Круз Наследие Ван Аленов разговор




НазваКруз Наследие Ван Аленов разговор
Сторінка1/33
Дата конвертації20.10.2013
Розмір2.96 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Философия > Документы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
Мелисса де ла Круз

Наследие Ван Аленов

РАЗГОВОР

– Было предсказано, что дочь Алегры победит Серебренную Кровь. Я верю, что Шайлер принесет нам спасение, которое мы ищем. Её сила почти такая же как и у её матери. И будет день, когда она превзойдет свою мать.

– Шайлер Ван Ален… полукровка? Вы уверены, что она единственная? – спросил Чарльз.

Лоуренс кивнул.

– Просто у Аллегры две дочери, – сказал Чарльз легким, практически насмешливым тоном.

– Уверен, ты об этом не забыл.

Голос старшего Ван Алена стал холодным.

– Конечно нет. Но это ниже вас, делать игру из такого важного вопроса как первый ребенок Аллегры

Чарльз отклонил упрек Лоуренса.

– Мои извинения. Я не хотел оскорблять мертвых.

– Ее кровь на наших руках,

Лоуренс вздохнул. События сегодняшнего дня ему были утомительны, как и воспоминания о прошлом.

– Только, я думаю…

– Да ?

– Как я уже интересуюсь, все эти годы, Чарльз, разве такой человек мог быть действительно уничтожен?

Некролог Нью-Йорк Таймс

Лоуренс Ван Ален, 105, Филантроп и Философ, Скончался

Лоуренс Винслоу Ван Ален, профессор истории и лингвистики в университете Венеции, умер вчера вечером в своем доме на Ривер-сайд Драйв в Манхэттане. Ему было 105 лет. Его смерть была подтверждена доктором Патрисией Хэзард, его лечащим врачом. Причина смерти была названа как преклонный возраст.

Профессор Ван Ален был потомком Уильяма Генри Ван Алена, известного как Коммодор, американскае икона и один из самых богатых мужчин Позолоченного Возраста, богатство которого прибыло из пароходов, железных дорог и частных инвестиций и посреднических контор.

Ван Ален основал в Нью-Йорке Центральнаю Линию Железной дороги, что является теперь Великим Центральным Терминалом. Благотворительный траст семьи, Фонда Ван Алена, был краеугольным камнем в развитии Столичного Музея Искусства, Столичной Оперы, Балета Нью-Йорка и Нью-йоркского Банка крови и плазмы. Лоуренс Ван Ален переживает за его дочь, Аллегру Ван Ален Чэз, которая была в коме с 1992; и его внучку, Шайлер Ван Ален.

Глава 1

Шайлер

Было мало времени для скорби. По возвращении в Нью-Йорке после убийства Лоуренса в Рио (прикрытое Комитетом соответствующим некрологом в "Таймс"), Шайлер Ван Ален была в бегах. Нет покоя. Передышки. Год в постоянном движении, едва на один шаг впереди Venators охотелись на ее. За полетом в Буэнос-Айресе следуют другой в Дубай. Бессонные ночи в молодежном хостеле в Амстердаме, затем в другой двухъярусной кроваеь в зрительном зале в Брюгге.

Она отметила свой шестнадцатый день рождения на борту Транс-Сибирской железной дороги, празнуя чашкой водянистова кофе Nescafe и несколько рассыпчатое Русских чайных печений. Так или иначе, ее лучший друг, Оливер Хазард-Перри, нашел свечу что-бы зажечь ее на в одном из пирогов. Он принял свою работу в качестве человека Conduit довольно серьезно. Именно благодаря тщательному учету Оливера, им удалось протянуть свои деньги до сих пор. Конклав заморозил его доступ к хорошо финансируемым счетам Хазарда-Перри, как только они покинули Нью-Йорк.

Теперь в Париже был август, жаркий. Они приехали, чтобы найти наиболее города в город-призрак: пекарни, магазины, бистро и ставни, а их владельцы сбежали в трехнедельный отпуск на пляжи на севере. Единственными людьми вокруг были американские и японские туристы, которые осаждали в каждом музее, галерее, в каждом саду каждый городской площади, неизбежные и вездесущии в своих белых кроссовках и бейсболках. Но Шайлер приветствовала их присутствие. Она надеелась, что медленные толпы помогут легче для нее и Оливера обнаружить место их преследователей – Venator. Шайлер удалось замаскировать себя, изменив внешность, но выполнение мутации негативно сказывалась на ней. Она ничего не говорила Оливеру, но в последнее время она не могла даже изменить цвет глаз.

И вот, спустя почти год, скрываясь, они открылись. Это была игра, но они были в отчаянии. Проживание без защиты и мудрости тайного общества вампиров и их избранной группы людей, которым доверяют, взяло свои потери. И хотя ни один из них никогда не признается, они оба устали бежать.

И вот Шайлер сидела на заднем сидении автобуса, одетая в жатую белую рубашку,застегнутую до самой шеи,тонкие черные брюки и черные балетки на резиновой подошве.Свои темные волосы она собрала в хвост, совсем без макияжа, за исключением блеска на губах. Она хотела смешаться с остальным обслуживающим персоналом, который был нанят на вечер. Но несомненно кто-нибудь ее заметит. Несомненно кто-нибудь заметил бы как тяжело бьется ее сердце, как быстро и поверхностно она дышит. Ей нужно успокоится. Она должна очистить ум и стать тем кем притворялась. За столько лет Шайлер отлично научилась быть невидимой. И в данный момент от этого зависела ее жизнь.

Автобус вез их через мост к Гостинице Ламберт на небольшой остров Святого Луиса, расположеный на реке Seine. Дом Ламберт было самым красивым в самом красивом городе в мире. Ну, по крайней мере, она всегда так думала. Хотя "дом" – это мягко сказано. Он был больше похож на замок, в нем было что-то сказочное, с его массивными речными стенами и серыми крышами масандр, возвышающихся над окружающей мглой. Будучи ребенком она играла в прятки в садах, где конусообразные деревья напоминали ей фигуры на шахматной доске. Она помнила как придумывала забавы внутри грандиозного двора и как кормила гусей хлебными крошками с терассы с видом на Сену. Она принимала жизнь как должное! Сегодня она не входит в список приглашенных гостей, сегодня она всего лишь прислуга.

Прям как мышь, крадущаяся в норку. По своей природе Шайлер был очень не спокойной, и ей требовалось собрать вместе все ее самообладание. В любой момент она могла сорваться и закричать, она уже была настолько взвинчена, что не могла остановить дрожь в руках.Они тряслись, как птицы, угодившие в ловушку.

Оливер сидел рядом с ней, очень красивый в униформе бармена, в смокинге с черной шеловой бабочкой и серебряными запонками. Но он был бледным, и его плечи были напряжены под немного великоватой курткой. Его карие глаза были омрачены и от этого казались более серыми чем зелеными. Лицо Оливера не было таким же пустым как у других, поэтому смотреть на него было не скучно. Он был тревожен, готовый к битве или полету. И каждый кто присмотрелся бы к нему смог бы это увидеть.

Шайлер подумала, что им не стоило бы быть здесь. О чем мы думали? Риск слишком велик. Они найдут нас, разлучат…а потом…ну, об остальном было страшно даже думать.

Она вспотела в своей накрахмаленной рубашке. Кондиционер не работал, а автобус был переполнен. Она прижалась головой к стеклу. Уже прошло больше года как умер Лоуренс. Четыреста сорок пять дней. Шайлер продолжала вести счет, думая, что однажды она обнаружит волшебное число, когда притупится боль.

Это была не игра, хотя иногда ощущалось, что это неприятная сюрреалистичная версия в кошки-мышки. Оливер положил руки поверх ее, пытаясь унять дрожь. Дрожь (сотрясения) начались несколько месяцев назад, как легкое подергивание, но вскоре стало понятно, что она должна концентрироваться всякий раз, когда делала столь же простое, как поднятие вилки или вскрытие конверта. Она знала, что это было, и не было ничего, что она смогла бы с этим сделать. При первом посещении кабинета доктора Пат, ей сообщили: она единственная в своем роде, Димидиум Когнато, первая полукровка, и не было никаких рассказов о том, как ее человеческое тело будет реагировать на трансформации в бессмертную, ни рассказов о побочных эффектах и препятствиях специфичных ее случаю.

Тем не менее ей стало лучше, когда Оливер держал ее руку в своей. Он всегда знал что нужно делать. Она так сильно зависела от него и ее любовь к нему только увеличилась за этот год, который они провели вместе. Она сжала его руку, переплетая ихние пальцы.Его кровь бежала в ее венах, его быстрое решение обеспечило ей свободу.

Шайлер больше не задумывалась обо всем, что осталось в Нью Йорке. Все это в прошлом. Она сделала свой выбор и была им довольна. Она делала то, для чего была предназначена.Она очень остро переживала, что потеряла свою подругу Блисс и не раз у нее возникало желание связаться с ней, но об этом не могло идти даже речи. Никто не должен был знать где они. Никто. Даже Блисс.

Возможно им сегодня повезет. До сих пор удача не покидала их. О, ну было пару случаев, когда они были на волоске, например в тот вечер когда она резко убежала от женщины, которая спросила о направлении к собору. Инквизитор послал агента. Шайлер заметила мягкий незаметный свет в сумерках прежде чем сбежать так быстро, на сколько она была способна.Маскировка только началась.В какой-то момент истинная природа проявляет себя.

Разве это не было тем, что Инквизитор обсуждал во время официального расследования о событиях в Рио? Возможно Шайлер не та, кем предполагаось должна быть?

Вне закона. Беглец. Вот что она сейчас. Конечно, не скорбящая внучка Лоуренса Ван Алена.

Нет.

Согласно Конклаву, она была его убийцей.

Глава 2

Мими

О, черт! Она наступила на что-то безобразное. Сверх безобразное. Оно хлюпало под ее ногой, что-то влажное с задыхающимся звуком. Что бы это не было, она была уверена, что это испортило ее ботинки из шкуры пони. О чем она думала, когда надевала обувь из шкуры пони для разведовательной миссии? Мими Форс приподняла свою пятку и оценила размер ущерба. Окрас зебры был испачкан чем-то коричневым и липким.

Пиво? Виски? Для чего эта комбинация алкоголя на нижней полке? Кто знал? В сотый раз в этом году она задавалась вопросом, с какой стати она давала свою подпись на все это. Это была последняя неделя августа. По всем законам она должна быть на пляже в Капри, работая над своим загаром с пятым лимонным ликером в ее руке. И не сноваться вокруг некого дешевого бара посреди страны. Где-то между районом пыли и грязи, или это действительно был район пыли и грязи? (не знаю как еще перевести) Где бы они ни были, это была сонная, унылая маленькая местность, и Мими не могла дождаться времени, когда они покинут это место.

"Что случилось?" подталкивал ее Кингсли Мартин. "снова тесные туфли?"

«Не мог бы ты оставить меня в покое?» вздохнула она, проясняя ему, что она переезжает в альков, что на четверть ближе места, где они скрывались. Она устала от его поддразнивания. Особенно с тех пор, как к ее полному и чрезвычайному ужасу она обнаружила, что это начало ей нравится. Это было просто недопустимо. Она ненавидела Кингсли Мартина. После всего, что он сделал с ней, она не могла понять, как она могла чувствовать иначе.

«Но где в этом веселье?» Он подмигнул. Наибольшая вещь, приводящая ее бешенство о Кингсли, за исключением того факта, что однажды он пытался свергнуть ее, была та, что основалась при поисках между берегов Пунта дель Эсте или где-то меж небоскребов в Гон Конге, Мими поняла что считает его… привлекательным. Этого было достаточно для того, чтобы заставить ее желудок выворачиваться.

"Да ладно Форс, очнись. Ты же знаешь, что хочешь меня," – сказал он с самодовольной ухмылкой.

«О, боже!» раздражалась она, оборачиваясь так, чтобы ее длинные светлые волосы ниспадали по ее плечам и, ударили по его квадратному лицу. «Если бы!»

Он может быть быстрее и сильнее, чем она, главным человеком в команде Венаторов, при всех намерениях и целях ее главенствования, но в действительности она должна быть лидером среди них, так же как она принадлежала высшей иерархией в Конклаве. Если бы вы могли назвать эту жалкую группку трусов Конклавом.

У Кингсли Мартина было бы другое мнение, если был бы хоть одни шанс быть с ней. Он мог бы быть более милым в словах (черт, как те взгляды рок-звезды), но это не изменило бы значения, ни на одну йоту. Она была не заинтересована, не важно на сколько ускорялся ее пульс каждый раз, когда он был рядом. Она была связана с другим.

"Ммм. Мило. Ты не использовала гостиничный шампунь из аэропорта Хилтон, не так ли? Это неплохая вещь," – промурлыкал он. "Но действительно ли этот кондиционер делает все настолько мягким и шелковистым?"

"Заткнись… или?"

"Потерпи. Прибереги свою речь для времени после вечеринки. Я видел нашего парня. Ты готова?" перебил Кингсли, теперь его голос был под контролем и серьезен.

"Как всегда." – кивнула Мими, как обычно. (не знаю, как еще перевести). Она видела их свидетеля, первостепенно по этой причине они находились за несколько миль от Линкольна, Небраска (во что это за место! Сейчас она вспомнила). A former frat boy, probably just shy of thirty, with a baby beer gut and the beginnings of middle-age “carb face” (не знаю как перевести). Он был парнем, тип которого, был похож на то, что он играл за правого защитника в средней школе, но чьи фунты мускулатуры превратились в жирову массу по прошествии нескольких лет.

"Хорошо, потому что это будет не так легко," предупредил Кингсли. "Ладно, парни приведут его в ту угловую кабинку, и мы последуем за ними. Смело встретьте его и идите. Никто и не заметит нас, до тех пор, пока мы не поднимемся. Официантка и не потрудиться подойти."

Было бы легче и более безболезненно войти в разум другого человека во время быстрого сна, но у них не было вермени дождаться пока их подозреваемый отойдет ко сну, это была непозволительная роскошь.

Вместо этого они запланировали втеснутся в его подсознание без предупреждения и осторожности. Это наилучший выход: ведь не существует места, где бы он смог спрятаться. Они не стали тратить время на подготовку. Они хотели знать истину, и в этот раз они собирались получить ее.

Венаторы были правдивыми счётчиками, квалифицированными в способности расшифровать воспоминания доступа и мечты. В то время как только кровопролитие позволило бы им говорить истинную память от ложного, были другие, более быстрые способы отличить факт от вымысла, не имея необходимость обращаться к Священному Целованию. Мими узнала, что Комитет только соглашался на испытание крови, когда самое печальное обвинение было наложено, как в ее случае. Иначе, практика охоты памяти, venatio, в то время как весьма склонный ошибаться, была приемлемой в их целях. Мими дали интенсивный курс в обучении Венатора перед соединением. Помогло, что она была один в предыдущих сроках службы. Как только она повторно изучила основы, это точно так же как ехало на велосипеде, ее основные втолкнутые воспоминания и целое осуществление стали второй натурой.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Схожі:

Круз Наследие Ван Аленов разговор iconGenre love sf Author Info Мелисса де ла Круз Врата рая Шайлер ван...

Круз Наследие Ван Аленов разговор iconВинсент Ван Гог Письма к брату Тео Голландский период
Винсент Биллем Ван Гог родился 30 марта 1853 г в Гроот Зюндерте (Северный Брабант) в семье пастора Теодора Ван Гога (1822–1885)
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconЧто такое наследие Предков?
Но и то, и другое входит в понятие заветы. Вдумайтесь, завет: вет – это определенная мудрость, за – значит, далекая, завещанная....
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconИрвинг Стоун Жажда жизни Сканирование HarryFan Художественная литература; Москва; 1991
Винсенту Ван Гогу. В нем рассказывается о драматическом жизненном пути Ван Гога, о его мощном и небывалом по форме творчестве, так...
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconПращур-Род, Род Небесный! Укрепи сердце моё в Святой Вере, даруй мне
Наши Предки оставили нам большое ведическое наследие. Вѣды – это древнейшая мудрость, которая передавалась из поколения в поколение,...
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconВинникотт Д. В. Разговор с родителями /Пер с англ. М. Н. Почукаевой, В. В. Тимофеева
Винникотт Д. В. Разговор с родителями /Пер с англ. М. Н. Почукаевой, В. В. Тимофеева. — М.: Независимая фирма “Класс”
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconКнига первая. Andrias scheuchzeri странности капитана ван Тоха Если...
Если бы вы стали искать на карте островок Танамаса, вы нашли бы его на самом экваторе, немного к западу от Суматры. Но если бы вы...
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconОт сердца к сердцу Разговор без дипломатии: правда и мир, и радость...
Разговор без дипломатии: правда и мир, и радость о Духе Святом – наше вечное счастье
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconТы è òâîå ïîêîëåíèå Откровенный разговор со старшеклассниками
Обсудить с учениками проблемы нынешнего поколения (взаимоотношения "отцы" и "дети", наркомания, токсикомания и алкоголизм среди молодежи...
Круз Наследие Ван Аленов разговор iconА. Э. Ван Вогту, первопроходцу
В тот, первый раз он был еще юнцом, но память бережно хранила образы этого давнего события
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка