Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8




НазваКнига жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8
Сторінка1/40
Дата конвертації31.10.2013
Розмір5.32 Mb.
ТипКнига
mir.zavantag.com > Химия > Книга
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

www.koob.ru


автор: Александр и Энн Шульгины

перевод: Владимир Кожекин и Дмитрий Гайдук




Содержание:


ПРЕДИСЛОВИЕ 3

ЗАЧЕМ Я ЭТИМ ЗАНИМАЮСЬ 3

     ЛЕКАРСТВА ВОСПРИЯТИЯ 4

КНИГА 1. ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ 8

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПРИКЛЮЧЕНИЯ - ПРИЯТНЫЕ И НЕ ОЧЕНЬ 8

ГЛАВА 1. НАШЕСТВИЕ 8

ГЛАВА 2. ЛУРД 22

ГЛАВА 3. ДРЭД И ДРУГИЕ ПОУЧИТЕЛЬНЫЕ ОПЫТЫ 26

ГЛАВА 4. БРАЗИЛИЯ 32

ГЛАВА 5. 'SHROOMS 53

ГЛАВА 6. ПАНСОФ-2 59

ГЛАВА 7. МАРКИ 64

ГЛАВА 8. ПИСЬМА ИЗ ЛЕНИНГРАДА 67

ГЛАВА 9. LA RUTA DEL BAKALAO 69

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ПСИХОДЕЛИКИ И ТРАНСФОРМАЦИЯ ЛИЧНОСТИ 73

ГЛАВА 11. СЕКС, НАРКОТИКИ И ТЕ, КОМУ ЗА... 87

ГЛАВА 12. ЛЬВИЦА И СЕКРЕТНОЕ МЕСТО 88

ГЛАВА 13. ФЛЭШБЭК 91

ГЛАВА 14. ИНТЕНСИВНАЯ ТЕРАПИЯ 94

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. TRYPTAMINA BOTANICA 110

ГЛАВА 15. ВЕЗДЕСУЩИЙ ДМТ 110

     ОДНОЗАРЯДНЫЕ СЕМЕЙСТВА 125

ГЛАВА 16. ХОАСКА, ИЛИ АЯХУАСКА 129

ГЛАВА 17. ВЬЮНОК И ЕГО СЕМЕНА 141

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ВРЕМЯ И ТРАНСФОРМАЦИЯ 143

ГЛАВА 18. БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ? 143

     За теорию о вечной вселенной 145

ГЛАВА 19. ТРИ ФОТОГРАФИИ 148

ГЛАВА 20. АВТОРСКИЕ ПРЕПАРАТЫ 151

ЧАСТЬ ПЯТАЯ. ХИМИЯ И ПОЛИТИКА 153

ГЛАВА 21. МОЖЕМ ЛИ МЫ И НУЖНО ЛИ НАМ? 153

ГЛАВА 22. БАРЬЕРЫ НА ПУТИ ИССЛЕДОВАНИЙ 154

ГЛАВА 23. ЗАГАДОЧНЫЙ МИСТЕР ДЖОНС 159

ГЛАВА 24. QUI BONO? 162

ЭПИЛОГ 169

ГЛАВА 25. ГАЛИЛЕЙ 169

     350 ЛЕТ НАЗАД 169



^

ПРЕДИСЛОВИЕ


     

ЗАЧЕМ Я ЭТИМ ЗАНИМАЮСЬ


     

     В начале 80-х годов мне предложили выступить на конференции, которая проводилась в кампусе Санта-Барбары небольшой группой студентов и аспирантов Калифорнийского университета. Предложение очень заинтересовало меня, поскольку конференция оказалась несколько необычной: она была посвящена психоделическим препаратам. Невероятно, но факт: при всей политической остроте этой темы им все-таки удалось организовать ее обсуждение в главном кампусе Калифорнии, раздобыть спонсора и широко проинформировать общественность!

     Мне вспомнилось, как за несколько лет до этого в Берклийском кампусе того же Калифорнийского университета готовилась конференция, посвященная ЛСД. Она тоже имела своих спонсоров, но организаторам пришлось столкнуться с сильным давлением, которое со временем стало просто невыносимым. Кое-кто старался заставить их отменить конференцию или перенести ее в другое место, ограничить круг участников, воздержаться от обсуждения некоторых тем и вообще сделать так, чтобы это мероприятие не имело ничего общего с университетом. Параноидальная атмосфера сгущалась с каждым днем. Попутно возникали многочисленные мелкие провокации: например, однажды на доске объявлений Берклийского кампуса появилась надпись ЖИДЫ! ЖИДЫ! ЖИДЫ! (как говорили потом, это сделал один студент-психолог, у которого съехала крыша). Из-за всего этого пришлось искать другое место для конференции. В конце концов, она состоялась в University Extension Building, Сан-Франциско.

     На мой взгляд, это было весьма впечатляющее событие. С докладами выступили несколько десятков преподавателей и известных ученых. Аудитория состояла из нескольких сотен сильно прихипованных студентов, богемной молодежи и пяти-шести "сопровождающих" в белых футболках и головных повязках, которые расхаживали вокруг аудитории и фотографировали всех и каждого.

     Заметки, которые я сделал на этой конференции, впоследствии куда-то затерялись, поэтому упомяну лишь о двух сценах, особенно врезавшихся мне в память. Первоначально предполагалось, что в качестве одного из докладчиков выступит Аллен Гинсберг; но организаторам дали понять, что в этом случае их шоу не сможет состояться даже в Сан-Франциско. Поэтому им пришлось пойти на уступки: отказать Гинсбергу и пригласить генерального прокурора штата (по фамилии Янгер или что-то вроде того), который, по-видимому, собирался сделать доклад о юридических аспектах употребления наркотиков. Мне посчастливилось стать свидетелем их встречи у восточных ворот аудитории. Гинсберг наскакивал на прокурора, потрясая кулаками, и орал ему прямо в лицо: "Эйхман! Эйхман! Эйхман!", а тот явно не понимал, о чем идет речь. В своем вступительном слове устроители конференции прямо объявили собравшимся, что первоначально они хотели пригласить Гинсберга (аплодисменты), но, к сожалению, поступило указание вычеркнуть его из официального списка докладчиков (возмущенный вой); однако он имеет право подняться на сцену в качестве наблюдателя и, как таковой, выступить с любыми комментариями, какие сочтет нужными (бурные аплодисменты). Это сообщение задало тон всем дальнейшим событиям. А генеральному прокурору, насколько я помню, так и не дали слова.

     Вечером состоялось звуковое шоу с модной в те годы подсветкой из масляных ламп с цветными светофильтрами. Всюду пахло марихуаной. Героем праздника был Тимоти Лири; где бы он не появлялся, его сопровождала толпа девчонок. Само собой разумеется, что в дальнейшем Берклийский кампус уже не рисковал проводить мероприятия такого рода.

     И вот теперь я получил приглашение поучаствовать в чем-то в этом роде, но на этот раз уже в более периферийном кампусе Санта-Барбары. Конечно же, я был заинтригован и немедленно дал согласие.

     В Санта-Барбаре я оказался под опекой Роберта Гордона-МакКатчена, почетного стипендиата по философии религии. Он заверил меня, что в зале соберется множество заинтересованных студентов, и я смогу сказать им все, что считаю нужным. Предложение выглядело довольно соблазнительным, но я тут же вспомнил о неприятных последствиях встречи в Сан-Франциско: некоторых приглашенны туда докладчиков хозяева встретили довольно нелюбезно, так что те уехали, серьезно обидевшись. Поэтому я решил подстраховаться и надеть маску академической кошерности. Находясь в Санта-Барбаре, я ни на минуту не забывал об этом.

     Еще до начала конференции произошло несколько запоминающихся событий. Прежде всего, в одном из загородных особняков на холмах Санта-Барбары было организовано неофициальное собрание приглашенных знаменитостей. Мы с Алисой приехали туда на автомобиле и, пройдя через просторный двор особняка, оказались в не менее просторной гостиной. Вдоль стен стояли в три ряда стулья, на которых размещалось добрых четыре десятка человек. Нас здесь никто не знал, поэтому мы притаились у стены за надежной баррикадой из жаждущих душ. Гостей знакомили с выдающимися людьми; многие имена были нам известны, но здесь как-то не представлялся случай с ними побеседовать. Прозвучало мнение, что эта конференция сможет послужить стартовой площадкой для возрождения психоделического движения. Вот этот джентльмен хотел бы написать о нем эссе; к нему прислушаются многие. Вот эта леди хотела бы связаться со своим издателем и запечатлеть нашу встречу в истории. А вот этот мистер, в свою очередь, хотел бы осветить встречу в средствах массовой информации: например, устроить соответствующие интервью в завтрашнем радиоэфире. Короче говоря, здесь собралась элита, способная перевернуть землю. Мы с Алисой вскоре ушли.

     На другой день мы давали интервью на радио. В маленькой студии собралось человек пять-шесть, из которых я знал одного только Тимоти Лири. Впрочем, его вполне хватало для того, чтобы привлечь внимание слушателей, и я был освобожден от необходимости отвечать на вопросы и вообще говорить что-либо. Я скромно удалился, пообещав провести открытый семинар на факультете химии. Это было одно из показательно-академических мероприятий, позволявших устроителям называть свою конференцию "научной". Администрация Университета, комментируя эту "психоделическую встречу", всегда могла сослаться на наш исследовательский семинар для аспирантов химфака: смотрите, мол, все было вполне законно и правильно.

     Но на химфаке все оказалось далеко не так гладко. Профессор, пригласивший меня, абсолютно не знал, кто я такой, и почему-то решил, что ему придется выпустить на кафедру опасного типа, который выступает за употребление и оправдывает злоупотребление. Терзаясь ужасными сомнениями, он все-таки разрешил семинар, и зал тут же подвергся беспрецедентному наплыву студентов и аспирантов. Я вел себя как можно более корректно и дал беглый, но академически безупречный обзор происхождения, синтеза и возможного механизма действия этих соединений в качестве синергистов и нейротрансмиттеров. Он был стопроцентено кошерным: ничего, кроме "реакций по механизму SN-2" и точных молекулярных схем, которые я называл "приблизительными эскизами". В итоге меня ждал громкий успех, и тем самым я смог отчасти помочь организаторам конференции.

     Все, что я могу вспомнить о подготовке своего доклада для конференции - это лаборатория факультета естественных наук Калифорнийского университета, где я стучал по клавишам старой пишущей машинки, приводя в порядок свой поток сознания - через один интервал на желтой бумаге. Я помню, что не вполне понимал, зачем я это делаю, но все-таки знал, что именно хочу сказать. Впрочем, даже этого я не знал заранее: все возникало по мере написания и закончилось созданием тезисов, в которых я был вполне уверен. Доклад был, пожалуй, слишком откровенным для человека, который до сих пор скромно держался в тени, но я уже был готов привлечь к себе внимание. Вот то, что я говорил двадцать лет назад, и я могу с уверенностью повторить это сегодня.

     

     
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

Схожі:

Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconКнига первая часть первая
Охватывает; без постижения существования невозможно постичь истину
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconАйрис Мердок Книга и братство Дайэне Эйвбери Часть первая

Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconДаниэль Дефо Жизнь и пиратские приключения славного капитана Сингльтона
«Морская библиотека/Дефо Д. Жизнь и пиратские приключения славного капитана Сингльтона: Роман. Пер с англ. Сю Э. Морской разбойник....
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconДаниэль Дефо Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо Даниэль...
Йорка, прожившего двадцать восемь лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда...
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconVk com/bestbooks
Взято c vk com/bestbooks Первая книга об Анжелике, ставшая классикой жанра любовно-исторического романа, повествует о юности прекрасной...
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconИстория
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconРоберт Рик Маккаммон Жизнь мальчишки. Книга Люди и призраки Часть первая огонь осени
Я не собираюсь оборачиваться. У доски миссис Юдит Харпер, известная как Гарпия или Луженая Глотка, объясняет нам правила деления...
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconВиктор Гюго Девяносто третий год Часть первая в море Книга первая Содрейский лес
То было после боев под Аргонном, Жемапом,[2] и Вальми[3] когда в первом парижском батальоне из шестисот волонтеров осталось всего...
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconПредисловие введение. Закрытое сознание, открытые вопросы часть первая. Хроника неведомого
Если эти объекты наблюдались с незапамятных времен и их обитатели всегда вели себя очень похоже, то неразумно утверждать, что это...
Книга жизнь продолжается 8 часть первая. Приключения приятные и не очень 8 iconКодексу Российской Федерации. Часть первая #S (постатейный)/ А. К....
Комментарий к #M12291 9027690Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая#S (постатейный)
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка