Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить»




Скачати 238.55 Kb.
НазваСценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить»
Дата конвертації28.01.2014
Розмір238.55 Kb.
ТипСценарий
mir.zavantag.com > Физика > Сценарий
Cu

ритмический сценарий


ТРУДНОЕ ЧУВСТВО

Кто-то тихо сказал нам слово – «любить»,

Тот, кто хочет любить – слово услышал.


I

Центр Москвы. Манеж. Толпа людей.

Она в толпе, в смятенье, если приглядеться -

Ждёт кого-то…

Взгляд метит в стороны, летит туда – сюда,

От одного к другому скачет…

Но гостя нет… пока.

Кто-то проходит мимо.

Идёт через толпу.

Его глазами разгребаем плечи, руки - торопимся вперёд.

И вот… увидели.

Увидел...

Она тот час почувствовала что-то – резко обернулась,

И замерла в волнении…

ОгОНь мелькнул в зрачках.

Его глаза поймали этот блеск издалека -

Немедленно в щеках расходится улыбка.

^ Всё меньше посторонних между ними…

Он идёт навстречу,

Он почти бежит…

Но неудобно... люди, люди здесь и там...

Ей всё равно – срывается...

Мгновение...

И он плюёт на глупые условности приличий –

Его глазами миг -

Несётся.

Ближе! Ближе!

Он!

И Она!

В объятиях друг друга!

Вздох и поцелуй... без часа долгожданный.

Кружатся головы!

И мир кружится!

Звуки, цвета, фигуры сливаются... уходят в темноту…
Из темноты, из головокруженья, в свет прыжок.

^ Вращенье прекращается и стоп.

Наводим фокус…

Вот они вдвоём уже в другом каком-то месте.

Вместе.

Целуются?

Да.

Нет.

Она его целует – он лишь смотрит на неё глаза.

В секунде, наблюдая то, как лучшее создание Творенья,

^ Прекраснейшая юная богиня, из всех, когда-либо рождавшихся на свет,

Уходит алыми губами в губы столь близкие, что их нельзя увидеть,

Уходит, безвозвратно забываясь, и тонет веками в блаженстве поцелуя,

^ Теряя связь между реальностью и сном…

«О Боже! – думает – Ведь это мои губы!

Не может быть, но правда!

Я чувствую, причина этих сомкнутых ресниц – во мне!

Я обладатель и даритель счастья сразу!

Только… Не спугнуть мгновенье».
Забыл всё и забылся…
Время стремительно неслось, но счастье не казалось кратким.

И каждый раз, когда она была

Среди чужих людей, среди родных и близких,

Когда болтала с братом, через слово заражаясь смехом,

Стояла у окна, забыв про комнату,

^ Смотрела фильм, готовила блины,

И раздувала щеки за столом, чтоб не смеяться,

Когда она спала и просыпалась…

Он любовался ею и неизменно волновался чувством.

^ Все две недели

Она была самой красивой, самой доброй, женственной и милой на земле!

Все 2 недели, а потом…

II

Он заходит домой,

Кричит по привычке с порога: «Эй, есть кто-нибудь?!»

Нет ответа.

Снимает кепку, кеды, куртку на петлю,

Идёт на кухню, нажимает на синюю кнопку.

Берет пульт со стола и включает.

Ест с аппетитом, глотает, почти не жуя.

Наелся – и вдруг замечает, что смотрит какой-то пошлый абсурд.

^ Меняет цифры: жмёт на 4-ый, 5-ый канал –

Fuck! Там ещё хуже. Там полный провал!

Последний раз пробует... и выключает!

Не гладя, лезет в карман – набирает:
- Привет.

- О, привет!

- Как дела?

- Нормально. Прикинь, у меня завтра зачет по математике, а я только сейчас

об этом узнала.

- То есть, не встретимся что ли?

- Нет, почему?

- Ну, раз готовиться…

- Да я успею.

- Смотри.

- Слушай, мы с тобой прощались. Я захожу в метро, и отгадай кого я

там вижу?

- Кого?

- Ну, угадай?!

- Не знаю.

- Брата! Спит прямо напротив меня. Он с работы ехал; сидит какой-то дядька усталый… – а это мой брат, представляешь? Я к нему подсаживаюсь и тихонечко в ухо так говорю: «Молодой человек, уступите, пожалуйста, место». Ты б его видел! Глаза открывает, смотрит в лицо мне – и не узнаёт! Представляешь?! Потом, конечно, узнал… всё равно. Я так хохотала! Говорю ему: «Трудоголик!», а он обратно глаза закрывает, ложится мне на плечо, говорит: «Дай поспать».

- Прикольно.

- А ещё… ладно.

- Что?

- Ерунда.

- Говори уже, раз начала… я терпеть не могу.

- Да не важно... про подругу хотела сказать.

- Ну, говори.

- Короче, Настя, из группы, ты видел… короче её в журнал пригласили

сниматься.

- И чего?

- Ничего, я же тебе говорила. Просто так.

- Завидуешь что ли?

- Сам ты! Больше ничего тебе не скажу!

- Да ладно, я пошутил… ну чего ты?

- Я не обижаюсь.

- Я слышу.

- Вообще лучше буду молчать.

- Перестань. Ну, чего… ну что мне сказать? Ты красивей её.

- Дурак.

- А я дурак… а эта Настя… ну-ка напомни мне…?

- Блин, иди ты!

- Шучу!

- Хотела с тобой поделиться… а ты сразу…всё настроенье испортил…

- Ну простите, пожалуйста… просто ты так сказала…

- Как?

- Не важно, забей.

- Теперь ты начинаешь?

- Нет. Я сказал…

- Ладно.

- Точно?

- Точно, точно.

- Значит, ты будешь?

- Буду.

- Как договорились?

- М-хм.

- Ровно в 6 на Тверской?

- Ну до встречи.

- Целую.

- Я тоже.

- Давай.

- Ну, пока.

III

Настроение что ли такое?

Ещё что-нибудь?

Кому он звонил только что?

Разговор 5 минут на экране дисплея.

Он кладёт на стол телефон, берёт пульт со стола...

^ И включает.
Пошла трещина по асфальту.

Внешне как прежде:

Она его нежно целует, ждёт, когда его нет.

Каждый вечер – праздничный ужин.

Вино, лампочки, свечи, кино…

Но что-то не так.

Не про то… настроение.

Вроде всё хорошо. Всё отлично.

Красивые вместе

Шагают по улице в адрес газетной статьи по найму квартиры.

Только он не смеётся, не смотрит на лица.

^ Не смотрит в глаза ей.

Погружён в тяжёлые мутные мысли…

А почему? В чём причина? – не знает.

Настроенье, наверно, такое.

Как будто всё как обычно,

Но именно это и убивает.

И он идёт и винит себя в том, что идёт и винит себя.

Что не может просто любить и быть просто любимым.

Она идёт рядом, какое-то время болтает.

^ Потом замечает…

Рвётся фраза на полуслове…

В мысли сыплются кадры:

Случайные виды, моменты, секунды.

Бред в голове: нищий, разбитая в детстве банка сметаны, смех брата…

^ Она потерялась, она испугалась!

Хотела вдруг пошутить – вышло глупо.

Тогда отбросила руку - достала айфон.

Улица. Дом. Подъезд. Лифт. Девятый этаж.

Квартира 44.

Кто придумал такие звонки?
Дверь открывает полная женщина средних лет, приглашает войти.

^ Входят.

- Чаю хотите?

- Спасибо.

- Пожалуйста. Тапочки вот. Проходите. Вот здесь кухня у нас. А там ванна.

Прошли. Туалет. Да потом поглядите. Всё, что нужно там есть: полы с

подогревом, джакузи, единый смеситель, машинка. Увидите сами. Чай скипел.

^ Вы садитесь. Удобно? Да. Конфеты, печенье?

- Спасибо.

- Кухня большая у нас – 20 метров. Шкафчиков много. Тоже машинка вот

здесь для посуды. Плита. А вы, конечно, вдвоем? Да, конечно. Вот,

для гостей тут бокалы, вилки, тарелки. Набор на 8 персон. Друзей же много

наверно у вас… а шуметь у нас можно.

- А вытяжка?

- Есть, конечно. Вот здесь. Мы специально просили. Удобно. Просторней.

^ Мы ведь эту квартиру для сына… да и вот… не сдавали... Берите, берите.

Простите, как Вас зовут?

- Андрей.

- Меня Лиза.

- Меня Тамара Васильевна. Очень приятно.

- Вкусный чай.

- Да. Чай хороший. Я оставлю вам… если хотите, скажу где купить. Тут поблизости есть магазин.

- А комнаты?

- Что допили? Пойдемте со мной.

Вот большая у нас 45 метров. Сами видите. Какой телевизор. Стенка.

Шкафы-купе. Свет регулируется. Так. Диваны. Картины. Если не

нравятся – можете снять. Там уже детская. Свет левее. Её по-разному можно

устроить. Можно вещи складывать, можно перенести тренажёр… ну, вы

разберётесь. Вот. А здесь у нас спальня.

- Икея?

- Нет. Что вы? Дуб!

- Извините, я просто спросил.

- Телевизор опять же. Всякие мелочи. А вот эту картину, я вам скажу, - муж из

^ Кореи привёз. Если честно, я в живописи мало чего понимаю, это он у

меня … но хороша, согласитесь?

- Красиво.

- Он не хотел её здесь оставлять, но я настояла. Уж очень удачно висит. И к

ковру и к обоям подходит. Я так представляю, проснуться с утра и сразу

увидеть… попасть в это место. Я у мужа спрошу, где это… может быть…

- Скажите, а мы можем прямо сейчас здесь остаться?

- Здесь?!

- Ну да… если можно?

- Как? Сейчас?! Даже, признаться… я не ожидала… тут ведь надо убраться,

пропылесосить, помыть кое-что…

- Нам бы очень хотелось.

- А помыть – мы сами помоем.

- Ну, я даже не знаю… так сразу...

- Цена нам подходит. Квартира отличная…

- Правда?!

- Да. Да. У вас очень уютно.

- Старались.

- Так можем?…а вещи завтра принесём.

- Я даже не знаю… а муж?... Что он скажет? Так скоро…Я даже не знаю. Ну,

ладно. Так уж и быть – оставайтесь… если что вдруг – тогда позвоню.

- Конечно. Спасибо.

- Спасибо большое.

- Ладно. Так уж и быть. Я с ним поговорю… если честно, мы очень хотели,

чтоб молодые люди здесь жили… думаю, он будет не против. Тогда я

пойду… вы уж сами. Телефон мой у вас есть. Наш телефон теперь ваш. Один на

кухне, здесь трубка и в комнате третий… Устраивайтесь. А я пойду…

признаться никак не ожидала так скоро, ну, раз уж хотите…теперь вы здесь

хозяи… а про оплату мы позже. Счастливо вам… и, пожалуйста, уходя,

проверяйте электроприборы.

- Конечно.

- Конечно. Спасибо вам! До свиданья!
И вот они дома, на новой кровати.

Так мало для счастья.

Так просто: дом и кровать.

Играют как дети - хохочут, резвятся.

Он счастлив с ней!

Она счастлива с ним!

И так хочется им, чтобы всегда было так!

Как угодно вокруг, но только бы так всегда

^ Вместе

Ездить повсюду,

Встречать разных людей,

Проходить мимо старых, заброшенных храмов,

И однажды в туманный рассвет на берегу…

^ Забыть всё и всех

Только быть…

Только бы вместе!
Мысли крутятся быстро в её голове как шарики Бинго.

Всё это так близко, что сразу и слов не найдётся таких.

И так очевидно, знакомо, так до предела правдиво…

^ Что кажется ей… это он!

Один на всю жизнь!

Он, конечно, согласен.

- Да! Да! – кричит со стола – это надо отметить!

Хватает рукой со стены телефон…

^ По телевизору – шоу.

Панель – плоский экран.

Свечи в бокалах бьются на тысячи бликов.

Тень легла на ковёр, по волнам рубашек и джинс

Поплыла на кровать, где в отчаянных ласках забылась,

^ Забилась в страстной истоме и через 10 секунд замерла.

Мир без труда с приятным запахом пота...

Потерянный рай для двоих…

Или только приснилось?

IV

А на утро пришёл новый день здоровый и сильный.

Вода зажурчала, звонок телефона, под окнами звуки машин.

^ Она открывает глаза.

Осторожно, его не будя, встаёт, идёт в ванну,

Умывает лицо, смотрит в зеркало -

Нежно наносит на веки крем от первых морщин.

Дёргает ручку двери и…

Выходит с чашкой парящего кофе.

В понедельник, в постель - это мило.

Он открывает глаза - улыбается словно ребёнок спросони.

^ Целует в губы её, включает 4-ый канал.

Она в семейных трусах и растянутой майке к нему прижимается нежно,

Обнимает, целует, косится направо на плоский экран.

Он весь уже там.

Смотрят Новости спорта, Ток-шоу, Кино.

За окном незаметно стемнело.

Пьют вино, не вставая, ложатся в постель.

Только он не уснул - достаёт из штанов сигареты,

Идёт на балкон и о чём-то задумчиво курит.

^ Она видит дым через стекло-пакет.

Как-то грустно становится, скучно, печально…

Ставит чайник.

Выходит с чашкой в руке.

Кофе в постель.

Он проснулся.

Как всегда улыбнулся спросони,

Она ждёт, пока он глотнёт,

А потом мягко, легко предлагает ему развлечения.

Он, глотая, кивает в ответ, но не радостным «да»,

А «не знаю».

Ставит кофе на стол.

След от чашки на лаке мистически тает.

Станет тихо в квартире.

Он не спросит её ни о чём.

Сам не скажет ни слова.

Нальёт себе виски, ей мартини разбавит по вкусу,

Выпьет залпом, закурит, начнет резать сыр.

Она тоже закурит, только сразу потушит,

^ Посмотрит серьёзно и прямо

И спросит:

- Андрей, что случилось?

Пар из чашки в замедленном ритме.

Он встаёт, подходит к ней сзади…

Хочет мягко начать, но звуки дрожат:

- Милая… Солнце, не знаю… нет… ты мне нужна! Больше всех, больше всего! Я

надеюсь…хочу, чтобы…знаешь… я раньше не мог… просто так обещал себе…

а сейчас... Лиза, милая, Я Люблю тебя! И ты даже не представляешь, как

сильно!

- Представляю…

- Ведь если б не ты... я серьёзно! Пропал бы. Я ждал!… если б ты не пришла…

если б мы не… я не знаю тогда, чтобы…страшно представить…

- А ты не представляй.

- Солнце, послушай, я очень. Очень тебя люблю! И хочу дать тебе всё…

подарить тебе счастье… но как… я не…знаю, как быть… понимаешь?! Я хочу

любви с тобой безграничной! Бесценной! Бесцельной! Хочу полной любви!

^ Настоящей! Разумной любви! Понимаешь?!

- Андрюша…Андрей! Ну, не надо… ну что ты… я тоже. Главное. Мы с тобой

вместе. Мы знаем. Мы любим друг друга. И значит, мы справимся. Да? Ну,

скажи, я права?

- Ты права. Дай я тебя поцелую…

Целует.

Она в поцелуе ему говорит:

- Давай поедем куда-нибудь, а?

Он продолжает её целовать.

Закружились…

V


Огни. Стробоскопы. Неоны.

Спины, спины и лица людей.

Drum-n-base.

Все танцуют.

Они вместе со всеми.

Внезапно теряют друг друга в толпе…

Снова находят. Обнимают, целуют, танцуют…

Музыка. Лица. Лица и спины людей.

Он оказался за ней.

Нежно сзади подходим, обнимаем её и целуем в самые вкусные губы…

^ Ты кричишь ей на ухо:

- Поехали!

Она кивает в ответ.

И в этот самый момент всё растворяется в темноте –

Остаются два человека: он и она.

^ Андрей и Елизавета.
Выходят из клуба, вдыхают ночи прохладу…

Ловят машину, садятся назад, едут.

В салоне экран DVD.

На экране – Comedy Club – не весёлые, пошлые шутки.

Водитель то и дело с улыбкой косится вправо.

^ А им не охота смеяться.

Сказать не удобно.

Болтать не удобно.

Молчать не удобно.

И от «ничего не поделаешь» – смотрят:

Он вперёд. Она за окно.

Вдруг, ни с того ни с сего, Лиза срывается с места,

Просит: «Пожалуйста, остановите!».

^ Ему: «Давай выйдем здесь?»

Он не понял, но спорить не начал.

Водитель слегка удивился, но получил в руки деньги – забыл всё.

Хлопнул дверью. Завёлся. Скривил гримасу направо.
^ Они одни на дороге.

Темно.

Позади остановка.

И жёлтые огоньки в отдаленье –

Спальный район не уснул.

Затаившись, как будто ждёт жертву.
- Ты чего?

- Ничего.

- Да чего ты?

- Давай просто пройдёмся.

- Тут идти знаешь сколько?!

- И что?

- Ничего. Просто странно. Ещё в таком месте.

- Я как раз поэтому вышла.

- Не понял?

- Зато я, кажется, поняла…

- Что поняла?

- Что нам нужно.

- В смысле?

- Проблемы.

- Что?

- Проблемы… ладно, пойдем.

- Интересно.

- Понимаешь... у нас всё слишком спокойно. Всё есть. Если что-то нам нужно,

мы можем сразу купить. У нас всё слишком ровно… мне кажется, нам с

тобой… не хватает проблем. Помнишь, сначала… как бы это сказать…ну, когда

мы познакомились только… нам хотелось всё время быть вместе. Я хотела

тебя. Ты меня. Так всегда, похоже, бывает. Другой человек – сам по себе для

другого проблема, и добиться его – это цель. А когда цель достигнута –

праздник. Влюблённость. Но праздник проходит. Так часто бывает. Сначала

думают, что любовь, а потом… расходятся в стороны…

- Постой…

- Да я не про нас. Ты не понял… у нас по-другому. Мы с тобой друг для друга. Но

все-таки… как там… «Любовная лодка разбилась о быт»? Я так не хочу. Я хочу,

чтобы… сам говорил, любви безраздельной, бесцельной, разумной. И я

подумала… вот, например, мы с тобой сейчас тут идём, в незнакомом районе,

темно, тут опасно. Рискуем. И если не дай бог что-то случится, ты меня

защитишь, так? Ну вот. То есть это… как бы… объединяет… нас вместе. Ну,

чего? Ну, чего ты молчишь? Ну, скажи!

- С тобой все в порядке?

- Конечно. Я не за себя говорю.

- А за кого? Ты только послушай себя. Проблемы. Рискуем. Так в 16 лет

рассуждают, когда уходят из дома. Да нас порежут с тобой ни за что тут! За 1000

рублей! Ты вообще понимаешь, что делаешь?!…

- Не кричи на меня.

- Я не кричу. Просто мне итак хватает проблем.…

- Да за тебя все проблемы мама с папой решают! Разве не так, Андрей?

- Слышишь! Не надо! Если не хочешь, чтоб хуже… не надо!…

- Ты не понял. Я не то имела в виду.
^ Уже возле дома.
- Я сейчас не пойду домой, а ты поднимайся. Я посижу один, покурю, ладно?

- Андрей.

- Я не долго.

- А ты?

- …

- Ну, прости, Андрей! Ну, постой! Ну, послушай!
Он ушёл.

Она осталась стоять.

Постояла чуть-чуть, посмотрела в асфальт,

Повернулась, набрала в железной коробке на нужные цифры.

^ Поднялась до лифта, нажала на кнопку, подождала, глядя в пол.

2, 3, 4 этаж.

Звуки шахты, в ушах как никогда звучат громко.

На 5-ом её прорвало – с всхлипом вырвалось через ресницы

^ И полилось.

6, 7, 8 и 9 в слезах.

Двери открылись и ждут – не выходит.

Облокотившись на стенку, согнувшись,

Зажав руками живот, в грудь голову спрятав, - дрожит стоит

До тех пор, пока внизу не заколотили:

- Пусти сука двери!

VI

Он пришёл через пару часов.

Её распухшие влагой глаза засверкали ключами.

Как может его прижимает к себе.

^ Прижимается к сильному телу худая.

- Прости, прости меня, милый…

- Это ты меня, Лиза, прости…

- Ты голодный?

- А есть чё-нибудь?…

- Пицца.

- Отлично.

- Только её надо погреть…

- Я погрею, ты спи.

- Я сама!

- Знаешь…

- Не надо.

- …Сколько время?

- 4.

- Ты спала хоть?

- Нет конечно.

- Солнце моё…

- А ну, посмотри на меня?..

- Что такое?

- Пил что ли?

- Нет.

- Пил, не ври.

- Да не пил я.

- Ты что, накурился?

- А видно?

- Ну да. По глазам… ну, и как?

- Да так…

- Смешно?

- Да нет… не особо.

- Ну, хотя бы приятно?

- Не знаю… чувство такое… будто… не знаю, как бы со стороны на всё

смотришь… прикольно.

- Я тоже хочу.

- Ты серьёзно?

- Ну, да.

- Я не верю.

- Тебе значит можно, а мне что ли нет?

- Да дело не в этом… просто ты сама говорила…

- А теперь по другому...

- Это гашиш.

- Я гашиш как раз не курила. Дай посмотреть?

- На… понюхай.

- Приятно… как хвоя… а как его курят?

- Через трубочку или бутылку... или через фольгу.

- Фольга у нас есть.

- Блин…

- Да ладно. Давай, как там. Делай.

- Короче, берешь… вот… смотри… и…

- Понятно… дай я…

- Пойдём лучше в спальню.

- Пойдем.

- Ну что… точно?

- Я же сказала. Давай…(кашляет) горло жжёт.

- Выдыхай… ляг… расслабься… чувствуешь что-нибудь?

- Нет. А что, надо ждать?

- Я не знаю… наверно… ну как?

- Вроде что-то такое… меняется…

- Что?

- Вкус во рту и… все звуки… и страшно немного.

- Не бойся.

- Мне страшно.

- Я рядом.

- А вдруг мы расстанемся?

- Нет.

- Точно?!

- Точно.

- Тогда поцелуй меня.

- Что не страшно уже?

- Нет... теперь хорошо.

- Знаешь… я тут подумал над тем, что ты сказала там, на дороге... в общем, ты наверно, права... не во всем, конечно, но… в общем, может, и в правду стоит попробовать?

- Что?

- Ну, проблемы… может, они действительно нас… сплотят… я подумал, чем

лежать вот так на диване и ждать… лучше... встать и самим разобраться, так

ведь?

- Теперь я сама уже даже не знаю. Ты меня напугал.

- А мне кажется, стоит… рискнуть. Понимаешь… я понял – влюбленность

не прочна.

- Повторюша.

- Не важно. Влюблённость – нектар, а любовь – это сок. Тот же вкус, но гораздо сильнее. Потому что любовь не каприз, не удача, любовь – это труд. Только так! Только сами мы можем вернуть то, что было. И если получится – то переплавим влюблённость в любовь. Понимаешь? Мы будем держать в руках своё чувство. Как носят часы, только наоборот. Я прав? Ты согласна?

- Звучит классно, конечно, но…

- Причём, мы ничего не теряем.

- Как сказать…

- В смысле?

- Твои слова уже утверждают потерю.

- Я лишь назвал то, что есть… я думаю надо быть смелым, если мы собрались...

- Добиться любви?

- Можно и так.

- Не простая задача.

- Зато благородная и даже святая. Представь, мы сможем потом рассказать другим. Поделиться своим личным опытом. И это будет уже реальная польза.

- Да уж.

- Ну, ты согласна?

- Мы вместе?

- Конечно!

- А вдруг…

- Я же сказал, мы ничего не теряем. Тебе хорошо сейчас?

- Да.

- Ну вот. Мы всегда сможем вернуться.

- Куда?

- Сюда… Я пока гулял – всё придумал… Нам надо уехать.

- Я тебе предлагала.

- Да. Не надолго.

- Куда?

- Да хоть куда. Хоть в Ростов… хоть в Саратов…

- В Саратов?

- Если хочешь, давай поедем в Тамбов?

- К тамбовским волкам? Нет, уж лучше в Саратов.

- Значит в Саратов.

- И что мы там будем делать?

- Ничего. Будем жить... только надо денег не брать.

- Как? Вообще?!

- Взять, конечно немного… но так... на еду только и на билеты…

- А жить мы, где будем?

- Не знаю. Придумаем… по мере того, как приедем.

- Мне это нравится. Нас ждут приключения!

- Честно?

- Честно. Здорово! Круто! Великолепно!

- Заодно посмотрим страну. Здесь ведь, все говорят, по-другому. А там… ты была

у нас где-нибудь?

- В Питере.

- Питер не в счёт.

- В Волгограде. В Рязани. В Смоленске проездом. Потом в… этом… как

его… ну… забыла… потом на юге ещё, в Керчи, в Краснодаре… в Анапе и на Украине, в Крыму.

- Ну, не одна ведь? С мамой и с братом, наверно?

- Да.

- А одна?

- Нет, одна не была.

- Видишь!

- Тогда полный вперёд!

- Хоть завтра.

- Давай правда завтра? Прямо сутра?!

- Давай!

- Как проснёмся, часов в 9-10?

- Забились.

- Круто!

- Спи.

- Чур ты первый.

- Тогда поцелуй…

- Ух, я тебя сейчас поцелую…



- … слышишь машины?

- А-га. Слышу… а я раньше даже не замечала.

- Наверно, из клубов кого-то везут.

- Дурак…
Лежат под одеялом и, не закрывая глаз, слушают.

Город спит, его дыхание ровно.

Два человека проходят внизу.

Резко рев появился. Пронёсся мимо. Исчез так же быстро.

- Сузуки 1100.

- …

- Спишь?

Нет ответа.

VII

Поезд мчится наискось через землю,

Слева деревни, поля; справа леса.

Пар клубится из носа темного зева,

Вниз сплошной пеленой стелется, уходя.
По ступенькам двое вниз из вагона

Выходят.

Перрон вокзала. Вокзал.

Надпись «Саратов» на красной каменой крыше.

И кто-то бежит через Мраморный зал.

^ День льёт в трещину двух дверей желтый свет.

Люди ждут или спят, продают, покупают билеты.

Андрей и Лиза выходят на площадь.

В центре памятник: танкист и рабочий вместе подняли флаг.

^ Он берёт её за руку

И синхронно по лестнице они делают первый шаг.
Идут как туристы.

Одеты чисто, красиво, смотрят вверх и по сторонам.

Разве только чехла на боку не хватает, а так…

В лицах волненье, словно ждут чего-то,

^ Словно: «Вот-вот. Вот сейчас…»

На улицах – вторник.

Всё, как обычно:

Мужчины. Женщины. Дети. Машины. Дома. Магазины.

Никто никуда не бежит, не орёт на улицах матом.

^ Ленивое лето.

+ 35.

Час на часах.

Он сказал, почти про себя: «Стоят что ли?»

На других часах – 2.

3 на третьих.

Они идут, взявшись за руки словно дети.

Постепенно темнеет.
Заходят в кафе.

Официант, толи метис толи мулат.

Заказ: борщ, солянка, фруктовый салат, оливье, свинина по-чешски, жульен с мёдом, хлеб 4 куска, сок томатный, 2 пива.

Приносят –

Едят.

Чек на стол кладёт тёмный парень в синей сорочке,

Андрей смотрит, кладёт 500 р. и сытый, довольный встаёт.

^ Пропускает вперёд девушку,

Сам за ней выходит за двери уютного заведения.

В Саратове сумрак.

Идут.

Говорят, но о чём – не услышать.

Слишком тихо.

Далеко.

Потом снова близко.

Из-за поворота.

Снова молчат.

И будто усталость на лицах, в походках.

В городе вечер.

Люди в тёмном с работы возвращаются не спеша.

Молодежь на лавочке курит, ругается матом.

- Да… дела.

- Ну и что будем делать?

- Не знаю.

- Давай думать, где спать.

- Рано еще.

- Я устала.

- Найдём. Давай ещё полчаса погуляем и тогда пойдём. Точно.

- Ну ладно, давай.
Проходят «Продукты».

- Постой…а давай… давай украдём что-нибудь, а?

- Как?

- Очень просто! Зайдём и возьмем. А если поймают – вот будет круто! Если нет - значит пьём на ужин вино.

- Ты серьёзно?

- А что?

- Странно как-то.

- А что тут такого?

- Воровать… я не знаю...

- А тебе и не надо. Я сам. Ты только будь рядом.

- Ну, ладно. А ты…

- Нормально. Пойдём.
Магазин сделан под супермаркет.

На кассе полная женщина средних лет, на вид равнодушна.

^ Проходят в дальний отдел.

Он смотрит наверх – камер нет.

Напротив алко.прилавка делают вид – выбирают.

Продавщица как будто даже следит.

^ На последней полке – бутылка. Цена 1200,

Тогда как другие – 100, 200 рублей.

- Давай эту?

- Совсем что ли сдурела?! Смотрит.

- А-га, испугался?!

- Просто… это… раз брать – значит брать. Незаметно. Пойдём.

- Я тебя догоню… да иди ты!
Она обернулась на кассу – та отвернулась.

Лиза взяла, подняла руку… взяла и…

Вниз руку и…

Стоит – смотрит перед собой прямо.

Тупо так.

Растерялась.

«Что дальше?»

В кулаке груз висит круглый, гладкий, прозрачный.

Она обернулась на кассу – та смотрит – прямо в глаза.

^ Паника.

Прижала бутылку к груди и, как могла быстро, пошла за Андреем.

А он уже тащит банку тушенки в карман.

Она подходит, толкает в плечо его.

Он: «Ты чё? Дура что ли?! Б… давай. Тихо.»

Суёт вино за ремень, накрывает толстовкой.

Идут к продавщице – та ждёт.

Лиза дрожит, но делает вид – всё нормально.

Андрей говорит, подходя:

- А хлеб свежий?

- Свежий.

- Дайте тогда.

- Какой?

- Да любой…

- Черный, чёрный.

- Да, черный.

Продавщица, не отводя глаз, подаёт.

Кажется, вот сейчас скажет.

Или как заорёт!

Или кнопку нажмёт под столом потайную.

Или время тянет специально, или…

Нет – даёт. И сдачу считает.

Они хором:

- Спасибо.

Выходят

Ночь.

Тишина.

Их никто не поймал.

Им хватило.

- Круто мы!

- Круто! Фу… я вспотел.

- Покажи хоть, чё за вино?

- 1200.
Уходят довольные, шутят.

Толкают друг друга.

Смеются. Уже далеко.

Ночь на среду.

Саратов.

Одноместный номер в поганом отеле на самом краю.

Хлеб с тушенкой и смех.

«Черный доктор» и радость без меры

На узкой, в пружинах кровати

Поцелуи и грубая нежность…

Потом тишина…

Потом бабочка залетит, захлопочет по раме.

Андрей поймает её бережно в форточку руку раскроет,

^ Отряхнув ладонь от пыльцы, скажет тихо:

- Лети. – А потом: «П…, телевизора даже нет».

VIII. Эпилог.


Он и Она на московской кровати.

Проснулись.

Картина розовых гор на стене. Обои. Ворсистый ковёр.

Звук вокруг – репортаж с места событий, звук воды, глухие сигналы машин.

- Дай тебя поцелую… в мягкие усики, Котя…

- Мяу…

- Какая же ты…

- Ну какая?

- Трусиха!

- На себя посмотри!

- Я тебя сейчас придушу!

- Аааа!

- Сдаешься?!

- Нет! Ни за что!

- А теперь?!

- Не сдаюсь!

- А теперь? (он целует)

- Сдаюсь, сдаюсь… задуши… я сдаюсь!

- …А помнишь как мы...
Звонит городской телефон.

Он прыгает через неё, срывает со станции трубку:

- Аллё? Говорите. Да. Это я... Уезжали на несколько дней… а в чём дело?... Что?

………………..сейчас… подождите… это тебя…
^ Лиза встаёт.

Удивленно, взволнованно смотрит Андрею в глаза…

Молчит.

Он не протянет ей трубку...

Она сама берёт её в руку, глотает:

- Да… да… что вы сказали?... О Боже... Когда?


Слушает

В комнате тихо…

Пропали все звуки...

Медленно опускает безвольную руку...

Ставит на станцию трубку...

Опускает ладонь на красный глянцевый лак…

Взгляд ползёт по стене… по шкафу…

Проползает первую дверцу, вторую, витрину…
В чёрной рамке её фотография с братом.
Стоп на кадре.

Чёрно-белая плёнка конца 90-х - на слайде - семья.

Мама, Папа и два похожих детских лица смеются чему-то на фоне крымского моря.
Взгляд ползёт по шкафу… по стене…

Заползает на плоский экран...

На новости спорта...

Погода...

Реклама, реклама, реклама…
Он берёт пульт со стола...
Cu


Схожі:

Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconСценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить»
Она была самой красивой, самой доброй, женственной и милой на самой восхитительной планте!
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconЭто тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим...
Иисус сказал: Пусть тот, кто ищет, не перестает искать до тех пор, пока не найдет, и, когда он найдет, он будет потрясен, и, если...
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» icon1. Я, Иоан, брат ваш имеющий долю в несчастье и доли в Царствии Небесном...
Царствии Небесном чающий, сказал, когда возлежал я на груди Господа нашего Иисуса Христа: "Господи, кто избран, предать Тебя?" И...
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconЕвангелие от Фомы
Это тайные слова, которые сказал Иисус живой и которые записал Дидим Иуда Фома. И он сказал: Тот, кто обретает истолкование этих...
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconЯнуш Корчак. Как любить ребенка То, чего нам так не хватает…
А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности -родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconЯнуш Корчак Как любить ребенка То, чего нам так не хватает
А не хватает нам любви к детям. Не хватает самоотверженности -родительской, педагогической. Не хватает сыновней, дочерней любви
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconУспешные стратегии для продуктов, которые побеждают
Долину, первое, что меня удивило это насколько люди легко делятся знаниями, информацией и контактами. Если бы мне в 2000 году кто-то...
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconЭрика Орлофф Тайна древней рукописи
Надпись, словно след чьего‑то призрачного дыхания на окне, тихо шепчет нам свое послание сквозь века
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconЭрих Фромм Искусство любить Золотой фонд мировой классики Искусство любить
В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением. Пусть каждый спросит себя,...
Сценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить» iconTranslated by Veinarde mailto: Стратегии борьбы
Известный шахматист Эдвард Ласкер однажды сказал: «Если инопланетяне существуют, то они играют в го.» Многие также считают, что пришельцы...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка