В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир




НазваВ один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир
Сторінка7/14
Дата конвертації27.09.2014
Розмір1.18 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Банк > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

— Как несправедливо… — всхлипывала она.

— Ну-у… — беспокойно мямлила я, — с папой нужно быть терпеливой. Может быть, с этим «Вива…» как его… все будет в порядке.

— Да это наверняка никчемная микстура! Одно надувательство. На производителя вообще нужно в суд подать.

Честно говоря, я не понимала, с чего она так завелась. Какая-то невинная биодобавка… которую она сама, к тому же, расхваливала.

— «Вивамакс» — какой позор! — с отвращением повторила мама.

В этот момент яйца взорвались — вода в кастрюльке выкипела до дна.

Мама искоса взглянула на меня и отправилась в душ.

Я сделала бутерброды и приготовила нам чай.

Этой ночью папа вернулся домой очень поздно. И тут же прокрался в ванную.

Наутро он лежал в ванне. Снова. Аллилуйя.

Полосатое полотенце было натянуто до самого подбородка. Он спал.

Бедные и богатые

Я нашла Ругера дождливым вечером. К тому моменту я успела полностью разувериться в том, что когда-нибудь снова увижу его.

Он сидел на нашей скамейке, которая так долго пустовала. Никаких объяснений, ничего. Он вел себя так, словно мы расстались вчера. Я понимала, что человека, который так долго пропадал, не стоит спрашивать, где он был.

— Я кое-что придумала, — сказала я вместо расспросов. — Рассказать?

— Да, только не сейчас, — ответил он. - Сначала я хочу кое-что показать тебе. В домике.

Это был ежик. Ежик в домике высоко на дереве. Он никак не мог забраться туда сам.

— Ему нужно понравиться и прийти в себя, — объяснил Ругер. — Я нашел его на улице, он попал под машину.

Я склонилась над ежиком, чтобы получше разглядеть.

— Осторожнее, — предупредил Ругер. Ежик выставил свои бесчисленные иголки и стал похож на дрожащий мячик.

— Как же ты его нес? — спросила я.

— Закатил в рюкзак палочкой, а потом вытряхнул.

— Но ежикам лучше жить на земле, а не здесь, в небе, — возразила я.

— Он временно госпитализирован, — ответил Ругер, наливая в блюдце молока.

Я сидела на матрасе Ругера, и домик покачивался, потому что дело было в один из многих ветреных осенних вечеров. Мне нравилось сидеть и смотреть, как Ругер возится с ежиком — тот убрал иголки и поглядывал на нас блестящими глазками. Наверное, силился понять, на какую планету попал.

— Так что ты хотела рассказать? — спросил Ругер, снимая обертку с шоколадной вафли. — Будешь?

Он бросил мне упаковку, не дожидаясь ответа. Ведь он и так знал.

Я хрустела вафлями, смотрела на Ругера, который кормил ежика крошками, и собиралась с мыслями, поскольку то, что я хотела сказать, касалось довольно важного дела.

— Ну, в общем… — начала я. И умолкла.

Ругер смотрел на меня и ждал.

— Ну? Если ты хотела сделать мне предложение, то мой ответ — не знаю. Я не готов связать себя семейными узами.

— Не валяй дурака! — нетерпеливо оборвала я его. — Мне нужно сосредоточиться. Просто я не знаю, как сказать. В общем, в мире столько несправедливости. Так ведь не может продолжаться всегда?

— Несправедливость? Ты имеешь в виду тех, у кого есть все, и тех, у кого ничего нет?

— А ты к каким относишься? — спросила я. И сама удивилась. Вопрос не требовал ответа. Но ответ прозвучал.

— К богатым, конечно же. Ведь у меня есть собственное жилище.

— Так, может быть, с этой ситуацией надо что-то делать? — сердито спросила я.

— Разумеется.

— Мама говорит, что давать деньги нищим бессмысленно. Что они все пропивают. И что такие, как она, платят большие налоги, чтобы всем было на что жить. А если кому-то жить не на что, то он сам виноват. Что такой человек сам хочет быть несчастным.

— Не будем больше о твоей маме, — сказал Ругер, откинувшись назад и прислонившись к моим ногам. Длинные мягкие волосы волной легли мне на колени. Он смотрел мне в лицо. Кажется, я покраснела — раньше мне не приходилось встречать людей с таким открытым взглядом, который не прячется через секунду, боясь неловкости.

Ежик уснул и сопел во сне - возможно, был простужен.

— С этим действительно надо что-то делать, — сказал Ругер, устраиваясь поудобнее у моих ног. Мои пальцы отправились гулять в его волосах.

— Можно устроить праздник для нищих, — предложил он, и, похоже, не в шутку. — Большой праздник в парке. С кучей угощений. — Он еще сильнее прижался головой к моим коленям и наморщил лоб. Наши взгляды словно обнимали друг друга.

— Да, большой праздник… — повторил он. — Отличная мысль! — У него загорелись глаза — так, что я заморгала.

— А где мы возьмем еду? Если устраивать большой праздник, то потребуется много всего… И кого мы при гласим, и кто будет все организовывать?

— Ты, конечно, мастер задавать вопросы, — похвалил Ругер, но меня эта похвала не обрадовала. Как будто я была занудой-пессимистом, который только и делает, что бракует чужие идеи. Но потом вдруг, откуда ни возьмись стали возникать ответы: как маленькие упругие мячики, которые летят прямо в руки. Вскоре мы трещали наперебой, причем об одном и том же. А именно о том, что устроителями праздника для нищих и бездомных станет не кто иной, как мы сами.

— Надо обойти магазины и поговорить с руководством. Чтобы они предоставили продукты для праздника, для них это будет что-то вроде рекламы: «Еда для голодных от магазина «Хуго»!»

— Можно попробовать, — согласилась я. — Просто никто раньше не догадался, что можно так делать.

— А в городе мы расклеим афиши, где будут указаны время и место. Все должно происходить в центре. Мы будем раздавать еду всем, кто придет.

Может быть, и получится, думала я. Пожалуй, такой план одобрила бы даже мама.

Сейчас мне нужно успеть рассказать о волосах Ругера запускать пальцы в его шевелюру — это жутко приятная вещь. Мои пальцы любят кожу его головы, ладони любят щекотное прикосновение длинных запутанных прядей. Мне нравится перебирать его волосы, разделяя спутанные прядки на отдельные тонкие. Цвет? Представьте себе пшеничное поле под дождем.

Склонившись над ним, я обнаружила, что, пока распутывала его волосы, он уснул.

Он спал, сладко и спокойно.

Я ничего не знала о нем.

Кроме того, что люблю его. И никогда не решусь сказать ему об этом.

Суп в ванне

Половине моих одноклассников идея устроить праздник с угощением понравилась. Вторая половина считала, что мысль идиотская и на практике ни за что не сработает. Когда настало время действовать, свою помощь предложили пять человек.

Мы бегали по магазинам и в каждом из них спрашивали директора. Многие из управляющих, выслушав нас; говорили, что могут дать овощей, хлеба, масла, сыра, рыбы. Мы раздобыли даже шоколада и бананов.

Продукты мы решили забирать сразу, поэтому нужно было спешить: овощи и рыба могли начать портиться.

В некоторых домах недалеко от нашего парка — то есть нашего с Ругером «дождливого парка» — только что сменили сантехнику. Мы оказались поблизости, как раз когда старые ванны грузили в три больших грузовика. Когда уехал последний, оставалась еще одна ванна. Это сразу решило одну из самых главных проблем. Ванна была достаточно велика, чтобы сварить в ней уху.

Мы с Ругером притащили ванну в парк. Проходившие мимо парень и девушка лет двадцати пяти поинтересовались, что мы делаем. Когда мы, отдышавшись, рассказали о своей затее, они радостно принялись помогать резать овощи. Какие-то потрепанные панки искали мусор, чтобы развести огонь. Например, доски от ящиков, в которые были упакованы новые ванны, привезенные в близлежащие дома. Доски были сухие и наверняка должны были отлично разгореться. В мусорных контейнерах мы нашли сломанные стулья и столы и тоже притащили их в парк. Никто не представлял, сколько дров понадобиться, чтобы сварить целую ванну супа. Следующей задачей было раздобыть воды: не таскать же ее в ведрах из туалета в метро.

— Сейчас все устрою, — самоуверенно заявила Сюзи и отправилась к киоску в конце парка, где продавали кебаб. Вернулась она со шлангом, тянущимся из киоска. Сюзи была ужасно довольна собой. — Сначала продавец разозлился и стал говорить, что это нелегальная конкуренция, что ему приходится брать двадцать пять крон за самое дешевое блюдо, чтобы не разориться. Но как только он понял, что мы собираемся раздавать еду бесплатно тем, у кого и двадцати пяти крон не найдется, сразу согласился. Мы можем брать сколько угодно воды. Киоск тайком подключен к пожарной станции, так что вода оттуда.

Тем временем часть нашей команды бегала по городу, расклеивая афиши о раздаче супа. Мы написали, что всё начнется впять.

Уже в половине пятого возникла очередь, хвост которой виднелся далеко за пределами парка:

— Но из чего они будут есть суп? — спросила вдруг Лотта. — Не могут же они хлебать прямо из ванны, и в ладони суп не нальешь… надо купить бумажных тарелок!

— Купить? — произнес Ругер таким тоном, будто впервые слышал это слово.

— Одноразовые предметы — преступление против планеты, — сказала девчонка из нашего класса, состоявшая в кружке юных экологов.

Я подошла к стоящим в очереди нищим и рассказала, как обстоят дела. Чтобы получить супа, нужно найти, из чего его есть. Гости в мгновение ока разбежались к мусорным контейнерам и помойкам и очень скоро вернулись с разными банками в руках. В ход пошли даже треснувшие вазы и цветочные горшки.

Мы вытащили шланг на лужайку, чтобы гости могли вымыть свою посуду. Несколько старичков заодно и помылись сорвав с себя одежду, они терли белые волосатые тела под струей ледяной воды.

Наконец можно было начинать праздник. Бородатые и длинноволосые, в шапках и без, старички в ожидании выстроились перед ванной, на время превратившейся в суповой котел. Под эмалированным дном потрескивал костёр, нам приходилось изо всех сил перемешивать суп, чтобы овощи и рыба не пригорали ко дну Хозяин киоска с кебабом принес специй и помог продегустировать суп. Еще он дал нам несколько пластмассовых мисок, которыми мы пользовались вместо поварешек, вылавливая из бурлящего супового моря морковки, картофелины, брюкву, сельдерей, лук и сайду.

Среди старичков появились и несколько женщин и потертых плащах. Одна из них везла с собой тележку в которой хранилось все ее имущество: никто не хотел сдавать ей жилье. Она ждала, держа в руках красивую тарелку, расписанную розами, и серебряную ложку, которая досталась ей от бабушки. И, хотя ее бабушка готовила отменную уху, женщине ни разу не доводилось пробовать ничего похожего на наш приправленный южными специями суп. Она трижды подходила за добавкой, каждый раз что-то рассказывая о себе: трое ее детей жили в разных районах города, но ни один не звал ее к себе.

— Неохота им возиться со мной, — говорила она с хриплым смешком. — А может, такие уж они стали благородные, что мне там не место.

Многое из того, что она рассказывала, просто не укладывалось в голове. Например, как родные дети могут позабыть о матери.

Над парком витал запах костра и вареных овощей. Уровень супа в ванне понизился, а очередь и не думала заканчиваться, по-прежнему извиваясь среди скамеек и кустов. Люди сидели на лужайках среди мокрой листвы и ели.

Разливая суп, пришлось попотеть, хоть от костра и осталась лишь куча тлеющих углей. Ругер, похоже, был знаком едва ли не с половиной гостей: многие перешучивались с ним, говорили, как хорошо, должно быть, у него идут дела, раз он устроил харчевню прямо в центре города.

Внезапно и я увидела знакомое лицо: мамино. Она стояла недалеко от ванны с донельзя удивленным видом. На ней был узкий синий костюм, в котором она выглядела очень строго. Я надеялась, что она уйдет. Но она подошла поближе, наверное, желая понять, на самом ли деле перед ней ее дочь, или у той появился двойник, который посреди парка помешивает суп в ванне.

— Хочешь супа, мам? —спросила я, прежде чем она успела открыть рот. — Может, у тебя в портфеле найдется чашка или что-нибудь такое?

Мама попыталась улыбнуться, но это стоило большого труда: улыбка скорее напоминала гримасу. Мама судорожно глотала воздух, и дар речи вернулся к ней, лишь когда парень в кожаной куртке нетерпеливо похлопал ее по плечу и спросил, стоит она в очереди или нет.

— Поговорим, когда вернешься домой, — сказала мне мама и быстро удалилась.

— После ее визита мной овладело беспокойство. Я стала замечать в окнах соседних домов лица. Все смотрели на нас. Может быть, кто-то уже позвонил в полицию?

Последние кусочки морковки мы с Ругером разделили между собой. Оглядевшись по сторонам, мы увидели Нескольких старичков, которые сидели на скамейке в лучах вечернего солнца, но уже не с тарелкой супа, а с бутылкой водки.

— Пока! — прощались Сюзи и Лотта. — Было так здорово! Может, устроим что-нибудь такое еще раз?

— Позовете нас, ладно?—Лотта с любопытством смотрела то на Ругера, то на меня, словно желая разгадать какой-то секрет. Но никакого секрета она не услышала.

Мы с Ругером, усталые, наконец присели. Парк казался грязным и затоптанным. Надо было срочно придумать, чем завершить наш праздник. Решение было принято за пару секунд: объединив усилия, мы потащили ванну по гравиевой дорожке, к стене дома, где мы ее и раздобыли. Тащить было нелегко, старички с бутылкой водки могли бы встать и помочь. Когда мы наконец поставили ванну на тротуар, нас окружила группка очень сердитых людей. Они заявили, что варить суп в их парке не позволено, что их ванну использовали без разрешения и что мы вот уже несколько часов загрязняем и портим парк. За нами наблюдали из окон, и вот-вот прибудет полиция. А они пока проследят, чтобы мы не сбежали. Вот что они сказали.

Мы собрали с лужаек мусор и попытались запихнуть его в и без того переполненные мусорные корзины. Хозяин киоска с кебабом нам помог, и к приезду полиции мы почти избавились от следов костра.

Старички все еще сидели на скамейке, распивая новую бутылку водки. Но нашей вины в этом не было. Я собрала еще немного мусора, валявшегося на дорожке, и распихала по карманам Ругера — в мои уже не влезало.

Мы назвали свои имена, а я продиктовала адрес и номер телефона. Ругер сказал, что живет у престарелой родственницы, которая может умереть от сердечного приступа, если к ней в дом заявится полиция. Один молодой полицейский улыбнулся и кивнул другому.

Предупредив, что больше устраивать подобные праздники не стоит, полицейские развернулись и пошли прочь.

Некоторые из жителей, звонивших в полицию, преследовали стражей порядка до самой машины. Вид у них был крайне недовольный.

Интересно, какого наказания они нам желали?..

Тоскливо-синий папин взгляд

— Неужели у вас в школе нет уроков обществознания? — спросила мама, склоняясь над глубокой тарелкой. Она тоже приготовила суп. Из свежих лисичек.

— Где ты их нашла? — спросила я: с некоторых пор меня очень интересовало все, что связано с супами.

— На Хёторьет. Если варить целую ванну, выйдет дороговато.

Папа был одет и выбрит, но вид у него был виноватый. Любое упоминание ванны он принимал на свой счет.

— Если бы вас как следует учили в школе, ты бы знала, что такие вещи нельзя затевать без специального разрешения.

— А что ты сделала? — поинтересовался папа, глядя на меня тоскливо-синими глазами. — Пожалуйста, расскажите мне, что натворила моя дочь!

— С удовольствием, — елейным голосом проговорила мама. — Она устроила сходку преступников и бездомных со всего города. И разводила огонь в общественном месте.

— Но зачем? — простонал папа, едва не задыхаясь, словно его ударили в живот.

— Спроси ее, — посоветовала мама, делая глоток прохладного белого вина.

— Элли, расскажи! Пожалуйста!

И я, конечно, рассказала. Я по-прежнему считаю, что мне нечего было стыдиться.

Подробный рассказ занял довольно много времени. Я говорила о том, как мы бегали по большим магазинам, договариваясь о бесплатных продуктах в обмен на размещение логотипов этих предприятий в месте проведения праздника.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14

Схожі:

В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconИтак, день первый. День изобретателя
Для того, чтобы как можно лучше выполнить эту технику, её нужно «разнести» по времени как можно дальше, уделив каждому этапу – один...
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconОлдос Леонард Хаксли о дивный новый мир [Прекрасный новый мир]
Так, с помощью гипнопедии, у каждой касты воспитывается пиетет перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим. Костюмы у...
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconОлдос Леонард Хаксли о дивный новый мир [Прекрасный новый мир] ocr: Сергей Васильченко
Так, с помощью гипнопедии, у каждой касты воспитывается пиетет перед более высокой кастой и презрение к кастам низшим. Костюмы у...
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconАх, Карнавал! – удивительный мир!
Львову. Тут замирает время По узеньким улочкам разливается аромат утреннего кофе, зовут своими звонами святыни Костел Успения, Доминиканский...
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconТы против меня (You Against Me)
Мир Майки Маккензи рухнул, когда его сестру изнасиловал парень из богатой семьи. Мир Элли
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconКнига всемирно известного английского писателя Дж. Р. Р. Толкина «Хоббит, или Туда и обратно»
Благодаря первокласному переводу Н. Рахмановой, уже ставшим классическим, удивительный мир героев Дж. Р. Р. Толкина откроется перед...
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconТы против меня (You Against Me) Мир Майки Маккензи рухнул, когда...

В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconСценарий вечера отдыха для ветеранов
Добрый день, уважаемые коллеги, дорогие ветераны! 14 января наступает Новый год по юлианскому календарю. И весь народ в нашей стране...
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconКарнеги Эверетт Шостром Анти-
«Корова не может жить в Лос-Анджелесе». Речь в ней шла о мексиканце, который обучал своих родственников приемам жизни в Америке....
В один ничем не примечательный дождливый день Элли знакомится с Ругером, который открывает перед ней и ее окончательно запутавшимся семейством целый новый удивительный мир iconГодовщина мученической смерти Фатимы Аз-Захры (да будет мир с ней!)
Сегодня мы собрались в день памяти мученической смерти Фатимы Аз-Захры да будет мир с
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка