он расстегнул маленький кожаный мешочек, привязанный к ремню. Внутри мешочка находился комок грязного вещества, издававшего сильный мускусный запах, и стоило его понюхать, как нюхавшего передергивало от отвращения, поскольку это был комок жира дохлой змеи. Фуртиг с силой натер веществом ступни и ладони. Стоит Лайкеру понюхать это омерзительное зелье, как он отпрянет и тотчас же потеряет след.

Снова оказавшись на земле, Фуртиг бросился бежать. Пока он бежал, то прислушивался, принюхивался к воздуху, наблюдая за любыми отметинами и знаками в родном лесу, но так и не заметил следов чужого вторжения. Только следы увиденного им небольшого отряда Лайкеров…

И вдруг… он резко повернул голову и пристально всмотрелся в дерево, растущее слева от него. Затем осторожно двинулся к дереву. Лайкер оставил след, как ориентир, а под ним…

Несмотря на отвращение, испытываемое Фуртигом к собачьему племени, он глубоко вдохнул воздух. Он увидел, пометки-царапины, затем еще, а чуть выше под меткой он заметил знак, принадлежавший его Народу. Но незнакомец, так дерзко оставивший свой охотничий знак, был явно крупнее и выше ростом!

На этот раз Фуртиг рявкнул во всю мощь. Он попытался дотянуться до отметки – и наткнулся на еще одну пометку, перекрещивающуюся с первой. И она была намного глубже тех, которые оставлял он. Выходит, незнакомец видел это! Эти глубокие отметки сперва перекрещивались и, должно быть, означали охотничий знак.

Не слишком ли много посторонних в его лесу? – с негодованием подумал Фуртиг. Сначала он наблюдает за охотничьей группой Лайкеров, затем появляется какой-то неведомый незнакомец, оставляющий свои охотничьи пометки на их территории, как будто Пять Пещер и их кланы не существуют вовсе! Фуртиг решил прекратить выслеживание и отправиться домой. Чем быстрее Народ узнает об этих двух происшествиях, тем лучше.

Однако он не побежал сломя голову, а осторожно возвращался тем путем, которым и явился. Если какой-нибудь вражеский разведчик унюхает запах дохлой змеи, то он полностью собьется со следа. И все же заметание следов заняло достаточно времени, поскольку Фуртиг сделал широкий крюк, чтобы подойти к пещерам с другой стороны.

Уже наступила ночь, и Фуртиг сильно проголодался. Стоило ему подумать о пище, как рот наполнялся слюной, которую он сплевывал кончиком языка. И все же он не позволял себе спешить.

Внезапное шипение, раздавшееся из ночи, не напугало его. В ответ он опустил голову, что служило их опознавательным знаком. При этом он не издал ни звука, иначе в его открытое горло вцепился бы часовой. Благодаря такой предосторожности и выжил их Народ.

Дважды он сворачивал с тропы, чтобы не попасться в спрятанные ловушки. Народ не зависел от ловушек, как Крыстоны, которые обучились высокому искусству ловушек в Логовах Демонов, поскольку, в отличие от Народа, старавшегося держаться подальше от жилищ Демонов, Крыстоны обычно шатались и прятались в Логовищах.

Природа защищала Пять Пещер так же хорошо, как и их обитатели. Ни одна из Пещер не выходила сразу на уровень земли. Чтобы подняться в Пещеру, надо было перейти два уступа, завершающихся отвесной скалой. К уступам вела своеобразная лестница-трап из старых пней, которая легко убиралась при приближении врага. Таким образом перед ним оставалось непреодолимое препятствие в виде отвесной скалы. Лайкеры дважды нападали на обитателей Пещер. И оба раза их защитники оставались целыми и невредимыми, а нападающие лишились многих своих бойцов. Во время последнего нападения Лайкеров и погиб отец Фуртига.

Внутри Пещеры были очень глубокими, а одна из них спускалась к потоку, струившемуся в вечной тьме. Поэтому обитатели Пещер никогда не страдали от жажды и всегда имели под рукой запас сушеного мяса.

По своей природе Народ Фуртига не жил стаями. Дети и матери составляли небольшие семейные единицы, а мужчин не очень жаловали внутри Пещер, не считая, разумеется, Месяца Спаривания. Молодые, не нашедшие себе пару, ходили в одиночку, занимаясь разведкой и защитой внешних границ территории. С годами их становилось все больше и больше. Но вместе они собирались крайне редко, за исключением Турниров.

Они заключили перемирие с другими племенными кланами, живущими на западе, и встречались с ними во время Турниров, на которых могли найти себе пару для обеспечения родственных связей. Однако обычно они не вступали в контакт ни с кем, кроме собственных пяти семей, каждая из которых занимала одну из Пещер.

Пещера Фуртига располагалась на севере и находилась выше других, и он быстро вошел в нее, принюхиваясь к запахам. Свежее мясо – ребра дикой коровы, и еще утка. Стоило ему вдохнуть – и голод усиливался.

Тем не менее, войдя в пещеру, он не устремился туда, где женщины делили еду на порции, а проскользнул через узкую нишу в стене туда, где обитал старейшина клана. Тот сидел и затачивал свои когти с довольством недавно нашедшего им хорошее применение. Фуртиг понял, что это старейшина раздобыл дикую корову.

Хотя жители Пещер прекрасно видели в полутьме, в пещере горел свет, исходящий из небольшой шкатулки, которую тоже некогда прислал Гаммаж. Этот светильник не требовал никакой заботы, ибо угасал с наступлением утра и вновь загорался, когда становилось темно.

Еще одним полезным подарком Гаммажа были квадратные плитки из гибкого теплого материала, которыми застилали всю пещеру вдоль стен во время холодов, а летом женщины выносили их на улицу и раскладывали на ароматной траве. А в холодное время их подкладывали под себя, и они вырабатывали мягкое тепло, и Пещере было тепло даже в самые суровые и холодные бури.

– Фал-Кан хорошо поохотился, – произнес Фуртиг, останавливаясь за несколько шагов от старейшины, приходящегося старшим братом его матери, который сидел на своем лежаке. Фуртиг с детства знал, что должен всегда держаться от старейшины на почтительном расстоянии.

– Да-а, жирную корову я уложил, – сказал Фал-Кан тоном опытного воина, каждое утро приносящего к родному очагу славную добычу еще до восхода солнца. – Вижу, ты очень спешил. Напал на след врага? – Он принюхался. – И что за опасность ты видел?

Фуртиг рассказал, сперва о Лайкерах, а затем о необычной отметине. При упоминании о Лайкерах Фал-Кан пренебрежительно отмахнулся. Ведь они появлялись время от времени, и посланные разведчики всегда сумеют разобраться, что это – небольшой отряд или крупное вражеское соединение. Однако, узнав об отметине, Фал-Кан отложил в сторону когти и начал слушать рассказ молодого разведчика с большим вниманием. Когда же Фуртиг поведал ему о том, как поставил свою отметину поверх метки постороннего, Старейшина кивнул.

– Ты поступил совершенно правильно. Кстати, ты сказал, что посторонние царапины были не такие уж глубокие. Возможно, не глубже твоих. – Он вытянул руку, показывая свои когти.

– Да, так она и выглядела, – ответил Фуртиг осторожно, зная, что со старейшими так и следует разговаривать, поскольку они могут подумать, что ты по молодости заблуждаешься.

– Значит, он не знаком с Гаммажем, – произнес Фал-Кан.

Фуртиг пришел в замешательство, из-за чего заговорил со старшим несколько непочтительно, хотя бы потому, что перебил его.

– Откуда ему его знать? Он же иноземец – и не из Пяти Пещер – или он кто-то из западного Народа. Так что Гаммаж не мог знать его, как и он Гаммажа.

Фал-Кан тихо рыкнул, и Фуртиг, немного смешавшись, осознал свою ошибку. Однако удивление у него осталось.

И тут Фал-Кан хрипло заговорил, как всегда разговаривал с теми, кто ему возражал. Так было принято в пещерах.

– В наше время о Предке было принято говорить открыто и почтительно. Ты никогда не задумывался, Фуртиг, почему в последнее время, когда ты еще рос, он не удостаивал нас своим вниманием? Хотя, похоже, ты еще недостаточно взрослый…

Фал-Кан не стал дожидаться ответа, а продолжил:

– Дело в том, что наш Предок, – себя же он никогда не называл Достопочтимым Предком, равно как не использовал других слов, выражавших его старшинство и величие, – охвачен страхом, что Демоны могут вернуться. И этот страх глубоко обуял его, поэтому он и призывает весь Народ к объединению – словно мы – это одна семья или клан! Все Народы должны объединиться! М-да, – сурово прибавил он, и шерсть вздыбилась на его спине. – Надо же додуматься до такого!

– Все воины знают, что Демоны ушли. Они убивали друг друга и не могли больше производить потомство, поэтому их становилось все меньше и меньше, пока они не исчезли насовсем. Откуда же им тогда взяться? Неужели их кости вновь обрастут плотью и шерстью, а сами они оживут? А Предок боится их возвращения, и это привело его на неверный путь. Когда к нам в последний раз являлся от него посланник, мы узнали, что он передает такие же подарки и другим. И еще я узнал, что Предок даже говорил о перемирии с Лайкерами, чтобы вместе защищаться от врагов, если Демоны вдруг возвратятся. Ведь если они вернутся, мы окажемся слишком разрозненными и слабыми, чтобы выстоять против них. Когда об этом стало известно, Старейшины отказались принимать дары от Гаммажа и передали посланнику больше не приходить, ибо больше мы не считаем их своими братьями по клану.

Фуртиг проглотил комок в горле. Неужели Гаммаж совершил такое?! Об этом он совершенно ничего не знал. Ибо никто еще из Народа не падал так низко, чтобы делить оружие с врагами. И Фал-Кан никогда не рассказал бы об этом, если бы не был совершенно уверен, что это правда!

– Гаммажу сообщили о нашем решении, и он все понял, – продолжал Фал-Кан, с силой ударяя хвостом по земле. – И с тех пор мы больше не видели его посланников. Но мы слышали от наших западных союзников, что в некоторых Логовищах установили флаги перемирия. Сейчас там собираются какие-то неизвестные нам из Народа. И мы совершенно не знаем, кто это. – Тут Фал-Кан прибавил: – Но может статься так, что, порвав отношения с родным кланом, Гаммаж стал внушать плоды своего безумия им. А это позорно, поэтому мы не должны даже говорить об этом между собою, если этого не потребует великая нужда. – Он немного помолчал, затем тихо произнес: – Что же касается той отметины на дереве, думаю, нам надо рассказать о ней нашим воинам. И еще мы расскажем о ней нашим западным союзникам. Скоро они прибудут на Турнир. А теперь ступай и как следует поешь, воин. А я передам твои слова Старейшинам других пещер.
<br /></section>
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка