Общая часть




Скачати 12.46 Mb.
НазваОбщая часть
Сторінка2/61
Дата конвертації09.07.2013
Розмір12.46 Mb.
ТипУчебник
mir.zavantag.com > Право > Учебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61
Глава I


^ ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ИДЕЙ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ
§ 1. Противоречивый характер истории развития сравнительного правоведения

Глубокое и всестороннее познание любой национальной право­вой системы предполагает изучение ее не только самой по себе, но и в сравнении с другими существующими или ранее существовав­шими правовыми системами. Обиходное утверждение о том, Что "все познается в сравнении", в полной мере может быть распростране­но и на право.

Эта истина, ставшая доступной широкому кругу юристов-тео­ретиков и практиков лишь во второй половине XIX — начале XX в., когда сравнительное правоведение получило весьма бурное разви­тие, в значительной мере признавалась и раньше. Как утверждает французский правовед Рене Давид изучение иностранных правовых систем с использованием сравнительного метода осуществлялось всегда1. Это значит, что юристы разных стран всегда рассматрива­ли свои собственные правовые системы не только с точки зрения их внутренних черт и особенностей, но и сквозь призму других право­вых систем.

С этим утверждением можно соглашаться или не соглашаться, но историческим фактом является, например, то, что тексты зако­нов Солона Древней Греции и законов XII таблиц в Древнем Риме были написаны с широким использованием метода сравнительного правоведения. Не вызывает сомнения также и тот факт, что срав­нение правовых обычаев во Франции позволило выделить принципы общего обычного права, а в Германии — немецкого частного права. В Англии метод сравнительного анализа использовался при сопос­тавлении общего права и канонического права.

Процесс становления и развития сравнительного правоведения, как и любого иного сложного и многогранного явления, далеко не всегда проходил гладко. Сказывалось явное или кажущееся превос­ходство одних правовых систем над другими, прямое навязывание юридического мышления и правовых стереотипов одних стран (в частности, "великих" колониальных держав) другим странам, нако-





1 Давид Р. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М., 1967. С. 26.


1 Давид Р. Основные правовые системы современности (сравнительное право). М., 1967. С. 25—26.





нец, недооценка роли и значения правовых систем, сложившихся у одних наций и народов, другими нациями и народами.

Западные авторы при этом отмечают, что подобного рода недо­оценки имели место в разные исторические периоды как в древнем мире, так и на более поздних этапах развития человечества.

Считается, например, что в Римской империи на ранних ста­диях ее развития сравнительный метод вообще не использовался, так как римские юристы, являвшиеся творцами права в тот пери­од, слишком высоко оценивали свою правовую систему. Они считали свою правовую и политическую систему наилучшей, и это лишало их возможности уделять внимание зарубежным правовым и поли­тическим системам. Цицерон, разделяя подобные взгляды, считал, что все правовые акты и нормы, которые не относились к римско­му праву, являлись "беспорядочными, запутанными и довольно аб­сурдными". Встречавшиеся же в этот период ссылки на зарубеж­ное законодательство имели скорее случайный, нежели системати­ческий характер. Нередко их рассматривали не иначе, как в каче­стве некоего "теоретического развлечения".

Обстоятельные исследования в области сравнительного право­ведения появились в Риме гораздо позднее, а именно, в так назы­ваемую постклассическую эру, примерно в III—IV столетии нашей эры1.

Недооценка роли и значения правовых систем одних стран и переоценка значимости правовых систем других стран случалась в более поздний период и в других государствах. В частности, это име­ло место в период расцвета абсолютизма (конец XV—XVIII в. в Анг­лии), когда правовые обычаи, нормы, традиции, судебная практика и правовые статуты рассматривались сторонниками английской абсолютной монархии едва ли не как самые совершенные и непов­торимые.

Определенная недооценка правовых систем других стран про­слеживается в высказываниях некоторых британских авторов и до сих пор. В одних случаях такие высказывания адресуются право­вым системам, отдельным юридическим актам, традициям и обыча­ям бывших британских колоний. В других — правовым доктринам и концепциям, исторически сложившимся еще в средние века в Шотландии. Критика в таких случаях традиционно направляется против попыток их инкорпорации в существующую правовую сис­тему Великобритании.

Мы не должны способствовать инкорпорации в нашу правовую систему тех правовых концепций и доктрин, свойственных идеоло­гическим и правовым системам других стран, которые "до сих пор


не признавались английским общим правом", заявлял сравнитель­но недавно один из сторонников "чистоты" английского общего права лорд Диплок.

Правда, при этом автор открыто не говорит о "несомненных преимуществах" правовой системы Англии перед правовыми сис­темами других стран, не абсолютизирует ее. Более того, он склонен отрицать даже вполне очевидные в его рассуждениях проявления британского "юридического шовинизма" в пользу его "юридической терпимости и вежливости"1. Однако смысл его высказываний пре­дельно ясен. Автор далеко не всегда жалует идущий полным ходом естественный процесс взаимного проникновения и влияния право­вых систем одних стран на другие, процесс развития сравнитель­ного правоведения.

Аналогичное отношение к процессам взаимного влияния пра­вовых систем друг на друга, а следовательно, и к проблемам раз­вития сравнительного права проявлялось и в других странах. Так, в земельном законодательстве Пруссии конца XVIII в. содержались запреты при решении возникающих споров ссылаться как на мне­ния ученых-юристов самой Пруссии, так и на правовые доктрины и взгляды ученых-юристов из других стран2. В параграфе шестом Общего закона о земле Пруссии, принятом в 1794 г., предписывалось, в частности, чтобы "впредь любые решения по спорам, возникаю­щим в области земельных отношений, решались без учета мнения (толкования) юристов или прежних юридических доктрин".

В гражданском законодательстве некоторых кантонов Швейца­рии прошлого столетия содержались сходные положения, имеющие своей целью защиту национального законодательства от чрезмерно­го влияния на него извне и сохраняющие в нем первозданную на­циональную чистоту.

Так, например, основной кодекс (General Code) законов канто­на Арглу 1856 г. предусматривал, что "суд не может выносить свои решения, используя при этом простую интерпретацию или широкое толкование положений, содержащихся в настоящем кодексе, и опи­раясь на нормы, традиции или доктрины любого зарубежного права".

Аналогичные положения содержались также до недавнего вре­мени в законодательстве (особенно гражданском) других кантонов Швейцарии и в правовых системах некоторых других стран3.

Борьба за так называемую чистоту некоторых национальных правовых систем, с одной стороны, и недооценка роли одних и пе-


1 См.: Zweigert К. К., Ketz Н. Introduction to Comparative Law. Oxford, 1992. P. 48.


'McShanon V. Rockware Glass Ltd (1978). A.C., 795, 811; The Abidin Daver (1984). AU E.R. P. 470, 476.

2 Cm.: Grossfeld B. The Strength and Weakness of Comparative Law. Oxford, 1990. P. 4—5.

3 Cm.: Meier-Hayoz A. Berner Kommentar zum schweizerischen Zivilrecht. Bern, 1962.





реоценка значимости других правовых систем, с другой стороны, — все это вместе взятое, наряду с иными правовыми, социальными, экономическими, политическими причинами, не могло способство­вать сближению социально-политических, экономических и право­вых систем различных стран, установлению и укреплению связей между ними, а следовательно, возникновению потребности в срав­нительном исследовании различных правовых систем и развитию сравнительного права.

Однако современный мир, как справедливо замечает Рене Да­вид, уже не тот, каким он был в прошлом веке, "когда признавалось превосходство Западной Европы и когда казалось ясным, что меж­дународные связи должны быть организованы в формах, выра­ботанных юристами романской традиции", доминирующей в про­шлом и сейчас в Западной Европе1. Это же касается правовых си­стем и традиций любых других стран и регионов.

Сравнительное правоведение должно базироваться на призна­нии принципов равного статуса правовых систем, их паритета и взаимного уважения.

^ Развитие сравнительного правоведения — это объективный по своей сути, естественный по своему характеру и эволюционный по своей форме процесс. Это процесс познания с помощью сравнитель­ного метода существующей в различных странах, частях мира и регионах правовой материи. История развития сравнительного пра­воведения, справедливо отмечается в западной литературе, это весь­ма значимая составная часть общей истории развития идей. В от­личие от истории развития права как таковой, представляющей собой адекватное отражение процесса естественного развития пра­вовых институтов во времени, история развития сравнительного права выступает главным образом как история развития сравни­тельно-правовых идей продуцируемых в основном отдельными ин-дивидумами или группами индивидумов. Правда, при этом делается оговорка, свидетельствующая о коренном изменении положения дел, происшедшим за последнее столетие, о том, что эти идеи сравни­тельно недавно получили широкое распространение и вполне реаль­ное воплощение в явлениях окружающего нас мира2.

Говоря об объективности и естественности процесса развития сравнительного правоведения, следует обратить внимание, по край­ней мере, на три важных для его общей характеристики и более глубокого понимания истории его развития момента.

Во-первых, развитие сравнительного правоведения — это не стихийный, а вполне осознанный и целенаправленный процесс, обус­ловленный необходимостью и потребностью отдельных людей и все­го общества в глубоком и разностороннем познании не только сво-


ей собственной, но и существующей за пределами своей страны правовой материи. Элементы стихийности в развитии сравнитель­ного правоведения значительно уменьшились, а соответственно осо­знанности и целенаправленности — увеличились особенно за пос­леднее столетие, когда в различных странах мира, как и на уровне мирового сообщества, были созданы различные институты и учреж­дения, занимающиеся проблемами сравнительного правоведения.

По вполне обоснованному мнению отечественного ученого В. А. Туманова, сравнительное правоведение оказалось в центре внимания в силу множества причин.

Как отмечал автор еще в 80-е годы, в методологическом, тео­ретическом и практико-прикладном аспектах неоднократно указы­валось на необходимость его развития. Данные вопросы активно обсуждаются во многих работах, на конгрессах, в научных учреж­дениях1.

В самом общем плане, объективные предпосылки всего этого могут быть сформулированы следующим образом: сложность и мно­гообразие правовой карты современного мира; появление на ней ряда новых правовых систем; динамика уже сложившихся право­вых систем в результате их приспособления к изменяющимся усло­виям; "важная роль правовой проблематики в соревновании двух противостоящих общественно-политических систем, в идеологичес­кой борьбе современности"; широкое развитие международных эко­номических, научно-технических, культурных и иных связей. "При­менительно к сравнению в рамках государств одного и того же типа важным стимулирующим фактором являются интеграционные про­цессы, широкое взаимное использование опыта"2.

Указанные объективные предпосылки усиления внимания к сравнительному правоведению имели место более пятнадцати лет назад. В настоящее время представляется более правильным ука­зать вместо идеологической борьбы двух противостоящих друг другу систем на несовпадение, а в ряде случаев и противопоставление экономических, социальных, идеологических и иных объективно присущих каждому отдельно взятому государству интересов.

Вместо интеграционных процессов, которые имели место лишь в пределах государств и общественно-политических систем одного типа, в настоящее время все больше обращается внимание также на интеграционные процессы разных типов. Справедливости ради сле­дует сказать, что нередко эти процессы существуют лишь в умах масштабно мыслящих, а точнее — космополитически настроенных исследователей, теоретически, но не в реальной жизни. Но это уже другой вопрос, который требует особого рассмотрения.





1 Давид Р. Указ. соч. С. 31.

2 См.: гюегд^ К., Шг Н. Ор. с^. Р. 48.


1 См.: Туманов В. А. О развитии сравнительного правоведения // Со­ветское государство и право, 1982, № 11. С. 41.

2 Там же.





Во-вторых, процесс развития сравнительного правоведения не изолирован от других, происходящих в обществе — экономических, политических, идеологических событий и явлений. Право и сравни­тельное правоведение как социальный феномен не могут существо­вать и развиваться сами по себе, не будучи взаимосвязанными и взаимообусловленными другими социальными феноменами.

Это — аксиома, многократно подтвержденная не только и даже не столько теоретически, сколько практически. Очевидным является тот факт, что чем выше уровень развития экономики, материаль­ной сферы жизни общества, тем выше должен быть и уровень об­служивающей ее идеологии, права и политики. И наоборот. Соответ­ствующим образом должна определяться необходимость и потреб­ность во взаимодействии друг с другом экономических, государ­ственно-правовых и общественно-политических институтов различ­ных стран. А вместе с тем — необходимость и потребность в их сравнительном исследовании и использовании совместного опыта, накопленного в процессе их взаимодействия, а также правового и иного опыта отдельных стран.

Из факта взаимосвязи процесса развития сравнительного пра­воведения с процессами развития других общественно-политичес­ких и государственно-правовых явлений, институтов и учреждений следует, что история и закономерности развития первого в значи­тельной степени обусловливаются историей и закономерностями развития последних. И наоборот. История и закономерности разви­тия неправовых явлений, институтов и учреждений подвергаются определенному, порою весьма сильному влиянию со стороны процес­са эволюции правовых и сравнительно-правовых явлений, институ­тов и учреждений.

В равной мере это же относится и к соответствующим идеям, предшествующим возникновению или же сопутствующим процес­су развития правовых и сравнительно-правовых явлений, институ­тов и учреждений. Они также не существуют сами по себе. Право­вые, равно как и сравнительно-правовые, идеи возникают и разви­ваются, как правило, в тесной связи с политическими, национальны­ми, расовыми, экономическими и иными идеями1, возникающими и развивающимися в рамках того или иного отдельно взятого обще­ства, или же на основе всего мирового сообщества.

И в-третьих, процесс развития сравнительного правоведения — это многомерный (многоаспектный), сложный, далеко не прямоли­нейный и весьма противоречивый процесс.

На основе ранее приведенных примеров прямого и косвенного противодействия сравнительному правоведению в разные времена


можно сделать вывод о том, что его формирование и развитие про­ходило достаточно сложно. Вплоть до конца XIX — начала XX в., а в некоторых странах и гораздо позднее, доминировало стойкое предубеждение против идеи развития сравнительного правоведения, сопровождающееся негативным к нему отношением, а также полным или частичным его отрицанием.

Разумеется, это не могло не сказаться негативным образом на процессе становления и развития сравнительного правоведения. От­рицательное отношение к процессу развития сравнительного пра­воведения, равно как и к самому сравнительному правоведению, его полное или частичное отрицание — это, несомненно, крайность. Од­нако это лишь одна сторона процесса развития сравнительного пра­воведения, порожденная непониманием учеными и политическими, деятелями, отрицательно относящимися к сравнительному правове­дению, своих собственных национальных интересов, а также — при­роды и закономерностей его становления и развития Государствен­ный и правовой изоляционизм, ассоциирующийся с национальным и общественно-политическим провинциализмом, никогда еще не приводили ни один народ даже к среднему уровню развития.

Но в истории формирования и развития сравнительного пра­воведения есть и другая, не менее пагубная для его успешной эво­люции сторона. А именно — искусственное форсирование процес­са развития сравнительного правоведения, готовность ускорить его, наряду с интеграцией различных наций и народов, чуть ли не на­сильственным путем.

Характерны в этом плане рассуждения известного немецкого юриста второй половины XIX в. Р. Иеринга. Автор в принципе пра­вильно ставил вопрос о необходимости и целесообразности заимство­вания лучших правовых и иных институтов одних народов у дру­гих, о.важности международного культурного, научного и торгово­го обмена и, как следствие этого, о необходимости развития сравни­тельного права1.

В своей не утратившей и поныне актуальности работе "Дух римского права на различных ступенях его развития" Иеринг пи­сал: "Кто хочет удержать нас от принятия чужих законов и учреж­дений, пусть также запретит нам заимствовать что бы то ни было из чужой культуры, пусть прикажет, чтобы влияние, которое ока­зало изучение древности на новую культуру, получило обратный ход. Вопрос об усвоении чужих учреждений права не есть вопрос национальности, но просто вопрос пользы и нужды. Никто не будет доставать издалека то, что у него дома так же хорошо или лучше.





'Cm.: Abel R. Comparative Law and Social Theory // The American Journal of Comparative Law, 1978, vol. 26. P. 219—224.


1 Об этом обстоятельно говорится во многих отечественных и зарубеж­ных источниках, в частности, в материалах, посвященных 150-летию со дня рождения Р. Иеринга (Ihering Erbe. Gцttinger Symposion zur 150. Wieder­kehr des Geburtstags von Rudolph von Ihering. Gцttingen, 1970).





^ 12


Гл. I. Формирование и развитие идей сравнительного правоведения



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   61

Схожі:

Общая часть iconМетодические рекомендации к курсу «общая психология»
Курс «Общая психология» важная часть всей системы подготовки студентов. Значение психологии для подготовки специалистов педагогического...
Общая часть iconУчебное пособие уфа 2006 Кострова М. Б. Практикум по у головно му...
Кострова М. Б. Практикум по уголовному праву. Общая часть: Учебное пособие. Уфа: рио гоу впо «Башкирский государственный университет»,...
Общая часть icon«Уголовное право (общая часть)»
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования
Общая часть iconВопросы к экзамену по дисциплине «Уголовное право. Общая часть»
Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за данное преступление
Общая часть iconВопросы к зачету по дисциплине «Административное право» (общая часть)
Понятие, признаки, виды и функции государственного управления. Исполнительная власть и государственное управление
Общая часть iconКонтрольная работа по дисциплине: «Гражданское право (общая часть)»...
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования
Общая часть iconГражданское право понятие многогранное. Прежде всего под ним понимают...
При этом общая часть охватывает вопросы, относящиеся ко всем (или большинству) регулируемых гражданским правом отноше¬ний, а особенная...
Общая часть iconВопросы к зачету/экзамену по предмету «Гражданское процессуальное право» Общая часть
Формы защиты прав и законных интересов граждан и организаций. Право на судебную защиту
Общая часть iconУчебно-методический комплекс учебной дисциплины «Уголовное право. Часть Общая»
Значение дисциплины в профессиональной подготовке юриста и ее место среди других юридических дисциплин
Общая часть iconПримерный перечень вопросов на государственный экзамен по уголовному праву 2012 год. Общая часть
...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка