Деннис Лихэйн Остров проклятых




НазваДеннис Лихэйн Остров проклятых
Сторінка9/27
Дата конвертації22.08.2014
Розмір2.7 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Военное дело > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

— Стоит с этим согласиться, как мы увидим, что Рейчел разбросала для нас множество тайных знаков. Ее шифр основан на элементарном принципе буквенно-цифровых соответствий. Единица равна А. Двойка равна В. Следите за мной?

Коули кивнул, а за ним, с опозданием, и Чак.

— Первая буква ее имени R. В цифровом выражении — восемнадцать. А — единица. С — три. Н — восемь. Е — пять. L — двенадцать. 18, 1, 3, 8, 5, 12. Сложите вместе, и что получится?

— Мать честная, — тихо сказал Коули.

— 47, — выдохнул Чак, глядя на листок, прижатый к груди Тедди.

— Это что касается «Я», — сказал Коули. — Ее имя. Теперь понятно. Ну а «ИМ»?

— Ее фамилия, — ответил Тедди. — Точнее, их.

— Их?

— Ее мужа, его предков. Ее девичья фамилия другая. Может, это намек на ее детей. Так или иначе, это несущественно. Теперь это ее фамилия. Соландо. Возьмите цифровое обозначение каждой буквы, сложите вместе и, можете мне поверить, в сумме получится 80.

Коули встал с койки и тоже подошел к Тедди, так что теперь они вдвоем разглядывали загадочный листок. После паузы Чак встретился глазами с напарником.

— Ты что… Эйнштейн, мать твою?

— Вам раньше приходилось разгадывать шифры, пристав? — спросил Коули, не сводя глаз с листка. — Во время войны?

— Нет.

— Так как же ты?.. — начал Чак.

Устав держать листок перед собой, Тедди положил его на койку.

— Не знаю. Я часто решаю кроссворды. Люблю всякие ребусы. — Он пожал плечами.

— Но вы служили в армейской разведке за границей? — спросил Коули.

Тедди отрицательно покачал головой:

— В обычных войсках. А вы, доктор, служили в УСС?

— Нет. Только консультации.

— Какого рода консультации?

Коули одарил его своей мимолетной улыбочкой, которая, появившись, через мгновение исчезла.

— Из серии «сказал и забыл».

— Это довольно простой шифр.

— Простой? — изумился Чак. — Ты все объяснил, а у меня до сих пор голова трещит.

— А вы что скажете, доктор? — поинтересовался Тедди.

Коули пожал плечами:

— Что вам сказать, пристав? Разгадывание шифров — это не по моей части.

Главврач снова переключил внимание на листок, потирая подбородок. А Чак смотрел на Тедди, и в его глазах читались новые вопросы.

— Итак, мы расшифровали — точнее, вы, пристав, расшифровали, — 47 и 80. Мы сошлись на том, что все ключи являются комбинациями числа тринадцать. Ну а 3?

— Либо это намек на нас, и в таком случае ее можно считать ясновидящей…

— Вряд ли.

— …либо это относится к ее детям.

— Готов поверить.

— Добавьте к этим трем саму Рейчел…

— И мы получаем следующую строчку, — закончил за него Коули. — «НАС 4».

— А кто тогда 67?

Они встретились взглядами.

— Это не риторический вопрос? — спросил главврач.

Тедди покачал головой.

Коули пробежал пальцем по колонке цифр.

— Никакие числа в сумме не дают 67?

— Нет.

Коули провел ладонью по макушке и расправил плечи.

— Есть предположения?

— Это число мне не удается расшифровать. Видимо, оно относится к чему-то такому, с чем я незнаком. Что наводит на мысль: это «что-то» находится на острове. А у вас, доктор?

— Что у меня?

— Есть предположения?

— Никаких. Я бы застрял на первой же строке.

— Да, вы говорили. Устали и все такое.

— Устал — не то слово, пристав. — Он сказал это Тедди в глаза, после чего отошел к окну понаблюдать за тем, как стекают по стеклу потоки воды, такие мощные, что перекрывают весь ландшафт. — Вы сказали вчера, что уезжаете.

— Первым паромом, — подтвердил Тедди, продолжая блефовать.

— Сегодня парома не будет. Почти наверняка.

— Значит, завтра. Или послезавтра, — сказал Тедди. — Вы по-прежнему считаете, что она где-то на острове? Когда такое творится?

— Нет, — ответил Коули. — Не думаю.

— Тогда где же?

Главврач вздохнул:

— Не знаю, пристав. Это не по моей части.

Тедди снова взял с койки листок.

— Это шаблон. Руководство по расшифровке будущих кодов. Готов поставить свою месячную зарплату.

— И что из этого следует?

— Что это не побег, доктор. Она не случайно привела нас сюда. Я думаю, нас ждут новые шифровки.

— Но не в этой палате, — сказал Коули.

— Нет. Возможно, в этом здании. Или где-то на острове.

Коули втянул ноздрями воздух, держась одной рукой за подоконник, этакий полутруп, и у Тедди невольно закрался вопрос, чем он всю ночь занимался.

— Она привела сюда вас? — спросил Коули. — С какой целью?

— Это вы мне скажите.

Коули так долго стоял с закрытыми глазами, что Тедди уже подумал, не уснул ли он стоя.

Наконец он их открыл и обвел взглядом обоих приставов.

— У меня плотный рабочий график. Планерка, обсуждение бюджета с наблюдательным советом, принятие экстренных мер на случай, если мы окажемся в эпицентре урагана. Должен вас обрадовать: вас ждет встреча с пациентами, которые были на групповой терапии вместе с Рейчел Соландо в день ее исчезновения. Вы сможете поговорить с каждым из них через пятнадцать минут. Господа, я рад, что вы здесь. Правда. Не знаю, как это выглядит со стороны, но я делаю все от меня зависящее.

— Тогда отдайте мне персональное досье доктора Шина.

— Этого я сделать не могу. При всем желании. — Он прислонился затылком к стене. — Пристав, мой человек на коммутаторе все время пытается с ним связаться. Но ни с кем нет связи. Насколько мы можем понять, все Восточное побережье находится под водой. Терпение, господа. Это все, о чем я вас прошу. Мы найдем Рейчел или выясним, что с ней случилось.

Он поглядел на часы.

— Я опаздываю. Еще что-то срочное, или это может подождать?

Они стояли под навесом у входа в больницу, ничего не видя перед собой из-за стены дождя.

— Думаешь, он в курсе, что значит 67? — спросил Чак.

— Ага.

— Думаешь, он разгадал шифр еще до тебя?

— Я думаю, что он работал в УСС. Я думаю, у него там есть парочка знакомых спецов.

Чак утерся ладонью и стряхнул капли на асфальт.

— Сколько у них тут больных?

— Не так уж много.

— Да.

— Два десятка женщин, три десятка мужчин, что-то в этом роде.

— Немного.

— Нет.

— До шестидесяти семи точно не дотягивает. Тедди посмотрел на Чака.

— Но… — сказал он.

— Вот именно. Но.

И оба устремили взгляды мимо силуэта дерева вдаль, на макушку форта, словно унесенную еще дальше шквалистым ветром, сделавшуюся расплывчатой, почти неразличимой, как рисунок углем в задымленной комнате.

Тедди вспомнил, что сказала ему Долорес в сновидении — «посчитай койки».

— Сколько у них всего коек, как думаешь?

— Не знаю, — сказал Чак. — Надо будет спросить у любезного доктора.

— Да уж, прямо-таки рассыпается в любезностях.

— Послушай, босс.

— Что?

— Тебе когда-нибудь приходилось видеть столько бесхозной государственной недвижимости?

— То есть?

— В двух корпусах — пятьдесят больных. Сколько, по-твоему, там можно было бы разместить? Еще пару сотен?

— Минимум.

— А соотношение персонала к пациентам? Два к одному в пользу персонала. Ты когда-нибудь такое видел?

— Ответ будет отрицательным.

Они смотрели на пузырящуюся гладь, под которой исчезла земля.

— Что это за жопа, в которой мы с тобой оказались?

Беседы с больными проходили в кафетерии. Приставы сидели за столом; в отдалении, так что их можно было окликнуть, сидели два санитара, а Трей Вашингтон приводил поодиночке пациентов и уводил после беседы.

Первым оказался небритый, беспрерывно моргающий тип с нервным тиком. Он втянул голову в плечи, как краб-мечехвост, и почесывался, избегая встречаться с приставами глазами.

Тедди взглянул на верхнюю страницу предоставленного главврачом файла; это не было личное дело больного, скорее некие общие характеристики, которые Коули набросал по памяти. Парня, проходившего первым, звали Кен Кейдж, и попал он сюда после того, как набросился в проходе магазина на незнакомого человека и начал избивать свою жертву банкой с зеленым горошком, при этом тихо приговаривая: «Не читай мою почту».

— Ну что, Кен, — начал Чак, — как вы поживаете?

— Ноги зябнут. У меня зябнут ноги.

— Сочувствую.

— Больно ходить, да. — Кен поскреб края струпа на руке, сначала осторожно, словно нащупывая подходы.

— Позавчера вечером вы были на групповой терапии?

— Ноги зябнут, и больно ходить.

— Дать носки? — предложил Тедди, заметив, как ухмыльнулись два санитара.

— Да, я хочу носки, я хочу носки, я хочу носки, — бормотал он, опустив голову и слегка подпрыгивая.

— Сейчас получите, но сначала мы должны уточнить, были ли вы…

— Сильно зябнут. Ноги. Зябнут, и больно ходить.

Тедди глянул на Чака, а тот в это время улыбался откровенно хихикавшим санитарам.

— Кен, — сказал Чак. — Посмотрите на меня.

Но Кен продолжал смотреть в пол, еще больше подпрыгивая. Он расковырял ногтем струп, и волоски на руке окрасила кровь.

— Кен?

— Не могу ходить. Никак, никак. Зябнут, зябнут, зябнут.

— Кен, ну же, посмотрите на меня.

Кен положил кулаки на стол. Тут же поднялись оба санитара.

— Не должны болеть, — бормотал Кен. — Не должны. Они это нарочно. Они напускают в палату холод. И в коленные чашечки.

Санитары приблизились к их столу и через голову больного воззрились на Чака. Белый парень сказал:

— Ребята, вы закончили или хотите еще послушать про его ноги?

— Ноги зябнут.

У чернокожего санитара поднялась одна бровь.

— Все нормально, Кении. Мы отведем тебя в душ, там ты быстро согреешься.

Белый парень вставил:

— Я здесь уже пять лет. Одна и та же пластинка.

— Пять лет? — спросил Тедди.

— Больно ходить.

— Пять лет, — подтвердил санитар.

— Больно ходить, они напускают холод в ноги…

Следующий, Питер Брин, двадцати шести лет, оказался маленьким плотным блондином. Он хрустел суставами и грыз ногти.

— Что привело вас сюда, Питер?

Блондин посмотрел на приставов, от которых его отделял стол, глазами, казавшимися перманентно влажными.

— Я постоянно боюсь.

— Чего?

— Разного.

— Ясно.

Питер забросил левую ногу на правое колено и, взявшись за лодыжку, подался вперед.

— Это прозвучит глупо, но я боюсь часов. Они тикают. И проникают в мозг. А еще боюсь крыс.

— Я тоже, — признался Чак.

— Правда? — просветлел Питер.

— Еще как. Писклявые сволочи. У меня от одного их вида мороз по коже.

— Тогда вам лучше не выходить ночью за эти стены, — посоветовал Питер. — Их там тьма.

— Спасибо, что предупредили.

— Карандашей, — продолжал больной. — Когда грифелем — чирк-чирк — по бумаге. Вас боюсь.

— Меня?

— Нет. — Питер мотнул подбородком в сторону Тедди: — Его.

— Интересно, почему? — спросил Тедди.

Тот пожал плечами:

— Больно здоровый. И эта короткая стрижка. Может за себя постоять. Шрамы на костяшках. Мой отец был такой. Без шрамов. Гладкие руки. Но тоже злобный. И мои братья. Они меня часто били.

— Я не буду вас бить, — заверил его Тедди.

— Но вы можете. Разве нет? Вы сильнее. Это делает меня уязвимым. Вот мне и страшно.

— И что вы делали, когда вам становилось страшно?

Держась за лодыжку, Питер раскачивался взад-вперед, прядь волос упала ему на лоб.

— Она была милая. Я не желал ей зла. Но она пугала меня своей большой грудью и тем, как она вертела задом в своем белом платье. Она приходила к нам каждый день. И глядела на меня, как… Знаете, как глядят на ребенка? Вот с такой улыбкой. Притом что она была моего возраста. Ну, не моего, на несколько лет старше, все равно, двадцать с небольшим. У нее уже был огромный сексуальный опыт. По глазам видно. Ей нравилось демонстрировать себя голой. Она не раз делала минет. И тут она просит у меня стакан воды. Мы с ней одни в кухне. Ничего так, да?

Тедди наклонил файл, чтобы Чак мог прочитать заметки Коули:

Больной с куском стекла набросился на сиделку своего отца. После этого женщина находилась в критическом состоянии, шрамы у нее остались на всю жизнь. Больной отрицает свою вину в содеянном.

— А все потому, что она меня напугала, — объяснял Питер. — Она хотела увидеть мою штуковину, чтобы надо мной посмеяться. Сказать, что у меня никогда не будет женщины, и детей не будет, и что я никогда не стану мужчиной. А иначе зачем бы я, правильно? Вы на меня поглядите, да я мухи не обижу. Я тихий. Но если меня напугать… Ох уж этот мозг.

— А что? — спросил его Чак успокаивающим тоном.

— Вы когда-нибудь об этом задумывались?

— О твоем мозге?

— О мозге вообще. Моем, вашем, любом. В сущности, это двигатель. Ну да. Тонко отлаженный мотор. С кучей разных деталей — передачи, болты, пружины. Мы даже не знаем, зачем нужна половина из них. Но если откажет одна… нужна половина из них. Но если откажет одна маленькая деталь, всего одна… Вы задумывались об этом?

— Да как-то нет.

— А вы задумайтесь. Это как с автомобилем. То же самое. Одна передача полетела, один болт треснул, и вся система накрылась. Ну как жить, когда ты это понимаешь? — Он постучал себя пальцем по виску. — Все спрятано здесь, и ты не имеешь к этому доступа и, в сущности, ничего не контролируешь! Это оно контролирует тебя. А если в один прекрасный день оно решит не выходить на работу? — Он подался вперед, и они увидели напрягшиеся жилы на шее. — Тогда считай, что ты в глубокой заднице, правильно?

— Интересный взгляд, — сказал Чак.

Питер снова откинулся на спинку стула, вдруг сделавшись апатичным.

— Это пугает меня больше всего.

Тедди, чьи мигрени награждали его способностью улавливать чужие флюиды, идущие от невозможности контролировать собственные мозговые процессы, готов был в целом признать правоту Питера, однако больше всего сейчас ему хотелось схватить за горло этого маленького засранца, припечатать к печке у задней стены кафетерия и вытряхнуть из него все про несчастную сиделку, которую он порезал.

Ты хоть имя-то ее помнишь, Пит? А как насчет ее страхов? А? Ее страхом был ты. Она честно старалась делать свое дело, чтобы заработать на жизнь. Может, у нее были дети. Может, она откладывала деньги сыну или дочери на колледж, на лучшую долю. Такая скромная мечта.

Но какой-то психопат и маменькин сынок из богатенькой семьи решил иначе. Мечта отменяется. Как и нормальная жизнь для вас, мисс. Отменяется раз и навсегда.

Тедди разглядывал сидевшего напротив него Питера Брина, и его так и подмывало врезать этой гниде в лицо так, чтобы врачи потом не смогли собрать всех косточек у него в носу. Так врезать, чтобы этот звук застрял у него в голове до конца дней.

Вместо этого он закрыл файл со словами:

— Вы ведь были прошлой ночью на групповой терапии вместе с Рейчел Соландо?

— Да, сэр.

— Вы видели, как она ушла наверх к себе в палату?

— Нет. Сначала ушли мужчины. Она еще сидела вместе с Бриджет Кирнс и Леонорой Грант и этой сестрой.

— Сестрой?

Питер кивнул:

— Рыжей. Иногда она мне нравится. Вроде как настоящая. А иногда, сами знаете…

— Нет. — Тедди старался говорить таким же ровным голосом, как его напарник. — Не знаю.

— Вы же ее видели, да?

— Да. Как ее фамилия? Запамятовал.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   27

Схожі:

Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн «Остров проклятых»»
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток – детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Остров проклятых : Иностранка, Азбука-Аттикус; М; 2011 isbn 978-5-389-01717-7
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток — детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Настанет день Посвящается Энджи хранительнице моего очага

Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Ночь мой дом
...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Святыня Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга...
«шевроле» 82-го года выпуска; после таких непомерных расходов того, что остается у них, едва-едва хватает на поездку в Арубу
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Дай мне руку, тьма
Вызов пришел, когда мы, совершали экскурсию по пожарной части, поэтому я уселся рядом с ним па переднее сиденье пожарной машины,...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн в ожидании дождя Серия: Патрик Кензи – 5
Патрик в недоумении: не мог он так ошибиться в личности Карен. Он не успокоится, пока не выяснит, что с ней произошло. Вместе с ним...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Глоток перед битвой Серия: Патрик Кензи 1 ocr денис
Частный детектив Патрик Кензи и его компаньонка Энджи получают от одного видного политика вроде бы несложное задание: разыскать чернокожую...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconМалая ролевая игра «Холодная война»
На нем живут три местных жителя, которые являются гидами для редких туристических групп, которые прибывают на этот остров изучать...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconСценарий дня рождения ребенка «Остров сокровищ»
Основная тема праздника «Пираты» — персонажи романа «Остров сокровищ». Важно, чтобы в игре участвовало как можно больше детей-сверстников....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка