Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко




НазваСебастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко
Сторінка1/46
Дата конвертації01.11.2013
Розмір1.78 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Медицина > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Себастьян Фитцек: «Терапия»

Себастьян Фитцек
Терапия




«Фитцек, Себастьян «Терапия»»:

Мир книги; М.; 2008; ISBN 978-5-486-02521-1

Перевод: Г. А. Чередниченко


Аннотация



Двенадцатилетняя дочь известного берлинского психиатра Виктора Ларенца, Жози, исчезла при таинственных обстоятельствах.

Прошло четыре года. Скорбящий отец уехал в заброшенный дом на острове. Его общества навязчиво ищет красивая незнакомка, которую мучают видения. Ей является девочка, бесследно пропавшая, как когда-то Жози. Виктор начинает терапию, которая все больше напоминает драматический допрос.
^

Себастьян Фитцек
Терапия



Что бы при лечении – а также и без лечения – я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

^ Из клятвы Гиппократа

Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу, кто ты.

Пословица

Пролог



Когда прошло полчаса, он понял, что больше не увидит свою дочь. Она открыла дверь, обернулась и вошла в кабинет к тому пожилому человеку. Больше его маленькая Жозефина оттуда не выйдет – он был в этом абсолютно уверен. Никогда больше он не будет укладывать ее спать и не увидит ее счастливую улыбку. Никогда больше не зайдет в ее комнату выключить пестрый ночник, когда она уснет. И никогда больше не проснется среди ночи от ее ужасных криков.

Это знание вдруг обрушилось на него со всей беспощадностью. Когда он встал, тело не слушалось. Он не удивился бы, если бы его ноги подкосились, он упал и остался лежать в приемной на потертом паркете между дородной женщиной с псориазом и столиком с давнишними номерами журналов. Но он не потерял сознание, ему не было дано такой милости.
«Очередность приема зависит от тяжести случая, а не от времени прихода пациента».
Вывеска на белой обитой кожей двери в кабинет аллерголога. Буквы поплыли у него перед глазами.

Доктор Грольке был другом семьи и двадцать вторым по счету врачом – Виктор Ларенц вел список. Его предшественники ничего не нашли. Совсем ничего. Первым был врач «скорой помощи», который появился вскоре после Рождества на их вилле в Шваненвердере1 ровно одиннадцать месяцев тому назад. Вначале они думали, что всему виной праздничное фондю. Ночью Жозефину рвало, потом начался понос. Его жена Изабель вызвала частную «скорую помощь», и Виктор принес дочь в батистовой ночной рубашке вниз, в гостиную. Стоит ему об этом вспомнить – и он будто чувствует ее тоненькие руки: одной она обнимала его за шею, другой крепко прижимала к себе любимую игрушку, синего котенка по кличке Непомук. Врач под строгими взглядами родственников прослушал у худенькой Жозефины легкие, сделал инъекцию раствора электролитов и прописал гомеопатическое лекарство.

– Это небольшая желудочно-кишечная инфекция. Сейчас очень много таких случаев. Не надо волноваться! Все будет хорошо, – сказал врач напоследок.

Все будет хорошо? Он солгал.

Виктор стоял перед кабинетом доктора Грольке. Но когда захотел открыть тяжелую дверь, то обнаружил, что не может даже повернуть ручку. Неужели он так ослабел от волнения? Нет, дверь была заперта. Кто-то закрыл ее изнутри на замок.

^ Что здесь происходит?

Он резко обернулся, но почему-то не смог охватить взглядом окружающее – все рассыпалось на разрозненные картинки, как будто в его мозг с задержкой поступали прерывистые сигналы: фотографии ирландских пейзажей на стене, пыльное пластиковое деревце у окна, сидящая женщина, у которой псориаз. Ларенц последний раз дернул дверь и поплелся обратно. Вестибюль был по-прежнему безнадежно переполнен. Можно подумать, Грольке – единственный врач в Берлине.

Виктор медленно подошел к стойке регистратуры. Там ожидал рецепта какой-то мучимый угрями подросток, но Ларенц бесцеремонно оттолкнул его и заговорил с медсестрой. Он знал Марию по прошлым визитам. Правда, когда они с Жози пришли сюда полчаса тому назад, ее не было на месте. Видимо, сейчас она заменяла коллегу, который пошел обедать. Виктор обрадовался. Марии было немного за двадцать, и комплекцией она походила на вратаря женской футбольной команды. Но у нее была маленькая дочь. Значит, она поможет.

– Мне необходимо срочно к ней войти. – Его голос прозвучал неожиданно громко.

– О, добрый день, доктор Ларенц, очень приятно снова видеть вас. – Мария сразу узнала психиатра. Он давно у них не появлялся, но его узнаваемое лицо часто мелькало по телевизору и в газетах. Его охотно приглашали в ток-шоу не только за импозантную внешность, но и за непринужденную манеру доступно объяснять непростые душевные проблемы. Однако сегодня он вел себя загадочно.

– Я должен срочно увидеть дочь!

Оставшийся без рецепта юноша инстинктивно почувствовал, что с человеком не все в порядке, и отошел на пару шагов. Мария тоже была в недоумении, но сохраняла натренированную улыбку.

– Простите, но я, к сожалению, не понимаю, о чем вы говорите, доктор Ларенц. – Она нервно дотронулась до левой брови. Обычно там был пирсинг – серебряная палочка, которую она теребила, когда волновалась. Но ее начальник, доктор Грольке, был человеком консервативным и просил ее на работе серьгу вынимать. – Разве Жозефина должна была сегодня прийти на прием?

Ларенц раскрыл рот, готовясь выпалить ответ, но вдруг осекся. Разумеется, должна была. Изабель договорилась по телефону. Он привез Жози. Как всегда.

– А кто такой аллерголог, папа? – спросила девочка в машине. – Тот, кто делает погоду?

– Нет, малышка. Погоду предсказывает метеоролог. – Он смотрел на нее в зеркало заднего вида, жалея, что не может прямо сейчас погладить ее светлые волосы. Она казалась такой хрупкой! Ангел, нарисованный на японской шелковой бумаге. – Аллерголог занимается людьми, которым нельзя вступать в контакт с определенными веществами, иначе они заболеют.

– Такими людьми, как я?

– Наверное, – ответил он, а сам подумал: «Надеюсь».

Это был бы хоть какой-то диагноз, хоть какая-то ясность. Необъяснимые симптомы ее болезни подчинили себе всю их жизнь. Жози уже полгода не ходила в школу. Судороги у нее начинались так непредсказуемо, что ее нельзя было отдавать ни в какое учебное заведение. Изабель работала теперь полдня, занимаясь домашним обучением дочери. А Виктор совсем закрыл врачебную практику на Фридрихштрассе, чтобы все время посвятить дочке. Точнее, ее докторам. Однако марафонский бег по врачам не принес никаких результатов, все специалисты были в полной растерянности. Они не могли найти никакого объяснения для ее периодических судорог с температурой, частых инфекционных заболеваний и носовых кровотечений по ночам. Иногда симптомы становились слабее, порой почти пропадали, тогда в семье поселялась надежда. Но вскоре все начиналось заново, причем в более сильных проявлениях. До сих пор все терапевты, гематологи, неврологи могли лишь сказать, что у Жози нет ни рака, ни СПИДа, ни гепатита, ни прочих им известных заболеваний. Ей даже делали анализ на малярию. Результат оказался отрицательным.

– Доктор Ларенц?

Слова Марии мгновенно вернули его к действительности, и он понял, что все это время смотрел на медсестру с открытым ртом.

– Что вы здесь вытворяете? – Голос вернулся к нему, становясь с каждым словом все громче.

– О чем вы, доктор Ларенц?

– О Жозефине! Что вы с ней сделали? – закричал Ларенц.

Разговоры вокруг моментально стихли. Мария выглядела совершенно растерянной. Работа у доктора Грольке приучила ее, конечно, к экстренным ситуациям. Это все-таки не частная клиника, да и улица Уландштрассе давно не относилась к престижным районам Берлина. То и дело у них появлялись наркоманы и проститутки с соседней Литценбургерштрассе. И медсестры не удивлялись, когда исхудалый «торчок» на реабилитации вопил, что ему не экземы лечить надо, а хоть как-то успокоить его жуткие боли. Но сегодняшний случай – дело иное. Виктор Ларенц был одет не в грязный спортивный костюм, дырявую футболку и поношенные кроссовки. И лицо его не облепляли расцарапанные гнойные прыщи. Наоборот, он был воплощением элегантности: стройная фигура, хорошая осанка, широкие плечи, высокий лоб, красивый подбородок. Он родился и вырос в Берлине, но его часто принимали за ганзейца.2 Для классического портрета ему не хватало седых висков и прямого носа. Великосветский облик не портили ни вьющиеся каштановые, с недавней поры чуть длинноватые волосы, ни перебитый нос – болезненное напоминание о несчастном случае на яхте. Ларенцу было сорок три года. По внешнему виду трудно было определить его возраст, но сразу становилось понятно: у этого человека льняные платки с вышитыми инициалами и никогда нет мелочи. А примечательная бледность его лица – явно результат долгих часов сверхурочной работы. Поэтому Мария и смутилась. Кто мог ожидать, что известный психиатр в костюме за две тысячи двести евро устроит истерику в людном месте и начнет орать что-то непонятное срывающимся голосом, размахивая руками.

– Виктор?

Ларенц повернулся на звук низкого голоса. Услышав шум, Грольке вышел из кабинета. Это был сухопарый пожилой врач с волосами песочного цвета и глубоко посаженными глазами. На лице его читалось серьезное беспокойство.

– Что случилось?

– Где моя Жози? – прорычал в ответ Виктор, и Грольке непроизвольно отшатнулся от приятеля. Он знал эту семью лет десять, но ни разу не видел психиатра в таком состоянии.

– Давай лучше зайдем ко мне в кабинет и…

Но Ларенц его не слушал, а всматривался во что-то позади Грольке. Заметив, что дверь в кабинет приоткрыта, он рванулся туда, с размаху ударил по двери ногой, и она со звоном стукнула по тележке с лекарствами и медицинскими инструментами. На кушетке лежала женщина с псориазом. Она была обнажена по пояс, но от испуга даже не прикрыла грудь.

– Виктор, что на тебя нашло? – кричал ему в спину Грольке, но Ларенц, уже захлопнув дверь, устремился обратно.

– Жози?!

Он метался по коридору, распахивая все двери.

– Где ты, Жози? – в панике вопил он.

– Виктор, умоляю тебя!

Пожилой аллерголог еле поспевал следом, но Виктор не обращал на него ни малейшего внимания. Страх затмил все.

– А здесь что? – крикнул он, когда последняя дверь не поддалась.

– Только порошки и тряпки. Это кладовка.

– Открой! – Виктор, как сумасшедший, дергал дверную ручку.

– Послушай же, наконец…

– Открой!

С неожиданной силой Грольке схватил Ларенца за плечи:

– Успокойся, Виктор! И послушай меня. За этой дверью не может быть твоей дочери. Уборщица ушла с ключами сегодня утром и появится лишь завтра.

Ларенц тяжело дышал. Он слышал слова, но не понимал их смысла.

– Давай поговорим спокойно. – Грольке ослабил хватку. – Когда ты последний раз видел дочь?

– Полчаса назад, в твоей приемной. – Виктор слышал свой голос словно откуда-то издалека. – Когда она входила к тебе в кабинет.

Аллерголог озабоченно покачал головой и повернулся к Марии.

– Я не видела Жозефину, – ответила она на немой вопрос. – Она и не должна была сегодня приходить.

«Чушь какая-то!» – мысленно прокричал Ларенц, схватившись за виски.

– Изабель договорилась о приеме по телефону. Разумеется, Мария нас не видела. В регистратуре сидел кто-то другой. Какой-то мужчина. Он сказал, чтобы мы подождали в приемной. Жози очень ослабла. Я вышел за водой. А когда вернулся, она…

– В регистратуре могла быть только Мария, – прервал его Грольке. – И вообще у меня работают только женщины.

Виктор опешил. Он уставился на аллерголога, пытаясь осознать услышанное.

– Я сегодня Жозефину не видел. Она не заходила в мой кабинет.

Слова Грольке доносились до Виктора сквозь резкий противный звук, который, возникнув где-то вдалеке, нарастал и приближался.

– Что вам от меня нужно? – в отчаянии закричал он. – Я точно знаю, что моя дочь вошла в кабинет. Ее же позвали. Я был рядом и слышал, как тот мужчина в регистратуре назвал ее фамилию. Она решила сегодня пойти одна на прием. И специально просила меня об этом. Ей недавно исполнилось двенадцать лет, знаете? Она теперь закрывает за собой дверь в ванную на щеколду. Я вернулся в приемную, ее уже не было, я решил, что она зашла в кабинет.

Виктор вдруг понял, что не произнес ни слова. Хотя мозг его по-прежнему работал, но сам он, похоже, был не в силах выражать свои мысли. Беспомощно оглянувшись, он вдруг увидел все вокруг себя словно в замедленной съемке. Раздражающий звук все нарастал, почти заглушая все шумы. Разные люди что-то говорили ему: доктор Грольке, Мария, пациенты.

– Я уже год не видел Жози. – Это были последние слова Грольке, которые Виктор услышал. И внезапно ему все стало ясно. На какой-то короткий момент он осознал, что произошло. Страшная правда промелькнула в его голове стремительно, как увиденный сон в момент пробуждения. И моментально вновь покинула его. Но на какую-то долю секунды ему все открылось. Болезнь Жозефины. Причина ее мучений в последние месяцы. Он отчетливо увидел, что с ней случилось. У него закружилась голова, когда он понял, что теперь пришла его очередь. Теперь они ищут его. И найдут. Рано или поздно. Он это знал. Но вскоре страшное познание исчезло. Безвозвратно, как капля воды в песке.

Обеими руками Виктор ударил себя по вискам. Пронизывающий, мучительный, невыносимый звук раздавался теперь совсем рядом. Словно какая-то тварь скулила от мук и боли. Звук был уже почти нечеловеческий. И он стих лишь тогда, когда Виктор наконец закрыл рот.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Схожі:

Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconСебастьян Жапризо Долгая помолвка «Себастьян Жапризо. Долгая помолвка»:...
Жених расстрелян по приговору военно-полевого суда? – но это еще не повод, чтобы прервать долгую, затянувшуюся на годы, помолвку....
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconГештальт-терапия и "гештальт"
Все мое старание теперь направлено на то, чтобы посредством информации коррегировать это досадное развитие, насколько это возможно,...
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconСебастьян Жапризо Убийственное лето Себастьян Жапризо. Убийственное...
Только однажды врезал и еще как‑то раз отлупил. Но потом все равно уступал. Вот, честное слово, сам не пойму. Разговор у меня получается...
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconСебастьян Борисович Фолкс Неделя в декабре

Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconAct, 1995. 400 с- ( Self Help ) isbn 5-7141-0092 ббк 88. 5 Б 51 удк 159. 923
Бернс Д. Хорошее самочувствие: Новая терапия настроений / Пер с англ. Л. Славина — М.: Вече, Персей, act, 1995.— 400 с— (Self-Help)...
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко icon«Основы бизнеса. Шпаргалка»: Окей-книга; Москва; 2008; isbn 978-5-9745-0348-1
Данное пособие является вспомогательным материалом для подготовки к экзаменам, зачетам по дисциплине «Основы бизнеса». Материал книги...
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconСафарли Э./ Мне тебя обещали
Астрель: аст; Москва; 2010; isbn 978-5-17-071166-6, 978-5-271-32186-3, 978-5-7-071165-9, 978-5-271-32187-0
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconИгра ангела
Аст, Астрель, Полиграфиздат; Москва; 2010; isbn 978-5-17-064664-7, 978-5-271-28718-3, 978-5-4215-1015-4
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconВладыка Тумана
Аст, Астрель, вкт; Москва, Владимир; 2011; isbn 978-5-17-071240-3, 978-5-271-34525-8, 978-5-226-03967-6
Себастьян Фитцек Терапия «Фитцек, Себастьян «Терапия»»: Мир книги; М.; 2008; isbn 978-5-486-02521-1 Перевод: Г. А. Чередниченко iconДжон Гришэм «Признание» Часть I. Преступление
Астрель, Полиграфиздат; Москва; 2011; isbn 978-5-17-075758-9, 978-5-271-38259-8, 978-5-4215-2727-5
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка