Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук




Скачати 202.89 Kb.
НазваВо времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук
Дата конвертації21.06.2013
Розмір202.89 Kb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > История > Документы
ВО ВРЕМЕНА ЗБРУЧСКОГО ИДОЛА

И. П. Русанова, Б. Л. Тимощук


В 1848 г. в р. Збруч (приток Днестра), по которому в то время проходила граница между Российской и Австро-Венгерской империями, было обнаружено каменное изваяние весом около тонны, получившее название «Збручский идол». С помощью трех пар волов его вытащили из воды и отправили в Краков. Там изваяние и сейчас занимает почетное место в специальном павильоне Археологического музея. Идол представляет собой каменный столб высотой 2,67 м, на четырех гранях которого расположены рельефные изображения, а верх увенчан четырехликой головой, покрытой шапкою. Ему нет аналогий. Интерес к его открытию в научном мире был огромен.
Местный любитель древностей М. Потоцкий, первым обративший внимание на находку, предположил, что скульптура изображает языческого бога балтийских славян Святовита, деревянный идол которого (по описанию датского хрониста XII — начала ХШ в. Саксона Грамматика) имел четыре головы. Примитивные фигурки с двумя, тремя и четырьмя головами из дерева и рога, реже — камня найдены археологами в разных частях славянского мира: в Польше и Болгарии, на Украине, в Новгороде и др. Согласно данным арабских путешественников и русских летописцев, изображения славянских богов были деревянными, и только в Киеве у деревянной статуи Перуна конца X в. голова была серебряной, а усы — золотыми.
Изображения на четырех гранях идола размещены в три яруса. В верхнем видны в полный рост четыре фигуры. На лицевой стороне обелиска находится женское божество с турьим рогом в правой руке (возможно, богиня плодородия Мокошь). На соседней грани — мужская фигура со слегка изогнутой саблей на поясе. Такого рода сабли были распространены в IX—XI веках. Видимо, это Перун, являвшийся богом грозы, молний и грома, а в дальнейшем ставший богом войны, покровителем воинов и князя. Рядом — изображение коня. На тыльной стороне — мужское божество, на одежде которого виден знак Солнца: круг с шестью лучами внутри (предположительно, солнечный Даждьбог). На четвертой грани — женское божество с кольцом в руке (вероятно, Лада). В среднем ярусе обелиска видны чередующиеся, как бы держащиеся за руки фигуры мужчин и женщин, а в нижнем — три фигуры усатых мужчин.
Все изображения, по мнению исследователей, отражают представления язычников о Вселенной и ее делении на небо — мир богов, Землю с людьми и подземный мир, таинственные обитатели которого держат на себе Землю. В совокупности все изображения, обращенные к четырем сторонам света и объединенные одной шапкой, составляют облик всеобъемлющего и вездесущего бога Вселенной — Рода.
Относительно назначения идола, времени изготовления, этнической принадлежности его создателей и других вопросов существует множество мнений 3. Главная роль в их обосновании должна принадлежать археологическим материалам из той местности, где он был найден. Однако за истекшие 142 года эта местность не была как следует обследована археологами. Лишь в 1984 г. такую работу начала Прикарпатская экспедиция Института археологии АН СССР, чему предшествовало изучение славянских городищ Украинского Прикарпатья. В результате были определены археологические признаки славянских святилищ и их отличия от городищ других типов (общинных и феодальных центров).
Вся жизнь древних славян была пронизана языческими верованиями, которые сохранялись и после принятия Русью христианства в конце X века. Это нашло отражение в церковных поучениях и позднейших этнографических материалах. Исследования славянских городищ-святилищ показали, что главной их частью являлось капище (небольшая круглая площадка с идолами), окруженное культовыми валами и рвами, не имевшими оборонительного значения. На восточнославянских землях исследовано несколько таких капищ. Самое известное из них — капище Перуна под Новгородом 4. На вершинах валов вместо деревянных защитных стен, характерных для городищ других типов, устраивались площадки с алтарями, где горел постоянный огонь и возлагались жертвы. Огни разжигали и на плоском дне рвов, ограждавших священное место. Рядом находились длинные дома общественного назначения — кон-тины, в которых собирались верующие для совместных трапез, свадеб, поминальных пиров и исполнения магических обрядов.
Прикарпатская экспедиция, приступив к обследованию места находки Збручского идола — холмистой и покрытой лесом местности, называемой Медоборами (теперь Гу-сятинский р-н Тернопольской обл.),— открыла уникальный культовый центр, включавший в себя два больших городища-святилища и примыкающие к ним селища: одно из городищ находится на самой высокой в Медоборах горе Богит; второе —Звенигород — пятью километрами выше по течению Збруча, на высоком мысу коренного берега. Оба городища имеют все элементы, характерные для рядовых святилищ, но выделяются грандиозными размерами, сложной системой мощных валов и рвов, развитой структурой из нескольких частей с различными функциями. Здесь, в сравнительно глухой местности, удаленной от крупных городов Киевской Руси, существовал особый языческий мир.
Городище Богит, в 1,5 км от места находки идола (его «похоронили» в реке, и, согласно верованиям, он должен был снова возродиться), имеет на самой возвышенной части капище - овальную площадку 50X70 м, окруженную каменным валом с плоской вершиной, на которой горели огни. Почти в центре ее возвышался круглый пьедестал из камней диаметром 9 м, симметрично обрамленный восемью чашевидными углублениями. В его средней части расположена квадратная яма, стенки которой выложены камнями, а размеры соответствуют основанию идола (в плане все сооружение имеет много общего с капищем Перуна под Новгородом, где также в центре круглого возвышения стоял идол с восемью жертвенными ямами). Скорее всего каменный пьедестал на горе Богит служил основанием Збручского идола. В углублениях вокруг него совершали жертвоприношения: разжигали огни, бросали жертвенное мясо животных и черепки глиняной посуды. Разбрасывание черепков имело ритуальное значение у многих народов и широко применялось при погребениях. В двух углублениях были совершены погребения мужчин в возрасте около 60 лет, возможно, жрецов, еще в двух найдены кости малолетних детей, вероятно, принесенных в жертву. Судя по керамике, захоронения были совершены в XII веке. Рядом с постаментом идола находился жертвенник, обставленный большими каменными глыбами, где жертвоприношения совершались с X до начала XIII века.
Часть городища, соседняя с капищем, была застроена полуземлянками необычного для славян типа: они отапливались открытыми очагами и в них отсутствовали печи. Кроме того, около жилищ не было хозяйственных и производственных построек. В таких условиях могли жить люди, не занимавшиеся непосредственно хозяйственной деятельностью и находившиеся на общественном обеспечении: ими могли быть служители культа - жрецы. Рядом с «домами жрецов» находились две большие контины. Здесь же была устроена нишеобразная печь для выпечки ритуальных хлебов. Большая площадка, примыкавшая к городищу, оставалась незастроенной; вероятно, в торжественных случаях здесь собирались толпы верующих. Существенной частью городища являлся могильник с трупосожжениями, который определял основную функцию святилища, связанную с культом предков. Правы те исследователи, которые видят в Збручском изваянии изображение божеств, посвященных культу предков — Рода и рожаниц.
Святилище Богит возникло одновременно с могильником на рубеже IX—X веков. Более ранних находок на святилище, могильнике и прилегающих селищах не найдено (за исключением древнейших материалов скифского городища V в. до н. э., на месте которого славяне соорудили свое). Тогда же, возможно, был поставлен на пьедестал и Збручский идол. Наиболее поздние находки относятся к первой половине XIII века. Можно утверждать, что это святилище прекратило существование в годы нашествия Батыя. Под угрозой надвигавшегося разгрома язычники спрятали в Збруче изображение своего бога (по сообщениям летописи, в свое время были также брошены в воду идолы Перуна и Велеса в Новгороде и Киеве). Окружавшие Богит селища тоже были покинуты в середине XIII в., жизнь в этих местах больше не возобновлялась.
Второе городище-святилище на Збруче - Звенигород - существовало в то же время. Основная масса найденных там вещей датируется XII-первой половиной XIII в., но это место почиталось славянами с более раннего времени: найдена славянская посуда V-X веков. Структура этого городища также не проста. Прослеживается сложная система верований и языческих обрядов, связанных с земледельческими культами, почитанием сил природы, огня, камней, источников воды, оружия и с магическими действиями, направленными на защиту от враждебных сил. Как и на Богите, в наиболее священной части городища находились капища с идолами. Это площадки, вымощенные камнями. В центре одной выступала скала, на другой сохранилась большая яма, в которой стоял идол. Площадки усыпаны вещами, принесенными в дар богам: обломками стеклянных браслетов (круг — символ Солнца), металлическими замками и ключами (символы сохранности) 5, серебряными височными кольцами и различными острыми предметами — ножами, косами, стрелами (для защиты от злых сил).
На одном капище совершались человеческие жертвоприношения, в том числе детские. Найдены кости более чем 30 расчлененных скелетов, сложенные в ямы и сопровождаемые вещами. Принесение в жертву богам взрослых людей и детей-первенцев имело место во многих языческих религиях. О человеческих, жертвоприношениях у славян-язычников говорится во многих церковных поучениях и в летописях. Например, под 983 г. в летописи сообщалось о решении старцев и бояр в Киеве: «Бросим жребий на отроков и девиц, на кого падет он, того и зарежем в жертву богам»; в начале, княжения Владимира Киевского, когда приносили человеческие жертвы, «осквернилась кровью земля Русская». Но такие жертвоприношения совершались только у главных языческих богов и до последнего времени не были документированы археологическими исследованиями. В Звенигороде же они зафиксированы во многих местах.
Вокруг капищ, на которых стояли идолы, располагались помещения для жертвоприношений, в которых магические обряды совершались периодически. Интересно помещение, расположенное между капищами,— прямоугольная постройка с углубленным полом. Сначала на полу разжигался огонь и рассыпались обгоревшие хлебные зерна. На них были положены два перекрещивающихся серпа, два человеческих черепа и верхняя часть скелета. С этими жертвами связана ритуальная хлебная печь в глиняной стене помещения и богатые подношения — массивный серебряный браслет, четыре золотых височных кольца с нанизанными на них золотыми бусинами. Остатки жертвоприношений были засыпаны землей, и сверху устроена площадка из камней, на которую положены новые жертвы — череп человека, кости животных, серебряные височные кольца, обломки стеклянных браслетов. На уровне этих жертвоприношений устроена вторая хлебная печь, и снова все засыпано, землей и завалено большими камнями для сохранности жертв и защиты живых от вредоносной силы мертвых, с чем связывалась система ритуальных действий. Все обряды, совершенные в этом помещении, указывают на аграрную магию: попытки задобрить богов богатыми жертвами и молениями об урожае.
Подобные помещения открыты во многих местах Звенигорода, и всюду находились хлебные печи, что указывает на распространение культа плодородия. После выпечки хлеба около печей и внутри них оставляли жертвы. Ритуальные хлебы выпекались на городище в большом количестве и использовались на совместных трапезах или подносились богам. Константин Багрянородный в X в. писал, что русы «приносят в жертву живых петухов, кругом втыкают стрелы, а иные кладут куски хлеба, мяса»; Роду и рожаницам приносили хлеб, сыр и мед. И на этом городище, как и на Богите, рядом с капищами были поставлены большие общественные дома. Но в Звенигороде помимо остатков трапез в них обнаружены серебряные височные кольца, зерненые бусы, браслеты, шпоры, меч, медная посуда, деревянные шкатулки с металлическими оковками и др. Это согласуется со сведениями о западнославянских континах, в которых хранилось богатство общины.
Наиболее священная часть Звенигорода, как и в Богите, окружена валами и рвами. На вершинах валов и на дне рвов горели огни, и в некоторых местах на площадках-алтарях были положены вещи. Валы в трех местах прорезаны проходами, к которым вели дороги, выложенные камнями. Дороги начинались у подножия городища и вели от священных источников воды наверх, к капищам. По дорогам проходили торжественные обрядовые процессии, а по пути их следования располагались жертвенные помещения и длинные общественные дома. Религиозные церемонии проходили под наблюдением и при непосредственном участии жрецов. Их жилища были расположены в особой части городища, отделенной от капищ валом. Роль жрецов, по-видимому, не ограничивалась религиозной деятельностью. Дело в том, что Звенигород расположен в центре огромного славянского поселения X—XII вв., жители которого наряду с земледелием занимались и ремеслом. На поселении раскопаны усадьбы, состоящие из обычных для славян этой территории жилых полуземлянок с печами-каменками, хлевов, амбаров, ремесленных мастерских. Но не обнаружено никаких признаков административного центра. Можно предположить, что таким центром являлось само святилище, так что в руках жрецов, обладавших авторитетом и богатством, было сосредоточено местное управление. Их власть распространялась не только на Богит и Звенигород, но и на население окружающих селищ, которые вместе составляли языческий мирок, обеспечивавший себя всем необходимым.
Крупный культовый центр на Збруч». был, вероятно, широко известен в славянских землях. Сюда приходили язычники с территории хорват, волынян, возможно и дреговичей, в том числе жители городов, о чем свидетельствуют находки соответствующих предметов. Святилища на Збруче посещали и представители господствующих классов, приносившие в дар богам серебряные и золотые вещи, например, колты — украшения знатных женщин, мечи и шпоры, принадлежавшие привилегированным лицам. Среди паломников были даже христиане, оставившие на капищах нательные кресты и иконку, возможно и священники, которым принадлежали роскошные кресты-энколпионы и кадило. Исследователи давно обратили внимание на возрождение языческих представлений в XII веке. Позиции язычества значительно укрепились в период феодальной раздробленности и все возраставшей опасности татаро-монгольского нашествия, что привело к своеобразному двоеверию.
Центр на Збруче уникален по полноте и сохранности, по разнообразию верований и обрядов, следы которых там прослеживаются. Он не уступает знаменитым святилищам западнославянских земель, о которых сохранились письменные свидетельства (например, Аркона), и во многом с ними схож. Итак, можно утверждать, что Збручский идол был изготовлен из местного известняка не позднее X в. восточнославянскими умельцами, поставлен на грандиозном святилище и служил предметом поклонения до середины XIII века.

Литература
РУСАНОВА Ирина Петровна — доктор исторических наук, Институт археологии АН СССР; ТИМОЩУК Борис Анисимович - доктор исторических наук, Институт археологии АН СССР.
1.Обзор литературы о нем см.: Гуреви.ч Ф. Д. Збручский идол. В кн.: Материалы и иследования. по археологии СССР. Т. 6. М. 1941.; Lenczyk G. Swiatowid Zbruczanski. In: Materialy archeologiczne. T. V. Krakow. 1964.
2.О семантике этих изображений см.: Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М. 1981, с. 450—464; его же. Язычество древней Руси. М. 1987, с. 236—251.
3.См., напр., Lowmianski H. Religia slowian i jei upadek. Warszawa. 1979.
4.Седов В. В. Древнерусское языческое святилище в Перыни.— Краткие сообщения Института истории материальной культуры АН СССР (КСИИМК), 1953,
вып. 50; его же. Новые данные о языческом святилище Перуна.— КСИИМК, 1954,
вып. 53.
5.Макаров Н. А. Магические обряды при сокрытии клада на Руси.— Советская археология, 1981, № 4.
6.Повесть временных лет. М.—Л. 1950, с. 254, 256; Аничков Е. Б. Язычество
и древняя Русь. СПб. 1914, с. 359.
7.Известия византийских писателей о Северном Причерноморье. М.— Л. 1934,
с. 10—11; Гальковский Н. М. Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси. Т. II. СПб. 1916, с. 86.
8.Рыбаков Б. А. Спорные мысли, устаревшие методы.— Вопросы литературы, 1967, № 3, с. 160—162; Лихачев Д. С. «Слово о полку Игореве» и его время. Л. 1985, с. 24.
Ростислав Крамар. Путешествие во владения Збручского идола.
Вам случалось когда-либо ходить по каменной дорогой возрастом в тысячу лет? Если нет, то знайте, что для этого совсем не обязательно ехать в древний Рим или Иерусалим. Это историческое чудо и много-много других чрезвычайных находок, связанных с жизнью наших прапрапрадавних предков, можно увидеть всего в нескольких километрах от Тернополя.

Подпрыгивая на ухабах, вездеходным УАЗиком мчимся по дну моря. Оно плескалась на этих подольских равнинах... двадцать миллионов лет назад. На протяжении тысячелетий на дне теплого Сарматского моря оседали отмершие остатки морских организмов, водоросли. Собственно, отвесные известняковые скалы, какие именно внезапно появляются на горизонте, - ничто иное, как накопление этих омертвелых допотопных творений Божьих.

У рядового тернополянина слово Медоборы обычно ассоциируется или с Гусятинским санаторием, или, в лучшем случае, с кудрявым лесным массивом, простирающаяся более Збручем. Правда, некоторые, вероятно, помнят и тот шум, который поднялся было в газетах в начале 90-х, когда экологи отвоевывали Медоборы у военных (те устроили в заповедной местности полигон). Но на самом деле природоохранный заповедник Медоборы, которому только что исполнилось восемь лет, - это целый неповторимый мир, рассказ о котором не так-то легко втиснуть в тесные газетные рамки. После насыщенной двухдневной поездки в Медоборы, которую любезно организовала дирекция заповедника, у меня сложилось впечатление, что 11 тысяч гектаров, взятых государством под охрану, - своеобразный Ноев ковчег, спасательный корабль для исчезающих растений, животных, а вместе с тем и надежная защита для уникальных в Украине исторических памятников - древних славянских городищ.

На обрывистую гору Острую, что рядом с селом Викно Гусятинского района, новичку выкарабкаться непросто. Тем более, с пятилетней спутницей на руках (имею в виду свою дочку). Но наш гид, научный сотрудник заповедника Степан Сторожук, знает здесь каждый камень. Немного запыхавшись, усаживаемся на макушке Острой. Взгляд теряется в пространных полях, простирающихся отсюда на десятки километров. Когда-то здесь густым ковром бушевал степной ковыль, и, наверное, бродили сытые дрофы, ржали дикие лошади. Где это все? Кануло в Лету... Из задумчивости выводит Степан: «Вот он и есть, ковыль». На самой вершине горы, крепко ухватившись за камни, клонятся под ветром кустики невзрачной травы. Древняя царица украинской степи. Именно здесь, на Острой, да еще нескольких соседних скалах реликтовые остатки степи нашли последнее пристанище. «А это растение узнаете? - Спрашивает наш проводник, касаясь каких-то темно-зеленых листьев. - Ясенец белый, легендарная неопалимая купина». Помните эпизод из Библии, где Бог говорил с горящего куста? Тот куст, который горел и не сгорал, как раз и является неопалимой купиной. Дело в том, что во время цветения растение выделяет эфирное масло. На солнце испарения легко могут загореться. Складывается впечатление, что это растение пылает. Наверное, лучшего символа для Медоборов не придумаешь. По дороге рассматриваем другие редкие растения. Некоторых из них так немного, что буквально каждый кустик берется на учет. Правда, непрошеные гости заповедника не очень этим озабочены. Однажды охранников природы ошарашила одна влюбленная парочка, которая прогуливалась над Збручем. Юноша собрал любимой целый букет кукушкиных башмачков, цветка из Красной книги, которых в заповеднике совсем немного. Понюхав цветы, девушка на глазах оторопевших ботаников оставила букетик на дереве. Неудивительно, что заповедные территории ревностно охраняются.

Но вернемся к Острой. По народным преданиям, гора в древности была полна пещерами. Здесь даже скрывались от татарских набегов. Однажды кочевники замучили на Острой многих жителей села Зеленая Грушка. С тех пор скалу называют еще Острой могилой. Стоит сказать, что у здешнего помещика Владислава Федоровича, который жил в селе Викно, любил бывать Иван Франко. Крупные землевладельцы - отец и сын Федоровичи - сумели создать в Окне настоящий национально-культурный центр украинского Подолья. Выпускник Венского и Сорбонского университетов Владислав Федорович организовывал и финансировал различные украинские культурные акции, в частности, первую этнографическую выставку в Тернополе 1887 года. Федоровичи собрали в Викне богатейшую библиотеку, коллекцию изделий народного искусства. 27-летний Франко, работая в их семейном архиве, любил отдыхать под скалами, которые позже получили название Франко. К сожалению, многолетний труд этих известных украинских меценатов сгорел в костре Первой мировой войны. И это далеко не фигуральное выражение. В 1917 российские солдаты из ценных книг развели во дворе костер, а позже подожгли и само здание. Федорович, который до последнего не верил, что такое дикое варварство возможно, едва успел спастись. После трагедии он прожил недолго. Кстати, именно благодаря стараниям этого помещика скалы рядом с Викном были объявлены заповедными еще в 1911 году. Именно тогда выдающийся польский ботаник Владислав Шаффер впервые детально описал ботаническое чудо Медоборов. Но, по привычному в Украине сценарию, в годы советской власти в месте, которое охранялось законами Австро-Венгрии и Польши, устроили... карьер по добыче камня. Следы этой разрушительной деятельности «гомо советикус» до сих пор зияют неизлечимыми ранами.

Еще одной природной достопримечательностью викнянских окрестностей являются карстовые воронки, откуда бьют холодные источники - так называемые Викнины. Очевидно, именно они дали название селу. По народным преданиям, подземные полости тянутся на многокилометровые расстояния. До сих пор рассказывают историю, которая случилась в древности. Говорят, будто бы один господин решил напоить запряженных лошадей целебной Викнянской водой. Но животные поскользнулись и шлепнулись в пропасть. Только через несколько месяцев запряженная пара выплыла в источнике села Тарнаруды. С тех пор Викнины получили второе название - Бездны. Сейчас одно из двух сохранившихся озер (другие два во время мелиорации исчезли) ограждено каменной стеной, на праздники здесь проходят церковные службы.

Из Викна наша дорога стелется на северо-восток, в лесистую часть заповедника. Вообще лес составляет 90 процентов его площади. Преимущественно это граб, дуб, бук. Между прочим, именно здесь, по Збручу, пролегает восточная граница распространения бука, который растет во всей Европе. «Хотите увидеть уголок заповедного первобытного леса?» - спрашивает неизменный наш экскурсовод. Получив утвердительный ответ, останавливает автомобиль под тенистыми кронами буков. Жители ближних сел называют это урочище Бучин. Картину, которая открывается глазам, нечасто увидишь в нашем сплошь распаханном крае. Толстенные буки выросли, кажется, под облака. Они пережили ...надцать государств и десятки человеческих поколений.

Большая часть медоборских лесов значительно моложе. Но уже сейчас ведется кропотливая работа, которая имеет целью воссоздать лес в его первоначальной красе. Как утверждают ученые, несколько лет назад здесь были непроходимые древние дубравы. Уже позже этот факт логически связался для меня с увиденным в лесах над Збручем.

Следующий пункт нашего путешествия - Крутилов. Небольшое сельцо настолько отгорожено от остального мира (с одной стороны лесное бездорожье, с другой - Збруч), что добираться до него приходится через соседнюю Хмельницкую область. Миновав надзбручскую Калагаровку, въезжаем через мост в Сатанов.

Первое, что бросается в глаза, - адресные таблички на домах. «Улица Октябрьская». Говорят, есть в Сатанове и улица Ленина, кроме того, старинный городок «украшают» два памятника Ильичу. Но всего за полчаса из «заповедника» истории коммунистической попадаем в настоящий рай для археологов. Миновав Крутилов, деревушку, что прилепилось на крутом берегу, словно ласточкино гнездо, въезжаем под прохладный шатер леса. Источники, у которых остановились, узнаю сразу. Наслушался о них от тернопольского археолога Марины Ягодинской и молодого видеорежисера Ивана Ясния, который снимал здесь фильм. Несколько лет подряд Марина, эта первооткрывательница многих надзбручских сокровищ, проводила здесь раскопки.

Вон журчит целебная вода «от нервов», а там, неподалеку, - «от глаз», рядом – «от сердца». Именно такие свойства приписывают трем крупнейшим источникам урочища Звенигород здешние люди. Сотни лет прошли с тех пор, как на этих горах, покрытых ныне густыми лесами, бурлила жизнь. Но названия древних славянских городищ до сих пор сохранились в народной памяти. Пробую воду из источников, где утоляли жажду мои прапрапра... родственники. Действительно вкусная. Предлагаю дочери. Отказывается, предпочитает пить сладкий компот. «А может, и хорошо, что не хочет», - подумалось. Нет-нет, не потому, что в воде плавает опавшие листья, веточки. Просто вспомнились материалы археологических раскопок. Здесь, над самым «священным» источником, археологи раскопали несколько человеческих скелетов, преимущественно детских. Предки-язычники приносили богам младенцев в жертву. Почему у истоков? А где до сих пор отправляются молебны по тернопольских селах в случае засухи? Так же, возле источников, колодцев. В одном селе на Теребовлянщине над чудодейственным источником, который «посылает» дождь, соорудили даже часовню.

Медленно поднимаемся на городище. Извилистая лесная тропа выходит вдруг на большую поляну. В высокой траве виднеются обгоревшие стволы деревьев. Догадываюсь, что это именно та мистическая местность, о которой столько слышал. Здесь не растет лес. Едва какая древесина потянется вверх, как попадает молния и сжигает ее. Что это? Геомагнитная аномалия, проклятие предков? Видимо, еще долго этот вопрос останется без ответа.

Проходим дальше. Охраняя свое неугомонное чадо, не очень засматриваюсь по сторонам. Поэтому в наиболее впечатляющую достопримечательность Звенигорода впираюсь буквально носом. Очень высокий земляной вал с глубоким (метров пять) рвом у основания, кажется, вчера насыпан. Вот только зарос деревьями. Впечатление настолько сильное, что, кажется, вот-вот из-за толстого граба выйдет седовласый волхв. «Лес, как и вода, - рассуждает Степан, - хранит тайны». На протяжении веков здесь фактически не велось никакой хозяйственной деятельности. Поэтому и сохранились почти нетронутыми остатки языческих городищ, оставленных под натиском врага 750 лет назад. Три славянские городища - Звенигород, Говда и Богит, которые тянутся вдоль Збруча, жили своими традициями вплоть до Батыева нашествия. То есть еще три века после Владимирова крещения в нашем крае процветало язычество. Вообще-то, как авторитетно утверждают археологи, валы, которые меня так сильно впечатлили, насыпали еще в скифские времена, где-то на заре нашей эры. Позже их только подсыпали. Но именно во время распространения на Руси христианства (как это ни парадоксально) надзбручские поселения язычников переживали времена небывалого расцвета. Сюда, в горы, скрытые в непроходимых дебрях, бежали из обращенных в христианство городов волхвы, здесь проводились запрещенные христианством ритуалы (в том числе и человеческие жертвоприношения). Сюда приходили новоиспеченные христиане, чтобы отдать дань уважения «богам родителей». О том, что эти городища в ХII-ХIII веках превратились в популярный центр русского язычества, убедительно свидетельствуют материалы раскопок. Найдены древние храмы - капища, десятки остатков жилищ волхвов-жрецов и ритуальных зданий, где проходили торжественные пиршества. В некоторых из них пол устлан костями животных и битой посудой. Здесь жрали (жрать, жертвовать - оттуда жрецы) принесенное богам-идолам. Обычай с битьем тарелок, рюмок на подольских свадьбах видели? Это и есть отголоски древней традиции дарить блюдо или напиток богу. Разбитое, значит, людям уже не принадлежит.

Стоит отметить, что среди даров, принесенных богам, найдено много вещей христианского культа: нательные крестики, священники кресты-энколпионы (с мощами святых), металлические, серебряные иконки, лотки. Нашелся даже перстень с княжеским знаком Рюриковичей. Что бы это могло значить? Неужели христиане по названию, а язычники по вере приносили такие жертвы? А, может, это сами христиане и церковная атрибутика были жертвами старым богам?

С обжитых на протяжении тысячелетий городищ предки-язычники, вероятно, ушли под натиском монголо-татарского нашествия. По крайней мере, жизнь здесь бурлила именно до середины XIII века. Известно, что дома покидались спешке, люди будто бежали, оставляя дома самое необходимое. А в некоторых полы сплошь устланы пеплом. Пожалуй, все вокруг пылало. Впрочем, еще несколько веков после упадка этих древнейших городов жители окрестностей приходили на «святые» горы. Наверное, и истуканам старым молились. Не случайно ведь поселился в Звенигороде монах-отшельник. Так сказать, «на передовой» борьбы с бесами. В скале выкопал себе две небольшие каморки - одну для молитвы, другую - для сна. Попав в тесную келью с каменным ложем, пытаюсь прочитать выдолбленный при окошке надпись на старославянском: «Года Божьего ... Никифор», - все, что удалась разобрать. В окрестных селах говорят, что монах-отшельник происходил из богатой семьи, лечил молитвой и травами. Сейчас раз в год, на Троицу церковная община из Крутилова отправляет здесь Богослужения.

Из Звенигорода делаем попытку лесными дорогами прорваться к горе Бога - Богиту. В начале тысячелетия там был центр языческого культа над Збручем. Дважды нам удается объезжать неожиданные препятствия - деревья, что после недавней бури перегородили дорогу. Но вывернутый с корнем толстенный бук на крутом прибрежном повороте рассеял все наши иллюзии относительно дальнейшего продвижения. Ни обойти, ни перелететь... Мы должны возвращаться, делать тридцатикилометровый крюк.

К Богиту прибились, когда вечерело. Вот он - молчаливый свидетель великих тайн. Именно здесь стоял всемирно известный каменный идол - Световид. В эти августовские дни прошло 150 лет с тех пор, как этого божка давних украинцев нашли в Збруче между Лычковцами и Городницей. Тогда река обмелела, как сейчас, и крестьяне увидели в грязи каменное лицо. Лицо древнего бога. Вскоре о Збручском идоле заговорили ученые всего мира. До сих пор интерес к этому божку не исчезает. В октябре на международной конференции в Гримайлове, приуроченной к 150-летию обретения идола, выступят ученые из Польши, Македонии, Словакии. Сейчас уникальная находка подольских крестьян в Краковском археологическом музее. «А что мы покажем туристам?» - ответили полякам тернопольцы, когда те в шутку предложили вернуть идола. Секрет хорошей сохранности каменного божка, уверены ученые, в том, что его сознательно спрятали в Збруче, чтобы не уничтожили наездники. Видимо, надеялись на лучшие времена.

В тот вечер на Богит мы не пошли. Слишком поздно. Останавливаемся в уютном лесничестве. Встречать нас выбежал толстый ижачисько, говорят, хозяин этих мест.

Утром, по росе, отправляемся на гору Богит. «Никак не могу понять, - делится дорогой мнениями Степан Сторожук, который с детских лет знает Богит, так как вырос в соседней Городнице, - как удалось нашим предкам определить высшую точку Медоборов. Богит высотой 413 метров, но ведь рядом вершины 408, 405 метров...» Интересные вещи начинаются уже у подножия горы. Вам случалось когда-либо ходить каменной дорогой возрасте тысячу лет? Если нет, то знайте, что для этого совсем не обязательно ехать в древний Рим или Иерусалим. В Богите древний мощеный путь сохранился так, будто и не было 800-летнего забвения. А может, именно человеческое забвение спасло этот феноменальный памятник истории? Ведь только в 1980-х Богитом всерьез заинтересовались археологи. Оказывается, дорога, по которой на гору, ничего не подозревая, ходили жители близлежащих деревень, и которой мы сейчас идем, была своего рода священной. Ею паломники поднимались до капища Свитовида.

Медленно проезжаем многочисленные впадины в земле. Здесь стояли хижины-полуземлянки, где останавливались паломники, жили постоянные жители. По обе стороны остаются длинные пряди валов. Исследователи предполагают, что оберегали они не столько от врагов, как от злых духов и имели сугубо культовое назначение. С этой же целью на горе разводили многочисленные костры. Вполне возможно, что из дубовых поленьев, древесины, которая считалась священной. В дубравах славяне часто устраивали святилища. А Медоборы, как уже отмечалось, были покрыты как раз дубами. Наконец подходим к последней насыпи. В ней узкий проход, как бы ворота. Далее простым смертным было нельзя. В святая святых к каменному богу разрешалось входить только жрецам. Они приносили в шесть жертвенных ям (и сейчас легко узнать выложенные белым известняком углубления) горшки каши, хлеб, птицу, домашних животных, а бывало, что и людей. Место, где стоял четырехгранный идол (обращенный на четыре стороны света), ищем минут 15. После недавнего бурелома, который проредил лес, вверх пошла крапива. Но вот она - площадка, где молились последнему в Киевской Руси идолу. С первого взгляда это обычная неглубокая впадина, где-то 50-60 сантиметров в диаметре, выложенная камнями. Но почему-то под сердцем чувствую холодок. Вспоминаю слова Марины Ягодинской: «Богит - мрачное место». Оглядываюсь вокруг, чувствую, что должна произойти еще какая неожиданность. И не ошибаюсь. Моя пятилетняя Дарья, опершись рукой на поросший мхом камень у самого подножия идола, случайно обнаруживает рукой обломок глиняного горшка. Привет от Свитовида... «Может, в этом кувшине была принесена последняя жертва?», - пронеслось в мыслях.

В тот день мы успели заглянуть в «сухой колодец» - глубокую каменную яму, откуда археологи извлекли несколько человеческих скелетов. Видимо, по тогдашним представлениям, колодец считался кратчайшим путем жертвы к богам. Со всех сторон рассмотрели «дольмен» - огромные ворота, составленные из каменных глыб (что-то вроде английского Стоунхенджа). По одной из версий, «дольмен» олицетворял мистические ворота между двумя мирами. Спускаясь вниз, все еще не могу поверить, что Тернопольщина имеет такой фантастический памятник истории. Но обломок древнерусского кувшина, который держу в кулаке, словно говорит: «А где бы ей еще быть...» Садится за горизонт августовское солнце. С пастьбы возвращаются коровы. Идут, покачивая полными выменями, по пшеничным полям. Закатные лучи золотят им рога, а молчаливая гора Бога смотрит вслед...

P.S. Богит, Звенигород, Говда. Эти древнерусские городища хранят еще немало тайн. Но, к сожалению, средств на их открытия нет. Научный сотрудник Тернопольского краеведческого музея Марина Ягодинская следующем году собирается продолжить раскопки. При условии, если удастся финансово обеспечить экпедицию.

Схожі:

Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук icon-
На переплете: изображение Збручского идола, отражающего целостную космогоническую систе которая сложилась у славян до IX века
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconИстория Дня Валентина корнями уходит в древнее языческое прошлое
«духовной любви». История праздника дня Валентина берет свое начало с луперкалий древнего Рима. Луперкалии — фестиваль эротизма в...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconРитм одно из условий жизни. Жизнь наших предков, жизнь всех славян...
Даже я застал те времена, когда все жили в определённом ритме, это была некая стабильность, которая позволяла не выпадать из общего...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconЛюдмила Евгеньевна Улицкая Детство 45‑53: а завтра будет счастье...
Ни история, ни география не имеют нравственного измерения. Его вносит человек. Иногда мы говорим: «жестокие времена». Но все времена...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconЙен Бенкс Улица отчаяния
«Два дня назад я решил покончить с собой» — на такой оптимистической ноте начинается очередная трагикомедия знаменитого шотландца,...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук icon-
Предлагаем ознакомиться с очень интересными и актуальными материалами, из которых можно узнать, какие изменения произошли в России...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconИз всех маркетинговых работ маркетингу самого себя. Большому брату...

Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconБольшие надежды
Гарджери, которая вышла замуж за кузнеца. Оттого, что я никогда не видел ни отца, ни матери, ни каких-либо их портретов о фотографии...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconКонцертно-выставочный зал «Смольный собор»
Смольном соборе в исполнении ансамбля старинной музыки «Новая Голландия» прозвучит популярнейший цикл из четырех концертов Антонио...
Во времена збручского идола и. П. Русанова, Б. Л. Тимощук iconПроведение мероприятий, посвященных Встрече карасубазарцев
Наш город во все времена отличался своим богатым многонациональным наследием и сплавом различных культур и традиций, что отразилось...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка