Деннис Лихэйн Остров проклятых




НазваДеннис Лихэйн Остров проклятых
Сторінка8/27
Дата конвертації22.08.2014
Розмір2.7 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Военное дело > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Чак усмехнулся:

— Хотите, чтобы я сдал своего напарника? Нет уж, дудки.

— Колитесь! — Бибби тыкал пальцем в них обоих.

— Нет, увольте.

— Ага, ясно, — сказал Трей. — Все белые заодно.

Чак потемнел лицом и так на него посмотрел, что в комнате вдруг стало нечем дышать. У Трея запрыгал кадык, он уже было поднял руку, чтобы извиниться, как вдруг Чак произнес:

— А то. Одна компашка.

И рот его растянулся до ушей.

— Во сучок! — Трей хлопнул его по руке.

— Сучо-ок! — поддакнул Бибби.

— Сучара, — сказал Чак, и все трое захихикали, как маленькие девочки.

Тедди подмывало включиться в общее веселье, но он решил, что это выйдет ненатурально, вроде как чужак хочет показаться своим в доску. А как же Чак? У него это выходило как-то само собой.

— И что же выдавало меня? — спросил Тедди у Чака в темноте, когда они лежали в своих кроватях. В другом конце комнаты Трей и Бибби соревновались в храпе. Дождь за окном в последние полчаса несколько утих, словно копя силы или дожидаясь подкрепления.

— В карты? — уточнил Чак с нижней кровати. — Проехали.

— Нет. Я хочу знать.

— Ты ведь считал себя хорошим игроком, да? Признайся.

— Я считал себя неплохим игроком.

— Ошибочка вышла.

— Ты меня сделал.

— Да ну, заработал несколько баксов.

— Твой отец был игрок, я правильно понимаю?

— Мой отец был придурок.

— Извини.

— Ты тут ни при чем. А твой?

— Отец?

— Нет, дядя. Отец, кто ж еще.

Тедди попытался представить его в темноте, но увидел лишь руки в шрамах.

— Он был всем чужой, — сказал Тедди. — Даже моей матери. Он себя-то не понимал. Отождествлял себя со своей моторкой. И когда ее потерял, то и сам потерялся.

Чак никак не отреагировал, и Тедди решил, что его напарник спит. Вдруг он увидел отца целиком, сидящим на стуле дни напролет, когда не было никакой работы, — человека, которого всосало окружающее пространство.

— Эй, босс!

— Ты еще не спишь?

— Мы правда пакуем чемоданы?

— Да. Ты удивлен?

— Никаких обвинений, просто… не знаю, как сказать…

— Ну?

— Я еще никогда не отступал.

Тедди какое-то время лежал молча, а затем произнес:

— Мы не услышали ни слова правды. Не приблизились к ней ни на шаг, не за что зацепиться, неизвестно, как заставить их говорить.

— Да знаю, знаю. Логика железная.

— Но?

— Просто я еще никогда не отступал.

— Рейчел Соландо не могла ускользнуть босиком из запертой комнаты без посторонней помощи. И не одного человека. Всего заведения. Я знаю из опыта. Невозможно переломить сообщество людей, если они все не желают тебя слышать. А нас всего двое. Наилучший сценарий: угроза подействовала, и сейчас Коули, сидя в своем особняке, пересматривает всю стратегию. Может быть, утром…

— Так ты блефуешь?

— Я этого не говорил.

— Вот и играй с тобой в карты, босс.

Они помолчали. Тедди слушал морской прибой.

— Ты надуваешь губы, — наконец заговорил Чак уже слегка заплетающимся языком.

— Что?

— Когда у тебя на руках сильная комбинация. Всего на какую-то секунду, но ты делаешь это регулярно.

— Вот как?

— Спокойной ночи, босс.

— Спокойной ночи.
<br />6<br />
Она идет по коридору ему навстречу.

Долорес. В глазах — по нескольку каратов гнева. Откуда-то, вероятно из кухни, Бинг Кросби проникновенно поет «East Side of Heaven».[4]

— Бог мой, Тедди. Господи Иисусе!

Ее захлестывают эмоции. У нее в руке пустая бутылка из-под виски. Его виски. Он понимает, что она обнаружила его заначку.

— Ты хоть когда-нибудь бываешь трезвым? Хоть один день, блин? Отвечай.

Но это невозможно. Тедди не в силах говорить. Он онемел. Он не ощущает даже собственного тела. Он отчетливо видит, как она идет к нему по длинному коридору, но себя он не видит, не чувствует. За спиной Долорес, в конце коридора, висит большое зеркало, в котором он не отражается.

Она сворачивает налево, в гостиную, и открывается обгорелая, дымящаяся спина. В руке уже нет бутылки, а из волос тянутся вверх ленточки дыма.

Она останавливается перед окном.

— Гляди. Как они красиво смотрятся. Словно поплавки.

Тедди уже стоит рядом с ней, и она никакая не обгорелая, а, наоборот, насквозь мокрая, в чем он убеждается, положив руку ей на плечо и ощущая под пальцами ее позвонки, а она поворачивает голову и быстро целует его пальцы.

— Что ты делала? — Он задает этот вопрос сам не зная зачем.

— Погляди на них, вон там.

— Детка, ты почему вся мокрая? — спрашивает он и не удивляется тому, что его вопросы остаются без ответа.

Вид из окна оказывается для него неожиданностью. Вместо пейзажа, открывающегося из их квартиры в Баттонвуде, перед ним озерцо, которое можно было увидеть из хибарки, где они жили раньше. А в озере дрейфуют три гладких бревнышка, поворачиваясь почти незаметно для глаза, а водная гладь подернута мелкой рябью и серебрится под луной.

— Симпатичная беседка, — говорит она. — Такая белая. Даже отсюда чувствуется запах свежей краски.

— Да, симпатичная.

— Ну и? — вопрошает Долорес.

— Я многих убил на войне.

— Поэтому ты пьешь.

— Возможно.

— Она здесь.

— Рейчел?

Долорес кивает.

— Она никуда не пропала. Ты почти догадался. Почти.

— Закон четыре.

— Это шифр.

— Да, но что он означает?

— Она здесь. Тебе нельзя уезжать.

Он обнимает ее сзади, зарывается лицом в ее шею.

— Я не уеду. Я тебя люблю. Я так тебя люблю.

Из-под его рук, лежащих у нее на животе, потекла струйка.

— Тедди, я труп.

— Нет.

— Да. Проснись.

— Ты здесь.

— Неправда. Открой глаза. Она здесь. Ты здесь. И он тоже. Посчитай койки. Он здесь.

— Кто?

— Лэддис.

Это имя продирает его до костей.

— Нет.

— Да.

Она закидывает голову назад и смотрит ему в глаза.

— Ты ведь знал.

— Нет.

— Знал, знал. Тебе нельзя уезжать.

— Ты постоянно напряжена.

Он начинает разминать ей плечи, и в ответ, от неожиданности, она издает тихий стон, вызывающий у него мгновенную эрекцию.

— Уже нет, — говорит она. — Я же дома.

— Это не дом, — говорит он.

— А что же? Это мой дом. Она здесь. И он здесь.

— Лэддис.

— Лэддис, — повторяет она за ним. И после паузы: — Я должна идти.

— Нет. — Он плачет. — Нет. Останься.

— Господи. — Она снова прижимается к нему. — Отпусти меня. Отпусти.

— Пожалуйста, не уходи. — Его слезы капают ей на живот и смешиваются с вытекающей из нее жидкостью.

— Позволь тебя еще немного подержать. Еще чуть-чуть. Пожалуйста.

С ее губ слетает пузырек звука — полувздох, полустон, отрывисто-прекрасный в своей отчаянности, и она прикладывается губами к его согнутым пальцам.

— Хорошо. Держи крепко. Изо всех сил.

Он обнимает свою жену. И держит, держит.

В пять утра, когда землю поливал дождь, Тедди спустился с верхней кровати, достал из кармана плаща блокнот, сел за стол, где они накануне играли в покер, и раскрыл его на странице с записью «закона 4» от Рейчел Соландо.

Трей и Бибби продолжали храпеть так же громко, как барабанил дождь. Чак спал тихо, на животе, и его кулак как будто что-то нашептывал ему в ухо.

Тедди смотрел на страницу. Все так просто, если знать ключ. В сущности, детский шифр. И все-таки шифр, какой ни есть, так что Тедди до шести часов с ним разбирался.

Оторвавшись от блокнота, он увидел, что с нижней кровати, подперев кулаком подбородок, на него глядит Чак.

— Мы уезжаем, босс?

Тедди помотал головой.

— Счас хрен уедешь, — раздался голос Трея, который вылез из кровати и поднял жалюзи: пейзаж тонул в жемчужной пелене. — Вон чё деется.

Удерживать сновидение становилось ему все труднее, ее запах улетучился одновременно с поднятием жалюзи, с сухим покашливанием Бибби, с громким зевотным потягиванием Трея.

Тедди думал, и отнюдь не в первый раз, о том, не станет ли этот день, еще один день тоски по ней, для него последним. Если бы он мог повернуть время вспять и вернуть то утро и тот пожар, чтобы в нем погиб он, а не она, он бы это сделал. Без вопросов. Такого вопроса не существовало. Но шли годы, а тоска не убывала, только росла, и его потребность в ней превратилась в незаживающую, кровоточащую рану.

Я обнимал ее, хотелось ему сказать Чаку и Трею и Бибби. Я обнимал ее, пока Бинг Кросби проникновенно пел по радио на кухне, я вдыхал ее запах вместе с запахами нашей квартиры в Баттонвуде и озера, где мы с ней жили в то лето, и ее губы касались моих согнутых пальцев.

Я обнимал ее. Вот то, чего этот мир мне дать не в состоянии. Этот мир может мне только напомнить о том, чего у меня нет и никогда не будет и что у меня было так недолго.

Мы должны были вместе состариться, Долорес. Вырастить детей. Гулять под старыми деревьями. Я хотел видеть, как морщинки отпечатываются на твоем лице, и быть свидетелем появления каждой новой морщинки. Мы должны были умереть вместе.

А не так. Не так.

Я обнимал ее, хотелось ему сказать, и если бы знать наверняка, что мне надо только умереть, чтобы она снова оказалась в моих объятиях, я бы выстрелил себе в голову быстрее, чем об этом можно подумать.

Чак ждал, глядя на него.

— Я разгадал шифр, — сказал Тедди.

— Да? И это всё?
<br />День второй<br /><br />Лэддис<br />
<br />7<br />
Коули встретил их в вестибюле корпуса В. Он весь промок, и вид у него был такой, будто ночь он провел на автобусной остановке, примостившись на скамейке.

— Вся хитрость, доктор, заключается в том, чтобы не просто лечь в кровать, а с целью поспать, — сказал Чак.

Коули вытер мокрое лицо носовым платком.

— Вот как? Мне тоже показалось, пристав, что я что-то упустил из виду. Значит, поспать. Ну конечно.

Они поднялись по пожелтевшим ступенькам и кивком поздоровались с дежурным на первом посту.

— А как нынче поживает доктор Нэринг? — спросил Тедди.

Брови Коули поднялись и устало опустились.

— Приношу свои извинения. Джеремайя гений, но ему не хватает хороших манер. Он обдумывает идею книги про мужчину-воина в истории цивилизации. И упорно заводит разговор на эту тему, пытаясь подогнать людей под готовые схемы. Еще раз прошу прощения.

— И часто вы, ребята, это практикуете?

— Что практикуем, пристав?

— Попиваете в свое удовольствие, а заодно, гм, прощупываете людей?

— Профессиональный интерес, я полагаю. Сколько нужно психиатров, чтобы вкрутить лампочку?

— Не знаю. Сколько?

— Восемь.

— Почему восемь?

— Ой, только давайте без психоанализа.

Тедди перехватил взгляд напарника, и оба рассмеялись.

— Психиатры шутят, — сказал Чак. — Кто бы мог подумать!

— Вы в курсе текущего положения дел в нашей области, господа?

— Без понятия, — ответил Тедди.

— Война. — Коули спрятал зевок в мокром носовом платке. — Идеологическая, философская и даже, представьте, психологическая.

— Вы же доктора, — заметил Чак. — Должны играть в безобидные игры, делиться игрушками.

Коули улыбнулся. Они миновали второй пост. Эхо принесло крик пациента. Это был жалобный вой, в котором слышалась безнадега, точное знание: кричи не кричи — желаемого не получишь.

— Старая школа верит в шоковую терапию и лоботомию, лечебные же процедуры только для очень смирных больных, — рассказывал Коули. — Мы ее называем психохирургией. Новая школа увлечена психофармакологией. За ней будущее, говорят они. Может, и так. Я не знаю.

Он остановился, держась за перила, на полдороге между вторым и третьим этажом, и его усталость представилась Тедди в виде отдельного живого существа, которое вместе с ними одолевает подъем.

— И как эта психофармакология находит практическое применение? — поинтересовался Чак.

— Недавно было одобрено новое средство, литий, он расслабляет психотических больных, укрощает их, как выразились бы некоторые. Кандалы уходят в прошлое. Цепи, наручники. Даже решетки, говорят оптимисты. Представители старой школы, естественно, отвечают, что замены психохирургии нет, но их оппоненты, думается мне, сильнее, и за ними стоят большие деньги.

— Чьи деньги?

— Фармацевтических компаний, чьи ж еще. Купите пакет акций, господа, и потом отдыхайте на собственном острове. Старые школы, новые школы. Кажется, я начинаю заговариваться.

— А сами-то вы к какой принадлежите? — осторожно спросил Тедди.

Коули улыбнулся:

— Как вам сказать, многие пациенты нуждаются в медикаментозном лечении, а кого-то надо заковывать в кандалы. Бесспорно. Скользкая тропка. Подбрось яд в колодец, и эту воду уже не очистишь, так?

— Так, — согласился Тедди.

— Во-от. И то, к чему следует прибегать в крайнем случае, постепенно становится стандартной процедурой. Ко всему прочему, я, кажется, путаюсь в метафорах. Поспать. — Он кивнул Чаку. — Правильно. В следующий раз попробую.

— Я слышал, здорово помогает, — ободрил его Чак, и они снова двинулись вверх, остался последний пролет.

В палате Рейчел главврач тяжело опустился на край койки, а Чак привалился к косяку.

— Эй. Сколько нужно сюрреалистов, чтобы вкрутить лампочку?

Коули посмотрел на него.

— Сдаюсь. Сколько?

— Рыба.

Чак весело заржал.

— Когда-нибудь вы повзрослеете, пристав, — сказал Коули.

— Сомневаюсь.

Тедди, державший перед собой лист бумаги, постучал по нему пальцем, дабы привлечь их внимание.

— Взгляните еще раз.
ЗАКОН 4Я 47ИМ 80+ ВАС 3НАС 4НО КТО 67?
Подумав немного, Коули сказал:

— Я слишком устал, пристав. По мне, так полная белиберда. Извините.

Тедди посмотрел на Чака. Тот помотал головой.

— Этот плюс, он заставил меня еще раз задуматься. Обратите внимание на первое подчеркивание. Это подсказка, что надо сложить цифры в двух строчках. Что мы получаем?

— Сто двадцать семь.

— 1, 2 и 7, правильно. Теперь прибавляем 3. Строчки отделены пробелом. Она отделяет целые числа. То есть 1 + 2 + 7 + 3. Что мы имеем в результате?

— 13.

Коули слегка распрямился. Тедди кивнул.

— Тринадцать имеет какое-то отношение к Рейчел Соландо? Родилась тринадцатого? Вышла замуж? Убила своих детей тринадцатого?

— Мне надо проверить, — сказал Коули. — Но вообще 13 для шизофреников — значимое число.

— Почему?

Он пожал плечами:

— По той же причине, что и для многих. Предвестник несчастий. Большинство шизофреников живут в состоянии страха, что их роднит. Поэтому они глубоко суеверны. 13 играет им на руку.

— В этом что-то есть, — сказал Тедди. — Возьмите следующее число. Четыре. 1 + 3 = 4. А 1 и 3, если их не складывать…

— 13. — Чак отделился от стены и уставился на листок.

— И наконец последнее число, — сказал Коули. — 67. 6 + 7 = 13.

Тедди кивнул.

— Это не «закон четырех». Скорее закон тринадцати. В имени Rachel Solando — тринадцать букв.

Он наблюдал, как его собеседники в уме подсчитывают буквы. Наконец Коули сказал:

— Продолжайте.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27

Схожі:

Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн «Остров проклятых»»
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток – детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Остров проклятых : Иностранка, Азбука-Аттикус; М; 2011 isbn 978-5-389-01717-7
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток — детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Настанет день Посвящается Энджи хранительнице моего очага

Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Ночь мой дом
...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Святыня Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга...
«шевроле» 82-го года выпуска; после таких непомерных расходов того, что остается у них, едва-едва хватает на поездку в Арубу
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Дай мне руку, тьма
Вызов пришел, когда мы, совершали экскурсию по пожарной части, поэтому я уселся рядом с ним па переднее сиденье пожарной машины,...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн в ожидании дождя Серия: Патрик Кензи – 5
Патрик в недоумении: не мог он так ошибиться в личности Карен. Он не успокоится, пока не выяснит, что с ней произошло. Вместе с ним...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconДеннис Лихэйн Глоток перед битвой Серия: Патрик Кензи 1 ocr денис
Частный детектив Патрик Кензи и его компаньонка Энджи получают от одного видного политика вроде бы несложное задание: разыскать чернокожую...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconМалая ролевая игра «Холодная война»
На нем живут три местных жителя, которые являются гидами для редких туристических групп, которые прибывают на этот остров изучать...
Деннис Лихэйн Остров проклятых iconСценарий дня рождения ребенка «Остров сокровищ»
Основная тема праздника «Пираты» — персонажи романа «Остров сокровищ». Важно, чтобы в игре участвовало как можно больше детей-сверстников....
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка