А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве




НазваА. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве
Сторінка5/30
Дата конвертації28.10.2013
Розмір4.75 Mb.
ТипУчебник
mir.zavantag.com > Культура > Учебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Раздел 2.

проблема «ЧУЖЕРОДНОСТИ» КУЛЬТУРЫ И ЭТНОЦЕНТРИЗМ
Понятия «свой» и «чужой» во взаимодействии культур.

Природа и сущ­ность этноцентризма.

^ Проблема интерпретации явлений чужой куль­туры.

Культурная, этническая и личная идентичность и их роль в МКК
2.1. Понятия «свой» и «чужой»

2.1.1. Природа и сущность понятий «свой» и «чужой»

Современные виды транспорта и средства коммуникации по­зволяют ежегодно десяткам миллионов людей непосредственно знакомиться с особенностями и ценностями культур других наро­дов. С первых контактов с этими культурами люди быстро убеж­даются, что представители этих культур по-разному реагируют на внешний мир, у них есть свои собственные точки зрения, систе­мы ценностей и нормы поведения, которые существенно отлича­ются от принятых в их родной культуре. Так в ситуации расхожде­ния или несовпадения каких-либо культурных явлений другой культуры с принятыми в «своей» культуре возникает понятие «чу­жой». Тот, кто сталкивается с чужой культурой, переживает много новых чувств и ощущений при взаимодействии с неизвестными и непонятными культурными явлениями. Их гамма довольно широ­ка — от простого удивления до активного негодования и протеста. Как показывают исследования этих реакций, чтобы сориентиро­ваться в чужой культуре, недостаточно использовать лишь свои зна­ния и наблюдать за поведением чужеземцев. Намного важнее по­нять чужую культуру, то есть осмыслить место и значение новых необычных явлений культуры, и включить новые знания в свой культурный арсенал, в структуру своего поведения и образа жизни.

Таким образом, в межкультурной коммуникации понятие «чу­жой» приобретает ключевое значение. Но проблема заключается в том, что до настоящего времени не сформулировано научное опре­деление этого понятия. Во всех вариантах употребления оно пони­мается на обыденном уровне, то есть путем выделения и описания наиболее характерных признаков и свойств этого термина. При та­ком подходе понятие «чужой» имеет несколько значений и смыслов:

• чужой как нездешний, иностранный, находящийся за гра­ницами родной культуры;

• чужой как странный, необычный, контрастирующий с обыч­ным и привычным окружением;

• чужой как незнакомый, неизвестный и недоступный для по­знания;

• чужой как сверхъестественный, всемогущий, перед которым человек бессилен;

• чужой как зловещий, несущий угрозу для жизни.

Представленные семантические варианты понятия «чужой» позволяют рассматривать его в самом широком значении, как все то, что находится за пределами само собой разумеющихся, при­вычных и известных явлений или представлений. И наоборот, противоположное ему понятие «свой» подразумевает тот круг яв­лений окружающего мира, который воспринимается человеком как знакомый, привычный, само собой разумеющийся.

В процессе контактов между представителями различных куль­тур сталкиваются различные культурно-специфические взгляды на мир, при которых каждый из партнеров первоначально не осознает различия в этих взглядах, каждый считает свои пред­ставления нормальными, а представления другого ненормальны­ми. Нечто само собой разумеющееся одной стороны сталкивает­ся с нечто самим собой разумеющимся другой стороны. Сначала, как это бывает чаще всего, обнаруживается открытое непонима­ние (что-то не так), при котором мнение и понимание не совпа­дают. Как правило, обе стороны не ставят под сомнение «свое само собой разумеющееся», а занимают этноцентристскую пози­цию и приписывают другой стороне глупость, невежественность или злой умысел.

Образно говоря, при контактах с другой культурой человек как бы отправляется в другую страну. Он выходит за границы привыч­ной обстановки, из круга привычных понятий и отправляется в незнакомый, но привлекательный другой мир. Чужая страна, с одной стороны, незнакома и порою кажется опасной, а с другой стороны, все новое привлекает, обещает новые знания, расширяет кругозор и жизненный опыт.
2.2. Сущность этноцентризма и его роль в МКК

При контактах с другими культурами большинство людей су­дят о чужих культурных ценностях, используя в качестве образца и критерия культурные ценности собственного этноса. Такой тип ценностного суждения принято называть этноцентризмом. Этно-центризм представляет собой психологическую установку воспри­нимать и оценивать другие культуры и поведение их представите­лей через призму своей культуры. Чаще всего этноцентризм под­разумевает, что собственная культура превосходит другие культу­ры, и в этом случае она расценивается как единственно правиль­ная, превосходящие все другие, которые, таким образом, недо­оцениваются. Все, что отклоняется от норм, обычаев, системы ценностей, привычек, типов поведения собственной культуры, считается низкопробным и классифицируется как неполноценное по отношению к своему. Собственная культура ставится в центр мира и рассматривает себя как меру всех вещей. Этноцентризм означает, что ценности других культур рассматриваются и оцени­ваются с точки зрения своей собственной культуры.

Этноцентристское видение мира имеет глубокие корни в че­ловеческой истории. Еще в античности греки жестко делили все народы на эллинов и варваров. Уже в сочинениях Геродота варвар описывался как чужеродный и отталкивающий, необразованный, неуклюжий, тупой, нелюдимый. Он раболепен, труслив, полон необузданных страстей, своенравен, страшен, жесток, неверен, жаден. Примерно аналогичные оценки давали китайцы гуннам:

«Эти варвары выглядят как звери, и поэтому их дружественные речи ничего не стоят». Для римлян германцы были «мужчинами, у которых общими с людьми были только голоса и размер тела».

Уничижительное отношение к другим народам и культурам ос­новывается на убеждении, что они являются «нечеловеческими», «чужими». Это встречается у самых разных народов мира: у эски­мосов на Севере, у южноафриканской народности банту, у народа сан в Юго-Восточной Азии. Превосходство собственной культуры выглядит естественным и имеет положительную оценку, «чужое» же представляется в странном, неестественном виде. Бесспорная абсолютизация собственной культуры закономерно принижает цен­ность чужих культур, считая их худшими и низшими. Носители такого типа мировоззрения не осознают, что другие народы разви­вают свою культуру для того, чтобы сделать осмысленной свою соб­ственную жизнь и установить порядок в своих собственных обще­ствах. Как отмечают К. Ситарам и Г. Когделл, иерархическая си­стема Востока и кастовая система Южной Азии сложились в соот­ветствующих культурах более двух тысячелетий назад для упорядо­чения общественной жизни, и она успешно выполнила свою исто­рическую роль. Но европейцам кастовая и иерархическая системы общественного устройства кажутся сегодня ужасными. И напро­тив, горизонтальная система западных культур кажется азиатам не­нормальной и непонятной. Они до сих пор убеждены, что абсолют­ного равенства между людьми не существует, и недоверчиво отно­сятся к так называемому равенству западных культур.

Исследования этноцентризма, проведенные Д. Кемпбеллом и его коллегами, показали, что для него свойственно:

• считать то, что происходит в своей культуре, естественным и правильным, а то, что происходит в других культурах, неесте­ственным и неправильным;

• рассматривать обычаи своей группы как универсальные: что хорошо для нас, то хорошо и для других;

• воспринимать нормы и ценности своей этнической группы как безусловно верные;

• оказывать при необходимости всестороннюю помощь чле­нам своей группы;

• действовать в интересах своей группы;

• чувствовать неприязнь по отношению к другим этническим группам;

• гордиться своей группой.

Этноцентристская переоценка собственной культуры встреча­ется у многих народов в разных регионах мира. Высокая оценка собственной культуры и принижение чужих культур основывают­ся на том обстоятельстве, что многие народы и племена еще на раннем этапе своей истории обозначили себя как «людей», а все, что находилось за пределами их культуры, было обозначено как «нечеловеческое», «варварское». Такого рода убеждения встреча­ются у многих народов во всех регионах мира: у эскимосов Север­ной Америки, у африканского племени банту, у азиатской народ­ности сан, в Южной Америке у народа мундуруку. Чувство пре­восходства было также ярко выражено в свое время и у европейс­ких колонизаторов: большинство европейцев рассматривали не­европейских жителей колоний как социально, культурно и расово неполноценных, а свой собственный образ жизни, разумеется, как единственно верный. Если у туземцев были иные религиозные представления, они становились язычниками, если у них были свои сексуальные представления и табу, их называли безнравствен­ными, если они не старались усердно работать, то считались ле­нивыми, если они не разделяли мнение колонизаторов, их назы­вали тупыми. Провозглашая собственные стандарты абсолютны­ми, европейцы осуждали всякое отклонение от европейского об­раза жизни, не допуская при этом мысли о том, что туземцы могут иметь собственные стандарты.

Большинство культурных антропологов сходятся во мнении, что этноцентризм в той или иной степени свойственен любой куль­туре. Во многих из них принято считать, что смотреть на мир через призму своей культуры является естественным, и это имеет как положительные, так и отрицательные моменты. Положитель­ные заключаются в том, что этноцентризм позволяет бессозна­тельно отделить носителей чужой культуры от своей, одну этно­культурную группу от другой. Негативная его сторона заключает­ся в сознательном стремлении изолировать одних людей от дру­гих, сформировать уничижительное отношение одной культуры по отношению к другой.

Как уже было отмечено, культура любого народа представляет собой сложную систему ценностей, в которой находят проявление культурная деятельность и отношения ее носителей. Каждый эле­мент этой системы имеет определенный смысл для той или иной социальной общности. Процесс познания культуры при таком подходе представляет собой выявление ценностных значений со­ответствующих предметов, явлений, отношений. Результаты этой познавательной деятельности закрепляются в сознании людей в виде соответствующих смыслов. Смысл в свою очередь представ­ляет собой элемент сознания индивида, в котором раскрывается сущность изучаемого предмета или явления, его свойства и фор­мы культурной деятельности, его породившие.

В процессе межкультурной коммуникации взаимодействующим сторонам приходится сталкиваться с необходимостью осмысления чужой культуры, что имеет свои особенности. Уже сама установка на осмысление явлений чужой, неизвестной культуры принципиально отличается от осмысления тех или иных явлений своей собственной культуры. В данном случае оказываются неприемлемыми попытки использовать нормативно-ценностную систему своей культуры, по­скольку это неизбежно приводит к неадекватным результатам. И наоборот, попытка осмыслить чужую культуру характерными для нее способами также приносит те же неверные результаты.

Интерпретация (объяснение) явлений чужой культуры проис­ходит в результате столкновения привычного и непривычного. Это создает ситуацию отстранения, в соответствии с которой понима­ние чего-то нового, неизвестного происходит путем сравнения с привычными и известными явлениями подобного рода из соб­ственной культуры. Такой механизм освоения чужой культуры придает изучаемым ею явлениям вторичный характер, поскольку прообразом и критерием (первичным) становится здесь какое-то явление собственной культуры. Вторичный характер знания о чу­жой культуре не является второсортным по своему качеству. Это знание также представляет ценность, поскольку по своему содер­жанию зависит от наличия и соотношения в нем различных ком­понентов понимания (объема информации, культурной значимо­сти, способов интерпретации). В зависимости от этого интерпре­тация может быть адекватной или неадекватной.

В качестве примера интерпретации чужой культуры по стан­дартам своей может служить репортаж русской журналистки о знаменитом Кёльнском карнавале: «Тысячи людей, собравшихся на площади, скандируют лозунги в состоянии экстаза; они идут по улице в одном направлении, выпадая из пивных и распевая песни. Вы в Кёльне конца второго тысячелетия — городе, в кото­ром остановилось время. Полтора миллиона человек, выпавших из реальности, забывших о своем бюргерстве, экономности и доб­ропорядочности, впали в языческую оргию, бродят пьяными по улицам, целуются с незнакомыми, пристают к девушкам и засы­пают в чужих постелях. Это Кёльн, который сменил свое деловое лицо на хохочущую физиономию средневекового шута. Немец в ауте, переходящий дорогу на красный свет, одетый в рясу монаха-доминиканца, заставляет любого иностранца, махнув на все ру­кой, завалиться вслед за гражданином цивилизованной Германии в грязный кабак, раскачиваться там за столом, залитым пивом, и орать песни. ...Всего шесть марок, и будь ты президентом компа­нии или простым мусорщиком — пьянство и разгул сравняют вас. Благородные фрау, студентки-отличницы, матери семейств пре­вращаются в уличных девок. ...Человек живет душой, которая ухо­дит куда-то в глубину, теперь его душа — это желудок, огромный живот, который надо набить сосисками, пирожками, залить пи вом. Новая душа — желудок — жрет, она пожирает эти мгновения праздника, который живет всего несколько дней, — и не может насытиться. Сейчас главное для всех — это жрать, пить и трахать­ся» (Муравлёва Н. В.; 63).

В то же время описание Кёльнского карнавала в немецкой спра­вочной литературе интерпретирует его как «...одно из старейших в Рейнских областях карнавальных празднеств, неотъемлемая часть картины культуры Германии. 11 числа 11 месяца в 11 часов дня начинается подготовка к карнавалу, который проходит в послед­нюю неделю перед великим постом. Празднества начинаются в так называемый "бабий четверг", когда женщины стремятся отрезать у мужчин как можно больше галстуков. В последующие дни в городе проходят костюмированные балы и уличные карнавальные шествия в различных районах города. Апогей праздника — "сумасшедший понедельник". В этот день проходит общегородское карнавальное шествие в центральной части города, его участники в красочных костюмах едут на открытых машинах или верхом на лошадях, бро­сают в толпу сладости и букетики цветов, выкрикивают традицион­ные карнавальные приветствия...»

Перед нами две интерпретации одного и того же явления куль­туры, каждая из интерпретаций сделана по стандартам своей куль­туры. Но в первом случае интерпретировалось явление чужой куль­туры, и тут карнавал предстает как царство пьянства, разгула, раз­врата. Совершенно в ином свете интерпретируется карнавал но­сителями немецкой культуры. В их представлении карнавал — это праздник веселья, радости, любви к ближнему.

Значение этноцентризма для процесса межкультурной комму­никации учеными оценивается неоднозначно. Довольно большая группа исследователей полагает, что этноцентризм в целом пред­ставляет собой негативное явление, равнозначное национализму и даже расизму. Эта оценка этноцентризма проявляется в тенден­ции неприятия всех чужих этнических групп в сочетании с завы­шенной оценкой собственной группы. Но как любое социально-психологическое явление он не может рассматриваться только отрицательно. Хотя этноцентризм часто создает препятствия для межкультурной коммуникации, но одновременно он выполняет полезную для группы функцию поддержания идентичности и даже сохранения целостности и специфичности группы.

Исследователи этноцентризма отмечают, что он может прояв­ляться в большей или меньшей степени. Последнее зависит от

особенностей культуры. Так, существуют данные, что представи­тели коллективистских культур более этноцентричны, чем члены индивидуалистских культур. При анализе этноцентризма необхо­димо также учитывать социальные факторы, поскольку на сте­пень его выраженности оказывают влияние прежде всего система социальных отношений и состояние межэтнических отношений в данном обществе. Если в обществе некритическое отношение рас­пространено не на все сферы жизнедеятельности этнической груп­пы и присутствует стремление понять и оценить чужую культуру, то это благожелательная, или гибкая, разновидность этноцентризма. При наличии этнического конфликта между общностями этно­центризм может проявляться в ярко выраженных формах. При таком этноцентризме, получившем название воинственного, люди не только судят о чужих ценностях исходя из собственных, но и навязывают последние другим. Воинственный этноцентризм вы­ражается, как правило, в ненависти, недоверии, обвинении дру­гих групп в собственных неудачах.
2.3. Сущность и формирование культурной идентичности
2.3.1. Понятие «культурная идентичность»

Культурные последствия расширяющихся контактов между представителями разных стран и культур выражаются среди про­чего и в постепенном стирании культурной самобытности. Осо­бенно это очевидно для молодежной культуры, которая носит оди­наковые джинсы, слушает одну и ту же музыку, поклоняется од­ним и тем же «звездам» спорта, кино, эстрады. Однако со стороны более старших поколений естественной реакцией на этот процесс стало стремление сохранить существующие особенности и отли­чия своей культуры. Поэтому сегодня в межкультурной коммуни­кации особую актуальность имеет проблема культурной идентич­ности, то есть принадлежности человека к той или иной культуре.

Понятие «идентичность» сегодня широко используется в эт­нологии, психологии, культурной и социальной антропологии. В самом общем понимании оно означает осознание человеком сво­ей принадлежности к какой-либо группе, позволяющее ему опре­делить свое место в социокультурном пространстве и свободно ориентироваться в окружающем мире. Необходимость в идентич­ности вызвана тем, что каждый человек нуждается в известной упорядоченности своей жизнедеятельности, которую он может получить только в сообществе других людей. Для этого он должен добровольно принять господствующие в данном сообществе эле­менты сознания, вкусы, привычки, нормы, ценности и иные сред­ства общения, принятые у окружающих его людей. Усвоение всех этих проявлений социальной жизни группы придает жизни чело­века упорядоченной и предсказуемый характер, а также невольно делает его причастным к какой-то конкретной культуре. Поэтому суть культурной идентичности заключается в осознанном приня­тии человеком соответствующих культурных норм и образцов по­ведения, ценностных ориентации и языка, понимании своего «я» с позиций тех культурных характеристик, которые приняты в дан­ном обществе, в самоотождествлении себя с культурными образ­цами именно этого общества.

Культурная идентичность оказывает определяющее влияние на процесс межкультурной коммуникации. Она предполагает сово­купность определенных устойчивых качеств, благодаря которым те или иные культурные явления или люди вызывают у нас чув­ство симпатии или антипатии. В зависимости от этого мы выби­раем соответствующий тип, манеру и форму общения с ними.
2.3.2. Этническая идентичность

Интенсивное развитие межкультурных контактов делает акту­альной проблему не только культурной, но и этнической идентич­ности. Это вызвано целым рядом причин. Во-первых, в современ­ных условиях, как и раньше, культурные формы жизнедеятельно­сти с необходимостью предполагают принадлежность человека не только к какой-либо социокультурной группе, но и к этнической общности. Среди многочисленных социокультурных групп наи­более стабильными являются устойчивые во времени этносы. Бла­годаря этому этнос является для человека самой надежной груп­пой, которая может обеспечить ему необходимую безопасность и поддержку в жизни.

Во-вторых, следствием бурных и разносторонних культурных контактов становится ощущение нестабильности окружающего мира. Когда окружающий мир перестает быть понятным, начина­ется поиск того, что помогло бы восстановить его целостность и упорядоченность, защитило бы от трудностей. В этих обстоятель­ствах все больше людей (даже молодых) начинают искать поддер­жку в проверенных временем ценностях своего этноса, которые в данных обстоятельствах оказываются самыми надежными и по­нятными. Результатом становится усиление чувства внутригруппового единства и солидарности. Через осознание своей принад­лежности к этносам люди стремятся найти выход из состояния социальной беспомощности, почувствовать себя частью общнос­ти, которая обеспечит им ценностную ориентацию в динамичном мире и защитит от больших невзгод.

В-третьих, закономерностью развития любой культуры всегда была преемственность в передаче и сохранении ее ценностей, так как человечеству необходимо самовоспроизводиться и саморегу­лироваться. Это во все времена происходило внутри этносов пу­тем связи между поколениями. Если бы этого не было, то челове­чество не развивалось бы.

Содержание этнической идентичности составляют разного рода этносоциальные представления, разделяемые в той или иной степени членами данной этнической группы. Эти представления формируются в процессе внутрикультурной социализации и во взаимодействии с другими народами. Значительная часть этих представлений является результатом осознания общей истории, культуры, традиций, места происхождения и государственности. В этносоциальных представлениях отражаются мнения, убежде­ния, верования, идеи, которые получают свое выражение в ми­фах, легендах, исторических повествованиях, обыденных фор­мах мышления и поведения. Центральное место среди этносоци­альных представлений занимают образы собственной и других этнических групп. Совокупность этих знаний связывает членов данной этнической группы и служит основой ее отличия от дру­гих этнических групп.

Этническая идентичность — это не только принятие опреде­ленных групповых представлений, готовность к сходному образу мыслей и разделяемые этнические чувства. Она также означает построение системы отношений и действий в различных межэт­нических контактах. С ее помощью человек определяет свое мес­то в полиэтническом обществе и усваивает способы поведения внутри и вне своей группы.

Для каждого человека этническая идентичность означает осоз­нание им своей принадлежности к определенной этнической общности. С ее помощью человек солидаризируется с идеалами и стандартами своего этноса и разделяет другие народы на похожих и непохожих на свой этнос. В итоге выявляется и осознается уни­кальность и неповторимость своего этноса, его культуры. Однако этническая идентичность — это не только осознание своей тож­дественности с этнической общностью, но и оценка значимости членства в ней. Кроме того, она дает человеку наиболее широкие возможности для самореализации. Эти возможности опираются на эмоциональные связи с этнической общностью и моральные обязательства по отношению к ней.

Этническая идентичность очень важна для межкультурной коммуникации. Общеизвестно, что нет личности внеисторической, вненациональной, каждый человек принадлежит к той или иной этнической группе. Основой социального положения каж­дого индивида является его культурная или этническая принад­лежность. Новорожденный не имеет возможности выбрать себе национальность. С появлением на свет в определенной этничес­кой среде его личность формируется в соответствии с установка­ми и традициями его окружения. Не возникает проблемы этни­ческого самоопределения у человека, если его родители принад­лежат к одной и той же этнической группе и его жизненный путь проходит в ней. Такой человек легко и безболезненно идентифи­цирует себя со своей этнической общностью, поскольку меха­низмом формирования этнических установок и стереотипов по­ведения здесь служит подражание. В процессе повседневной жиз­недеятельности он усваивает язык, культуру, традиции, соци­альные и этнические нормы родного этнического окружения, формирует необходимые навыки коммуникации с другими наро­дами и культурами.
2.3.3. Личная идентичность

Рассматривая коммуникативные процессы как динамичную социокультурную среду, благоприятную для порождения и рас­пространения различного рода образцов поведения, типов взаи­модействия, следует помнить, что главными субъектами культуры являются люди, находящиеся в тех или иных отношениях друг с другом. В содержании этих отношений значимое место занимают представления людей о самих себе, и эти представления зачастую весьма существенно различаются от культуры к культуре.

Каждый человек является носителем той культуры, в которой он вырос, хотя в повседневной жизни он этого обычно не заме­чает. Специфические особенности своей культуры он восприни­мает как данность. Однако при встречах с представителями дру­гих культур, когда эти особенности становятся очевидными, люди начинают осознавать, что существуют также другие формы пере­живаний, виды поведения, способы мышления, которые суще­ственно отличаются от привычных и известных. Разнообразные впечатления о мире трансформируются в сознании человека в идеи, установки, стереотипы, ожидания, которые становятся для него регуляторами поведения и общения. Через сопоставление и противопоставление позиций различных групп и общностей в процессе взаимодействия с ними происходит становление личной идентичности человека, которая представляет собой совокупность знаний и представлений человека о своем месте и роли как чле­на социальной или этнической группы, о своих способностях и деловых качествах.

Сущность личной идентичности раскрывается наиболее пол­но, если обратиться к тем общим чертам и характеристикам лю­дей, которые не зависят от их культурной или этнической при­надлежности. Так, например, мы едины в ряде психологических и физических характеристик. У всех нас есть сердце, легкие, мозг и другие органы; мы состоим из одинаковых химических эле­ментов; наша природа заставляет нас искать удовольствие и из­бегать боли. Каждое человеческое существо использует большое количество энергии, для того чтобы избежать физического дис­комфорта, но если мы испытываем боль, то все мы страдаем оди­наково. Мы одинаковы потому, что решаем одни и те же пробле­мы нашего существования.

Однако не требует доказательства тот факт, что в реальной жизни нет двух абсолютно похожих людей. Жизненный опыт каж­дого человека неповторим и уникален, и, следовательно, мы по-разному реагируем на внешний мир. Идентичность человека воз­никает в результате его отношения к соответствующей социокультурной группе, членом которой он является. Но поскольку чело­век одновременно является участником разных социокультурных групп, то он обладает сразу несколькими идентичностями. В них отражаются его пол, этничность, раса, религиозная принадлеж­ность, национальность и другие стороны его жизни. Эти призна­ки связывают нас с другими людьми, но в то же время сознание и уникальный опыт каждого человека изолируют и разделяют нас друг от друга.

В определенной степени межкультурную коммуникацию мож­но рассматривать как взаимоотношение противостоящих идентич-ностей, при котором происходит включение идентичностей собе­седников друг в друга. Таким образом, неизвестное и незнакомое в идентичности собеседника становится знакомым и понятным, что позволяет ожидать от него соответствующих типов поведения и действий. Взаимодействие идентичностей облегчает согласова­ние отношений в коммуникации, определяет ее вид и механизм. Так, на протяжении долгого времени «галантность» служила ос­новным типом отношений между мужчиной и женщиной в куль­турах многих народов Европы. В соответствии с этим типом про­исходило распределение ролей при общении полов (активность мужчины, завоевателя и обольстителя, наталкивалась на реакцию противоположного пола в форме кокетства), предполагало соот­ветствующий сценарий общения (интриги, уловки, обольщения и т.п.) и соответствующую риторику общения. Такого рода отно­шение идентичностей служит фундаментом коммуникации и ока­зывает влияние на ее содержание.

Вместе с тем тот или иной тип идентичности может создавать препятствия для коммуникации. В зависимости от идентичности собеседника стиль его речи, темы общения, формы жестикуляции могут казаться уместными или неприемлемыми. Тем самым иден­тичность участников коммуникации определяет сферу и содержа­ние их общения. Так, разнообразие этнических идентичностей, являющееся одним из главных оснований межкультурной комму­никации, является одновременно и препятствием для нее. Наблю­дения и эксперименты ученых-этнологов показывают, что во вре­мя обедов, приемов и других подобных мероприятий межличнос­тные отношения участников складываются по этническому при­знаку. Сознательные усилия по смешению представителей разных этнических групп не давали никакого эффекта, поскольку через некоторое время опять стихийно возникали этнически однород­ные группы общения.

Таким образом, в межкультурной коммуникации культурная идентичность обладает двойственной функцией. Она позволяет коммуникантам составить определенное представление друг о друге, взаимно предугадывать поведение и взгляды собеседников, т.е. облегчает коммуникацию. Но в то же время быстро проявляется

ее ограничительный характер, в соответствии с которым в про­цессе коммуникации возникают конфронтации и конфликты. Ограничительный характер культурной идентичности направлен на рационализацию коммуникации, то есть на ограничение ком­муникативного процесса рамками возможного взаимопонимания и исключения из него тех аспектов коммуникации, которые могут привести к конфликту.
литература

1. Баранин А. С. Этническая психология. — Киев, 2000.

2. Белик А.А. Психологическая антропология. — М., 1993.

3. Гуревич П. С. Культурология. — М., 2000.

4. Лебедева Н. Введение в этническую и кросс-культурную психоло­гию. — М.,1999.

5. Сикевич 3.6. Социология и психология национальных отношений. — Спб.,

1999.

6. Стефаненко Е. Этнопсихология. — М., 1999.

7. Этническая психология и общество, — М., 1997.
Глава 3.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Схожі:

А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconУчебник В. Л. Васильева, являющийся базовым пособием во всех юридических...
Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших...
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconУчебник В. Л. Васильева, являющийся базовым пособием во всех юридических...
Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших...
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconМелани кляйн зависть и благодарность исследование бессознательных источников
Рекомендовано в качестве учебного пособия для дополнительного образования Министерством образования Российской Федерации
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconУчебное пособие для вузов
Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconУчебник нового века
Допущено учебно-методическим объединением вузов России по педагогическому образованию Министерства общего и профессионального образования...
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconУчебное пособие Рекомендовано Министерством общего и профессионального...
Г17 Введение в психологию: Учебное пособие для вузов. М.: «Книжный дом «Университет», 1999. 332 с
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconУчебник / Под ред. И. П. Козляниновой и И. Ю. Промптовой. 3-е изд. М.: Изя-во «гитис»
Рекомендовано министерством культуры российской федерации в качестве учебника для студентов театральных учебных заведений
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconТехнологии управления
Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся...
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconТ. Н. Павлова Приведены смысл понятия биоэтики, ее связь с другими...
Рекомендовано Министерством сельского хозяйства и продовольствия Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших...
А. П. Садохина Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве iconВ. И. Максимова Рекомендовано Министерством образования Российской...
И. Коньков – гл. III; канд филол наук, доц. А. Д кривоносов – гл. II, § 3, 4; канд филол наук, доц. Т. И. Попова– гл. VIII, § 3;...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка