Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма




НазваДеннис Лихэйн Дай мне руку, тьма
Сторінка14/26
Дата конвертації23.11.2013
Розмір4.71 Mb.
ТипДокументы
mir.zavantag.com > Астрономия > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26
Глава 25
– И я должен бояться этого парня? – Фил взял одну из фотографий Эвандро, сделанную Энджи.

– Да, – сказал Болтон.

Фил подбросил снимок в руке.

– Но я не боюсь.

– Поверь мне, Фил, – сказал я, – ты должен.

Он посмотрел на всех нас – Болтона, Девина, Оскара, Энджи и меня, набившихся в маленькую кухню Энджи, и покачал головой. Он вытащил из-под пиджака пистолет, нацелил его в пол и проверил заряд.

– О Иисусе, Фил, – воскликнула Энджи. – Убери его.

– У вас есть разрешение на него? – спросил Девин.

Фил опустил глаза, корни его волос потемнели от пота.

– Мистер Димасси, – сказал Болтон, – он вам не понадобится. Мы защитим вас.

– Разумеется, – очень мягко сказал Фил.

Мы ждали, пока он посмотрел на фото, которое положил на столешницу, затем перевел взгляд на пистолет в своей руке, и из него начал медленно сочиться страх. Он вдруг взглянул на Энджи, затем снова на пол, и я понял, что он пытается мысленно прокрутить все факты. Он пришел с работы домой, у входа его встретили федеральные агенты, которые привели его сюда и сообщили, что некто, с кем он никогда не встречался, вознамерился лишить его жизни, причем, возможно, на этой неделе.

Наконец он поднял голову, его обычно смуглая кожа была цвета снятого молока. Он поймал мой взгляд, на его лице вспыхнула мальчишеская улыбка, и он кивнул мне, будто мы с ним тут заодно.

– Ладно, – сказал он. – Допустим, напугали.

Нарыв напряженности, который постепенно набухал в кухне, мягко лопнул и вытек под боковую дверь.

Фил положил пистолет на плиту, взгромоздился на столешницу и, недоуменно подняв одну бровь, обратился к Болтону.

– Итак, расскажите мне об этом парне.

В эту минуту в дверях кухни появилась голова одного из агентов.

– Агент Болтон! Никаких признаков, что кто-то пытался взломать замок или приближался к дому. Жучков в квартире тоже нет, все чисто. Внутренний двор зарос травой, и, по всей видимости, по нему никто не ходил в течение по крайней мере месяца.

Болтон кивнул, и агент исчез.

– Агент Болтон, – сказал Фил.

Болтон повернулся к нему.

– Будьте любезны, расскажите мне о парне, который хочет убить меня и мою жену.

– Бывшую, Фил, – мягко заметила Энджи, – бывшую.

– Простите. – Он посмотрел на Болтона. – Меня и мою бывшую жену.

Болтон облокотился на холодильник, Девин и Оскар уселись в кресла, я же взобрался на столешницу по другую сторону плиты.

– Имя этого человека Эвандро Аруйо, – сказал Болтон. – Он подозревается в четырех убийствах на протяжении последнего месяца. В каждом случае он посылал фотографии будущих жертв им самим или их близким.

– Вот такие, – Фил указал на его фото с Энджи, которая теперь лежала на кухонном столе, покрытая порошком для выявления отпечатков пальцев.

– Да.

Фотография была сделана недавно. Упавшие листья, устилавшие передний план, были самых разнообразных оттенков. Фил, опустив голову, слушал Энджи, которая говорила что-то, повернувшись к нему. Они шли по участку газона с дорожкой, который пересекает Коммонуэлс-авеню.

– Но в самом снимке нет ничего угрожающего.

Болтон кивнул.

– За исключением того, что он был сделан и послан мисс Дженнаро. Вы когда-нибудь слышали об Эвандро Аруйо?

– Нет.

– Об Алеке Хардимене?

– Никогда.

– А о Питере Стимовиче или Памеле Стоукс?

Фил задумался.

– Эти имена мне вроде знакомы.

Болтон открыл папку с бумагами, которая была в его руке, и протянул Филу фотографии Стимовича и Стоукс.

Лицо Фила помрачнело.

– Не этого ли парня закололи насмерть на прошлой неделе?

– Гораздо хуже, – сказал Болтон.

– Газеты писали, закололи, – не унимался Фил. – Подозревали бывшего любовника его нынешней подружки.

Болтон покачал головой.

– Эту историю подбросили прессе мы. У девушки Стимовича не было любовника.

Фил взял фото Памелы Стоукс.

– Ее тоже убили?

– Да.

Фил протер глаза.

– Черт, – произнес он с какой-то дрожью – то ли смехом, то ли всхлипом.

– Может быть, вы все-таки встречали кого-то из них?

Фил покачал головой.

– А как насчет Джейсона Уоррена?

Фил посмотрел сверху вниз на Энджи.

– Тот парнишка, которого вы брались защитить? И все-таки он погиб?

Она кивнула. С тех пор как мы приехали, она почти не говорила. Не выпуская изо рта сигарету, она смотрела из окна на внутренний двор.

– А как насчет Кары Райдер? – спросил Болтон.

– Она что, тоже убита этим подонком?

Болтон кивнул.

– Иисусе. – Фил осторожно сполз со столешницы, будто не был уверен, что внизу его ждет пол. Он тяжело пересек кухню, подошел к Энджи, взял у нее из пачки сигарету, зажег ее и посмотрел на свою бывшую жену.

Она тоже посмотрела на него, причем так, как смотрят на человека, который только что узнал, что болен раком. В ее взгляде сквозила нерешительность, что лучше: дать ему возможность выплеснуть эмоции, разразиться бранью, или не отходить ни на шаг, чтобы удержать, если дело дойдет до самоубийства.

Он прильнул рукой к ее щеке, она прижалась к ней, и нечто глубоко интимное, притягивающее их друг к другу, промелькнуло между ними.

– Мистер Димасси, вы знали Кару Райдер?

Фил медленно, но с нежностью отнял руку от щеки Энджи и вернулся назад к столешнице.

– Я, как и все, знал ее еще в детстве.

– Видели ее недавно?

Фил покачал головой.

– Нет, три-четыре года назад. – Он посмотрел на свою сигарету и стряхнул пепел в раковину. – Почему именно мы, мистер Болтон?

– Пока не знаем, – сказал Болтон, и в его голосе зазвучало отчаяние, смешанное с раздражением. – Мы сейчас охотимся за Аруйо, и его лицо к завтрашнему утру появится во всех газетах Новой Англии. Он не сможет долго прятаться. Мы до сих пор не знаем, почему он выбирает людей, за исключением, пожалуй, случая с Уорреном, где прослеживается мотив, но в данный момент мы знаем, кто станет его мишенью, поэтому мы будем охранять вас и мисс Дженнаро.

В кухне появился Эрдхем.

– Вокруг этих двух домов и квартиры мистера Димасси все спокойно.

Болтон кивнул и потер лицо своей мясистой рукой.

– Что ж, мистер Димасси, – сказал он, – вот так обстоят дела. Двадцать лет тому назад мужчина по имени Алек Хардимен убил своего друга, Чарльза Рагглстоуна, произошло это на складе в шести кварталах отсюда. Мы уверены, что оба совершили в это время целую серию убийств, наиболее зверским из которых было распятие Кола Моррисона.

– Я помню Кола, – сказал Фил.

– Вы хорошо его знали?

– Нет. Он был на пару лет старше. Однако я не слышал о распятии. Он был задушен.

Болтон покачал головой.

– И вновь история, запущенная в средства массовой информации, чтобы выиграть время и устранить психов, которые то и дело признаются в убийствах знаменитостей, к примеру, братьев Кеннеди, которые они совершили перед завтраком. Моррисон был распят. Шесть дней спустя Хардимен вошел в раж и проделал ту же убийственную работу над своим партнером, постаравшись при этом за десятерых. Речь идет о Рагглстоуне. Никто не знает, почему это случилось, известно лишь, что оба они в тот момент были сильно накачаны наркотиками и алкоголем. Хардимен попал в тюрьму Уолпол на пожизненное заключение, а спустя двенадцать лет взял себе в дружки Аруйо и превратил его в психопата. Когда он только попал в тюрьму, это был сравнительно невинный парнишка, но вышел он оттуда абсолютным садистом.

– Если увидите его, Фил, – сказал Девин, – ноги в руки.

Фил сглотнул и слегка кивнул.

– Аруйо вышел шесть месяцев назад, – сказал Болтон. – Мы полагаем, что у Хардимена есть контакт за пределами тюрьмы, второй убийца, который либо поощряет, либо гасит тягу Аруйо к убийству. Мы постепенно склоняемся к этой версии. По какой-то непонятной причине Хардимен, Аруйо и этот третий соучастник указывают нам на конкретный район – вашу округу. И наводят нас на конкретных людей – мистера Кензи, Дайандру Уоррен, Стэна Тимпсона, Кевина Херлихи и Джека Рауза, но мы не знаем, почему.

– А эти другие – Стимович и Стоукс – какое они имеют отношение к нашей округе?

– Уверены, это простое совпадение, случайность. Устрашающие убийства без видимой мотивации, одним словом, убийство ради убийства.

– Тогда почему они охотятся за нами?

Болтон пожал плечами.

– Возможно, это просто уловка. Мы не знаем. Может, зная, что мисс Дженнаро участвует в расследовании, они пытаются отвлечь ее внимание и увести в другую сторону. Как Аруйо, так и его неизвестный партнер с самого начала постарались, чтобы мистер Кензи и мисс Дженнаро взялись за это дело. Роль Кары Райдер была разработана специально для этой цели. А возможно, – добавил Болтон, глядя на меня, – он пытается заставить мистера Кензи сделать выбор, о котором говорил Хардимен.

Все посмотрели на меня.

– Хардимен сказал, я вынужден буду сделать некий выбор. Он сказал: "Не все, кого вы любите, выживут". Возможно, мой выбор будет состоять в том, кого спасти – Фила или Энджи.

Фил покачал головой.

– Но каждый, кто знает нас, знает и другое, Патрик: мы не общались уже более десяти лет.

Я кивнул.

– А раньше? – спросил Болтон.

– Мы были как братья, – сказал Фил. Я хотел услышать в его голосе горечь или сожаление, но вместо них прозвучала спокойная, грустная констатация.

– И как долго? – спросил Болтон.

– С колыбели и, кажется, лет до двадцати. Верно?

Я пожал плечами.

– Где-то так.

Взглянул на Энджи, но она устремила свой взгляд в пол.

Болтон сказал:

– Хардимен утверждал, мистер Кензи, что вы с ним раньше встречались.

– Никогда не видел этого человека.

– Или не припоминаете.

– Ну уж это лицо я бы запомнил, – сказал я.

– Если бы видели его взрослым – конечно. А в детстве?

Болтон подал Филу две фотографии Хардимена, одну 1974 года, другую из последних.

Фил смотрел на них, и я видел, ему хотелось узнать Хардимена, чтобы понять причину, почему этот человек хочет его смерти. Он то и дело закрывал глаза, делал громкий выдох и качал головой.

– Никогда не видел этого парня.

– Уверены?

Фил вернул фотографии.

– Абсолютно.

– Что ж, очень плохо, – сказал Болтон, – потому что теперь он вошел в вашу жизнь.
* * *
В восемь часов один из агентов отвез Фила домой, а Энджи, Девин, Оскар и я направились ко мне, чтобы выслушать мой рассказ о событиях, имевших место накануне вечером.

Болтон хотел, чтобы Энджи выглядела одинокой и ранимой, но мы убедили его в том, что, если Эвандро или его партнер изучали нас, то мы должны выглядеть так же, как всегда. Да и наше времяпрепровождение с Девином и Оскаром не могло вызвать подозрений, так как мы встречались с ними по крайней мере раз в месяц, правда, не всегда в трезвом виде.

Что же касается моего решения жить в одной квартире с Энджи, то я собрался осуществить его независимо от мнения Болтона.

Однако на самом деле идея ему понравилась.

– Когда мы все встретились, я сразу подумал, что вы спите вместе, поэтому, уверен, Эвандро предполагает то же самое.

– Ну и свинья же вы! – сказала Энджи, на что Болтон только пожал плечами.
* * *
Когда мы прибыли ко мне домой, то расположились в кухне, пока я снимал белье с сушилки и заталкивал его в спортивную сумку. Выглянув в окно, я увидел Лайла Диммика, завершающего дневную работу – он вытирал краску с рук и погружал кисти в банку с растворителем.

– Так как ваши взаимоотношения с федералами? – спросил я Девина.

– С каждым днем все хуже, – ответил он. – Как думаете, почему нас отстранили от сегодняшнего визита к Алеку Хардимену?

– Значит, вас понизили в должности до уровня наших нянек? – съязвила Энджи.

– Наоборот, – сказал Оскар, – на самом деле мы сами попросили дать нам столь специфическое задание. Не можем дождаться, чтобы увидеть вас двоих в тесном общении в этой маленькой квартире.

Он посмотрел на Девина, и оба расхохотались.

Девин нашел игрушечную лягушку, которую Мэй оставила на кухне, и взял ее в руки.

– Твоя?

– Нет, Мэй.

– Разумеется. – Он поставил ее перед собой и стал строить ей рожицы. – Боюсь, вам захочется задержать этого парня подольше, – сказал он, – просто чтобы потягаться силами.

– У нас уже есть опыт совместной жизни. – Сказав это, Энджи поморщилась.

– Верно, – ответил Девин, – но всего две недели. Ведь тогда, Эндж, ты поругалась с мужем. И, если мне не изменяет память, вы не слишком миловались в то время. Патрик практически переехал в Фэнвей Парк, ты же проводила ночи в клубах на Кенмор-сквер. А теперь вы вынуждены жить вместе до конца расследования. А оно может продлиться месяцы, а то и годы. – Он обратился к лягушке. – Что ты думаешь на этот счет?

Пока Девин с Оскаром хихикали, а Энджи дымила, я выглянул в окно. Лайл как раз спускался со строительных лесов, неуклюже придерживая одной рукой радио и ведерко для охлаждения напитков, из заднего кармана у него торчала бутылка пива.

Тут что-то насторожило меня. Я никогда не видел, чтобы он работал после пяти часов, а сейчас была половина девятого. Кроме того, утром он сказал мне, что у него болит зуб...

– В этом доме есть чипсы? – спросил Оскар.

Постояв немного в раздумье, Энджи направилась к навесным полкам над плитой.

– У Патрика вряд ли может быть большой запас еды. – Она открыла левую секцию, пошарила по банкам.

В это утро мы с Мэй завтракали, но это было после моего разговора с Лайлом. Потом было общение с Кевином, я вернулся в кухню, позвонил Буббе...

– Что я говорила? – вопрошала Энджи у Оскара, открывая среднюю секцию. – Здесь тоже никаких чипсов.

– Вдвоем вам будет очень хорошо, – сказал Девин. Потом я попросил Лайла сделать музыку потише, потому что Мэй еще спала. И он сказал...

– Последняя попытка. – Энджи добралась до двери третьей секции.

...что не возражает, так как у него назначен прием у дантиста, и он работает только полдня.

Я встал и выглянул в окно, обвел взглядом двор, участок под лесами. В этот момент Энджи что-то вскрикнула и оставила секцию в покое.

Двор был пуст. "Лайл" исчез.

Я посмотрел на буфет, и первое, что заметил, были лежащие там глаза, устремленные на меня. Они были голубые, человеческие и... сами по себе.

Оскар схватил свой мобильник.

– Дайте мне Болтона. Сейчас.

Энджи ударилась бедром о стол.

– Черт...

– Девин, – сказал я, – этот маляр...

– Лайл Диммик, – сказал он. – Мы его проверили.

– Это был не Лайл, – сказал я.

Когда Болтон взял трубку, в разговор вступил Оскар.

– Болтон, – сказал он. – Высылайте своих людей. Аруйо здесь, в этом районе, переодетый в маляра. Он только что ушел.

– Куда направился?

– Не знаю. Высылайте своих людей.

– Выезжаем.
* * *
Перепрыгивая через три ступеньки, мы с Энджи спрыгнули на крыльцо, выходящее на задний двор. Пистолеты были на взводе. Аруйо мог уйти в трех направлениях. Если он ушел на запад "огородами", он все еще в пути, потому что на протяжении четырех кварталов на этой стороне нет поперечной улицы. Если он пошел на север в сторону школы, он попадет в руки ФБР. Таким образом, остается южное направление – следующий квартал, позади моего, или восточное, в сторону Дорчестер-авеню.

Я выбрал юг, Энджи отправилась на север.

И никто из нас не нашел его.

Ни Девин, ни Оскар.

Не повезло и людям из ФБР.

В девять вечера над нашей округой появился вертолет, были задействованы также собаки, агенты прочесывали дома. Мои соседи имели на меня зуб по поводу прошлогодних событий, когда я чуть не устроил бандитскую разборку у порога дома; могу только представить, какие древние кельтские проклятия посылали они на мою голову в этот вечер.

Эвандро Аруйо перехитрил систему наблюдения, прикинувшись Лайлом Диммиком. Любой сосед, выглянув из окна и увидев лестницу, приставленную к окнам моей квартиры на третьем этаже, решил бы, что Эд Доннеган стал теперь владельцем и нашего дома и нанял Лайла покрасить его.

Значит, чертов маньяк все-таки побывал в моей квартире.

Глаза, предположительно, принадлежали Питеру Стимовичу, который был найден без оных, о чем обмолвился Болтон.

– Спасибо, что сообщили, – сказал я.

– Кензи, – сказал Болтон со своим постоянным вздохом, – мне платят не за то, чтобы я держал вас в курсе всего. Мне платят, чтобы я привлекал вас в это дело по мере надобности.

Под глазами, которые федеральные медэксперты осторожно сняли с буфета и уложили в специальные пластиковые пакеты, лежал белый конверт с запиской и большая стопка полицейских листовок. В записке была фраза: "приятновидетьтебяснова", напечатанная на той же машинке, что и раньше.

Болтон взял конверт раньше, чем я успел вскрыть его, затем сравнил записку с двумя предыдущими, полученными за последний месяц.

– Почему вы не обращались к нам с ними?

– Я не знал, что они от него.

Болтон отдал их на экспертизу.

– Отпечатки Кензи и Дженнаро у агента Эрдхема. Снимите также следы шин.

– Зачем ты собираешь листовки? – спросил Девин.

Действительно, у меня скопилось свыше тысячи этих листков, разделенных на две равные порции, каждая связана резинкой. Одни пожелтели от времени, другие сморщились, некоторые были всего десятидневной давности. У каждой в левом углу была фотография пропавшего ребенка, под ней краткая биография. И все объединял один вопрос: "Вы меня не видели?"

Нет, к сожалению, не видел. На протяжении многих лет, думаю, я получал сотни подобных посланий по почте и всегда внимательно вглядывался в эти лица прежде, чем выбросить в мусорное ведро, но за все годы я ни разу не встретил знакомое лицо. Получая их примерно раз в неделю, забывать не составляло труда, но сейчас, перебирая их руками в туго натянутых резиновых перчатках, я ощущал, как мои ладони покрываются потом, это было невыносимо.

Их были тысячи. Пропавшие. Целая страна. Сюрреалистическая свалка несостоявшихся жизней. Полагаю, многие из них погибли. Другие были найдены, и всегда почти в безнадежном состоянии. Остальные были брошены на произвол судьбы и плыли по течению жизни подобно бродячему цирку, пробираясь сквозь центры городов, засыпая на камнях, решетках и дырявых матрацах, со впалыми щеками, желтоватой кожей, пустыми глазами, завшивленные.

– Это то же самое, что бамперные наклейки.

– Как это понимать? – спросил Оскар.

– Он хочет, чтобы Кензи разделил с ним его супермодную страсть. По его мнению, мир распался на части и не может быть воссоединен, тысячи глоток орут на все голоса сплошную бессмыслицу, и ни один не в состоянии переубедить другого. Мы постоянно действуем наперекор друг другу, а целостного, объединяющего мировоззрения у нас не существует. Зная, что дети исчезают практически каждый день, мы спокойно говорим: "Это ужасно. Передай мне соль". – Болтон взглянул на меня. – Правильно говорю?

– Возможно.

Энджи покачала головой.

– Нет. Все это бред.

– Прошу прощения?

– Ерунда, – сказала она. – Может, отчасти и так, но не в этом смысл его послания. Агент Болтон, вы допускали, что, возможно, у нас двое убийц, а не один малютка Эвандро Аруйо, так?

Он кивнул.

– Этот второй выжидал или, черт возьми, созревал целых два десятка лет. Это пока предварительная версия, верно?

– Да.

Энджи кивнула. Она зажгла сигарету и выставила ее напоказ.

– Несколько раз пыталась бросить курить. Знаете, сколько усилий для этого нужно?

– А знаете, какое удовольствие я бы сейчас получал, если бы вам это удалось? – сказал Болтон, уворачиваясь от облака дыма, заполняющего кухню.

– Подумаешь. – Энджи пожала плечами. – Моя точка зрения такова: мы все тяготеем к выбору. Это единственный путь к собственной душе. Иными словами, наша суть. Без чего, например, вы не могли бы жить?

– Я? – спросил Болтон.

– Вы.

Он улыбнулся и, слегка растерявшись, посмотрел в сторону.

– Без книг.

– Книг? – засмеялся Оскар.

Он повернулся к нему.

– Что в этом смешного?

– Ничего, ничего. Продолжайте, агент Болтон. Вы тут главный.

– Какие это книги? – спросила Энджи.

– Великие, – немного заикаясь сказал Болтон. – Толстой, Достоевский, Джойс, Шекспир, Флобер.

– А если они будут запрещены законом? – спросила Энджи.

– Значит, я его нарушу, – ответил Болтон.

– Да вы революционер! – сказал Девин. – Я потрясен.

– Неужели? – Болтон пристально посмотрел на него.

– А что у вас, Оскар?

– Еда, – сказал Оскар и похлопал себя по животу. – Не здоровая пища, а настоящая, вкусная, пусть даже опасная для сердца еда. Бифштексы, ребрышки, яйца, жареные цыплята под соусом.

– Ну, даешь! – сказал Девин.

– Черт, – воскликнул Оскар. – Только заговорил и сразу проголодался.

– Девин?

– Сигареты, – сказал он. – Может, еще выпивка.

– Патрик?

– Секс.

– Ты что, девка, Кензи? – сказал Оскар.

– Хорошо, – заключила Энджи. – Это то, что делает нашу жизнь более сносной. Сигареты, книги, пища, вновь сигареты, выпивка и секс. Таково наше естество. – Она похлопала по стопке листовок.

– А каков он? Без чего он не может обойтись?

– Убийство, – сказал я.

– Я тоже так думаю, – сказала она.

– Итак, – начал Оскар, – если он вынужден был сделать перерыв на целых двадцать лет...

– Какое это имеет значение! – заявил Девин. – Какое, к черту, значение!

– Но он по крайней мере не привлекал внимания к своим убийствам, – заметил Болтон.

Энджи подняла стопку листовок.

– До сегодняшнего дня.

– Выходит, он убивал детей, – сказал я.

– На протяжении двадцати лет, – подтвердила Энджи.
* * *
В десять вечера прибыл Эрдхем и сообщил, что мужчина в ковбойской шляпе, угнавший джип "чероки" красного цвета, промчался на красный свет на перекрестке на Уолластон Бич. Полиция Квинси устроила за ним погоню, но потеряла его на крутом повороте на Веймут, где он сумел выполнить сложный маневр.

– Преследовали чертов джип на повороте? – проговорил Девин с ноткой недоверия. – Всякие "итальяшки" соскальзывают с дороги, а такую махину, как "чероки", не заносит?

– Все благодаря размеру. Последний раз его видели на мосту возле старого лодочного склада, он двигался в южном направлении.

– В котором часу? – спросил Болтон.

Эрдхем проверил свои записи.

– Девять тридцать пять. В девять сорок четыре его потеряли.

– Еще что-то? – спросил Болтон.

– Да, – медленно проговорил Эрдхем, глядя на меня.

– Что?

– Маллон!

В кухне появился Филдс, держа в руках стопку миниатюрных магнитофонов и большой свиток кабеля.

– Что это? – спросил Болтон.

– Он напичкал жучками всю вашу квартиру, – сказал Филдс, стараясь не смотреть на меня. – Магнитофоны были прикреплены электропроводом изнутри к крыльцу хозяина дома. Внутри никаких проводов. Они были пущены через распределительный узел на чердаке вкупе с электропроводкой, телевизионными и телефонными линиями. Они спускались по стене дома вместе со всеми прочими, и, если не искать целенаправленно, их практически невозможно обнаружить.

– Вы что, шутите? – спросил я.

Филдс извиняюще покачал головой.

– Боюсь, что нет. Судя по количеству пыли и плесени на этих кабелях, думаю, он прослушивал все, что происходило в вашей квартире, по меньшей мере неделю. – Он пожал плечами. – Может, и больше.
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   26

Схожі:

Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн Настанет день Посвящается Энджи хранительнице моего очага

Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн Ночь мой дом
...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн Святыня Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга...
«шевроле» 82-го года выпуска; после таких непомерных расходов того, что остается у них, едва-едва хватает на поездку в Арубу
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн Остров проклятых
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток — детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн «Остров проклятых»»
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток – детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн в ожидании дождя Серия: Патрик Кензи – 5
Патрик в недоумении: не мог он так ошибиться в личности Карен. Он не успокоится, пока не выяснит, что с ней произошло. Вместе с ним...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн Остров проклятых : Иностранка, Азбука-Аттикус; М; 2011 isbn 978-5-389-01717-7
«Эшклиф», чтобы разобраться в загадочном исчезновении одной из пациенток — детоубийцы Рейчел Соландо. В расследование вмешивается...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconДеннис Лихэйн Глоток перед битвой Серия: Патрик Кензи 1 ocr денис
Частный детектив Патрик Кензи и его компаньонка Энджи получают от одного видного политика вроде бы несложное задание: разыскать чернокожую...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconЯ постарел, смерть звенит в моих хрупких костях, призывая меня воссоединиться...
Тьма олицетворяет первородную сущность всего живого, ибо тьма была первым порождением Хаоса-источника жизни! Тьма олицетворяет твоего...
Деннис Лихэйн Дай мне руку, тьма iconСценарий трудное чувство кто-то тихо сказал нам слово «любить»
«Молодой человек, уступите, пожалуйста, место». Ты б его видел! Глаза открывает, смотрит в лицо мне – и не узнаёт! Представляешь?!...
Додайте кнопку на своєму сайті:
Школьные материалы


База даних захищена авторським правом © 2013
звернутися до адміністрації
mir.zavantag.com
Головна сторінка